Победители конкурса на лучший пост мая

Натаниэль Най Морриган Квин Георг Такер
Активисты мая

Активист: Георг Такер Постописец: Джонатан Аул Постописец: Каин Моро



СВОБОДНЫЕ МИССИИ

Миссия 076, Темный мир
Было обнаружено, что в связи с недавним нападением Ротазов, штаб номер два потерял несущую западную стену. Стену подлатали, но необходимо доставить на базу дорогую систему оповещения. Ее необходимо установить, зачистить склад от возможных НЕХов и наладить связь с основным штабом посредством радио-сигналов.

НОВОСТИ

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

[28.04.19] Информация о НЕХах в Монстрариуме была дополнена! Появились новые изображения и были выведены краткие данные для удобства. Также были обновлены профили игроков - добавлена ссылка на личное дело!

[16.04.19] Совсем скоро состоится встреча агентов в Москве!

[14.04.19] Обновлен список Миров и списки НЕХов! Готовимся к открытию новых территорий!

[11.04.19] Подведены итоги марта! Что произошло за этот месяц, что нового и интересного? Читаем и плюсуем.

ВАШИНГТОН
РЕЙТИНГ: NC
ЭПИЗОДИЧКА
СПОСОБНОСТИ
12.18 / 03.19

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных тем » Лучший пост за ноябрь 2018


Лучший пост за ноябрь 2018

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


ЛУЧШИЙ ПОСТ ЗА НОЯБРЬ 2018

.

Каждый месяц на форуме будет проводиться конкурс на лучший пост месяца. Кандидатов на лучшие посты может выдвинуть любой желающий.

Как это будет происходить?
1. С 15 по 30\31 число включительно каждого месяца любой игрок может отписаться в теме "лучшего поста" и выложить скопированный пост, который ему понравился и который по его мнению может претендовать на это звание.
Пост не обязательно должен быть выбран из ваших игр, вы вполне можете выдвинуть пост из чужой игры, если захотите. Каждый участник может выдвинуть неограниченное кол-во постов, как своих так и чужих, но на голосование принимается только 1 игровой пост от 1 персонажа. Если на конкурс будет выдвинуто несколько игровых постов одного персонажа, то автор сам выбирает пост, который будет участвовать в итоговом голосовании.
2. С 1 по 10 число следующего будет создано голосование за выставленные на конкурс посты. По итогам голосования, подведенного 11-12 числа, будут выявлены победители, которым вручат поощрительные награды. Также аватарки победителей будут размещены в шапке форума на целый месяц до следующего голосования.

Требования к посту:
► размер поста не менее 1700 символов;
► дата написания поста должна соответствовать месяцу голосования (т.е. если конкурс за лучший пост февраля, то принимаются только посты, написанные в феврале);
► принимаются игровые посты из всех игровых разделов, включая альтернативу и сюжетные квесты.

Обращаем ваше внимание, что в конкурсе не могут участвовать победители прошлого месяца!
В этом месяце это: Marcel Grimm и Brenda Creep.

ШАБЛОН ЗАЯВКИ

Код:
[b]Автор:[/b] ссылка на профиль автора поста
[b]Пост:[/b]ссылка на пост и сам текст поста, без кода и цитирования

0

2

Автор: Raymond Chase
Пост: [18.12.2018] Незнание контрацепции не освобождает от ответственности

Джоан сама себе удивляется, как она умудрилась довести все до этого фарса. Нужно было врать ему, что его отец погиб на войне, как и все приличные матери-одиночки, - мысленно сокрушалась она, краем глазом наблюдая за тем, как ее сын нетерпеливо ерзает на сидении и неотрывно следит за каждым входящим в кафе.
Когда-то ей казалось - ну не алкоголик же, не преступник, наоборот - военный же, спасает мир, таким отцом гордиться можно, даром что пидарас. Она никогда не делала его образ в глазах Саймона героическим, чтобы не идеализировал человека, не появляющегося в их жизни, но и проклятиями в его адрес не сыпала, не принижала ни его, ни окружающих мужчин.
В течение долгих десяти лет ей казалось, что она неплохо справляется и сама, но вот она где сейчас - в рандомном кафетерии в центре столицы, чтобы ошарашенному папаше было удобно до них добраться из своего сверхсекретного штаба.

- Не ерзай, - закатывает глаза Джоан, наконец выбирая себе кофе и классический чизкейк. - Ты больше в дедушку пошел, чем в него.
Женщина ждет своего кофе и старается отмахнуться от воспоминаний о неловком телефонном разговоре, в котором ей пришлось присесть на уши ни в чем не повинному человеку и оповестить его об актуальности его отцовства. Такой сковывающей неловкости она не испытывала уже давно, еще с тех пор, как ей пришлось впервые проверяться на ЗПП в годы своей разгульной молодости.
И нет, стыдно ей не было - ни за себя, ни за самого чудесного в мире сына, - но вот именно неловкость именно зашкаливала. Все же не виделись они... ну вот как раз одиннадцать лет и не виделись. Давненько уже.
Наконец, Флетчер соизволил явиться, прекратив необходимость вариться в котле из собственных сомнений. Джоан как-то мгновенно узнала его - бледного, немного усталого мужчину невысокого роста, все такого же худого и яркоглазого. Возраст ему к лицу, - оценивающе пробежалась она взглядом по представшей перед ней фигуре. - Годы обошлись с ним очень деликатно.
- Привет, - кивнула она в ответ, щедрым жестом предлагая присоединиться к столику. И, пытаясь взглядом напомнить о сдержанности засиявшему солнышком сыну, сразу же перешла к делу. - Это Саймон. Ему десять и он твой сын.
Откинувшись на спинку стула, она с удовольствием наблюдала за его смятением. Ей моментально стало легче, как только она увидела, что Флетчер явно чувствует себя не в своей тарелке - а это значило, что как минимум ему не все равно. Что он не станет сходу грубить Саймону - и ей потом не придется залечивать хрупкое детское сердечко.
- Я хотела тебе сообщить сразу, но... упс. Геем ты бы быть от этого не перестал, да и от опасной работы ни за что не отказался, - пожала она плечами. - Да и кем бы я была, если бы разрушила твою жизнь и явные карьерные перспективы?

0

3

Автор: Delsin Wood
Пост: [01.09.2018] I wish there was another way out

Из-за отворившейся двери резко вырвался мерзкий запах совершенно не следящего за собой человека, отчего лицо Дэлсина тут же перекосило. Другой бы сказал, что парень съел лимон и пытается изобразить самую доброжелательную улыбку, но на деле он едва сдерживал рвотные позывы и вспоминал недобрым словом персиковый йогурт перед сном.
- Нихуя себе… -  без особого стеснения чуть слышно выдал штурмовик, отвернувшись в сторону и шумно откашлявшись в момент, когда хозяин квартиры принялся снимать все замки и цепи с двери. Конечно, он был бы безумно счастлив вообще не заходить в эту квартиру, оставив все самое «интересное» Флетчеру, но вряд ли бы тот простил напарнику столь щедрый жест с его стороны. И все же, когда перед носами агентов  распахнулась дверь,  Дэл любезно пропустил медика вперед, ехидно улыбаясь тому вслед.
Холостяцкая берлога предстала перед мужчинами во всей своей красе. Зловонные горы грязной одежды, черные мешки мусора, видать, еще не собирающиеся на свалку, толстые слои пыли на всем, куда не ступала нога человека, покосившийся от старости платяной шкаф, заляпанные сальными пальцами окна, а возле плазменного телевизора, одиноко стоявшего на продолговатой тумбе аки святой грааль, стояла пара кресел и древний, с большими пролежнями диван. Повсюду валялись крошки еды, зверски порванные бумажные и целлофановые упаковки, дохлые насекомые. Отвратное зрелище. Удивительно, что здесь вообще кто-то жил?
«Женился бы что ли, а то скоро тараканы за шкирку и пинком под зад выгонят на улицу.»
Подняв большой палец руки мол говоря «все ок, работаем», когда Ньют на мгновение обернулся к Делсину, штурмовик «разбудил» ушедшего в спящий режим смартфон и снова принялся изучать местность с помощью «Зашей». НЕХов поблизости не наблюдалось, состояние разрыва было стабильным. Типичный случай, ни убавить, ни прибавить. Что могло пойти не так? Раздавленная тарелка? Пресловутый эффект бабочки? Пфф, Дел в это не верил. Да и так называемая интуиция у него, в целом, была плохо развита, поэтому когда в руках хозяина свинарника неожиданно появился пистолет, ничего не подозревающий беловолосый американец молча разглядывал обложки журналов, лежащих на полу возле дивана. Правда,  в последний момент он случайно заметил среди них клочок бумаги, судя по всему вырванной из ежедневника. Наклонившись и нахмурив брови, парень пристально вгляделся в не особо разборчивый почерк.
- Флетчер, - слегка осипшим голосом позвал напарника штурмовик, но тот никак не отозвался.
« … две партии скополамина, три «берсерка»… артефакты?»
- Ньют?
Прогремел выстрел. Вуд, как ошпаренный, резко убрал телефон в карман и одним пинком ноги перевернул на одним соплях держащийся диван.
- Черт, - процедил сквозь зубы, согнувшись в три погибели и сняв предохранитель с пистолета.
- Мне казалось, это твоя привилегия! – выкрикнул Делс, когда его напарник наконец вспомнил о командном взаимодействии.
Очередной выстрел – диван жалобно треснул, а прямо возле лица штурмовика вылетела пуля, а следом за ней дернулась пружина.
- Соплякам слова не давали! – прорычал толстый хряк, стреляя куда-то в сторону холодильника, - Чем скорее я вас порешаю, тем больше шансов, что из этой дыры не вылезет какая-нибудь дрянь, а пока пускай ваша «пукалка» побудет у меня.
Делсин на секунду высунул голову из-за пыльного дивана, надеясь, что «пукалка» - это не Скоросшиватель. Увы, именно к ней и наклонился хозяин квартиры.
- Гостеприимный, говоришь? – успев в очередной раз увернуться от выстрела, выкрикнул Вуд, - Я бы сказал «наглый вор», но тебе виднее!
Неожиданно откуда-то с кухни донесся приглушенный звук хлопающих крыльев. Кажется, любопытные НЕХи не постеснялись обойти стороной этот не особо большой разрыв, решив добавить проблем и без того по уши в дерьме агентам.
«Чудно! Мы вас уже заждались!»
- Ньют! Слышишь?

0

4

Автор: Diana Mertseger
Пост: In a Middle of Nowhere
Трогать что-либо желания не было никакого. Диана не была научным лаборантом, чтобы ковыряться в земле. К тому же если она наденет перчатки, фотоаппарат держать будет неудобно. Потому она проигнорировала протянутые перчатки и пошла дальше безо всяких разговоров. Наблюдения Морриган и выводы ее о том, что сделать надо было, Диану не шибко интересовали. Художница не думала ничего о том, что делали люди правильно или неправильно. Ее вообще не особо заботили проблемы людей в том плане, что они что-то там сделали неправильно по части погребения. Люди умирают и будут умирать. Особенно в такой жопе мира. Скорее всего в какой-нибудь момент последние семьи просто покинут этот город, бросив свои дома и переберутся в город получше. И тогда здесь можно будет устраивать отличные пикники.
Церковь в этом плане была куда интересней. Заходя аккуратно в открытую дверь, Диана почувствовала довольно странное ощущение. Тьма здесь была практически осязаемой. Сложно было видеть дальше вытянутой руки. Казалось, что если она сделает еще несколько шагов вглубь храма и мрак полностью поглотит ее. Теперь казалось, что на улице светло, настолько явно отбрасываются тени от проема.  Ощущения были так себе. Диана была в общем-то той еще совой и предпочитала ночь дню, но при этом она привыкла больше к полумраку городов, когда фонари создают хоть какое-то освещение и позволяют ориентироваться. Абсолютная же непроглядная тьма заставляла чувствовать себя неуютно. Наверно так и выглядит беспомощность. Когда нет вообще никакого представления о том, что вокруг происходит. Тыкаться по церкви, как слепой младенец, совершенно не хотелось.
Морриган включила фонарь и это немного, но помогло. Появились тени и силуэты, даже там, куда мобильник не светил. Диана увидела канделябр, который, судя по всему, использовался по назначению. Достав зажигалку, она поднесла огонек к свечам, поджигая их. Теперь церковь принимала новые очертания. Было все еще темно, но немного иначе. Да, наверху царила все еще непроглядная тьма, но основная зала обрастала скамьями, колоннами, углами и барельефами. К религии Мерт не имела никакого хорошего отношения. Даже фамилию себе выбрала языческую. И в шесть лет, проверяя, что ее не ударит молния, сожгла библию. Молния не ударила, ударил подзатыльник, но это были мелочи.
Пройдя немного дальше, она думала, стоит ли ей пытаться фотографировать это место. Церковь была в относительном, но все же порядке, хотя снаружи имела вид довольно непритязательный. А значит было не так уж и интересно. Каменный пол чуть ходил ходуном под ногами, некоторые плиты пошатывались. Иногда казалось, что она что-то слышала, какие-то шорохи. И один раз услышала звук падающих капель с большой высоты. Такой ясный звук удара какой-то воды об камень.
Однако присмотреться, что это было, ей не дали. Вспышка нового света ударила ей в спину, заставив испуганно вздрогнуть и дернуться, словно вампир, попавший на солнечный свет. Обернувшись, она увидела троицу мужиков. Стоящий впереди сжимал в одной руке фонарь, а второй придерживал на плече лопату. Лиц было не разобрать из-за того, что свет слепил Диану, мешая приглядеться.
– Что вы тут делаете? Нечего по церквям шастать ночью! - грубо гаркнул  хриплый мужской голос.

0

5

Автор: Michel Rogers
Пост: [03.07.2018] Трудный подросток

Наше рукопожатие длится чуть дольше положенных этикетом секунд, но это вряд ли кто-то заметил, кроме меня. Рука этого Кёрби в моей ладони - сухая и холодная, словно мертвая, но на удивление держит так же цепко, как и моя. Я самую малость тяну его на себя, продолжая смотреть в его совершенно девчачьи голубые глаза. Что-то меня в нем напрягает, и это отнюдь не его смазливая мордашка. Я понимаю, что сейчас в этой комнате что-то происходит, столкновение двух сущностей, только-только осознающих своё мужское эго и гордость, но это не кажется верным ключом. В Катберте было что-то еще, мимолетное, очень странное и напрягающее, но я ее мог понять, что. Эта мысль вертелась перед носом словно назойливая мушка, которую не поймать.
Наконец, похоже терпение кончается у обоих, и мы практически одновременно размыкаем руки, разрывая нашу невидимую битву. В том, что она велась, не было сомнений; услужливость и спокойная воспитанность этого сосунка раздражающе колола в самые уязвимые места. Похоже, я был не готов к этой борьбе, потому что она выбила меня из колеи, и я упустил момент, когда Катберт внезапно опускает свою пятую точку туда, где до этого минуту назад сидел я. Собственные зубы издали тихий скрип, когда я слишком сильно сжал челюсть, но не из-за того, что мою половинку дивана заняли, а потому что я попался на крючок заботливо подстроенного мне представления.
Казалось, из всех из нас только Роджерс - вот конченый тупица - не заметил жест Катберта. Мне же пришлось прятать руки в карманы джинс, чтобы никто не заметил, как сильно у меня впились в ладони полумесяцы ногтей. Кёрби не просто словно невзначай прикоснулся к чужому колену своими изящными блядскими пальчиками, нет, он бросает на меня краткий взгляд, чтобы удостовериться, что я вижу, знаю границы его собственности. Вот только Майклу, похоже, всё по барабану, и моя тягучая волна злости немного схлынула, позволив выдавить легкую ухмылку кончиками губ. А так ли сильна твоя власть, гавнюк?
Меня подмывает вставить едкую фразочку про заботливо нагретое моей жопой место - естественно, завуалированную, чтобы Наставник не просек моё раздражение - но через секунду вышеназванный Роджерс ломает весь кайф, сказав, что на этом наша встреча окончена. Мое разочарование столь же велико, как и облегчение - я бы очень хотел поговорить с ними тремя подольше, но боюсь по неопытности сорваться. К разговорами с Катбертом в присутствии Майкла мне следует немного подготовиться. Я всё-таки не ожидал, что эта куколка настолько пройдется по моим оголенным нервам.
- Ладно, мистер Роджерс! - я следую за Наставником к двери, идя настолько неудобно, чтобы Кёрби оставался где-то позади. - Повторюсь, мне было очень приятно познакомится и поговорить с Вами. Я буду стараться выкладываться на все сто! - уже у самой раскрытой двери я замираю перед Майклом, а потом просто беру и обнимаю его. Господи, он такой высокий и большой, что мне требуется встать на цыпочки, чтобы объятье было удобным, но это стоило того. Роджерс чертовски приятно пахнет, он теплый и в ответ обхватывает меня одной рукой тоже. Прижимаясь к одному человеку, я слежу за другим, смотрю ему прямо в васильковые глаза и улыбаюсь, скаля зубы. Если ты хотел показать свою власть через прикосновение, Керби, то я только что отнял у тебя это преимущество.
За порогом я сладко потягиваюсь и облокачиваюсь на подоконник, ожидая, когда моя жертва окажется со мной один на один, больше не защищенная чужим присутствием. И когда мои руки окажутся долгожданно развязанными, я наконец-то смогу сказать - тебя больше ничто не спасет, Катберт Кёрби.

0

6

Автор: Morrigan Queen
Пост: [04.11.2018] Lights of holy Elm
Из чего же из чего же сделаны наши девчонки? Из апатии и пассивной агрессии, из рефлексии и депрессии…
Все было хуево.

Морриган плыла по волнам собственной боли, представляя ее океаном лавы. Хотя кипящее жерло вулкана казалось бы куда более дружелюбным, чем ее собственное тело. Оно было для ее разума извращенной ловушкой, тело, которое предало ее. Возможно, девушка требовала от него слишком много. Ее график работы едва ли умещал в себя пять часов сна и два перерыва на обед. Зато всегда было место тренировкам и сверхурочной работе, длительным командировкам и опасным заданиям.
Квин уже не чувствовала, что именно у нее болит, она вся состояла из этого ощущения. Оно наполняло ее, как кислород наполняет атмосферу Земли. Но давящее ощущение в груди отступило, когда девушка выдохнула облако табачного дыма. Пепел осыпался на ее пальто.  В этот момент девушка не могла думать ни о чем. Ей хотелось слиться с полутьмой комнаты и просто прекратиться. Когда боль накатывала, Морриган вспоминала, насколько она устала. В голове была только одна мысль: «Когда же это прекратится?». И главное, ради чего все это.
Но Мора глубоко вдыхает. Набирает полную грудь воздуха, пытаясь вернуться обратно в реальность. Она цепляется за ее край, словной человек, повисший над пропастью цепляется за край скалы. Острый камни впиваются в ее пальцы, но не дают ей упасть. Морриган забывает о существовании Дианы, которая тем временем не упускает шанса сделать несколько кадров для своей стены славы. Блондинка не обращает внимания на щелчок фотоаппарата, ей кажется, что это ее собственное сознание трещит по швар, рассыпается по камушкам. Называйте, как угодно.  Но у нее не остается ни капли сомнений, когда чужая рука пробирается под одежду и нахально давит на рану. Морриган не издает не звука, но моментально открывает глаза, фокусируя свой взгляд на девушке сидящей прямо напротив нее. В обжигающем льде глаз лишь ярость. Квин перехватывает руку Дианы с такой силой, что вероятно на запястье останутся следы. Но выброс адреналина мешает девушке контролировать свою силу, а если бы и нет, вряд ли Мора прилагала меньше сил. Кажется, вид собственной крови на руках Мертсегер окончательно вывел Квин из себя, она наклонилась к девушке и звонко ударила ее по щеке. Так матери бьют своих взрослых дочерей, которые оказываются шлюхами и наркоманками. В пощечинах есть что-то особо унизительное. 
Она ведь хотела отрезвляющего глотка боли. Она его получила.
Морриган становится тошно от всей развернувшейся ситуации. Тошно от собственных действий и решений. Ее тошнит от тлетворной атмосферы этой комнаты, от себя и от Дианы. Казалось, что они обе покрыты слоем скверны, прочно пропитавшей их кожу и подкорки разума. Квин не смотрит на Диану, а рассматривает свою руку, предварительно проверив повязку. Кончики пальцев испачкались в густую кровь. Но Морриган еще не чувствовала боли. Она быстро затянулась от сигареты, которой осталось меньше, чем половина, выдохнула густое облако дыма прямо на свою ладонь. Возможно, она надеялась, что весь этот приступ лишь видение, и он рассеется вместе с дымом. Но ничего не изменилось.
Квин поднялась и аккуратно прижимая ладонь к ране направилась к выходу.  Она лишь на несколько секунд остановилась на пороге, но так и не взглянула в сторону Дианы, в конце концов решив, что совершила ошибку, решив наведаться к девушке.  Захлопнув за собой двери, Мориган направилась в соседнюю комнату, надеясь, что Джилл сейчас будет у себя и сможет помочь ей.

0

7

Автор: Reed Hunter
Пост: fear & loathing in Washington DC

Металлические браслеты с характерным щелчком сомкнулись на запястьях последнего протестанта — эти ублюдки связались не с теми людьми, тем самым подписав себе приговор, и Хантер с некоторым упоением в душе, а сигаретой — в зубах — наблюдал, как их одного за другим грузят в полицейский фургон, который отправится в Исправительный центр Стаффорд-Крик — туда, где подобной швали самое место. Будь его воля, они не ушли бы отсюда живыми — левый бок холодит спрятанная в кобуре под плащом заряженная Беретта 92FS, в которой без учета имевшейся дополнительной обоймы оставалось порядка девяти патронов — по меньшей мере девять свинцовых аргументов для каждого из подонков в пользу того, что они переступили черту, а вместе с ней — точку невозврата. Соблазн стрелять на поражение был очень велик — превратить операцию по захвату в кровавую бойню, достойную очередного попкорнового боевика. Тем не менее, он опасался последствий, ибо действия, являвшиеся благодетелью в его глазах, не были благодетелью в глазах всех остальных. Особенно в глазах Демиана Синса, беседовавшего с конвоирами и изучавшего протокол задержания чуть поодаль от Рида, который не желанием сталкиваться с федералами лицом к лицу. Если быть откровенным, у него и с самим Синсом оставаться не было никакого желания, а потому известие о том, что назад в штаб он доберется на личном авто командующего отделом внешней безопасности Хантер воспринял без энтузиазма. О Демиане ходили разные слухи, но все они сплетались в прочный узел на факте его службы детективом, и зная о том, что бывших детективов не бывает, Рид всегда держался от него настолько далеко, насколько мог. Синс ему не нравился. В Эльме он был на хорошем счету как ответственный и исполнительный кадр, действовавший по всем известным уставам агентства, но Рид не вчера родился и понимал — такие люди обладают достаточными проницательностью и пониманием ситуации, чтобы уметь усидеть на двух стульях — и свои интересы удовлетворить, и чужим не мешать. И когда другие агенты перешептывались в коридорах о том, что видят в нем угрозу, Хантер, то и дело поневоле слыша обрывки фраз, понимал это как никто другой.
Небо, по всем канонам «Нейроманта» Гибсона напоминавшее экран переключенного на мертвый канал телевизора, быстро почернело и погрузило Вашингтон во тьму позднего вечера, разбавленную бешеным переплетением ярких огней и неонового света. Впрочем, Хантер прекрасно знал, что скрывается за внешним лоском города — жестокий, не прощающий ошибок мир, в котором опасность поджидает на каждом шагу, словно хищный зверь, пригнувшийся в ожидании момента для мгновенного рывка в сторону своей жертвы. Эта едва ли не карикатурная красота, как бы ни старалась, все равно не могла выдержать тяжесть нависших над городом грозовых облаков, и поваливший снег сейчас кажется пеплом, являющимся признаком того, что небеса горят и могут рухнуть вниз.
В салоне автомобиля царила абсолютная тишина. Рид, который сам по себе мало с кем разговаривал, не стремился ввязываться в какие бы то ни было беседы, да и Демиан вел своего железного коня молча... до определенного момента.
Бар «Розовый Кролик» был широко известен в этой части города, потому что являл собой святилище всех грехов Вашингтона — место, где можно было найти абсолютно все: начиная сексом без обязательств и заканчивая не самыми приятными приключениями на задницу. Рид бывал здесь — всегда в гордом одиночестве — и перспектива находиться здесь с детективом, с которым ему и по работе сталкиваться не очень хочется его совершенно не прельщала. И что бы ни задумал Синс, Хантеру это уже не нравится.
— Надеюсь, это не затянется надолго. Мне нужно успеть сдать рапорт до девяти утра, — пробормотал Рид, едва ли не поморщившись от начавшегося зуда в деснах. Это была чистая правда — точнее, ее часть. Рапорт действительно должен был утром лежать на столе у руководства, но это не единственная причина, по которой он хотел попасть в свою комнату в центре Истребления. Если бы ему пришлось составлять собственную пирамиду потребностей, она выглядела бы так: пища < питье < сон < таблетки, от меньшего к большему. Случилось то, чего он боялся — у него начинается ломка. Пока ее проявления запросто могут ускользнуть от внимания окружающих, потому как вздутые на шее вены Хантер прикрыл, подняв воротник плаща и, закинувшись легкими седативными препаратами на выходе из авто, немного оттянул переход во вторую фазу недомогания, но в его интересах было решить вопрос Синса как можно быстрее.
«Розовый Кролик» встретил их приглушенным, создававшим без малого интимную обстановку полумраком и плотной дымной пеленой, в которой легко угадывался запах табака. Он ощутил потребность в никотине практически через секунду, поэтому машинально потянулся в карман плаща за пачкой сигарет. Занятые столы можно было пересчитать по пальцам одной руки, и сидевшие за ними лица Рид уже запомнил — вечно недовольные жизнью заядлые алкоголики, оставляющие здесь последние гроши в желании забыться; откровенно — даже чересчур — одетые девицы, которые в своих нарядах и под тонной штукатурки на превратившихся в маски лицах были похожи не то на местных шлюх, не то на женщин, искавших развлечений за чужой счет; а также странного вида ребята в строгих костюмах и с кожаными кейсами на коленках, которые таинственно притихли, стоило агентам занять стол неподалеку от них. Контингент, конечно, не ахти, но в другие дни здесь еще хуже — это Рид мог заявить со стопроцентной уверенностью.
Щелкнув зажигалкой, Хантер раскурил сигарету практически одновременно с Синсом, внимательно — слишком внимательно — наблюдавшим за входом. Проследив за его взглядом, Рид понял — к ним должен присоединиться кто-то еще. Напрашивался закономерный вопрос, и он имел полное право его задать.
— Зачем мы здесь?

Отредактировано Demian Sins (2018-11-30 11:42:23)

0

8

Раз

Автор: Nathaniel Nighy
Пост: [02.10.2016] Размер не имеет значения
Еще даже не переступив порог зала, он знал, что его учитель и будущий партнер по спаррингу уже там. Он слышал чужое дыхание, ровные и отлаженные вдохи и выдохи, скрип матов, свист воздуха и глухие удары о грушу. Англичанин замирает лишь на секунду, рассматривая Майера со стороны; его цепкий взгляд быстро подмечает хорошую пластику, подвижность суставов, гибкость. Тридцать три года это, конечно, не так и много, особенно для тела агента, который едва-ли не каждый день был вынужден испытывать физические нагрузки различного рода, но все же нередко случалось и так, что многие из взрослых теряли своеобразную легкость в движениях, заменяя ее на чистую физическую силу и острую, пронизывающую резкость.
- Можно и так сказать, - Нат криво ухмыляется, опуская свою ношу на стоящую у стены лавочку. Затем присаживается туда сам, стягивая с ноги кеды и носки. Ведь он знает, что на матах удобнее всего было двигаться при босых ступнях. - Надеюсь, я не помешал вам, - отставляя обувь в сторону, парень поднимается, одним уверенным движением стягивая через голову спортивную кофту и оставаясь в одной черной борцовке. - Прошу, продолжайте, я пока сам должен разогреться, - плавной волной поведя плечами, брюнет делает пару шагов вперед и слегка недоуменно вскидывает брови, когда мужчина обращается к нему с вопросом. Вполне логичным и ожидаемым, к слову.
- А, ну, - пальцы в легком замешательстве касаются коротко стриженного затылка, потирая его, - там есть несколько приемов, которым я бы хотел попросить вас научить меня, а еще музыка, - его серые глаза находят чужие, без страха и стеснения устанавливая прямой зрительный контакт. Натан никогда не боялся прямо смотреть на собеседника, зная, что только таким образом можно по настоящему кого-то узнать. Он не считал глаза зеркалами души; скорее экраном, который, если поиграться с пультом настроения человека, показывал десятки разных каналов. - Капоэйра без музыки не бывает.

Плечи, локти, кисти, затем бедра, колени и ступни; англичанин разминается постепенно, разогревает свое тело так, как его учили, так как он уже привык подготавливать его сам. Он тянется руками к потолку, сплетая пальцы, заставляя позвонки в спине напрячься и едва-слышно прохрустеть, натягиваясь, наклоняется в бок, прикрывая от удовольствия глаза.
- Что вы знаете о капоэйра, мистер Майер? - второкурсник опускается на маты, широко разводя ноги в стороны и с кошачьей плавностью, подаренной ему природой, вытягивается, скользя животом и грудью по покрывалу, полностью ложась, расслабляя плечи и касаясь прохладной поверхности мата лбом.
- Я познакомился с этим видом единоборств еще до поступления в Эльм, знаю кое-что, кое-что умею, но без учителя и спарринг партнера совершенствоваться тяжело, понимаете? - Он облизывает губы, неспешно поднимаясь и выпрямляя спину. Выдохнув и поведя плечами, брюнет поочередно дотягивается пальцами рук до пальцев на каждой ступне, ощущая, как приятно ноют под кожей разогретые мышцы. - Поэтому я был очень, очень рад, что вы выразили желание... помочь мне, - он ловко поднимается на ноги, подпрыгивая на месте и оценивая своего будущего противника с ног до головы.
Возможно тот был выше, сильнее и опытнее, но Нат был быстрым, юрким, ловким, а главное - чертовски целеустремленным.
- Ну что, готовы начать? - он улыбается мужчине, кивая на ноут. - Я предлагаю сначала посмотреть пару видео, чтобы вы имели представление, что это вообще такое, а потом попробовать поспаринговаться. Вы можете выбрать для себя любой удобный стиль борьбы, я же буду придерживаться капоэйра. Как вам такая идея?

Два

Автор: Albrecht Konach
Пост: [29.09.2018] Если завтра будет дедлайн

Слова старшего отдавали небольшим звенящим эхом в ушах молодого человека: кто бы мог подумать, что столь хлесткий удар повлечет за собой такие неприятные последствия? Дыхание Альбрехта начало приходить в норму: все-таки сердце решило заняться своей привычной рутиной и не покидать, во всех смыслах, своего хозяина еще неопределенное количество времени. Очевидно следующей причиной для возможно остановки могла послужить очередная отработка военной терминологии, которая, кстати говоря, была до безобразия примитивной. Но такой действенной. В реальности, а не в учебниках.
Очередной поток отчитываний не мог оставить даже такого одуванчика, как Конах, равнодушным: в потемках его глаз начало начало загораться раздражение: чего это его воспитывают, как шкета какого-то? Он, на секундочку, на четвертый курс перешёл. На аттестат с отличием(!) претендует. Конечно он все знает! Знает, каково быть координатором.
- Извините, - голос выглядит намного тверже, чего нельзя было сказать о состоянии тела молодого человека - оно все еще подергивалось от вездесущего удара: вполне вероятно, что молодой человек ждал очередной подставы снова. - но осмелюсь с Вами не согласится насчет.. Вашей теории. Во-первых, если бы действительно предполагались разного рода... - на момент взгляд отчего-то покосился на пол, однако, моментом позже, тотчас поторопился вернуться, - инцидентов, то об этом было бы проинформировано ответственное лицо. И если бы это сделал не ELM или квалифицированные на то лица, то этим занялась бы аппаратура! - приветливый, некогда, голосок, начал повышаться, - А во-вторых.. оглянитесь! Мы с Вами не на миссии, не рядом с НЕХом или другими противниками. Вокруг нас всего лишь площадка для Тира. Внутри секретного и хорошо охраняемого комплекса, - высказав все, что надо и не надо, молодой человек отдышался, не поленившись очередной раз убрать патлы с лица. Ох уж эти нахмуренные брови, как они не подходили к улыбчивому лицу, но определенно придавали молодому человеку своего, трудно объяснимого, шарма. К сожалению, он поторопился достаточно скоро покинуть юношу, чье самолюбие почти_агента задели, и его лицо приняло уже более мягкие очертания.
- Послушайте, я понимаю, что Вы - агент. И явно через многое прошли, однако... - небольшая пауза, еле слышится вдох, -уж простите, однако Вы глубоко заблуждаетесь, вплетая боевые действия в мирную жизнь.

Три

Автор: Samuel S. Hartman
Пост: [20.09.2018] Теплый Прием

Самуэля торопливо вели по коридорам Штаба, временами болезненно одёргивая его в нужную сторону. Штурмовик огрызался, дерзил и не переставал скалиться. Он постоянно облизывал потрескавшиеся губы и всё норовился сплюнуть на пол, так как во рту скопилось очень много слюны и желчи.

-Да не дергай ты меня так,- с новой вспышкой агрессии прошипел подконвойный. Я тебе животное какое что ли, чтобы меня за шкирку каждый раз дергать? Я, вообще-то, такой же агент, как и ты, стальной болванчик.

Бугай, к которому он обращался, молча отпустил его руку и пошел вперёди.

-Давай только без глупостей, окей?- проговорил второй конвоир и в дружественном жесте приподнял руки. -Спокойно дойдем, без ругани и толкотни. Ты пойми, что нас выдернули посреди ночи, чтобы встретить тебя и препроводить в Штаб.

-А, и поэтому твой парень так злится?- оскал на лице стал чуть мягче,а затем и вовсе сполз с лица. -Ладно, без обид, парни, все на нервах.

Прогулка по Штабу доставляла Самуэлю бесконечное удовольствие. Видеть адекватных людей, чувствовать приятные запахи, слышать звуки этого безумного, недремлющего рабочего роя - всё в этом выдавало нормальную жизнь. Всё то, что он когда-то потерял, а теперь обретает вновь. Ради этого ему стоило и помолчать, постараться побыть спокойней и не провоцировать парней.

-Ибо эти парни, скорее всего, на колёсах, а тот, что впереди ещё и нервный какой-то. Не пересадили бы они меня потом на каталку с колёсами.

С каждым пройденным по этому коридору шагом, он чувствовал себя всё более грязным и уставшим. В какой-то момент он даже подумывал просто усесться на пол, просто для того чтобы перевести дыхание - Штурмовики шли достаточно быстро для такого уставшего человека.

Внезапно они остановились перед темной невзрачной дверью, коих в этом проходе было множество. Нервный конвоир что-то произнес по рации и пропустил Самуэля вперёд, в открывшийся перед ним проход. Как только он вошел - дверь за ним закрылась.
В комнате стоял деревянный стол и несколько новеньких стульев. Здесь царил полумрак, который иссякал только над столом от света пары мощных ламп.

Штурмовик осмотрел комнату, и обнаружил в темном углу тумбу, на которой незаметно стояла маленькая пепельница. Курить ему хотелось ещё больше, чем спать, благо сигареты он успел умыкнуть у одного из конвоиров в машине - обретённые навыки ему помогали как никогда. Но на этом удача закончилась - ни в пачке, ни где-нибудь в комнате зажигалки не нашлось. Раздосадованный, он уселся на один из стульев напротив входа и уставился на дверь,зажав в зубах сигарету и ожидая дальнейших событий.

Сегодняшний день выжал из него все соки, но оно того стоило. Освобождение, переход длиною в 10 миль по трассе, обед в мелкой забегаловке на деньги, найденные в карманах чужой одежды. Рвотные позывы от большого количества еды, головокружение от постоянного курения и легкой ломки без "пустышек". Ничто из этого не могло испортить внутреннего ощущения свободы, пусть даже и омрачаемое безрадостными перспективами впереди. Да и взгляды окружающих людей, жадно ощупывающие каждый миллиметр тела, немного пробирали до дрожи.

Он двигал сигарету из одного уголка рта в другой, прогоняя в голове варианты диалогов, сразу же отметая самые банальные. Самуэль пытался вспомнить как можно больше деталей, потому что знал - следователь вцепится в него мертвой хваткой и не отпустит, пока не узнает всё что нужно. А вот этого, как раз, у него и не было. Абсолютно свободный человек - практически без прошлого, без будущего, без надежд и особых желаний. Но день этот был практически пережит - а значит цель этого дня почти выполнена.

Четыре

Автор: Ivo Wald
Пост: [22.09.2012] Горечи глоток

Иво исподволь наблюдал за Йозефом и на самом деле не понимал. Хотя тут, пожалуй, больше подошло бы «и не пытался понять», но это пресловутое «не пытался» немец гнал от себя всеми силами, потому что должен был пытаться. Вопреки даже тому, что желания не было.
Не понимал, на какую больную мозоль наступил он Нильсену в этот раз. Иво был педантом, мог бесить неподготовленного человека своими заскоками – а Йозеф, кажется, был как раз из неподготовленных – но назло кому-то он бы действовать не стал. Не стремился. Не в его это правилах просто потому, что это, во-первых, непродуктивно, а во-вторых, не интересно. Пусть подобным развлекается кто-нибудь другой.
Вдохнуть. Выдохнуть. Вспомнить уроки по педагогике. Вспомнить весь курс университета, который был потрачен на умение общаться с людьми чуть лучше, чем никак.

- Потому что ты – мой коллега, даже если тебе это не нравится настолько же сильно, как и мне.
Он не добавляет каких-то очевидных вещей в духе «потому что я умею остановиться, в отличие от некоторых» или «потому что я с тобой не враждую, а ты сам себе все выдумал». Это глупо, совершенно по-детски, а потому Иво этого не добавляет. Не говорит он и о том, что в случае необходимости, что бы он ни испытывал к Йозефу лично, он прикроет ему спину. Не важно, на миссии они окажутся, вынужденные играть на одном поле, выполняя разные функции, или вот так вот в кабинете в войне с бумажками, да циферками.
Впрочем, обсуждать больше нечего совершенно. Йозеф возвращается к своим делам. Иво возвращается к своим делам. Рабочий день еще никто, в конце концов, не отменял, хоть его конец и близок, как никогда.

Когда приходит время отправляться восвояси окончательно и бесповоротно, следуя примеру более расторопных коллег, Иво не замечает. Он обращает внимание на часы только тогда, когда кто-то из коллег, проходя мимо, легонько стучит по его столу, служа немым напоминанием. Благодарит коротким кивком, убирая документы в стол, чтобы вернуться к ним завтра утром. В принципе, можно было остаться и ночевать тут, но работа не горела, поэтому Иво не оставался. Хотя была у него эта отвратная привычка.
Он почти уже переступает порог общего зала, выходя в коридор, когда чувствует легкое прикосновение к рукаву. Взглядом – в который уже раз за этот день – наталкивается на Йозефа, что тут же отпускает рукав его пиджака.
- Извинения приняты, - легко пожимает плечами. Очередной акт подобного фарса увидишь редко: Иво также абсолютно плевать на наличие чужих извинений, как и Йозефу наверняка плевать на то, простил его Иво, или затаил смертельную обиду. Опять детский сад развел.
Иво смотрит коротко в чужие глаза, но взгляд отводит первым, делая вид, что извинения на самом деле принял.

- Вижу, да, - он не садится за чужой стол, как и не поднимает с него бумаги. Вместо этого, держа с Йозефом дистанцию – пусть это и выглядит немного демонстративно – опирается ладонями о стол, склоняясь к бумагам. Следы части партии β-амальгамы на самом деле теряются где-то. И, вполне вероятно, они даже не добрались до отдела разработок, так и канув в небытие, словно их и не было.
Теперь оставалось разобрать самый сложный момент: случайность ли это, ошибка, закравшаяся в расчеты того, кто писал отчет, или же чей-то злой умысел. Если второе, то у кого-то проблемы. И этот «кто-то» явно не отдел внутренних расследований.

- Можно для начала отправить запрос в отдел разработок и поинтересоваться, дошел ли до них реагент, - Иво стучит легко кончиками пальцев по столу: - Чтобы горячку не пороть на пустом месте. А там, если ответ будет отрицательным, спросить непосредственно с биохимиков.
Иво отрывает взгляд от документа, заглядывая в чужие голубые глаза, заводя за ухо длинную прядь выбившихся волос.
- Я уверен, ты уже и сам отлично с этим справился. И тогда вопрос, чего ты хочешь от меня?

Отредактировано Joseph Nielsen (2018-11-30 14:51:10)

0


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных тем » Лучший пост за ноябрь 2018


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC