...ИДЕТ ЗАГРУЗКА

в скором времени список миссий будет обновлен
...
[06.09.19] Просим минутку вашего внимания! Это очень важно! Планируется сдвиг актуальной игровой даты! Также были подведены итоги конкурса "Пей и не пьяней!"

[12.08.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[14.07.19] Подведены итоги месяца! Убедительно просим всех наших игроков уделить минутку вот этому опросу! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Партнеры » REVOLT


REVOLT

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

https://i.imgur.com/9F39p2X.png

W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

2

http://funkyimg.com/i/2Npft.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jade Taylor

» имя, возраст:
Paige Delaver / Пейдж Делавер 25
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Разыскиваемый кибер-преступник, хакер в главном штабе.

» способность:
psionic manipulation
» сторона:
Строго Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


» Ты моя вторая девочка. Бунтарь не без причины. Человек-бардак, человек-затея, человек-праздник. Праздник, который всегда с кем-то другим. Болтушка, знаешь толк в ирландском виски и как крепко вдарить рок в этой дыре. У тебя чистое и доброе сердце, которое не приемлет полутонов, не против что-нибудь сломать, а потом починить, над кем-нибудь подурачиться, но никогда, слышишь, никогда ты не станешь оправдывать насилие над слабыми. Ты сама такой была. Как ты выдержала этих странных людей, которые могли ни с того ни сего наброситься на тебя и других? Это не семейное. Не наше.
Ты не идешь на компромисс, совсем, никак. Ты не готова признать свои ошибки, не готова пойти к человеку, задевшего тебя, навстречу. У многих складывается впечатление, что слово "компромисс" для тебя ругательное и они окажутся правы, потому как ты никогда не ошибаешься. Особенно в людях.

» Как и Клэр, старшая сестра, родилась в большой Техасской семье с кучей буйных ирландских бабок, дядьев Мактавишей и вполне себе спокойных ба и грэндпа со стороны Делаверов.
Ничего не предвещало беды, пока способность Пейдж не начала показывать свои клыки, как только у ребенка начали выпадать молочные зубы. С возраста шести лет малышка начала отмечать, что люди вокруг нее ни с того ни с сего меняли свое настроение по одному лишь взмаху длинных ресниц. Чаще они впадали в агрессию, причем настолько бурную, что негатив прилетал самому носителю. Немудрено, что девчушка стала сторониться людей, предпочтя живое общение компьютерам.

» Неконтролируемые всплески способности сказались и на отношениях отца и матери, у которых все чаще и чаще стали конфликтовать друг с другом. Последствия стали ощущаться Делавер уже в подростковом возрасте, когда Джо и Джилл даже после того как обнаружили, что стали такими же жертвами разрушительной способности дочери, как и ее одноклассники, не смогли наладить отношения. 

» Айти и Тех Гик. Сложно сказать, какой язык для нее более родной- английский или язык кодирования. Доподлинно известно, что как только малютка Пейдж увидела компьютер в магазинчике с “железками”, то повисла мертвым грузом на отцовской ноге, требуя, чтобы тот ей купил эту коробу.

» Свой первый простенький сайт написала в 8 лет, а первую серьезную работу, связанную с нейросетью, зарелизила в 11, довольно быстро для такого масштабного проекта, представила его на Product Hunt и получила множество негативных отзывов от разного рода троллей, в том числе сексисткого толка. В порыве праведного гнева обрушила базу и удалила аккаунты недоброжелателей. Джо был в шоке, когда обнаружил машины с сине — красными мигалками у своего порога и людей в форме, пришедших не по его душу.

» Хорошими делами прославиться нельзя. Урок был усвоен, но явно не так, как задумывал Джо. Пейдж научилась пользоваться анонимайзерами и ушла в даркнет. В 16 лет сколотила группировку из самых отвязных хакеров по всему миру и начала ломать биткоин биржи, жертвуя деньги приютам и социальным инициативам. Так же целями взбалмошных пубертатов стали аккаунты знаменитостей и сайты знакомств, специализирующие на изменах.

» Родительский брак трещал по швам. Это сказалось на Пейдж, которая все еще винила себя в том, что косвенно явилась причиной размолвки. Делавер перешла в новую лигу, прокачала скиллы и навлекла на себя гнев АНБ, которые предусмотрительно решили заключить сделку с ее отцом, который смог воспользоваться доверием дочери и слить информацию о расположении нескольких опасных киберпреступников. Среди них были соратники и друзья Пейдж.
Как только этот факт вскрылся-  между Пейдж и Джо выросла стена, которую мужчина так и не смог разрушить до 36 года.

» Приверженец теории заговора. Была одной из тех кибер-активистов, что ломали медиаресурсы и перезаливали обращение Риндта к американскому народу. Крайне фанатично примерила на себя идеологию ренегатов.

» Реакцию на смерть отца оставляю вам на откуп.


Пейдж Делавер блудная дочь Джо Делавера. С тебя начался весь сыр-бор. Из-за тебя несчастный папочка отправился к Риндту на куличики с единственной миссией- любой ценой вернуть тебя домой. Ты искренне считаешь, что ни мать, ни отец тебя "не_любят", в сердцах обвиняя в разрушение когда-то крепкой семьи. Не будем объяснять почему это не так.
К сожалению или к счастью, это не является единственной причиной почему ты сторонишься своих сестер и отца. Ты ренегат до мозга костей, настолько ренегат, что смогла повлиять на Клэр, которая до этого была если не латентным вигилантом, то придерживалась курса действующей власти.
Отцу предстоит схлестнуться в схватке за твою душу. Против тебя выступает поистине смертоносный противник, старший агент фбр, вигилантский перебежчик, кровавый предатель, у которого напрочь отсутствует понятия "хорошо" и "плохо", он готов задействовать свой масштабный арсенал от психологического давления до устранения твоих товарищей, чтобы вернуть тебя в семью. Ты будешь обязана столкнуться с последствиями своих и моих действий. Будет весело.


» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.


пост от папки

[indent] В стеклянных глазах убийцы танцевали золотые светлячки, пальцы из хромированной стали поправили край выбившегося одеяльца с ревностной заботой, смахивающей чуть ли не на материнскую. Свободной рукой он прижимает малютку к плечу, вдыхая аромат подлинной невинности, детской присыпки и молока. Оливер испытал нежданное, чуждое ему чувство умиротворения. Несмотря на то, что в отражении огромных глаз ребенка высветилась летопись морщин и тонких шрамов Беррингтона, он чувствовал себя как-то непривычно молодо, без зудящей боли во всем теле, без голода, без сна. Под ботинком сдавленно скрипнула гильза, он сделал несколько шагов в сторону панорамного окна, любуясь как ветер разносит ангельскую пыль и лунный шлейф, не замечая красно-синий отблеск огней полицейских машин в ночном, беззвездном небе. Глубокий вдох и легкий поцелуй разбитых губ в темечко малышки.
А, может, это судьба?
[indent] Отсутствие выбора— это тоже выбор. Ты можешь шагать в неизвестность, а можешь дождаться, пока она стиснет гарроту вокруг твоей глотки. Удушение. Какая приятная смерть. Своя. Настоящая. В 13 лет. Она должна была наступить! Должна была прибрать его в свои объятия, с бесконечной любовью матери, утопить в своем чреве, не дать родиться на свет тому, кем он стал, но нет, у провиденья свои планы, оно заставила его пройти весь свой путь. От захваченного аэропорта до военного полигона, от родных глаз в штаб-квартире e.c.h.o. до заморозки и смерти друзей, до странных событий, где он должен был умереть тысячу раз, но пока солдату было ради кого вставать, с пробитой экобронью и разорванным в клочья нутром, он это делал. Он называл это смелостью. Парень, сошедший с плакатов в подростковых спальнях блекнул на фоне его настоящей, мальчишеской преданности. Его романтизировали и он не мог отказать им всем в этой вере. Хотя кому это было интересно? Нужно было все отдать этому прожорливому монстру. Отказаться от всех благ, стремлений и сентиментальных мечтаний. Каким же глупцом он был, что позволил себе уверовать, что бремя изгоя минует его. Пощады не было. Железный протез привычно зарокотал.
Никто не удостоился чести проникнуть в логику психопата, тем более, когда эта психопатия обуяла им в мирное время. Как можно было так обезуметь? Сорваться с достигнутой вершины, разлетевшись на мелкие осколки. Не собрать. Сталкеру было знакомо это чувство. Но пройдя свой от начала и до логического конца, Чейс воспринимал потери еще одной усмешкой судьбы. Вызовом. Смерть в семье? Она повторится. Смерть любимой? Этого не миновать. Тюрьма? Она внутри. А война? Война она одна и на всю жизнь.
[indent] Нет, Чейс, война закончилась. Время стереть кровь с рук и постараться, попытаться. Хотя бы попытаться, сделать все что в наших силах, чтобы она не повторилась. Грош цена этому миру если ребенок остается без отца или жена без мужа. Не стоит это наших слез. Не стоит.
Как глупо же ценить каждую отдельно взятую жизнь. В особенности, на поле брани. На той безумной войне между людьми с одного материка, между соотечественниками, братьями и сестрами. Неудивительно, что это сыграло с ним жестокую шутку. Чейс расквитался со всеми, кому задолжал пули. Под расчет. Оливер потерял все разом. Юдоль боевика. За его трусость, за его малодушие, нерешительность в прошлом. Но когда все закончилось…Нет, это было бесчеловечно по меркам любого из известных ему событий, в которых пришлось принимать участие. Ребенок в руках зевает. А как он хотел сжимать в руках свое зеленоглазое чудо.
Тупой карандаш перечеркнул его прошлое, насильственное нажатие рвало бумагу, оставляя борозды. Рвань. Вечная любовь так себе оправдание, хм?
Это конец.
В глазах младенца застывает хрустальная влага, Олли и сам шмыгает носом и тень улыбки касается тонких губ, кровавый ритуал будет совершен. Ни к чему торговаться с совестью. Карты на стол. И маленькая жизнь в его руках не осознавала, что является ничем иным как козырем в этой извращенной игре. Дерганье раскалившегося затвора нервирует его тонкий слух. Пули разрывают интимную тишину урбанизированного шато. Вдребезги.
Выстрел и кровавые ошметки в разные стороны, разлетаясь, ударяются о стены особняка. Шмяк. Голова губернатора трещит как лопнувший арбуз, багровые реки несут костную крошку к ногам механизированного ассасина. Оливер не чувствует, как из его хищных лап буквально вырывают дитя. Настолько Беррингтон был поражен картиной смерти этого жалкого человечка, что глаза на мокром месте поначалу от умиления, а теперь от сбитого ощущения потерянной цели превратились в устье водопада, слезы скатываясь щекам, падая на пол и смешиваясь с алыми лужами, оставляя круги, круги, круги.
Тревога сильнее боли. Летящей походкой, несмотря на поврежденное колено, он устремился к трупу мужчины, который так неосмотрительно решил свести счеты с Беррингтоном. Кто он был? Чей-то родственник, чья-то больная любовь, потерявшая все на войне, или просто всему виной явились деньги, нечеловеческие амбиции, жажда власти. Забава? Мы это никогда не узнаем, что же произошло в его голове, желавшей так отчаянно смерти другому живому существу.
Влажные, красные глаза Олли внимательно изучали место казни. Он хотел припасть к трупу супостата, ощупать его, понять, поговорить, ведь никого роднее в этот момент не было с ним сейчас. Граница восприятия своих и чужих растворилась. Как в кислоте.
Следующая пуля Монахана летит уже в виновника кровавой жатвы. Коленная чашечка разлетается вдребезги. Нечеловеческий рык. Парни в форме снаружи напряглись. Мужчина разучился регенерировать отдельные костные структуры, поэтому он не поднимается. Даже не старается. Неужели он выслушает поучительную лекцию прежде чем Чейс его утащит? Он же ведь его не бросит...
— Зачем?— Вечный вопрос, который он мог обратить к каждому своему живому товарищу, к мертвым друзьям, к мертвым родителям, к мертвой первой и последней женщине, которую так сильно любил. Ко всем, кто был, так или иначе, связан с ним.
Единственное, что держало его в мире живых- сущая безделица, так он величал сей акт. Он не называл это местью, не бросался громким "правосудием", это было очередной пометкой на полях, которые он начал оставлять еще будучи зеленым эковцем, внимательно слушая сухие брифинги Уорда и мотая на ус эти канадские байки. У этого события не было конкретного названия, оно просто должно было произойти. Как восход солнца, как неумолимый закат. Нужны ли вообще причины зверству? Финальный штрих. Беррингтон опускает лицо. Точка? Как досадно, что это этюд в кровавых тонах теперь принадлежал не ему.
Вместо фанфар послышался стройный топот сапог в стиле милитари, звук ломающей древесины и крики штурмовой группы SWAT. Рой красных точек появился на спине Монахана так внезапно, что еле успевает обернуться, чтобы увидеть с десяток мелкокалиберных стволов и летящие удары дубинок, валящие его на пол. Тяжелая стопа приземляется на руку ирландца, заставляя его выронить пистолет.
Парень с пшеничными волосами отталкивается от пола и косолапо встает на одну ногу, вторую чуть подгибая. Одной ногой там, другой…
— Сэр, бросьте оружие.
— Оружие?
— Сэр!
— Я не понимаю о чем вы говорите- Насмешливый британский акцент. Он облизывает сухие губы, наклоняет голову, изучая потемневшими глазами наставленный на него автомат. Зоркий глаз сразу подмечает обойму с тибериумными пулями, торчащую, из корпуса MP5. Улыбка, кажется, разрывает его мокрую, все еще молодую кожу напополам. В сумраке особняка, он видит как оперативники толпою пытаются скрутить буйного когда-то партизана, когда-то заключенного, но было бы все так просто, как это выглядело на первый взгляд. Ведь Чейс это проходил. Картина не нова. Голубые глаза вглядываются в пол, где с прижатой к полу щекой брыкается Монахан. Они встречаются. Оливер подмигивает. И одними губами произносит: «Все хорошо».
— Стоять! Я буду стрелять!
— Оу, я и не сомневался.
Самая быстрая рука на диком западе взмывает вверх, проделывая свой путь ко внутреннему карману, где лежит, как в ящике Пандоры, на самом дне...
Пули прошивают все предплечье и дырявят ладонь, которая через секунду безжизненно повисает, следующая очередь пробивает сердце, там обычные пули, им сложно проникнуть до желаемого, до его неустанно бьющегося сердца, но после того, как начинает действовать дьявольский металл, они вмиг вгрызаться  плоть, разрывая клапаны, желудочки, аорту. Он стоит долго, смакуя каждое пулевое отверстие, старуха смерть, по старой памяти, не отпускает его так просто. Не так все просто. Не все.
Зачем?
Он выдыхает носом, кривя губы и жмуря глаза. Он решето. Он не кричит, он не смеется. Этот танец ему не по зубам, партнерша слишком стремительна, он отстает, скользит, проскальзывает на багровой линии и сбивается с ритма.
Покачнулся. Мужчина падает набок, на живую руку, повисшую, раскрывающуюся, как цветок свои лепестки навстречу солнцу, пальцы дергаются в конвульсии. Тоскующий огонек в руке не что иное, как зажигалка, подарок от старого друга со времен войны. Подарок? Трофей! Одна из немногих вещей, которую он хранил в своем заброшенном доме, постоянно чиркая ей на манер лидера отряда. Ирландцу не нравилась его дурная манера, но Олли не прекращал выбивать искры, дурачась, ведь он не курил. Даже в самых безнадежных ситуациях, под пулями, за трухлявыми стенами он щелкал и щелкал, щелкал.
А ведь будет искра. А, значит, будет и пламя, мой друг.
Пламя, что не угаснет. Никогда.
Люди в полицейской форме опускают дымящиеся оружие, и капитан штурмовой команды кривит лицо, сплевывая на усеянный гильзами пол то ли от досады, то ли негодуя.
— У нас два трупа помимо тех на улице.— рапортует он в рацию, наблюдая как Монахан становится только сильнее под валом грузных тел оперативником, кто-то перестает оказывать деликатные знаки внимания и переходит к ударам по лицу. Ногами.
— Этого в машину.
— А что с записями камер?
— Кто-то стер. Недавно.
— Блять, еще один сраный рапорт.

пост от мамки

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

Единственный вопрос, который люди задают в этом мире и никогда не получают на него ответа. Возможно только при жизни, но нам этого не узнать, пока не погаснет свет. Почему? Почему одиночество довольно странная штука? Иногда ты наслаждаешься этим ощущением, иногда бьешься в агонии безысходности, а иногда просто боишься остаться одна. Прошло уже больше месяца с тех пор, как мы попали в западню психов (а их развелось чуть ли не на отдельную третью сторону), но я все ещё по-детски боялась темноты, вздрагивала от неожиданных появлений людей и боялась остаться одна. Именно поэтому частенько засиживалась допоздна в аналитическом отделе, засыпала на кушетке в комнате отдыха, а иногда и вовсе на клавиатуре. По научному это называется посттравматический стресс, но кого это интересует, когда кругом бомбят, стреляют, убивают и прочее? Таблетки, любезно выписанные мне все тем же Ллойдом отправлялись в унитаз, т.к. я никогда не доверяла всяким психотропным веществам, якобы с успокаивающим эффектом. Будь рядом со мной мужик, который глубокой ночь прижмет покрепче и защитит от всех кошмаров – вот тогда это было лучшим лекарством. Но мужика, как мы знаем, рядом не было.
Почему мы всегда чудовищно переигрываем, когда, нужно чтобы в глазах другого человека ты выглядел счастливее, непринуждённее, лучше, чем когда он был с тобой? Газ в пол, через перекресток на красный свет. Мчимся каждый в своей машине с разных точек города, когда нам обоим на мобильный приходит странны звонок из полицейского участка, информируя о том, что Пейдж задержана. Странная штука фамилия, меня могли сколько угодно раз останавливать за превышение скорости или неправильную парковку, но лишь услышав фамилию Делавер возвращали права и просили больше так не делать. Откуда было такое влияние, ведь не мог Джо им обладать, даже будучи агентом ФБР. Или мог? Мы вбегаем в участок, ненароком соприкоснувшись руками и тут же отпрянув на безопасное расстояние. Между нами уже начат бракоразводный процесс, а мы все равно не можем друг от друга отделаться. Мне не хочется его видеть, не хочется говорить, не хочется когда-либо чувствовать запах одеколона, который сама и купила на минувшее Рождество. Но все маршруты ведут в одну и ту же западню – к нему. Мы вносим за дочь залог, она не говорит спасибо, даже не смотрит на нас, вероятнее всего, презирая. Она тоже отказалась выбирать между нами двумя, но решив не останавливать свой выбор ни на ком, этой ночью она проведет ночь со мной, а затем снова исчезнет на пару дней. Пересели в мою шкуру кого-нибудь другого, он бы точно удавился, порой я и сама не понимала откуда во мне берутся силы.
- Был бы ты мужиком, воспитал бы дочь как следует отцу. Это же даже не сын, страшно подумать, что бы выросло, будь бы у нас он. – мы стоим на лестнице перед полицией и пережевываем друг другу кости, пока не уничтожим все в друг друге без остатка. Качественно дерьмо, которое вылилось на меня после этой реплики можно было бы продавать за дорого, ведь редко кому так удавалось так мастерски уделать свою жену.
Со стороны сложно понять уже давно не пару Джо и Джилл. Почему она всегда терпит его сухость, жесткость и безразличие? Почему он никогда не может повести себя не как мудак? Почему они постоянно проходят через сухую пустыню горечи, чтобы в конечном итоге заставить друг друга ненавидеть просто потому что слишком стыдно признаться, что на самом деле скучает?
Почему все отцы всегда убеждены, что роль матери – это проблема? Чтобы переключить всю тревогу за свое чадо на одно и тем самым отвести от себя подозрение. Ведь негоже мужчине показывать свою слабость, показать свой страх, оголить нерв, нет, что вы, это же не то же самое, что каждый раз заниматься любовью раздетым, нет, это намного интимнее, это не для того, с кем прожил целую жизнь в браке.
- Моя проблема лишь в том, что из-за тебя она ренегат. Хотя постой ка, это же и твоя проблема. И ты едешь потому что чувствуешь свою вину, так что оставь свою легенду про инспектирование кому-нибудь, кто не прожил с тобой вместе тысячу лет. – я пристегиваюсь, хотя прекрасно помню, как Джо водит машину. Если мы и разобьемся, ремень меня не спасет.  – Если ты в этом уверен, считай, что прокатимся с ветерком, сменим обстановочку. - Уже сев я вдруг осознаю, что мне предстоит провести больше, чем 10 минут в компании со своим мужем. Своеобразная форма самоубийства.
- Я знаю, что ты считаешь меня дурой, и мне плевать. Этими плоскими параллелями ты меня из машины не высадишь, так что давай трогай – я хлопаю по торпеде и не стесняюсь смотреть Делаверу прямо в лицо. С меня хватит взглядов в сторону и попыток избегать друг друга. Мне осточертело все время искать повод постучать в его дверь. Меня бесит, как на нас смотрят со стороны отделы. Мы семья, плевать в каком виде, прошлого не перечеркнуть.
- Рада, что все твои побои на женщинах закончены, мне в свое время повезло меньше остальных. – ещё при браке мы старались не вспоминать то время, когда крошка Пейдж невольно влияла на нас своей способностью. Но даже когда мозг понимал, что Джо не отдавал отчета в своих действиях, сердце это отказывалось принимать, а память слишком хорошо запомнила всю боль. – А я тебе не грозила никогда ни тем, ни другим – обида, это самое сильное, что когда-либо меня ранило и единственное, что так и не сумела простить мужу. Ведь назойливая мысль так и не смогла уйти из моей головы: а если бы Пейдж приказала, он бы меня убил?
Джо заводит мотор, выжимает сцепление, переключает передачу, кладет руки на руль и…Белое золото ловит первые лучи восходящего солнцу, отражаясь бликами в моих зрачках.
- Это что такое? – я сама не понимаю свои ощущения, но одетое обручальное кольцо на пальце Джо явно выбивает меня из равновесия, которое, в принципе, я и так не особо поддерживала. Наше обручальное кольцо. Точно такое же, как висит сейчас на моей шее, вместе с крестом. Какое счастье, что заглянуть под мою рубашку Джо не может.
- Сделал себя вдовцом, а я меня покойной женой? – даже не знаю, что сильнее: обидно, как он его носит или похвально, что он его до сих пор хранит. Нам девочкам простительны такие сантименты, а вот с мужчинами всегда все сложнее.

Дороги были разбиты, от постоянной езды по ямам начинало укачивать, поэтому я даже обрадовалась остановке. Если бы ещё Джо смотрел на меня чуть попроще, а не своим фирменным свинцовым взглядом. 15 минут – это сказка, в далекие двадцатые меня ограничивали и вовсе пятью минутами, а ведь у нас тогда были маленькие дети. Я удаляюсь от машины и, не поворачивая голову бросаю:
- Прекрати пялиться на мою задницу, уже горит пламенем. – а затем удаляюсь. Конечно в таких заведениях мало приятного, поэтому я стараюсь быстро взять все необходимое и поспешить к кассе. Реплики в мою сторону оставляют желать лучшего, кто-то уже со скрипом отодвигает стул, чтобы встать и «познакомиться поближе». Я достаточно быстро проскальзываю в уборную и закрываюсь на щеколду. Конечно, она меня не спасет, если сюда действительно захочет кто-то зайти. Я выдавливаю на только что купленную щетку только что купленную пасту и быстро чищу зубы, затем умываюсь и долго держу руки под ледяной струей воды, чтобы унять дрожь. Нужно кофе, но его будут слишком медленно готовить, для моей внешности это убийственно. Я быстро выхожу из комнаты и следую к выходу, где меня уже поджидает два чебурека. Их плечи больно врезаются в мои как раз в самом дверном проеме.
- Вон там у бензоколонок стоит один ублюдок, которому плевать кто ты, застрелит одним выстрелом, если дотронешься. – не знаю уж почему они решили не проверять на деле, возможно время ещё было слишком раннее для разборок, но один из чебуреков отступил, а второй не стал препятствовать дальше.
- Держи на перекус – я кладу пакет с пирожками рядом с Джо. – Наверное, забыл уже, когда питался в последний раз. – и это даже не вопрос, а утверждение. Я и сама не помню, когда в последний раз ела, вчера или это было уже два дня назад. Мы проезжаем мимо кафе, на выводе нас провожают двое моих новых знакомых. – Те чебуреки такие славные ребята, хотели с тобой познакомиться, но я сказала, что мы спешим – я откусила один из пирожков и только тогда поняла на сколько проголодалась.
Через полчаса по дороге-камикадзе меня срубил сон. И все было бы супер, но за последний месяц сон стал не самым моим лучшим другом, а все потому, что такие отборные кошмары друзья поставлять просто не могут.  Сначала ты мучаешься, потому что переживаешь этот сон, потом ты мучаешься из-за того, что не можешь проснуться, ну а потом ты глохнешь от своего собственного крика. Именно так я проснулась и в этот раз. Сначала было сложно сориентироваться где я нахожусь, затем меня одолел психоз, почему я пристегнута, т.к. спросонья не разобрать пристегнута ли я или чем-то привязана, ну а потом наткнулась на презрительный взгляд Джо.
- Извини – я ерзаю на кресле, стараясь сесть поудобнее, но сердце в горле стучит так гулко, что мне становится ещё больше не по себе, а ремень лишь усугубляет положение. Я стараюсь выровнять дыхание и просто смотреть вперед на дорогу, однако ничего не выходит. – Останови машину. – сначала я говорю это достаточно тихо, но мы не останавливаемся. Паника нарастает, я отстегиваю ненавистный ремень и уже срываюсь на более громкий возглас – Джо, останови машину – я бы выпрыгнула из неё на ходу, если бы он не затормозил. Только тормоза заскрипели, как я вывались на ватных ногах на землю, с силой хлопнула дверью и спустилась вниз по обочине.
Долбанная посттравматическая хрень. Я пинаю с земли камень, затем просто пинаю землю, потом делаю много вдохов и выдохов, пока состояние тревоги не начинает отпускать.
Через три минут я возвращаюсь к Джо.
- Поделись сигаретой – заявляю неожиданно для самой себя, прекрасно понимая, что это может и не помочь, но почему бы собственно и не попробовать. В 43 года-то.

пост от старшенькой

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

Выдержка из анкеты

VII Бессеребренник Иуда (Saint Judas)
» Джо не скрытный— он немногословный, крайне мрачный, но идущий на контакт, никогда не прячущий свои глаза. Вечно изучающий взгляд шныряет по комнате, подмечает любые детали, оценивает обстановку. Складывается впечатление, что он вечно напряжен как загнанный зверь, но, поверьте на слово, вы не знаете, что значит напрячься в понимании Джо.
» В мужчине с 18 лет пытаются ужиться мудрый семьянин и самоотверженный борец с несправедливостью. Этот конфликт не может разрешится и посей день, разрушив прекрасный брак и собственную психику. Джо скептичен во всем, старается принимать решения исходя из общего блага, а не то что хорошо для одной единственной личности. Но это не мешает ему быть самоотверженным если дело касается дорогих ему людей.
» Джо редко смеется, но достаточно часто ухмыляется. Вместо людей он часто видит подобии животных, псов, котов, знает как с ними общаться, как их обхитрить, со всеми в общении он занимает позицию “над”, возвышается. Жизнь для него уже пройденная дорога, люди его перестали удивляться, единственная причина жить и рисковать своей жизнью в этой войне— это сделать мир чуточку лучше для своих детей.
» Старого пса новым трюкам не обучишь, говоришь? Это явно не про Джо, безупречный, аналитический ум с годами стал только яснее, отбросив все возможные эмоциональные переменные, он выстраивал отношения в коллективе так, что с легкостью мог стать как лидером, так и помощником лидера без желания претендовать на его лавры и обязанности. Но больше всего Делавер любит работать один, как по части аналитики, так и в поле.
» "В Техасе люди простые". Этот стереотип отчасти Джо и сам принял. Мужчина избегает всячески философские вопросы, ему чужды терзания души и мечущийся инфантилизм других поколений(бес в ребро тоже прошел мимо него), но, работая с молодыми оперативниками, он потихоньку начал проникаться их проблемами, любя давать простые, порою странные советы из разряда: "бери быка за рога", "не объездишь кобылу — не поймешь" и другой, понятный лишь ковбоям прерий, фольклор.
» Что касается его мировоззрения, то Джо не может служить верой и правдой людям, которые подозреваются в терроризме. Делавер считает, что Итан, хоть и выглядит как говнюк, говорит как говнюк и вообще по сути является говнюком на первый взгляд, у него хотя бы есть четкая позиция, желание удержать от мир от безумия и хаоса, когда Риндт прикрывается высосанной из пальца околобиблейской моралью, выводя людей на улицу и сталкивая между собой. Как юрист, он считает, что Линколь мог бы и законным способом доказать свою правоту, как гражданин правового государства, а не бежать из тюрьмы, как преступник, и более того— призывать людей к оружию.
» Джо сложно назвать верующим, но мужчина крайне падок на всякого рода знаки и символы, именно они служили векторами во многих его действиях: от решения стать отцом до предательства своих товарищей ренегатов.

0

3

Actions speak louder than words do, it's pretty quiet, isn't it?
https://i.imgur.com/lkpVx77.png

     W       A       N       T       E       D     
lance hopper      psychometry      vigilante      35 y.o.

I’m drowning in deep water, and I don’t know whether I’m swimming for the surface or the bottom.
РОМИ РАМЛОУ И РЭЙ ГАМИЛЬТОН В ПОИСКАХ СТАРОГО ЗНАКОМОГО

» имя, возраст:
Лэнс Хоппер1, ~35 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Сержант 4 юнита отряда стратегического реагирования при Департаменте Полиции Нью-Йорка (SRG NYPD).

» способность:
Психометрия2.
» сторона:
Вигиланты, боевая группа3 главного штаба в г. Баттл-Крик, шт. Мичиган.
» статичное изображение:
Ссылка.

Детство Лэнса прошло в постоянных разъездах по штатам, виной которым был его отец — профессиональный, но не очень удачливый питчер, который отчаянно скакал из одной команды в другую в попытках укрепиться в стартовых составах в Национальной Лиге. Все эти переезды сопровождались, казалось, бесконечными скандалами старшего Хоппера с женой — матерью Лэнса — отказавшейся от карьеры музыкального критика ради семейного счастья и стабильности, которые он обещал, но так и не смог ей дать. Таким образом, мальчик взрослел в напряженной семейной обстановке, часто становясь свидетелем материнских истерик — разумеется, это сказывалось на его собственном моральном состоянии, и в школьные годы Лэнс довольно часто вымещал свою злость от недостатка семейного уюта на сверстниках. Положение усугубляло пробуждение Лэнсом собственного дара, который позже был классифицирован как «психометрия» — мальчишка крайне негативно воспринял новости о том, что он — носитель, и сильно страдал на первых порах, потому что считал себя уродом. Его боязнь всеобщего осуждения, на которую накладывались неурядицы в семье, постоянные путешествия по всей территории Штатов, а также низкий уровень умения адаптироваться на новых местах напрямую влияли на его навык социализации, поэтому неудивительно, что к окончанию обучения в школе у него вообще не было друзей. Да и в аттестате об образовании у него творилось непонятно что, и закончил школу он в принципе исключительно благодаря собственной хитрости и умению задобрить преподавателей — пожалуй, одних из немногих людей, с которыми парень сам стремился найти общий язык — просто потому, что ему это было выгодно.

Таким образом, к своему совершеннолетию Лэнс даже представить себе не мог, чем хочет и должен заниматься дальше. Поиски себя и неистовое желание оставить родительский дом привели его в Корпус морской пехоты, и Лэнс практически сразу понял, что его место здесь. Нельзя сказать, что служба давалась ему чересчур легко, но в конечном итоге он стал хорошим, дисциплинированным солдатом, без лишних вопросов выполнявшим любой приказ командования, и делавшим свою работу на совесть. Более того, в морской пехоте он, наконец, нашел друзей, а своей способности — применение, став, пожалуй, главным следопытом в своем батальоне, способным безошибочно выследить любую цель.

По долгу службы побывал во многих горячих точках — в том числе, в Ираке, Афганистане и на Курильских Островах. Военные конфликты практически не способствовали его продвижению по службе, но он никогда не гнался за воинскими званиями и орденами, слепо проникшись идеей, но не перспективами.

Внезапные вести о диагностировании и быстром развитии болезни Паркинсона у отца вынуждают его оставить службу и вернуться в Нью-Йорк. Он был нужен семье, и даже согласился с матерью, с самого начала утверждавшей, что ему нужна «нормальная» работа, где ему не потребуется рисковать собой, либо делать это в куда меньшей степени (видимо, под этим подразумевалось трудоустройство охранником или сторожем), но надолго его не хватило, и пару месяцев спустя Лэнс уже заступал на свое первое дежурство в четвертом юните отряда стратегического реагирования в звании сержанта под командованием капитана Рида Саммерса.

Когда мир узнал о Линкольне Риндте, и уровень волнений начал подниматься до критической отметки, Хоппер в составе отряда был ответственен сначала за разгон демонстрантов, и позже — за их арест и определение за решетку. И если раньше четвертый юнит ловил всех без разбора, то со временем Лэнс начал замечать, что Рид начал отпускать так называемых «вигилантов», а потом и вовсе перестал обращать на них внимание, сосредоточившись на арестах сторонников «гостя из будущего». Хопперу, придерживавшемуся нейтральной позиции, были непонятны мотивы товарища, но взрыв в штаб-квартире ООН расставил все точки над «i», и когда Саммерс, объявивший, что поддерживает Итана Элдермана, позвал всех за собой, Лэнс был в числе первых согласных, потому что всецело доверял капитану Саммерсу и его решениям. Однако, его лояльность разделили не все. Когда четвертый юнит обнаружил, что в их рядах есть люди, поддерживавшие ренегатов, на них была объявлена охота, и именно Хоппер был тем, кто нажал на спусковой крючок, когда одного из предателей удалось выследить. Его лояльность не поддается сомнениям, но с одной маленькой оговоркой — несмотря на то, что он и сам начал проникаться идеями Элдермана, помня о том, как присягал на верность своей стране, он все еще больше боец четвертого юнита SRG, нежели солдат вигилантов.4


Хоппер и Роми5

♫ imagine dragons — bad liar

Роми встречает Хоппера в душном Афганистане: сентябрь 32-го выдается жарким, пыльным и щедрым на песчаные бури; Роми совершенно справедливо считают ребенком, сунувшим пальцы в розетку, — в такое пекло добровольно лезут только «ебнутые на всю голову», о чем Хоппер и говорит, а после лениво советует защищать глаза: гребаный песок повсюду.

(За полгода, прошедшие с впервые услышанного «вашего отца наверняка уже нет в живых», от обещаний — «мы обязательно выясним, что случилось», «накажем виновных» — так и не стало проку. Роми сыта по горло. Роми хочет знать правду.)

Хопперу все равно, какого лешего безумная гражданская скандалит с его начальством, он всеми мыслями уже дома: эта командировка последняя, его ждут холостяцкая берлога в Нью-Йорке, новая должность и неловкие обеды с матерью в Маленькой Италии. Хоппер, как и другие, говорит Роми лишь то, что знает наверняка: вещи Стивена Рамлоу и прочих пленных были найдены к юго-западу от Дарвешана, но дальше никаких следов. Хоппер лично искал зацепки — ничего.

Между ними на самом деле почти нет общего. Только пуля, навылет прошившая ей плечо, и рука Хоппера, зажимавшая эту рану до выхода с линии огня. Просто по возвращении домой жизнь кажется пресной, она звонит ему первая, и неожиданно им есть, о чем поговорить: детские обиды, рабочие трудности, «baby it’s cold outside».

(Черт, из всех мужчин Ромолы, Хоппер единственный, с кем она действительно разговаривала.)

Что дальше? Разные часовые пояса, почти две тысячи миль между Нью-Йорком и Солт-Лейк-Сити… Лэнс не романтик: только подростки верят в то, что на расстоянии отношения становятся крепче. Они оба как паззлы из разных наборов, упорно пытающиеся сложиться в одну картинку, ну, ту самую с белым забором, золотистым ретривером, домом, за который расплачиваешься полжизни. Но за неделями идут месяцы, а они все еще пробуют, планируют, радуются встречам. С таким ритмом жизни у каждого свидания — даже того, где по сценарию остаются дома, — привкус новизны.

Впервые с юности Хоппер не чувствует себя заложником в отношениях, которому полагаются пытки за любое неверное движение. Роми крепче спит, потому что не знает, где он: он не рассказывает о перестрелках на нью-йоркских улицах, она — о том, как в ближайшем баре ее пытались подцепить. Парадокс, но для того, чтобы оставаться честными и открытыми, им обоим нужна дистанция и пространство. Его мать в ужасе. Хопперу смешно.

Роми подкупает прямолинейность Хоппера, подкрепляющего слова делом: ему ничего не стоит потратить полдня на дорогу, только чтобы увидеть ее, а потом встать ни свет, ни заря, чтобы успеть на работу. Они привыкают к жизни на чемоданах и к тому, что нужные вещи остаются забытыми на другом конце страны; они прокладывают маршруты на выходные и ломают кровати в придорожных мотелях; жизнь идет своим чередом: сюрпризы на дни рождения, свадьбы его/ее друзей, походы в Йосемитские горы и ночевки на озере Мичиган. Помолвочное кольцо Хоппер достает из кармана как бы между прочим, сидя за рулем и не глядя на Роми, только на серпантин дороги, скрытый в тумане.

Роми говорит «да». Роми не знает, зачем это делает. Ни он, ни она не горят желанием что-то менять в своей жизни; неизбежные переезды, скандалы и ультиматумы перспективой не вдохновляют. Его мать снова в ужасе.

Ее мать говорит:
— Свадьбы не будет.
— Это еще почему?

Хоппер нравится Ромоле еще и поэтому — ему плевать на мнение, одобрение, благословение Мартины Рамлоу. Мартина отвечает взаимностью. И если к Роми мать Хоппера со временем проникается (Роми всегда удавались невозможные вещи: Хоппер получает ранение, Роми прилетает из Юты уже через пять часов), то ее матушка остается по-прежнему холодна.

— Ты не знаешь Роми так, как я, — и на этом откровении Мартины семейный ужин подходит к концу. Роми любит Хоппера, честно. Только, мама, как всегда, оказывается права.

В сентябре 33-го они попадают в аварию: в машину Хоппера со стороны пассажира впечатывается неуправляемая Тесла, скорая помощь приезжает быстро, «вам не о чем беспокоиться, мистер, все будет хорошо». О ребенке, о котором они даже не знали и которого теперь не будет, они с Роми не заговаривают. Как и о многом другом: Лэнс все чаще слышит длинные гудки в трубке и видит свои сообщения доставленными-непрочитанными. Впервые за целый год расстояние мешает им говорить.

В быту способность доставляет ему одни неудобства. Хоппер тщательно охраняет свое личное пространство, но еще тщательнее сам старается не залезть в чужое: чужие секреты зачастую вызывают мигрень и позывы к рвоте. Роми приезжает к Новому году, прямиком из Северной Каролины, где на месяц застряла в командировке. Целуя ее на Таймс-Сквер, Лэнс уже знает, что в Каролине она спала с другим, не раз, и не два, и не три. Знакомый чемодан с вещами, для которых в его шкафу выделена половина места, рассказывает ему больше, чем она сама. Впрочем, Роми не отрицает. Но оставляет кольцо себе.

(Когда у нее спрашивают, какое новое имя ей хочется, Роми невесело хмыкает; на поддельных документах написано «Лора Хоппер».)

Нет, они не связываются друг с другом, когда Америку поражает война. Нет, не пробуют построить заново давно сгоревшие мосты. Они разошлись и не остались друзьями; каждый пошел своей дорогой. Но это не значит, что не осталось воспоминаний: Роми помнит дорогу к озерному домику, принадлежащему его семье, Роми знает, как обмануть охранные системы (помогала их ставить), Роми возвращается туда, как много раз до этого во времена лучшей жизни, когда становится некуда больше идти. И Хоппер ей позволяет.

Он оставляет для нее ключи.

Хоппер и Гамильтон

Они держались друг от друга максимально далеко, и в то время как остальные думали, что здесь имеет место быть какая-то личная неприязнь, ни Хоппер, ни Гамильтон не испытывали никаких предубеждений — просто так повелось с первого дня, и изменить это было не под силу даже капитану Саммерсу, который пару раз проводил беседы тет-а-тет и с тем, и с другим, однако, и Лэнс, и Рэй только и делали, что снисходительно вымученно улыбались, утверждая, что все в порядке, никаких конфликтов между ними не существует, и на работу отсутствие коммуникации вне операций не повлияет.

Они не врали — волею случая оказавшись однажды в паре в ходе устранения вооруженной преступной группы (первая серьезная операция Гамильтона в составе SRG), они доказали на практике, что неплохо справляются, работая в команде. В тот день Рэй словил предназначенную Хопперу пулю. Часом позже Лэнс дал высокую оценку боевым и тактическим навыкам Гамильтона, умолчав о том, что новичок нарушил приказ и действовал не по разработанному плану.

Они не стали друзьями — в принципе не могли в силу своей отрешенности — однако, Хоппер был первым, кто пожал Рэю руку в завершении последнего дежурства, после которого Гамильтон должен был заступать на службу в министерство по делам носителей. «Удачи, приятель» — с усмешкой сказал он в то утро, и Рэй задумался о том, насколько искренними были его слова, потому что настоящего Лэнса Хоппера за несколько лет службы Гамильтон так и не узнал.

А вот Хоппер знал абсолютно все, и теперь, когда знакомое имя всплыло в списке приоритетных целей, Лэнс уверен — с его знаниями и опытом устранение предателя — это всего лишь вопрос времени.

дополнительно

● превосходный боец на дальних и средних дистанциях, намного слабее в рукопашной схватке;
● практически никогда не снимает перчатки (!);
● чистоплюй и педант — в его жилище всегда чисто и все расставлено по своим местам; не любит, когда кто-то трогает его вещи (в том числе и оружие) — и да поможет вам бог, если вы что-то взяли и не положили туда, где лежало;
● знает намного больше, чем может показаться на первый взгляд; о многом предпочитает умалчивать, сохраняя информацию для особых случаев — например, если вы когда-нибудь можете оказаться полезны;
● достаточно хитер, чтобы крайне избирательно дружить — только в том случае, если может извлечь из дружбы какую-то пользу; в остальном же старается держать дистанцию, из-за чего на первый взгляд кажется высокомерным ублюдком;
● неплохой шахматист.

1 — фамилию и внешность менять не хотелось бы, над именем еще можно подумать;
2 — если с психометрией не выгорит, можно рассмотреть вариант способности, так или иначе связанный с манипулированием памятью, но в приоритете, конечно, изначальная версия;
3 — есть еще Олден, который тоже ждет Хоппера, чтобы поработать вместе в боевой группе;
4 — биографию можно обсудить и скорректировать, главное, чтобы история Хоппера была интересна вам; идея в том, что, несмотря на трудности с этим в юности, в настоящее время Лэнс тот еще приспособленец (быстро адаптируется к переменам) и довольно опасный враг (благодаря способности);
5 — от себя скажу: это не заявка в пару, feel free строить собственные сюжеты и развивать персонажа, как душе будет угодно, но я очень люблю нашу линию в прошлом, всегда на связи и помогу с игрой;
6 — из пожеланий: посты от третьего лица, заинтересованность в развитии персонажа и готовность участвовать в сюжетных квестах;
7 — по всем вопросам вы можете связаться как со мной, так и с Рэем, регистрируйтесь, мы вас ждем  http://sd.uploads.ru/dUpky.png


P.S.

Мы не ищем второго Меченого, но вдохновиться есть чем:
https://69.media.tumblr.com/2b2f6499e13bf384e33ed963c3d8449d/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo1_400.gif https://69.media.tumblr.com/d74ff77f69e17dff2a7ba37cf2628650/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo9_400.gif
https://69.media.tumblr.com/f9d34d1c7b232ebc629ce9695938b07e/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo2_400.gif https://69.media.tumblr.com/f354335a5d8cc7a1d5c5e8a95aa921e2/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo8_400.gif
https://69.media.tumblr.com/b2f6496b3e4b70f015ac5a6308d58447/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo6_400.gif https://69.media.tumblr.com/cd20b9e764bbf9c383d1a2bedb1fcbbd/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo5_400.gif
© netflixdefenders

пример поста Роми

Роми никому не желает такого счастья — себя. Знает же, что это больно, — становиться для кого-то «той самой», к которой возвращаются бумерангом, как бы далеко не забрасывала судьба. Рамлоу не фаталист и не фатальная женщина, но имеет за пазухой дюжину фатальных изъянов: у каждого есть имя, фамилия, причины полезть в петлю. Честно: никакая она не особенная. Просто достаточно умна и удачлива, чтобы выжить там, где другие идут ко дну.
В восемнадцать, впрочем, Роми играла с огнем охотнее, чем десятилетием позже. Пока Хоакин заглядывался на ее ключицы, шутил о том, что предначертано на небесах, дразнил ее «забавными» историями из детства, Роми тоже смеялась, но, скорее, над матерью, чем над собой прошлой, способной на полные обожания глупости.
— Бросьте, доктор Арайя, — говорила она, стряхивая пепел с тонкой дамской сигаретки в хрупкую пепельницу из мутно-зеленого стекла, — время уже не то. Я больше не верю в принцев и «долго и счастливо». Разве мама не говорила? — Роми смотрела в глаза и была серьезна, на тысячи лет серьезнее своих ровесниц, бросающих завистливые взгляды, перекрестной мишенью сходящиеся у Хоакина на затылке. Роми курила, невесело хмыкала, поправляла уложенные волосы, упорядочивала мысли. Кафе, приютившее их и Венеру, стоило припустить промозглому весеннему дождю, оказалось людным спортбаром. Какая уж тут романтика, если «Бостон Селтикс» проигрывают. — Из принцессы выросла дракониха. Или что-то вроде того.
Мартина, бывая в Массачусетсе, никогда не останавливалась у дочери, съемным квартиркам на территории кампуса — где на кухне встречались голые парни, заспанные девушки, но только не пакет молока, — предпочитая комфортабельные гостиничные номера, и Роми приходилось жертвовать утренней пробежкой ради семейных завтраков; называя фамилию матери на ресепшене — свою гребаную фамилию — Роми чувствовала себя посторонней, незваной гостьей, нарушительницей спокойствия.
Ей действительно много досталось от матери: тот же профиль, темные кудри, неуемная тяга к открытиям, рабочий цинизм; там, где Мартина видела перспективы, широкие горизонты, Роми выискивала углы, на которые можно нечаянно напороться. Стив всегда говорил, что они с Мартиной друг друга уравновешивали. Даже в режиме холодной войны не могли раздельно существовать.
Впрочем:
— Ошибаешься, — снисходительно улыбалась Роми, стоило Хоакину сравнить ее с гениальной матерью, и задумчиво гладила доверчивую и лизучую Венеру против шерсти. — Я похожа на отца.
Потому-то так больно было смотреть: на Мартину с Арайя, на Мартину с любым другим. Потому-то хотелось встряхнуть ее, осадить обжигающей оплеухой. Роми не умела ни доверять, ни верить, а Мартина не считала нужным что-либо объяснять… Когда Стив погиб пропал, вопрос, спала Мартина с кем-то или все еще дорожила клятвами, обесценился. Не для Роми, конечно. Роми не умела ни прощать, ни забывать обиды. Роми не умела быть счастливой.

А теперь у нее никого не осталось.
Роми думает, что, наверное, это читается у нее в глазах: бесприютность, потерянность, жгучая вены усталость. Первое время Хоакин молчит, явно не ожидавший ее увидеть, и этот его пронзительный взгляд, от которого и зябко, и хорошо, ворошит внутри не то кубло готовых зашипеть змей, не то похороненные давным-давно воспоминания. Только сейчас Роми понимает, что в дороге навоображала себе Бог весть что. Что понадеялась, несмотря на то, что это чертовски тупо.
Когда Арайя срывается, сгребает ее в охапку, вжимает в себя, Роми одновременно выдыхает и застывает каменной статуей. Не зря. Всё было не зря: намотанные километры, выжатое сцепление, сомнения возле пропускного пункта. Хоакин, не зная того, стал для нее маяком, и теперь от света, резанувшего наконец по глазам, Роми слепнет. Жмурится, стоит ему отстраниться.
— Душу продам за горячий душ, — сипло выговаривает она, куда медленнее, чем хотелось бы. Почему-то сложно говорить серьезно. Руки у Хоакина большие, слегка шершавые, ласковые; Роми усилием воли заставляет себя отмереть, потереться щекой о его ладонь, улыбнуться хотя бы уголком рта. — Ты отрастил усы, — вдруг громко фыркает, на что Венера навостряет уши. — Сбрей немедленно, я тебя умоляю!

Она не плачет. После «экскурсии», неловкой демонстрации «жилища», знакомства с высунувшим свой нос Фрэдди, настороженного обещания, данного Хоакину, «рассказать все позже», Роми запирается в маленькой, как скворечник, ванной комнате и ступает под еще до конца не прогревшуюся воду. Холодные капли жалят беспощадно, как и хаотичные воспоминания обо всем, что случилось с ней с начала войны, о том, о чем рассказывать она определенно не будет. Роми прикрывает глаза и… нет, все еще не плачет. Вздрагивает, когда за дверью слышится напряженный голос. Нужно ли ей что-нибудь? О. Разумеется. Все ли с ней в порядке? Какой сложный вопрос.
— Что-нибудь, во что можно переодеться? — Рамлоу перекрикивает шум воды и растирает лицо, надеясь свести с него затравленное выражение.
Она не задерживается в душевой кабинке, не тратит время впустую. Завернувшись в полотенце, шлепая босыми ногами по полу, оставляя после себя мокрые следы и деревенея от холода, Роми появляется Хоакину на глаза и сразу же переходит к делу:
— Она была здесь? Мартина? Когда вы виделись в последний раз?
Роми никому не желает такого счастья — себя: счастье недолговечное, чего не сказать о боли.

пример поста Рэя

— Клинт Ричардс, старший офицер штурмового отряда, город Кеноша, штат Висконсин. — проверяющий на предмет физических повреждений штурмовую винтовку в арсенале Клинт выпрямился во весь рост и отдал честь, после чего, закончив с обязательной (во всяком случае для него) частью, пожал ренегатам руки. — Мы уже знакомы, но пускай будет по протоколу, лады? Вроде никому не мешает. Рад видеть вас. Слыхал о недавней заварушке — все нормально? Все целы?
Конечно, он не знал подробностей, и даже догадываться не мог о том, что там происходило, и через какие мытарства пришлось пройти ренегатам, чтобы выбраться живыми, но интуиция подсказывала, что то был далеко не Диснейленд. Однако, слишком сердобольный Клинт не мог не спросить — сказывалось беспокойство за каждого из тех, с кем приходится воевать плечом к плечу. Впрочем, Ричардс о многом догадался, стоило ему посмотреть на капитана, облюбовавшего дальний угол оружейной и с угрюмой миной перематывавшего руку эластичным бинтом. И он наверняка поинтересовался бы, что с рукой и как обстоят дела сейчас, но ему хватало ума и опыта не лезть к Гамильтону с вопросами, на которые обычно можно либо получить раздраженно-сухие ответы без каких бы то ни было дополнительных сведений, либо не получить ответа вовсе, поэтому вместо того, чтобы испытывать на себе фирменный взгляд исподлобья, которого ему в принципе хватило на годы вперед во время еще совместной службы, Клинт вновь повернулся к более сговорчивой части их сборного отряда.
— Красински уже идет сюда.. а вот и он, кстати, — доложил он, провожая взглядом к одному из стеллажей с огнестрелом поприветствовавшего всех Стэна, — Поэтому... все в сборе? Если только командование не решило докинуть нам пару боевых единиц — лишними бы они явно не были, учитывая, что там, как я понял, жарковато, — зарядив штурмовую винтовку и поправив разгрузочный жилет, Ричардс все-таки решил обратить на себя внимание командира. — Рэй, сколько у нас времени до полной готовности?

Вообще медгруппа довольно быстро подлатала его — да так, что он уже, как он сам думал, может возвращаться в строй и принимать участие в боевых действиях. Конечно, сотрудники лазарета под управлением Нив Монахан настоятельно рекомендовали ему на некоторое время держаться подальше от чрезмерных нагрузок и стрессовых ситуаций, и пока сросшиеся благодаря дару одного из медиков кости не окрепли лишний раз не напрягать поврежденную конечность и вообще участвовать в операциях исключительно как координатор. Однако, если Рэй чувствовал, что может драться, он обычно пренебрегал наставлениями врачей. Возможно, это аукнется ему в будущем, но Гамильтон предпочитал не загадывать и не накручивать себя.
Поэтому, закончив с перевязкой, он накинул на себя маскировочный камуфляж, следом — разгрузочный жилет, и поднялся со скамьи, чтобы забрать со стола винтовку и пару пистолетов. Передернув затвор, капитан поднял оружие стволом кверху и обратил внимание собравшихся вокруг ренегатов на сенсорную панель с выведенной на нее картой местности.
— У нас две минуты, поэтому еще раз по плану: когда попадем туда, надо будет рассредоточиться, чтобы зайти с разных сторон. Откуда заходит каждый из вас вы знаете. Так у нас будет возможность проследить перемещения наших, да и желтых в кольце зажмем — будем контролировать и их тоже. И да, запомните, — он вновь поднял голову и оглядел всех участвующих в операции боевиков, — О возможности захвата врага думайте в последнюю очередь. Наша задача сейчас — эвакуировать наших, поэтому будет лучше, если будем стрелять на поражение. Приоритеты — эвакуация ренегатов и ликвидация отряда противника. Всем все ясно?
— Так точно, — отозвался Клинт, поднимая оружие и цепляясь за него более удобным хватом.
— Бэкер, готов? — говорит капитан в микрофон гарнитуры, проверяя связь и одного из их в большинстве случаев бессменных координаторов. — Здесь — все готовы? — последний вопрос членам отряда, и когда утвердительный ответ получен, Рэй зовет Хьюстона, который должен доставить их прямо в зону боевых действий. — Открывай. Мы выходим. — решительно командует капитан, после чего натягивает на голову балаклаву и тактический визор, и, активируя маскировочную систему, шагает в портал.

В Канзас Сити было душно и воняло гарью, и если учесть причину, по которой отряд здесь оказался, Рэй запросто мог списать это на развернувшееся на кладбище Элмвуд противостояние, о масштабах которого мог пока только догадываться. Было ясно только то, что вигиланты давят, и там действительно развернулся целый театр боевых действий — об этом говорили и одиночные выстрелы вперемешку с автоматными очередями, и сотрясший воздух взрыв. И интуиция подсказывала, что если они будут мешкать, то хрена с два проведут эвакуацию успешно, поэтому чтобы спасти своих людей им надо пошевеливаться.
— Докладывать сразу, как только увидите кого-то из наших. Все на позиции, живо! — командует капитан и спешит на север по Огайо-стрит, чтобы свернуть на 12-ю авеню и зайти оттуда, пока остальные разбежались по сторонам, оставив Ричардса на западном фланге в гордом одиночестве.
Передвигался Рэй стремительно, не забывая при этом об осторожности. И ему было плевать на сбоившую периодическими глитчами маскировочную систему — это именно та ситуация, когда противник слишком занят, чтобы заметить забагованный камуфляж, но маскировка не была лишней, потому как позволяла подобраться как можно ближе без опасения быть раскрытым.
Скрываясь за могилами и массивными каменными склепами, Гамильтон то и дело сверялся с закрепленным на левом запястье экраном навигации, на котором точками были отмечены остальные члены отряда. И голос Миддлтон разрезал временную тишину в эфире как раз спустя несколько секунд после того как один из маркеров сначала застыл в одном положении, а после и вовсе пропал с карты.
— Бэкер, — вызывает хакера капитан. — Мы потеряли связь с Красински, попробуй выйти на него напрямую. Доложи о результате. Остальные — продолжаем наступление.
Визор фиксирует движение впереди: три цели близко, еще две — дальше, но сигнатуры именно дальних целей совпали с теми, которые были известны на момент начала операции.
— Роулинс и Сивер. Внимание: вижу Роулинс и Сивера, — незамедлительно дает информацию Рэй, и присматривается к тем, что ближе. Есть и третье совпадение, но то был совсем не друг, и Гамильтон оповещает отряд о том, что гребанный предатель Джо Делавер тоже здесь. По остальным информации не было, но никаких сомнений и быть не может — тоже прихлебатели Итана.
— Прикройте Сивера с флангов. Этих троих мы с Ричардсом берем на себя. Ричардс, понял? — командует капитан и заряжает подствольный гранатомет. Если отвлечь Делавера и его корешей, и если остальные не налажают, перед Растином откроется коридор, которым Бэкер выведет его с Аланой на руках к точке эвакуации. Но пока этого не случилось и Сиверу все еще тяжело продвигаться вперед задача Рэя — сделать так, чтобы желтые как минимум поджали жопы, как максимум — подохли к чертовой матери.
— Огонь по моей команде, — он держит палец на спусковом крючке и еще через пару секунд дает залп. Снаряд падает где-то позади противника и под громкий хлопок разносит в клочья несколько надгробий.
— ОГОНЬ.
С запада послышались короткие автоматные очереди. Не теряя ни секунды, Рэй, присоединившись к Клинту, открыл огонь со своей позиции по месту дислокации Делавера. Скрываться больше не нужно — наоборот — теперь необходимо максимально громко заявить о своем присутствии.

0

4

0

5


Cara Molina  | gravity manipulation  |  renegade  | 30 y.o.
http://funkyimg.com/i/2Pe32.png

0

6

http://funkyimg.com/i/2N5JG.gif http://funkyimg.com/i/2N5JE.gif

Свернутый текст

http://funkyimg.com/i/2N5JD.gif http://funkyimg.com/i/2N5JF.gif

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jake johnson

» имя, возраст:
Chuck // Чак, ~30-35.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до войны: на ваш вкус (что-то, соответствующее его личности);
сейчас: информатор ренегатов.

» способность:
биолокация, ментальный блок, шестое чувство, эффект хамелеона, абсорбция материи, прохождение сквозь объекты or ваш вариант (обсуждаемо);
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

Чак - ты тот еще кадр и забавный малый.
Еще до начала войны ты метался с места на место, был далеко не работником месяца, возможно, сменил несколько профессий или компаний, якобы находясь в поиске, но на деле, попивая пиво, ты признавался друзьям, что понятия не имеешь, кем хочешь быть.
В то же время - ты хороший друг, на тебя даже можно положиться, но, черт возьми, рисковать ты совершенно не любишь. Вообще. Тебе бы тихий дом, бесконечный запас пива и классный паб по соседству, где можно расслабиться после работы - но никак не войну, убийства, разруху и многочисленные стычки вигилантов и ренегатов.
Возможно, ты даже считал себя неудачником, но после начала войны жизнь доказала тебе, и не раз, что хрена с два тебя так просто поймать или прибить. Впрочем, ты не перестаешь попадать в самые разные передряги, но умудряешься выходить из них живым (но не всегда невредимым).
Не все воспринимали и воспринимают всерьез, ты не кажешься угрозой, не привлекаешь внимания, и от того ты так хорош в качестве информатора. Ты бы не хотел им быть, но интересные и полезные сведения и важные контакты так и липнут к тебе магнитом. Как ни отнекивайся, Чаки, но похоже, что ты был создан именно для этого.

Тебя колбасит от одной мысли, но я снова появлюсь в поле твоего зрения. Ты постоянно орешь: "Чтоб тебя, Салли!" и клянешься, что завязал помогать мне и ренегатам, ты кричишь, что отошел от дел, но каждый раз оказываешься в самой гуще событий. Так что, куда бы ты ни отправился, любитель покоя и сторонник неконфликтной обстановки, я все равно найду тебя и все равно втяну в очередную передрягу http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif  Ведь мы такая отличная команда: я за риск, ты против него; я за импровизацию, ты за стабильность и выверенный план; я за бой, ты за отступление. Вот и посмотрим, насколько хорошо нам работается вместе.

Особых требований нет. Приветствуется здоровое упоротое чувство юмора, креатив и тяга развивать персонажа совместно и с другими игроками (поверь, у нас ты точно не останешься без игры). Добавлю лишь то, что с Чаком уже отыграны два эпизода (где он появляется на несколько постов в качестве нпс), но его роль очень важна, поэтому сильно ждем тебя и готовимся совместно рвать шаблоны военной драмы (не все ж страдать http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif ).

п р и м е р    п о с т а

- superstition ain't the way -

Чей-то громкий мат на улице заставил Салли вздрогнуть и с трудом разлепить глаза на сонных щах.
Пол. Ножки тумбы.
"Какого бабуина..."
Решив, что ему все еще снится сон, Уилл закрыл глаза и приготовился мирно посапывать, но внезапно ощутил приступ такой головной боли и такого вертолетного головокружения, от которых не то что спать - жить не сильно хочется. На космонавта Салли сейчас мало походил, но ощущения испытывал довольно схожие: земля в иллюминаторе плюс состояние невесомости, при котором внутри тебя крепнет ощущение, будто твои ноги летят выше головы, а сама голова, наполненная изнутри непонятной жидкостью, словно старый аквариум, парит где-то в стороне и одновременно рядом с тобой, гудя так, будто на нее на всей скорости несется состав.
"Fuck dat..."
Не имея представления о том, где находится, а также не догадываясь о расположении предметов интерьера, Уилл умудрился оказаться рядом с унитазом очень вовремя, чтобы, едва не нырнув туда головой, избавиться от отравляющих остатков алкоголя.
Спустя пятнадцать минут "исповеди" перед белым другом, Салли потер сонное и помятое лицо руками и потянулся к раковине и крану с водой. В висках ярко и звонко барабанили тамтамы как издевательский гимн всем страдающим от похмелья, каждое движение причиняло дискомфорт, а голова, кажущаяся нереально огромной, при малейшем неудачном наклоне грозилась треснуть изнутри, как переполненная бочка. Салливану пришлось оставить попытки подняться, и он просидел у стены на прохладном кафеле еще некоторое время, прикрыв глаза и лениво прокручивая в памяти события вчерашнего вечера. Но всплывали лишь отдельные кадры, от мелькания которых Уиллу приходилось открывать глаза и делать глубокие вдохи.
За это время он успел получить входящее сообщение о месте встречи с группой приблизительно через 4,5 часа, и Салли мог лишь надеяться, что за это время он не только успеет прийти в себя, но и доковыляет до точки сбора, что было достаточно смело, ведь от одной мысли, что ему придется поднимать свою невероятно огромную голову-шар и нести ее далеко отсюда, Уиллу хотелось положить самого себя на кровать - так бережно, как только можно, и предаться крепкому бессовестному сну. И пусть ему звонят хоть до второго пришествия — все, что ему следует сделать, так это осторожно улечься, очень тихо, чтобы не разбежались длинные чёрные трещины по скорлупе его хрупкой гудящей головы, натянуть одеяло повыше, подтянуть колени к подбородку, свернуться калачиком и лежать в покое, тепле и темноте многие месяцы, словно зародыш. А на любые попытки привести в чувство он бы отвечал из-под одеяла: "Не трогайте меня, я не знаю ничьих тайн, понятия не имею, о каком штабе и какой войне идет речь, оставьте меня в покое. Я хочу тепла и темноты. На многие месяцы. Я ещё не родился. Я сплю, и в моей огромной пустой голове шумит сладкий ветер беспамятства".
Но спустя десять минут чувство долга взыграло сильнее, и Салли, пробормотав в свой адрес несколько только что придуманных вычурных эпитетов, отлепился от стены и наконец-то (но с большим трудом и крайней осторожностью) принял вертикальное положение.
"Спокойно, бро. Не делай резких движений. Сейчас возьмись осторожно за смеситель, поверни его плавно, как руку женщины, в нужную сторону, и ме-едленно подними наверх, после чего умойся - бережно и заботливо, как если бы твое лицо могло развалиться на части при любом случайном прикосновении".
Прокручивая в голове успокаивающие мысли, помогавшие сосредоточиться на деле, Салли поморщился от скрипа смесителя и осторожно умылся прохладной водой.
Да. Так определенно лучше.
Подняв взгляд на зеркало, Салли за мгновение изменился в лице.
"Какого..."
На его левой щеке красовался смайл, выведенный чей-то уверенной рукой черным, как смоль, маркером. Крайне озадаченно потерев линии, Уилл понял, что маркер, по всей видимости, водостойкий.
- Блеск.
Загадка о том, чем он занимался вчера вечером, становилась еще более интригующей.
Приняв контрастный душ и почувствовав себя в разы лучше, Уилл собрал свои вещи и, с третьего раза верно надев под рубашку и жилет облегченную экзоброню (два раза запутался с вырезами, один раз надел не той стороной), Салли убрал оружие в кобуру под жилетом, телефон - в карман и вставил в ухо микронаушник, который искал минут двадцать, после чего нашел в пачке чипсов рядом с кроватью. Не на шутку проголодавшись, Салливан смел всю еду и воду в номере мотеля (вот, где он, оказывается, находился) и поплыл, как призрак алкогольного абстинентного синдрома, к выходу, чтобы найти место для завтрака.
Мотелем оказался второй этаж небольшого паба на одной из центральных улиц городка под названием Бакли, куда Салливана занесло по старому знакомству и закончилось празднованием чей-то помолвки, дня рождения кошки, игрой в гигантскую алкодженгу, пиво-вонг и "Эдвард-сорок-градусов". Заползая за стул барной стойки осторожно, чтобы не сотрясать гудящую голову, которая и без того разрывалась на части от любого, даже негромкого звука, Салли заказал плотный завтрак, три литра воды и приготовился умирать. Бармен оказался не промах - видимо, привык к зеленым мордам после попоек, - и подал парню холодное полотенце, которое Уилл сразу же приложил к гудящему черепу и с благодарностью влил в себя первый стакан с водой, за которым нон-стоп проследовал второй и третий.
Несмотря на относительно темный интерьер, Салли раздражал яркий солнечный свет из окон паба, но, к счастью, Зевс, Посейдон и вся остальная братия богов была благосклонна к австралийцу: кто-то забыл на стойке свои очки от солнца, и Уилл, не особо раздумывая, осторожно поместил их на нос, стараясь касаться головы по минимуму.
- Мяу, - раздался неподалеку от Салли скрипучий кошачий голос.
Поморщившись, австралиец повернул голову-шар и увидел неподалеку от себя кота - вчерашнего именинника.
- Не шуми, - буркнул Уилл, вернувшись к завтраку.
- Мяу, - настойчиво повторил кот, который чувствовал себя куда лучше Салливана.
- ТИШЕ, - шикнул мужчина и потер дрожащими пальцами пульсирующие виски.
- МЯУ! - "прокричал" (как показалось Салли, и он был готов в этом поклясться) кот и подошел чуть ближе к стойке.
- Да на, на, наслаждайся! - Уилл схватил кусок бекона и с мученической миной на лице запустил им в кота, который перехватил бекон еще в полете и с наслаждением зачавкал едой рядом со стойкой. Вздохнув и позавидовав животинке, Уилл вернулся к своей тарелке.
Когда на ней оставалась еще добрая порция завтрака, до Салливана внезапно донеслись крики с улицы, отборный мат и звуки выстрелов, разорвавшие его бедный нежный от похмелья слух, словно осколочная граната.
Прикинувшись кактусом, Уилл продолжил ковырять омлет с беконом и отправлять его в рот, упрямо убеждая себя в том, что это просто кто-то решил устроить шоу фейерверков. Или рядом находится тир. Или ребята просто резвятся. И это при том, что бармен давным-давно спрятался в подсобном помещении, в то время как Салли продолжал завтракать за стойкой и морщиться от гудения в голове и похмельной боли в мышцах.
Но когда одна из пуль пробила стекло в окне паба и угодила в одну из бутылок на стойке перед Уиллом, австралиец с некоторым удивлением отложил вилку в сторону и медленно обернулся к окну.
"Серьезно?"
Встав со стула, Уилл потянулся к пистолету в кобуре, но потом передумал и, словно вспомнив что-то важное из прошлой ночи, заглянул за барную стойку и вытащил оттуда дробовик.
- Очень надеюсь, это все-таки какой-нибудь местный фестиваль, - пробормотал под нос Салливан, направляясь к двери походкой пенсионера.
Сразу выходить на улицу не стал - сначала выглянул в окно и, насчитав четырех подозрительных лиц с битами, вздохнул. Кажется, про отдых придется забыть, ибо эти "подозрительные лица" меньше всего походили на мирных жителей, но казались простыми преступниками, прямо сейчас забивавших ногами и битами какого-то беднягу, чье лицо, залитое кровью, показалось Салли сильно знакомым.
Австралиец поставил дробовик рядом с дверью.
- Эй! - хрипло прикрикнул в их сторону Уилл, когда вывалился, шатаясь, из паба, и поморщился от громкости собственного голоса. Когда четверка обернулась к нему, Салли добавил: - Толпой на одного? Вас только что из школы для трудных подростков выперли, или вы просто так развлекаетесь, пока ваши мамаши готовят обед?
Шпилька в адрес их возраста была вполне заслужена: все четверо выглядели лет на десять моложе Салливана, если и не больше.
- Че ты там сказал, говна кусок?
Салли поморщился.
- Не кричи ты так. - Вздох. - Я сказал, говна кусок, - добродушно передразнил он выступившего парнишку, - что твоя мама будет явно недовольна из-за всего вот... этого,  - он кивнул в сторону разбитых окон близлежащих зданий и избитых до полусмерти людей. - Шли бы вы отсюда.
- Ой, да что ты? - гоготнул второй парень. - Что ты нам сделаешь, Джон Бон Джови?
Знал бы Салли, что за этими четырьмя подростками-переростками стоят еще несколько взрослых и куда более опасных партизан вигилантов, которые были кураторами для новеньких и водили их в "поле" на задания, возможно австралиец и не стал бы так резво выступать. Но его и без того гудящая голова требовала тишины, покоя и возмездия за сильный шум, и поэтому Уилл решил припугнуть молодежь - которая, ко всему прочему, успела позабыть про избиваемого мужчину, неподалеку от которого плакала его невеста (вот, оказывается, чью свадьбу они все вчера отмечали).
"Hey, mate".
- Ну... тебя, Тимберлейк, - ткнул он пальцем в "главаря", - я кину вон на тот забор, из-за чего ты отобьешь себе копчик и неделю будешь ходить в туалет, согнувшись. Тебя, блондинка, - болтал Салли, давая избитому мужчине возможность уползти подальше, пока партизаны были заняты его речами, - я бить не стану, а просто окуну в чан для очистки рыбы за тем углом. Тебя, Милки Вэй, - кивнул Салли на черного парня с короткими выбеленными волосами, - я привяжу к тому столбу и разукрашу твое перекошенное лицо баллончиком с зеленой краской, и мы поменяем тебе имя на Халк Невероятный. А тебе, Рон Уизли, достанется самое вкусное: я...
Договорить Салли не успел - "Тимберлейк" неожиданно оказался аномально ловким и, подскочив к Уиллу-с-бодуна, ударил его битой наотмашь. "Милки Вэй" подоспел и сбил Салливана на землю, отвесив ему удар ногой под живот, что для и без того страдающего австралийца было сродни удару машиной.
Сплюнув под ржач группы пыль, Салли стянул с носа треснувшие очки и, приподнявшись с раздолбанного асфальта, увидел, как на него летит одна из бит.
Удара не случилось: бита замерла в нескольких сантиметрах от лица Уилла, а уже в следующий момент "Рон Уизли" полетел в сторону своих подельников и сбил их на землю, словно шар для боулинга. Пока все четверо пытались стащить с себя рыжего, Уилл, охая, поднялся на ноги и вытянул руку в сторону паба, откуда через несколько секунд из открывшейся двери вылетел дробовик и "приземлился" прямо ему в руку.
- Я просто мегаохренительный Тор! - гордо прохрипел Салли. Он не раз проделывал этот фокус и на тренировках, и на поле боя. Как австралиец сам признавался, это была его любимая сторона способности (а то и вовсе единственная).
Прицелившись в поднявшихся с асфальта партизан, Уилл проговорил уже куда более серьезным голосом:
- Стоять на месте, One Direction. Не знаю, что вы забыли в этом... - и тут его взгляд наткнулся на татуировку на руке "Тимберлейка". Трезубец. - А. Кажется, знаю. Ну, конечно, кто бы сомневался.
Ему бы держать дробовик ровнее, но руки дрожат, в горле - пустыня Сахара, и голова раскалывается.
А теперь и эти четверо целятся в него из пистолетов и довольно заливаются смехом.
Не... незадача.
"Все, я больше не мешаю виски с пивом".
Радовало только одно: за это время избитый, его невеста и остальные люди успели попрятаться по углам. Только вот что теперь делать Салливану - интересный вопрос.
И тут он придумал. Но за секунду до его действия произошло то, чего он точно не ожидал увидеть.

0

7

http://s5.uploads.ru/X4lSE.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
noomi rapace

» имя, возраст:
Grace Taylor/ Грейс Тейлор, 37.
» принадлежность:
человек.
» профессия:
врач, хирург.

» способность:
не имеется.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
one two.

Грейс родилась в Бостоне и мечтала стать врачом всю свою жизнь. Гордость отца, на тот момент возглавляющего городскую клинику, юная мисс Тейлор была прилежной, а главное способной ученицей. После блестящего окончания школы она могла отправиться в любой колледж страны, но предпочла остаться в родном городе вместе с семьей. Возможно, сделать так ее вынудили обстоятельства или влиятельный во всех отношениях отец – правду знает лишь сама Грейс. В колледже девушка снова проявила себя как образцовая умница, а вот на работе пришлось немало потрудиться, чтобы доказать свою профпригодность. Неприятие коллег и очевидное пренебрежение наставников Грейс, конечно же, не сломало, но внесло определенные коррективы в ее поведение: шумных компаний она сторонилась, начала курить, а после смены частенько отправлялась в какой-нибудь паб. В одном из таких пабов она стала свидетелем перестрелки, в результате которой буквально вытащила с того света одного из преступников. Доброе, казалось бы, дело осложнило всю дальнейшую жизнь молодой девушки.
Спасенный ею парень оказался шестеркой влиятельного в Бостоне человека, который вынудил Грейс сотрудничать. Теперь Тейлор вынуждена была работать сверхурочно - латать пулевые и резаные раны буквально на коленке, потому что людям, которых она спасала, ни в коем случае нельзя было попадать в больницу.

С Кристофером Грейс познакомилась случайно - он спас ее от домогательств незнакомого парня в кафе. Там же Грейс впервые увидела и его сестру. Их взаимоотношениям она даже позавидовала: так заботливо они относились друг к другу. Судьба столкнула Тейлор со своим спасителем несколькими днями позже. На этот раз Крис стал свидетелем тайны Грейс (как это произошло и при каких обстоятельствах будет обсуждаться с конкретным игроком).
И Грейс, и Кристофер не давали друг другу никаких обещаний, Рен слишком много времени проводил на пределами штатов, воюя на востоке, Грейс - в больнице, спасая жизни, но ничего не значащее на первый взгляд знакомство обернулось для них обоих куда большим. Крис стал для Тейлор тем самым человеком, которому можно было доверять. С ним она чувствовало себя так, будто все проблемы ее реального мира не существуют - Рен давал ей забытое чувство безопасности, и она платила ему нежной верностью, которую он всегда ценил.
Их пути разошлись незадолго до войны - и до личной трагедии Кристофера. Вершителем судьбы Грейс в очередной раз стал ее отец: Грейс узнала, что Тейлор-старший уже давно страдает от игровой зависимости, и успел проиграть все, что им принадлежало. Откровением стало и то, что в игровой лихорадке отец проиграл и ее тоже. Грейс пришлось спасаться от кредиторов отца бегством. В одно утро она просто исчезла. Поменяла прическу и цвет волос, сменила фамилию и перебралась в город побольше, а, когда началась война, не задумываясь, примкнула к рядам ренегатов.

- Хотелось бы видеть ответственного игрока, который не бросит персонажа спустя неделю игры.
- От себя могу предложить игру как во флэшбеках (квента персонажа это позволяет), так и в настоящем. На данный момент Кристофер находится в побочном штабе, где могла бы работать и Грейс. При этом вы можете вполне развивать Грейс как отдельного персонажа, безотносительно Кристофера.
- Для меня важна грамотность, умение экспериментировать в сюжете, любовь к драме, экшну и черному юмору. Можно все вместе.
- Если вы умеете и хотите в спидпостинг, было бы замечательно.

п р и м е р    п о с т а

Грин — универсальный солдат. Тренированный, выносливый, истязающий свое тело тренировками на протяжении нескольких десятков лет. Научившийся как подчиняться приказам, так и принимать решения самостоятельно. Подготовленный выживать в любых условиях — лучший стрелок отряда, способный уложить движущуюся мишень с завязанными глазами.

Кристофер Рен — подполковник в отставке, похоронивший военное прошлое в маленьком покосившемся лесном домике на окраине Денвера, где дни состояли из беспробудных пьянок, безжалостных тренировок и бессонных ночей, прерывающихся часами беспокойного забытья, в котором к нему приходил один и тот же кошмар. Кошмар, который никогда и не был всего лишь сном.

Крис — любящий заботливый брат, оберегающий свое единственное сокровище с таким рвением, что страна, которой он присягал в верности, наверняка не раз испытывала укол ревности. Крис — занудливый старший братец, пытающийся одновременно быть и там, и здесь — ради семьи.

Кристофер Рен — неудачник, который так и не смог защитить свою семью. Свою родину. А вот теперь — и самого себя.

— Ты истекаешь кровью, мать твою! — Райт умеет поддержать в трудную минуту, но Грин только усмехается, ловя отчаянные нотки в голосе капитана. Крис всем весом опирается на плечо сослуживца: он действительно не в лучшей форме. Прижатая наспех к ране ткань уже успела пропитаться кровью, а они так и не выбрались из деревни. — До лагеря в таком состоянии ты не доберешься. Нас найдут и вздернут до рассвета. Или ты умрешь от кровотечения.
— Да ладно, нам повезло, сталь могла быть отравлена.
— Скотина, повезло ему, — Уилл зол, но злость придает ему столь необходимой сейчас уверенности. — Вспомню тебе это, когда будешь умирать от заражения крови.
— Спасибо, друг, — скалится Рен сквозь стон боли. Решение приходится к нему спонтанно. Когда Рен протягивает Райту пулю, он твердо знает, что делает. — Прижги мне рану — и мы доберемся до лагеря к утру. Обещаю.
— Ты спятил, легче тебя пристрелить! — Райт отшатывается от Кристофера с таким видом, будто тот спятил, но оба знают: другого выбора нет.
— Если меня и пристрелят, это будешь только ты, — Грин вытирает кровь грязным лоскутом рубашки, пока Райт раскрывает пулю, чтобы  высыпать порох на место ранения. От одной мысли о том, что будет дальше, у обоих перехватывает дыхание, но Грин не говорит больше ничего и толкает в рот кусок оставшейся ткани — чем тише будет крик, тем больше шансов, что их не услышат.

Райт чиркает спичкой.

Пахнет паленым мясом. И болью.
И страхом
.

Крис слышит страх и сейчас — смутное беспокойство, ласковое и теплое, а значит, боится не он. Боль Рен слышит тоже, и именно она заставляет его раскрыть глаза и сделать еще один судорожный вдох. Твою мать...

Рен резко садится, будто очнувшись от долго сна, и его мгновенно ведет в сторону. Кружится голова и комната. Кажется, это та самая комната, в которой он обитал последние пару недель. Мужчина крепко сжимает край кровати, чтобы удержать равновесие и пытается сфокусироваться.

Твою мать, — уже вслух ругается подполковник, прибавляя еще пару крепких слов. — Какого хера... Как ты здесь... — Нет, Грин, не те вопросы. — А ты еще... — взгляд падает на незнакомого парня возле кровати — явно изможденного и уставшего, но сияющего как новенькая монетка. Встревоженный вид Эш был не менее шокирующим. — Блять.

Еще один вдох. Его мозгам и легким срочно нужен кислород.

Что... — хрипло выдохнул Рен, наконец, собравшись для единственно правильного вопроса, — со мной произошло?

0

8


Dallas Fields  | deoxygenation  |  renegade  | 22 y.o.
https://i.imgur.com/3ugs9Su.png

0

9

CHOOSE     YOUR     DESTINY
https://i.imgur.com/mlVPYbl.png

yu'lon    |   immortality   |   triad   |   33 (∞)

0

10

SARAH GADON
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Этому форуму нужно больше блондинок ©
Чтобы оправдать количество киноисходников в образах прошлых веков, эту ангельскую красавицу можно было бы наградить бессмертием или замедленным старением – благо, пока и та, и та способность не исчерпаны. Думается мне, она бы неплохо вписалась в ряд придворных дам в прошлом, являясь английской розой в чьём-нибудь саду, если выберете соответствующее прошлое... А можете вообще не слушать меня и написать свою героиню с отличной от вышенаписанной историей, и я буду не менее счастлива, если для её визуального воплощения вы возьмёте именно Сару.

ангел во плоти

http://funkyimg.com/i/2MQq8.gif http://funkyimg.com/i/2MQq7.gif

http://funkyimg.com/i/2MQq5.gif http://funkyimg.com/i/2MQq6.gif

0

11

0

12

0

13

Джек Гордон // 37-40 лет  // вигиланты
http://funkyimg.com/i/2Rx5C.png

W   A    N    T    E   D
O   N   L   Y          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

14

https://69.media.tumblr.com/6c466baae11507b97baf89dbf6d0b149/tumblr_phsukhjUWb1uwxqjxo7_r4_400.gif https://69.media.tumblr.com/7afa635570bc819ac49693c1bf6603e0/tumblr_phsukhjUWb1uwxqjxo3_r2_400.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Oliver Jackson-Cohen

» имя, возраст:
Seth Edison [Сет Эдисон], 31 y.e.
» принадлежность:
человек или носитель - на выбор.
» профессия:
до войны: детектив в полицейском участке по г. Миннеаполис
на войне: информатор главного или побочного штаба

» способность:
на выбор.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
тут

Interpol - Rest My Chemistry
Сету свезло родится в большой "греческой" семье. Точнее совсем не греческой, просто большой семье. Он был не первым и не последним ребёнком, а потому, как то часто бывает, болтался он где-то по середине с самого рождения. Ни особых достижений в школе, ни в спорте, ни в колледже, ни в полицейской академии, куда его занесло скорее по инерции нежели по желанию. Он всё схватывал налету, а потому не видел смысла пахать и стараться, а уж тем более прыгать выше головы. От него это и никогда не требовалось. Он научился балансировать на своих двоих, будучи в по уши в трясине под названием "жизнь", не вопя, не ноя, не страдая - условно, не привлекая к себе лишнего внимания.
Подскользнулся он уже будучи детективом второй бригады, которая промышляла отловом наркоманов по городу. Дома и в школе, Сета учили морали, о том, что есть хорошо, что есть плохо, что есть честно, а что не очень; но в его голову как быстро залетало, так и быстро всё это и вылетало. И очень быстро он начал обсчитывать конфискованные пакеты с марихуаной, а потом и с кокаином. Эдисон по большому счёту и не понял, когда всё стало слишком плохо, когда грязь начала затекать внутрь, а сам он тонуть. Опоздания, помятый вид, череда нелепых отмазок, странное поведение - подозревали его долго, пока на свадьбе своей младшей сестры, Сет, будучи под кайфом, не упал жопой на праздничный торт и, попытавшись всё исправить, не погнал с 170 милями в час в кондитерскую лавку. Он врезался в жилой дом в трёх кварталах от торжества, не справившись с управлением, и сбежал с места преступления.
Семья принудила Сета к реабилитационному курсу, однако на этапе предварительного базового обследования понадобились дополнительные анализы, и в результате чего к 28 годам, помимо отстранения от службы, Сета ждала не только безработица, но и рак. Новость доходила до Эдисона медленнее, чем до всех остальных его родных. Он видел в этом какую-то злую шутку, на крайняк - врачебную ошибку, но никак не действительность. Когда этап "отрицания" прошёл, пришла взамен ярость вместе с пассивным отчаянием. Он не хотел сопротивляться, по большей части по тому, как с ним нянчились все остальные, и уделяли слишком много непривычного внимания, буквально заставили пройти и курс, и химиотерапию.
Когда волосы выпадают даже из ноздрей, волей не волей перестаёшь себя жалеть и начинаешь смеяться своему отражению - так Сет сказал себе однажды. Позднее у ему поставили ремиссию. Год спустя ему удалось выбраться из ямы и, наконец, как он это называл сам, - полюбить жизнь, понять чего она стоит. Одна херня - тут война случилась. Сет бы и успел поменять свою деятельность на другую, да только не успел. Руки нужны были для того, чтобы сохранить спокойствие и правопорядок в городе. Его приняли обратно с сомнительной справкой, с косыми взглядами, но приняли.
Война затянулась. Конца и края ей нет. А вместе с ней и сложно поверить в то, что мир прекрасен и справедлив. Сет держится. Надолго ли?

Орёл или решка - 50 на 50. Вот так и у полиции со СМИ: или полюбовное сотрудничество, или ненавистное перекрывание друг другу кислорода. В случае с Кэмерон, Сет был склонен думать о втором. И на то была причина: первое столкновение закончилось своевременной публикацией материалов, которые приоткрыли тайну следствия, вызвав ненужный никому ажиотаж. Эдисону в тот момент было в общем-то наплевать, но за парней детектив стоял горой из солидарности.
Второе столкновение случилось много позже: война началась, нужны были деньги, и мать приняла решение сдать дом под аренду. Сет заезжал за ежемесячной получкой, когда на пороге его дома нарисовалась въедливая, безработная журналистка. За пинтой пива выяснилось, что Кэм тоже человек, с почти такими же проблемами, что и у него. Это сгладило старые противоречия и осадок. Каждый вторник и четверг они играли в снукер в захудалом местечке с вычурным названием "Газовая лампа", если на то позволяла работа Сета. Казалось, всё шло своим чередом. А потом Кэмерон куда-то уехала.
Столкновение третье выбило из колеи: Эдисон наткнулся на Брандт закрытой в кутузке в другом городе, в непонятном виде, при чужом имени и ID. Он помог ей выпутаться из этой истории, не спросив ничего. Сет не знает, стоит ли прикрывать Брандт или же наоборот сдать её ренегатам. Он знает, какие вопросы должен задать, но ответы он не хочет слышать, не убедившись лишний раз. Он продолжает наблюдать.

♦ Имя нигде не упоминалось, вы вольны его поменять по желанию, факты вариативны и представляют собой лишь костяк образа, а именно человека, который вылечился от рака и пытающегося не сорваться на хорошо знакомую дорожку в это тяжелое время. Сорвётся он или нет, будет всецело зависеть от вас  http://funkyimg.com/i/28aVo.gif, как и то по какой дорожке пойдут отношения между Сетом и Кэмерон (здесь довольно много вариантов).
♦ Особых требований у меня нет, кроме, как грамотности и адекватности, ну и пробного поста перед написанием анкеты, так как игрок я старой закалки, а недопониманий не хочется. А так обещаю любить, холить и лелеять.

п р и м е р    п о с т а

До недавнего времени заботы у Кэмерон были как-то в разы попроще: встать с петахуми, разбудить Марка и отца, залить в кофемашину воды, засыпать зёрна, проверить курятник (обязательно при этом попытавших впихнуть петуха обратно, который будил не только их дом, но заодно и соседей), пожарить тосты, позвать к столу, поесть, убраться... и далее по кругу. Где-то в этом цикле ещё пробегал иногда пункт "зарубить одну из кур на суп или жаркое", но случалось это реже. Сначала это было омерзительно, но когда есть хочется, а денег особо нет, как-то начинаешь привыкать. Деревенские привычки становятся городскими. А когда-то она жила сама, питалась преимущественно едой на вынос, и могла позволить себе валяться на диване в выходной день, попивая бокалы вина и просматривая кино или необходимые материалы. Сейчас от этой жизни не осталось и следа.
Даже если и было неудобно, то в доме Шепардов никто не жаловался. Даже тогда, когда Брандт пришлось его покинуть. Айвен выдержал это решение дочери со всей своей мужской стойкостью, и маленький Марк ему, конечно, подражал, но всё равно прижался крепко-крепко к Кэмерон, когда пришло время прощаний.
- Ты же вернёшься?
Женщина знала, почему малыш задаёт такой вопрос и грустно посмотрела на него, потрепав по макушке.
- Конечно, милый, я обязательно вернусь. Я можно сказать выхожу на работу...
- Мама тоже так говорила.
Кэмерон вздыхает. Да, Марта наломала дров, и теперь и ей, и Айвену они только и остались. Но Шепарды в общем-то пообыклись с тем, что в их доме теперь живёт ребёнок. Айвен, как и следовало ожидал, сделал это быстрее. Кэмерон же первое время психовала как могла, трепля отцу нервы. Затем начало получаться - их общение с парнем, и вся эта историю, как-то наладилась. Отчасти благодаря тому, что Марк был очень смышлёным. Он знал, что мама не вернётся, но не задавал вопросов, будто бы знал, что его новая "родня" их боится из-за отсутствия ответа.
- Я правда вернусь, малыш. Буду это делать всякий раз, когда выдается выходной. А ты... пообещай мне только! Ты приглядишь за нашим стариком.
-Эй! Это кто тут ещё старик!
Они все расхохотались. Это был один из немногих грустных, но хороших моментов.
Вот уже с месяц, Кэм приходилось привыкать к "новой" жизни, имевший уже знакомый вкус. Она старалась не думать о том, как там справляются дома и не звонить по пустякам, но иной раз эти мысли всё равно проскакивали у неё в голове автоматически.
- Брандт? О чём задумалась?
Джонс, который рассказывал женщине о своих наблюдениях добрых полчаса, уловил отстранённый взгляд партизанки.
- Корм.
- Что прости?
- Корм. Для курей. МакГи продаёт его втридорога, потому владеет монополией на три квартала, где полным полно стариков и частных домов... Вот же засранец. А тут вполне по приемлемой цене. Интересно, откуда такие запасы...
- Ты сейчас серьёзно, Брандт? Какие в задницу куры?!
- Ну, предположим, не в задницу, а в духовку да с пряными травами, почему нет... Что ты на меня так смотришь? У меня курятник дохнет из-за того, что недоедает. Знаешь какая проблема найти им питание натуральное, без хим обработки?
- Какой курятник, Брандт!
Джонс не понимал житейских забот. Он уже давно был в этом деле - в этом партизанском деле, которое крайне отличалось от того, что в научном плане понимают под "Партизанской войной". Нет, отряд партизан, преданный трезубцу, не ушёл жить в леса, чтобы обрушивать на противника все свои силы. Они поступили согласно той войне, что началась до них ещё двадцать лет назад - войне информационной. Они собирали информацию, которую только могли. Стена, непонятно кем воздвигнутая этому естественно препятствовала, но пути обхода были. И именно поэтому был необходим толковый хакер, знающий лазейку.
Кэмерон знала, что она везучая, пусть, когда Эйден и прислал ей сообщение, она так не думала. Первое, что его охватило - это тревога, что её телефон был взломан после первой же опубликованной заметки в сети, которую журналистка оставила под новым именем. Но подобно ему самому, за текстом она распознала его насмешливый тон и рискнула отправится на встречу. Во-первых, потому что несмотря на кочевнический образ жизни, ей также было необходимо поддерживать и собственный образ, дабы не привлекать лишнего внимания к себе; во-вторых, потому что ей было любопытно, что ему могло понадобиться спустя столько лет, сколько они не виделись; а в-третьих, потому что в каком-то смысле она даже соскучилась по этому мальчишке. Да, у них была несильная разница в возрасте, но для неё Маршалл почему-то всегда представлялся инфантом, нежели серьёзным молодым человеком. Преимущественно из-за гиковских футболок. Где-то на подкорке Брандт надеялась, что Эдди сможет помочь с зашифрованным каналом, пусть это и было достаточно опасно и пусть просить его об этом она несколько стеснялась после всего того, что он для неё итак сделал. Журналистка решила действовать несколько другим путём.
Смс-ка её не разбудила, но заставила и без того раздражённого Джонса разозлиться ещё проще, когда эта бесячая сила в синем пуховике развернулась прямо посреди тратуара и зашагала в обратном направлении.
- Ты куда, чёрт возьми?
- Разве я не говорила? У меня назначена встреча. Увидимся вечером... или завтра утром. Ещё не знаю как пойдёт.
Брандт поправила завитый локон шоколадных волос, и прежде, чем Джонс успел открыть рот, скрылась за переулком. Когда мужчина заглянул за угол, её и след простыл.
Перемещаться по открытому навигатору было не впервой. Это было самым удобным средством, потому что старые добрые Google Maps всё ещё умудрялись как-то обновлять свои карты. Оказавшись на заднем дворе, Кэм пришлось перебраться через парковку, чтобы оказаться у центрального входа в кофейню, выбранную Эдди. В каком-то смысле, Брандт была рада удрать от своего так называемого куратора, потому что желудок уже пел сопрано от голода. Широкую, тёплую улыбку Маршелла Кэмерон замечает сразу и чувствует, как это заразно, - сама широко улыбается в ответ и спешит на встречу.
- Давно не виделись, Маршалл! Вы посмотрите на него! Да ты поднабрал в весе! Ой, или это правда мышцы?
Кэм обнимает парня, прижавшись чуть дольше нужного. Эта встреча отдаёт странным теплом. Наверное, это всё связано с осознанием того, что за год многих друзей, коллег и знакомых по просту не осталось в живых. И каждое знакомое лицо, такое живое, не задетое этой войной, на вес золото. Но здесь, в этом кафе, жизнь, казалось бы, текла своим чередом. Кэм почти сразу стало понятно, почему Маршалл выбрал именно это место.
- Господи, капкейки! Боже, как давно я их не ела!
Кэм бегал глазами по меню, долго пытаясь выбрать, чем же будет завтракать и останавливается на омлете и капкейке, политым мёдом. Официантка, явно кем-то с утра обиженная, молча принимает заказ и уносит меню. Журналистка хмурится, но не удосуживает этот эпизод вниманием.
- Ну? Колись. Как ты меня нашёл? Сказать честно, я с дуру перепугалась и чуть не выбросила телефон в окно, милый.
Кэмерон задумчиво, почти играючи, бегает глазами по лицу Эдди, которое сделалось таким же хитрым как и её.
- Ты же не думал, что я начну расспрашивать, как твои дела? Как там поживает эта твоя...
Брандт пытается сделать над собой усилие и вспомнить имя девушки Маршалла, но не может, словно бы оно было стёрто с подкорки за ненадобность, как с жесткого диска.
- Ну в общем ты понял. Всё ведь в порядке? По-прежнему вместе?

0

15

http://funkyimg.com/i/2REVV.gif http://funkyimg.com/i/2REVU.gif http://funkyimg.com/i/2REVT.gif
RANDALL HOBBS, 49 » PAIN CONTROL » JEFFREY DEAN MORGAN
А Г Л И О К И Н Е З

[indent] С такими, как Рэндалл, лучше не сталкиваться лицом к лицу.
[indent] Он властен, надменен, жесток, порой не знает границ и чертовски не любит, когда с ним спорят. Особо дерзким может и челюсть сломать, и пулю в лоб подарить - всё зависит от степени раздражения Хоббса.
[indent] Свой характер Рэндалл успел проявить еще до войны, когда официально значился в качестве бизнесмена, а на деле держал под собой несколько ночных клубов и одно водное казино, где постоянно ошивались люди, имевшие проблемы с законом. Хоббса и самого несколько раз привлекали к ответственности, но он то и дело умудрялся выходить сухим из воды (порой, заткнув рты вопрошающих пачкой хрустящих купюр).
[indent] Самооценка Рэндала вполне могла бы пробить стратосферу, если бы была осязаемой, ведь этот в чем-то даже обаятельный подонок на все двести процентов уверен в собственной крутости и превосходстве над другими. Он не лишит себя радости задавить другого человека своим характером и авторитетом, от всей его темной души протоптавшись по болевым точкам оппонента и его слабым местам.
[indent] Способность Хоббса "проснулась", когда ему было двадцать семь, но за двадцать три года Рэндалл, по неизвестной ему причине, не смог увеличить радиус ее воздействия, "застряв" на раздражающих трех метрах, но то, что мужчина научился творить в этом, казалось бы, маленьком радиусе, пугает и совершенно справедливо заставляет окружающих держаться от него подальше. Так и не сломав этот барьер, Рэндалл сделал упор в развитии способности на своих руках, и не прогадал: теперь даже легкое прикосновение Хоббса может вызвать у оппонента чувство сродни удару молотком.
[indent] Если раньше мужчину сдерживали закон и определенные обстоятельства, то начавшаяся война окончательно развязала ему руки, попутно расширив не только сферу его влияния, но и наделив Рэндалла большим количеством полезных знакомств и связей, что в итоге привело его сначала к роли лидера небольшой ударной партизанской группировки (и роль эту он добился прежде всего кровью), а затем, после гибели командующего отрядом партизан вигилантов, привязанных к главному штабу, Рэндалл был выбран на роль нового лидера, и в настоящий момент он крепко держится за свою должность, готовый, не задумываясь, свернуть шею любому, кто попытается отнять у него эту привилегию.

0

16


W  A  N  T  E  D  :  С Ю Ж Е Т Н Ы Е   П Е Р С О Н А Ж И
_______________________________________________________________________

http://funkyimg.com/i/2RU35.gif http://funkyimg.com/i/2RU36.gif http://funkyimg.com/i/2RU38.gif http://funkyimg.com/i/2RU37.gif
http://funkyimg.com/i/2RU39.gif http://funkyimg.com/i/2RU3a.gif http://funkyimg.com/i/2RU8T.gif http://funkyimg.com/i/2RU8U.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
eliza coupe & josh hutcherson

» имя, возраст:
Она: Эй Джей Миддлтон, ~32 y.o.
Он: Марти Миддлтон, ~29 y.o.
» принадлежность:
Носители.
» профессия:
До войны: на ваш выбор.
После начала войны: боевая группа главного штаба.

» способность:
Она: боеголовка.
Он: обостренные чувства.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка 1
ссылка 1
ссылка 1

Эй Джей и Марти Миддлтоны - родные брат и сестра. Они выросли вместе и по сей день сражаются плечом к плечу, готовые броситься друг за друга и в огонь, и в воду, и к сатане в преисподнюю.
Про таких, как Эй Джей, говорят: "мужик в теле женщины" или "баба с яйцами". Она грубоватая, прямолинейная, напористая, саркастичная, часто матерится и может уложить оппонента как в словесной перепалке, так и в прямом столкновении. Эй Джей абсолютно не сентиментальна, не женственна, и порой кажется, будто она совершенно не способна сочувствовать или сопереживать, но стоит узнать эту взрывную особу чуть лучше, и станет ясно: на Эй Джей можно не только положиться в бою, но и обратиться к ней, если станет совсем тяжело. Правда, хорошим советом она вряд ли поможет - скорей, нальет бурбон, скажет "да-а, это херово" или "да забей на это хер", но даже это каким-то мистическим образом поднимает боевой дух.
Опасна в ближнем бою соблюдает субординацию с вышестоящим начальством, склонна выдавать закрученные матерные обороты и одна из тех немногих, кто выжил после прямого столкновения в драке с фантомом.


Марти - полная противоположность своей старшей сестры, но именно он способен выдерживать любые выходки Эй Джей, а еще Марти абсолютно индифферентен к ее ругани.
Он, в отличие от сестры, добродушный, общительный, но менее уверенный в себе, чем пробивная Эй Джей, однако, с ним гораздо проще найти общий язык, Марти все схватывает налету и быстро учится новому (благодаря не только высокому IQ, но и природной склонности к скоростной обучаемости). Парень часто цитирует фильмы и комиксы, чем иногда может раздражать окружающих, но если к нему привыкнуть, Марти вызывает в основном положительные эмоции. Он достаточно юркий и ловкий, хорош в стрельбе, но больше всего отличился после начала войны уже в роли сапёра боевой группы.
Из-за своего изначально мягкого характера Марти было тяжело адаптироваться к реалиям войны. Первые несколько месяцев он то и дело терял сознание от большого вида крови, его рвало от вида трупов и парня постоянно мучили ночные кошмары. Со временем этот период остался позади, но даже сейчас Марти скорей сделает выбор в пользу сохранения жизни, нежели в пользу убийства.

Оба персонажа были задействованы в нескольких сюжетных квестах и эпизодах, и мы будем очень рады видеть их в новых частях нашего большого сюжетного движа.
Биографию обоих оставляю на ваше усмотрение. Самое главное: попасть в характер персонажей. Ниже - примеры постов Эй Джей и Марти (для большего понимания речи и поведения Миддлтонов).

п р и м е р    п о с т а    1

-...вообще Ди Би Куперу приписывают самые разные личности, но доподлинно известно, что при озвучивании суммы выкупа, преступник потребовал «свободно обращающуюся американскую валюту», а такие словечки, - парень сделал воздушные кавычки пальцами, - характерны лишь тем, кто родился, вырос или всю жизнь прожил в США.
- Марти, зайка, - отозвалась Эй Джей с места водителя, направляя в сторону пункта назначения черную и внешне грозную на вид, но потрепанную временем Toyota Sequoia 8. - shut the fuck up.
Изначально отряд был перемещен из Нортфилда в Бродус, штат Монтана, с несколькими остановками по пути. Но по прибытии в Монтану вызванному телепортеру из-за "передозировки" способностью стало нехорошо, и он был вынужден взять перерыв, остановившись в придорожном мотеле, где мог восполнить заряд сил до возвращения ренегатов (но уже с детьми).
Дорога от Бродуса до Каспера занимала от силы 2,5-3 часа, и ренегаты преодолели уже половину пути.
Салливан сидел рядом с Эй Джей, краем уха прислушиваясь к периодической "исторической" справке Мартина и подкручивая настройки в наручном коммуникаторе.
- Может, он был метаморфом, - задумчиво пробормотал Салли, продолжая изучать устройство.
- Что? - отозвался с заднего сидения Миддлтон.
- Может, он метаморфом был, говорю, - повторил австралиец, оторвавшись от коммуникатора.
- А ведь это многое бы объяснило, - засиял Марти и выдвинулся вперед, к Уиллу. - А как думаешь...
- Я думаю, что до Сранотауна мы доедем вчетвером, - встряла Эй Джей. - Понимаешь, к чему я веду?
Кивнув, Мартин отклонился обратно и посмотрел сначала на Растина, а затем на Нив, едва слышно пробормотав:
- Она сегодня не в духе.
С водительского сидения незамедлительно возник средний палец.
- Я тоже люблю тебя, - хохотнул Марти, но на этот раз всерьез замолчал и занялся изучением содержимого своего рюкзака.
Эй Джей закатила глаза, беззвучно произнеся нечто нецензурное.
- И почему ты не моя сестра, - между делом пробормотал Уилл, усмехнувшись.
- Потому что ты везунчик, Салли, - женщина передернула плечами и едва заметно ухмыльнулась.

п р и м е р    п о с т а    2

Адам-Снайдер-Адам-Снайдер.
Почему психопат вроде него не взял себе имя покучерявее? Например, Эвкалиопт Родосский. Или Генрих Рэмпейдж. Ну или придумал бы себе какое-нибудь замысловатое прозвище. В комиксах у злодеев всегда были прозвища.
Марти шмыгнул носом, стараясь не задействовать слух. Здесь и без того была адова какофония разномастных голосов, криков, стонов и прочей апокалиптичной зарисовки к войне.
Нет, Марти, мы не в комиксах. Здесь все гораздо страшнее и куда более серьезнее. У тебя нет способности, как у Гамильтона. Напоровшись на нож или попав под пулю, ты уже не оживешь.
Миддлтон покосился на сестру в шлеме: ее было несложно найти среди других. Эй Джей выдавали ее походка и осанка. Это если не обращать внимания на периодически звучащие в наушниках матерные комментарии происходящего.
Мы не должны бояться ни Снайдера, ни Элдермана, ни кого-либо еще, - раздалось со стороны Рэя, и Марти невольно прислушался к разговору.
Думаешь? - отозвался Лок. - Что один, что второй — гребанные психопаты, а с такими надо в край осторожно.
Выдохнув, Марти мысленно перекрестился и, как только они все оказались в эпицентре катастрофы, отправился на помощь гражданским вместе с Эй Джей и Джереми.
Несколько минут спустя, трехэтажно выругавшись, сестра бросилась вслед за Шоу, решившему уделить слишком много времени какой-то девочке. Но когда она увидела все своими глазами, а после - вытащила Джереми за руку из подъезда, то все слова наезда и обвинений испарились.
Покачав головой, Эй Джей махнула рукой и кивнула в сторону отряда, чтобы Джер возвращался вместе с ней к остальным.
До следующей волны оставалось приблизительно шесть минут.
Марти крутил головой по сторонам, прикрывая своих и то и дело уводя в подъезды паникующих людей. И в какой-то момент Миддлтон услышал на фоне всего хаоса отчетливый скрип оконной рамы и звук разбившегося стекла. Обернувшись к дому, в сторону Лока и Рэя, Марти увидел, как из окна высунулся человек в броне и маске и направил винтовку на Алекса.
- Осторожно! - крикнул Марти и, прицелившись, выстрелил по наемнику. Вскрикнув, мужчина вывалился прямо из окна, упав в нескольких метрах от Гамильтона и Лока, и больше не подавал признаков жизни.
Когда они посмотрели в его сторону, Марти уже собирался поднять большой палец вверх, мол, все окей, но внезапно ему в спину ударило нечто настолько сильное, что Миддлтон буквально качнулся на ногах и сделал непроизвольный шаг вперед. С удивлением посмотрев в бок, он увидел над плечом наконечник гарпуна, пробившего рюкзак и лишь чудом не задевшего его самого.
Секунду спустя цепь на гарпуне резко натянулась и дернула парня за собой по асфальту. Вскинув руки и едва не выронив винтовку, Марти рухнул на спину и прямо на ходу попытался выбраться из рюкзака, но то и дело задевал тела людей, смятые мусорные баки и прочий мусор, лежавший на дороге.
Движение остановилось так же внезапно, как и началось: Миддлтон с силой ударился спиной о припаркованный внедорожник, на кузове которого был установлен внушительных размеров и полностью автоматизированный гарпун, копье которого насадило рюкзак и одежду парня, как люля-кебаб, умудрившись не затронуть самого Марти. И пока Миддлтон ерзал и крутился в попытках выбраться, из машины вылез наемник и, обойдя кузов, навис над Марти, направив на него оружие. Миддлтон в долгу не остался и ответил ему тем же.
- Не успеешь, - усмехнулся наемник из-под маски и постучал пальцем по своим наручным часам.
До волны осталось около трех минут.

п р и м е р    п о с т а    3

- Кис-кис-кис, - ехидно отозвался наемник, высматривая в темных закоулках Эй Джей.
"В жопу себе свое "кис-кис" засунь, говна кусок".
Отправив Рейгана на помощь Джереми, Эй Джей достала пистолет из кобуры и ушла еще дальше в тень. Как только в опасной близости появился наемник, Миддлтон набросилась на него сбоку, сбила к стене и, оттолкнув от себя парой поставленных ударов, прицелилась и выстрелила несколько раз - в горло и голову.
Готов.
Подавив желание почесать взмокший под шлемом лоб, девушка бросилась к лестнице и застала Рейгана рядом с дырой, в которую несколько минут назад провалился Шоу. Эй Джей кивнула Рейгану и, поймав рулетку, осторожно обошла лестницу, чтобы направиться на второй этаж.
- Осторожнее, ковбои, лестница на соплях держится, не провалитесь в новую дыру.
И внезапно:
Чёрт! Десять секунд! Все в укрытие!
- Fuck me twice.
Прорычав, Миддлтон схватила Шоу и утянула на безопасное расстояние от лестницы, глянув вслед Рейгану, героически бросившемуся на открытую дверь.
Волна пронеслась по улице, заставив стены здания сотрястись и завибрировать, но уже через несколько секунд все было кончено.
- Я уже не спрашиваю, каким больным уебком надо быть, чтобы гонять эту хероту по улицам, - ворчала Эй Джей, направляясь по коридору к нужной квартире, - но, черт возьми, где он достал установку такой мощности? Вряд ли заказал доставку лего-конструктора по почте.
Когда помещение было найдено, Миддлтон приложила палец к губам и, просканировав квартиру, кивнула.
- Идете за мной по пятам. Остаемся в тени и никаких лишних движений. Иначе потом будете себя по стенам на фрикадели собирать.
Впрочем, это было понятно уже из забега по улице.
Взломав замок, Эй Джей стала осторожно продвигаться вглубь квартиры, пока, наконец, не дошла до гостиной, за приоткрытой дверью балкона которой стоял чертов пулемет. Подав парням сигнал пригнуться, девушка присела за диваном и повернулась к Шоу.
- Так ты можешь эту херню хакнуть? Насколько близко нужно подойти?
Миддлтон повернулась к Рейгану.
- Прикрываем его с двух сторон, встанем за стеной рядом с дверью и будем надеяться, что эта херовина не обернется на движение сзади. И лучше не вставать в полный рост, мало ли.
Распределив задачи, троица максимально осторожно и внимательно направилась к балкону. Эй Джей заняла свою позицию, косясь в приоткрытую дверь на чертов пулемет.
- Вперед, Джимми Нейтрон, - тихо проговорила Миддлтон и кивнула Шоу. - У нас мало времени.
В конце концов, все, кто был на улице, прямо сейчас находятся в большой опасности. Да и с продвижением дальше будут большие проблемы.
Пока Джереми "подключался" к панели пулемета, Миддлтон, как коршун, следила за каждым его движением и за самим пулеметом, готовая в любой момент отвлечь чертову установку на себя, но когда "контакт" с оружием затянулся, Эй Джей поняла, что дело запахло жареным.
- Что-то не так, - проговорила она, переведя взгляд на Рейгана. - Такое раньше случалось? Что с ним?.. Джер? Шоу?
Пулемет провернулся на несколько градусов и вновь выстрелил по кому-то на улице, но затем неожиданно начал поворачиваться в их направлении.
- Да в жопу это, - прорычала Миддлтон. - Вытаскивай его!
Выпрямившись, Эй Джей распахнула дверь и со всей силы пнула установку ногой, спровоцировав легкий взрыв, который откинул пулемет в сторону и уронил его на пол, испортив механизм. Сама девушка отлетела назад и не особо мягко приземлилась на спину.
- Твою мать, - прохрипела она под шлемом. - Все живы?
Миддлтон поднялась на ноги и с опаской выглянула на балкон.
- Все чисто, - прокомментировала она в наушник. - Пулемет больше не помеха.
Но следующие слова Джереми заставили ее удивленно обернуться в его сторону...

п р и м е р    п о с т а    4

- Ссаная техника, - шипела под шлемом раздраженная до сатанинского состояния Эй Джей, пока троица спускалась по лестнице. - Это дерьмо вообще когда-нибудь работает?? Как важная миссия - так всё сразу раком через сраку.
Девушка продолжала сокрушаться и костерить всё, что попадалось ей по пути, пока не толкнула дверь, вскинув винтовку, и не сделала шаг на улицу, мгновенно заткнувшись и сосредоточившись на деле. Но вот сюрприз: там их ожидал только Алфи.
Рэй? Норман? — пытался выйти на связь Фостер. — Центр? Не смешно, гайз.
- П%здец как не смешно, - буркнула Эй Джей, отпинывая ботинком камень в сторону, направляясь к Палмеру.
Целы? - поинтересовался саблидер, и, чёрт возьми, Миддлтон охренеть как рада его видеть.
- Ну как сказать, - отозвалась Эй Джей, косясь по сторонам. - Какого хрена все ушли? Куда они делись?.. - Тишина. - Где. Мой. Брат?! - хрипло вырвалось у нее, и Миддлтон похолодела от одной мысли о том, что Марти мог погибнуть. - Сэр. Где все?
Но у Палмера не было информации - равно, как и у них троих.
"Блядство".
Пошли, нужно добраться до тюрьмы. Если Икс там, надо его взять.
- Я этому дауну яйца на лоб натяну - будет до конца жизни джингл-беллз в соло исполнять, тряся башкой, - Эй Джей проверила винтовку и выдвинулась в путь вслед за саблидером, продолжая присматривать за Шоу, который пару минут назад оказал всем несравнимую помощь. Теперь они хотя бы будут знать, на каком переулке их шансы сдохнуть взлетают до небес.
Рейган, Эй Джей, прикрываете. Джери, верни связь и обруби турели по проложенному до тюрьмы маршруту, у нас нет времени разбираться с каждой из них по отдельности.
Кивнув, Миддлтон покосилась на Джереми с немым вопросом, нечитабельным на ее лице под шлемом: "А ты так сможешь?"
Видимо, придется проверять уже на деле.
- У нас одиннадцать минут, - прокомментировала Эй Джей, когда они достигли грузовика с гарпунной установкой. И тогда девушка заметила на асфальте знакомый рюкзак с отрезанной лямкой.
Встопорившись на месте, Миддлтон опустилась вниз и, рассмотрев рюкзак внимательнее, с рухнувшим сердцем прорычала в голос, ударив кулаком по колесу машины, из-за чего шина разлетелась на части, а сам грузовик сдвинулся в сторону.
- Где он, чёрт возьми?! - прорычала она в пустоту и, схватив рюкзак, закинула его через плечо, под конец выпалив: - Дерьмо.
Связи нет. Данных об исчезновении половины команды - тоже. Теперь у них два решения: бездумно бегать по округе в попытках найти своих, или же, как приказал Алфи, выдвинуться дальше, к той отметке, от которой исходят все энерговолны. И второй вариант казался пусть и самым неприятным, но более действенным. Вдруг пропавшие ребята сделают то же самое?
Вдруг Марти сделает то же самое?
"Этот киберублюдок сильно пожалеет о том, что вообще решил устроить здесь свой сраный день независимости".
Она двигалась вместе с остальными, то сверяясь с координатами, выданными Джереми, то следя за тем, чтобы особо ушлые наемники не подстрелили их на очередном перекрестке. Несколько раз им пришлось отстреливаться от нападавших, но к началу следующей волны все четверо успели спрятаться в одном из зданий.
- Сэр, - Эй Джей наконец-то обратилась к Палмеру, когда они вновь выдвинулись в путь и успели преодолеть пару кварталов. - Не лучше ли найти машину? До следующей волны осталось семь минут, мы можем переждать ее в здании, а дальше надо бы разжиться тачкой, иначе мы так до второго пришествия туда не дойдем. Судя по отметке, нам еще минимум час пешком грести.
Но не успела Миддлтон закончить фразу, как с двух сторон от ренегатов раздались громкие взрывы. Эй Джей машинально вздернула голову вверх и увидела, что и справа, и слева были подорваны два высотных жилых здания, и они, разойдясь глубокими трещинами по несущим стенам, начали давать крен и разваливаться на части.
- ТВОЮ МАТЬ!!! - истошно завопила Миддлтон. - Валим, валим, валим!!
Она сорвалась с места и бросилась прочь от падающих кусков бетона и металла.

0

17

https://78.media.tumblr.com/a9b3c20825f00d1913a9c1cbd1371f26/tumblr_msvix5jB9X1qk4fe1o4_r1_250.gif https://78.media.tumblr.com/f595aa798785d07f7c9ffd9d87e72c59/tumblr_msvix5jB9X1qk4fe1o2_r1_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Isla Fisher

» имя, возраст:
Имоджен Макинтайр/Imogen MacIntyre, 32 года.
» принадлежность:
На выбор игрока.
» профессия:
Финансист, медиатор, толковый администратор, что-то, что может позволить попасть в список ста самых влиятельных женщин бизнеса по версии журнала Forbes. Может быть аналитиком, информатором или вовсе выполнять некие административные функции в главном штабе вигилантов.

» способность:
На выбор игрока.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Считается, что хорошие девочки, скромницы и умницы, рано или поздно достигнут успеха, в то время как плохие девочки обязательно получат по заслугам. Имоджен Макинтайр, увы, никак не вписываются в это морализирующее утешение для серых мышек: она-то как раз доказательство того, что те, кто склонны брать от жизни все с самого начала, и восходят на вершину успеха. Имоджен - уроженка гордой Шотландии, любимица семьи Макинтайр, всегда была склонна пользоваться тем, что ей дала природа. Она рано поняла, что козырять внешностью во имя конечной цели - не так уж и дурно; что можно быть одновременно красивой и умной; что выгодно держать при себе стайку блеклых почитательниц и блистать на их фоне.
Она росла в Эдинбурге и выжимала из этого города все, что только можно. Поняв, что не хочет застрять на севере Британии, она по достижении совершеннолетия переместилась в Лондон, умудрилась построить неплохую карьеру, позволившую ей обратить взор за европейские горизонты. По мере восхождения по карьерной лестнице Имоджен превращалась в известную в определенных кругах персону с рядом очень полезных навыков по выжиманию денег из корпораций и выуживанию коммерческих тайн. Это, безусловно, привлекло к ней еще больше внимания, и вскоре мисс Макинтайр уже была одной из акул Нью-Йорка, готовясь взять штурмом очередной воздушный замок - который она, как и все предыдущие, умела превращать во вполне земные твердыни.
Война внесла в ее интересную жизнь хаос, который Имоджен нисколько не радовал. В ней было слишком много цинизма, чтобы прислушиваться к словам Линкольна Риндта; позиция Элдермана внушала куда больше доверия, чем изрекаемые человеком из будущего обвинения. Будучи человеком не только напуганным происходящим, но и крайне прагматичным, Имоджен поспешила примкнуть к "правильной" стороне, стараясь видеть в войне не только чудовище, но и шанс - ведь кто знает, как разыграются карты по завершении боевых действий, верно?

Имоджен - племянница Айрис Макинтайр, моей матери, из чего следует, что мы - кузены. Отношения между нами не совсем родственные: Имоджен - мой ночной кошмар, я - ее любимая груша для битья. Мы виделись не слишком часто, но достаточно для того, чтобы между нами установилась эдакая стабильность: Имоджен, зная о том, что Форсайта долгое время считали чуть ли не сумасшедшим, пользовалась этим фактом с самого детства, когда приезжала гостить к моей семье; меня же ее активная натура всегда приводила в ужас. Мы повзрослели, многое изменилось, кроме одного - мы по-прежнему отвратительная команда, пусть и держимся вместе на одной стороне.

Имоджен из тех людей, про которых можно сказать "мягко стелет, да жестко спать". Она умеет очаровательно щебетать, лучезарно улыбаться, рассыпаться направо и налево комплиментами и уменьшительно-ласкательными суффиксами, но все это - внешняя оболочка. Макинтайр прекрасный манипулятор, чьи добрые слова не стоит воспринимать буквально. Она предпочитает грести жар чужими руками и, соответственно, редко обжигается. Вместе с тем Имоджен обожает шутки, розыгрыши, дуэли сарказма и часто оказывается в центре внимания - и обожания.
Я хочу, чтобы вы внесли разнообразие - сильных женщин достаточно, а вот дам, способных нежничать и запугивать одновременно явно не хватает. Выбивайте у ренегатов почву из-под ног одним своим маникюром - и мы вас все на руках носить будем.

п р и м е р    п о с т а

В американо-британской семье дети, наверное, должны воспитываться в соответствии с лучшими традициями обоих англоязычных миров. В случае Джоэла и Айрис Форсайтов "наверное" — ключевое слово.
Их дети ничего не знают об американской мечте, а книг Дональда Биссета мало, чтобы взрастить в юном поколении чисто английский дух — Эрвин и Юджин учатся быстро преодолевать расстояние от дверей магазинчика на бензозаправке до машины, пока голос Табо Мбеки неумело, но уверенно рассказывает по радио о новой, лучшей жизни. Не для всех. 
Смерть апартеида в 94-ом меняет быт жителей ЮАР коренным образом, однако его отголоски слышны и шесть лет спустя. Еще более ощутимы настойчивые попытки правительства перечеркнуть все, что было до него, и желание поселить в чужих головах лозунг "Африка — африканцам". Это факт общеизвестный, Форсайты осведомлены о нем еще до того, как прибывают на чужие берега, но знать о среде и жить в ней — две разные вещи. Джоэлу отток белых в пригороды, а затем — на другие континенты, кажется временным препятствием, которое он, человек увлекающийся и любящий экзотику, океан и хороший климат, преодолевает с американским оптимизмом. Работа судостроителя достаточно объемная, чтобы не думать о плохом, контракт с южноафриканским филиалом большой компании сулит прибыль, фирма обещает уладить все проблемы с регистрацией и жильем. Его жену Айрис поначалу тоже все устраивает, хоть она и много беспокоится — как за старшего сына, Эрвина, которому всего три года на момент переезда, так и за будущего младшего — Юджина, родиться которому суждено уже в городе по прозвищу "Самый красивый край света",
Очарование бледнеет быстро, несмотря на то, что Кейптаун, в общем-то, чуть ли не самый гостеприимный уголок страны, а зарплата Джоэла позволяет содержать супругу и двоих сыновей без всяких проблем. И все же они не уезжают. Форсайт-старший раз за разом ставит подпись под новым договором. Оказавшаяся в изоляции Айрис скучает, без особого успеха пытается влиться в кейптаунское общество и постоянно нервничает.
Юджин растет билингвом. К удивлению родителей, мальчик без всякого труда подхватывает все новые и новые слова, разделяет английский и африкаанс. Последний впитывается им буквально на ходу, во многом благодаря нанятым Форсайтами домработнице и садовнику — равноправие равноправием, но обычай брать помощников среди местных никуда не исчезает. Примечательно то, что на африкаанс младший лопочет куда резвее Эрвина. Читать он тоже начинает слишком рано для ребенка его возраста. И вообще — Юджин чересчур активный и любопытный. Об этом говорят все. А еще у него болезненно-живое воображение — как иначе назвать его глупые россказни про ночные прогулки по округе, когда он крепко спит дома под семью замками?
Юджин в его шесть действительно обладает всем вышеперечисленным, но его истории про прогулки по улице не выдумка, а лишь первое проявление дара — на тот момент ни он сам, ни окружающие ничего об этом не знают. Мальчик, как и Эрвин несколькими годами ранее, идет в самую приличную кейптаунскую школу, где быстро заслуживает интерес учителей; необходимость оглядываться и смотреть на мир из-под колючей проволоки и затемненных стекол не кажется ему странной, маме не надоедает тосковать и переживать, а во время отпуска отца они по традиции летают на родину — в США. Так выглядит жизнь семьи Форсайтов до 2008-ого года.
Режим Мбеки ведет не к возрождению Африки, а к ее закату. ЮАР пожирает СПИД, люди живут на доллар в день, их и без того нищую страну наводняют беженцы из Зимбабве. Глядя на то, как Йоханнесбург и Дурбан захлебываются в крови и грязи, Джоэл и Айрис принимают решение (нелегкое для мужа, но единственно-верное в глазах жены) не дожидаться волнений в Кейптауне. Мировой кризис пугает их куда меньше, чем бандитизм и столкновения на улицах. Форсайты возвращаются в Америку еще до того, как власть в ЮАР переходит в руки Джейкоба Зумы, и останавливаются в Филадельфии, штат Пенсильвания. Джоэл устраивается работать на крупного судостроителя, Айрис стремится влиться теперь уже в американский круг и параллельно решает вспомнить о дипломе Эдинбургского университета по литературе, их дети идут в школу, смешат свои классы диковинным акцентом и невероятными историями про ЮАР.

0

18

http://funkyimg.com/i/2Hdtr.gif
SYD FORRESTER
toby kebbell / theo james

► Тридцать два года.
► Старший продюсер, первый помощник Аланы еще со времен работы на CNN. «Цензурщик» подразделения - следит за тем, чтобы ни один из членов команды не выболтал в своих репортажах, эфирах и статьях что-то, что может рассекретить ренегатов или поставить их под удар.
► «Человек-оркестр»: имел боевую подготовку еще до начала войны, мастер адаптироваться под ситуацию, с одинаковым успехом может работать как с боевой группой или разведкой (на специализированных для этого миссиях), так и с другими подразделениями штаба. Лидер по духу, но прекрасно умеет действовать в команде. Тяжело переживает потерю друзей, погибших в пожаре, поскольку считал их не просто коллегами, а семьей.
► Страдает от гипертимезии. Чтобы «разгрузить» мозг и работать максимально эффективно, прибегает к помощи особых носителей и освобождает часть памяти от ненужных воспоминаний.
Персонаж уже был задействован в эпизодах.

0

19

BILLY BURKE
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Мы пережили зооапокалипсис, что нам еще один конец света? Хотелось бы пополнить стан ренегатов ученым, возможно даже со способностью к гениальности. Можно взять какого-нибудь биолога, допустим, тогда он сможет помогать медикам. Не самый приятный в общении тип, от которого часто веет сарказмом, иронией и снисходительным отношением к людям, которых считает глупыми. Социальные навыки оставляют желать лучшего. Он пытается развивать их, пусть выходит на первый взгляд не очень. Но люди, которые с ним рядом, знают, что он о них по-своему переживает и заботится. Буду рад с ним ладить, а если и нет, то все равно буду рад видеть здесь.

https://69.media.tumblr.com/011e5027e914dea1011645301fcf20e7/tumblr_oamcoadozy1sj8jevo5_r2_250.gif

+

https://69.media.tumblr.com/868355fbe6ae44b9e21bf4d8e11f2c1b/tumblr_oamcoadozy1sj8jevo6_r1_250.gif
https://69.media.tumblr.com/e34125a2c26146cfd94dda3443e46dd8/tumblr_oamcoadozy1sj8jevo3_r1_250.gif
https://69.media.tumblr.com/f027cd56e3ec767d4ed51c9777de7891/tumblr_oamcoadozy1sj8jevo1_250.gif

0

20

http://funkyimg.com/i/2G391.gif http://funkyimg.com/i/2G38Y.gif http://funkyimg.com/i/2G38X.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
ezra miller

» имя, возраст:
Spencer Hogg, 29
Спенсер Хогг
» принадлежность:
человек.
» профессия:
в прошлом: журналист, блоггер.
в настоящем: искатель в гл.штабе.

» способность:
-
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

- Неужели и ты туда же, Тэдди?
- Что я?
- Ты у нас теперь тоже супергерой... да вы специально, а?
- Поверь мне, Спенс, я не мечтала о том, чтобы моя супергеройская способность похоронила меня заживо.

» Ты вырос без матери и всей твоей семьей был твой отец, который часто пропадал на работе, чтобы обеспечить тебя всем необходимым. Он был замечательным отцом и ты никогда не чувствовал себя нелюбимым или ненужным, даже наоборот - ты понимал, что тебе повезло с ним. Маму ты совсем не помнишь, она умерла, когда ты был совсем маленьким и запомнилась тебе исключительно по фотографиям. Но рос ты замкнутым ребенком, который не мог найти общий язык со своими сверстниками, что весьма волновало твоего отца. Нет, походы на рыбалку - это хорошо, но у тебя почти не было друзей и всё своё свободное время ты проводил за книжками. В школе тебя часто лупили, ты не раз возвращался с фингалом под глаз, но стоически всё терпел. А потом некий Кевин Уилкинс решил за тебя заступиться и все моментально отстали от тебя. Как полагается вежливому мальчику, ты отблагодарил его, но искренне надеялся, что на этом всё закончится, потому как он был вечным напоминанием твоего позора. Но Уилкинс почему-то вцепился в тебя клещами, всё докучал разными вопросами и просьбами по учебе, потом позвал на бейсбольный матч, а тебе неловко было отказаться, ну и как-то так получилось, что этот назойливый мальчик превратился в твоего единственного настоящего друга, который без предупреждения мог заявиться к тебе в дом и сказать, что ночью он будет ночевать тут. 
» Надо отдать тебе должное, учился ты всегда хорошо, поэтому был одним из тех, кто поступил в Йельский Университет с самым высоким баллом по SAT и получил полную стипендию. Наигранно возмущался тому, что Кевин потащился за тобой и утверждал, что выбрал университет на другом конце страны лишь потому, что хотел избавиться от него, но не получилось. Там же и познакомились мы с тобой. Ты учился на журналиста (в выборе профессии тебе помог либо Питер Паркер, либо Кларк Кент, я не помню) и мы часто пересекались на лекциях. Я честно не помню, как мы разговорились, но очень быстро нашли общий язык, поскольку у нас совпадали интересы. Через тебя я познакомилась с Кевином, которого на дух не переносила первое время, а ты познакомился с Клементайн и сразу же в неё влюбился, но так и не решился признаться ей в этом. После окончания учебы ты работал на себя - писал разные статьи, вел блог и стал достаточно популярным.
» Из всей нашей компании, мы с тобой дольше всех поддерживали связь. Когда Клем уехала, а спустя какое-то время и Кевин решил, что хочет пойти на "поиски себя", то лишь мы с тобой остались друг у друга. Конечно, где-то в перерывах и я уезжала в горячие точки планеты, но когда возвращалась, то всегда приходила к тебе. Связь потерялась, когда Нью-Йорк был разрушен. Я старалась тебя отыскать, как и ты - меня, но так и не смогла. Мы вновь встретились, когда я перешла к главный штаб ренегатов вместе с Клем.
» Ты с детства обожал комиксы, у тебя была целая коллекция фигурок и прочего, поэтому несложно догадаться, что ты мечтал быть носителем. Какого же было твоё разочарование, когда во время чипирования тебя определили "простым смертным", как ты любишь говорить. К слову, ты до сих пор не смирился с этим, то и дело напоминая всем своим друзьям о том, что у тебя, в отличие от них, нет способности. Мы с Клем как-то думали, что на самом деле у Спенсера вполне может быть способность, которая активизируется в настоящем времени, а то, что до сих пор он считался человеком является ошибкой - кто-то перепутал данные или ему неправильно сказали, но, в случае чего, вы можете сделать его носителем, так даже интереснее.
» Твой отец жив и здоров, находится вдали от боевых действий.

Мы с тобой очень хорошие друзья и я ценю то, что ты был со мной тогда, когда других не было. За то время, что мы с тобой провели вдали от других - бесценно, и ничто этого не изменит. Я никогда не скажу это вслух, но меня вечно волнует то, что у тебя нет способности, да и в целом тебя сложно назвать выносливым, поэтому если мы каким-то образом сталкиваемся с бедой вместе, то я на подсознательном уровне стараюсь рассчитать, как тебя лучше прикрыть.


» все пункты можно и нужно обговорить. даже если  Спенс использовался во флэшбеках или в каких-то постах, то это не станет проблемой. мы с Клем можем рассказать вам много интересных деталей про него.
» нам очень важно, чтобы персонаж в первую очередь был интересен вам, поэтому мы с Клем всячески поможем вам - с деталями, историей, даже в плане смены способности, побрейнштормить и прочее, не говоря о том, чтобы наделать кучу графики.
» в остальном, я буду всячески баловать вас, носить на руках, и вообще  http://funkyimg.com/i/2kywd.png


п р и м е р    п о с т а

В последнее время ей всё чаще кажется, что настоящее острыми когтями впивается в подсознание, отчаянно стараясь ухватиться за все провода и резко выдернуть их – выдернуть все воспоминания, мысли и даже страх.
Теодора Саттон чувствует, что она перестает бояться, когда над ухом проносится пуля, успевая лишь едва задеть кожу и оставить мелкую царапину после себя.
Теодора Саттон с привычным упрямством заявляет, что Норман Уорд не умер, при этом смотрит на собеседника таким взглядом, что становится ясно - ещё одно слово и у него под ногами расступится земля. В буквальном смысле этого слова.
Теодора Саттон благодарна, что в мире есть – Клементайн Ходжинс, Кевин Уилкинс и Спенсер Хогг.
А ещё, в этом самом мире есть Растин Сивер, хоть его и не приглашали на празднование, поскольку она так и не разобралась... можно ли, надо ли, стоит ли..?

- Я уверен в том, что стащил бутылку бурбона, и да, Клем, сегодня все будут пить, - Уилкинс хитро поглядывает на подругу и всё также улыбаясь, добавляет, - совсем чуть-чуть, ведь можно? – это напоминает их посиделки в общей квартире Клементайн и Тэдди, когда они все, кроме Ходжинс, учились в Йеле.
Всё, что связано с Йелем сейчас кажется вырванным из подсознания клочком воспоминаний, которых то и дело уносит ветер – хочется ухватиться за них, да сохранить на память, но не получается. Отчасти, именно поэтому Саттон всё чаще кажется, что и не с ними это было – Спенс и Кевин не заявлялись к ним в квартиру за полночь, первый не жаловался, что не может дотащить Уилкинса до общежития, когда этот последний радостно размахивал руками и просил Клементайн показать ему очередной фокус, утверждая, что ни у кого во всём мире больше нет такой классной способности.
Не было и Сивера, который вечно хмурился, стоило Тэдди пнуть его в бок и сказать, что ему бы не помешало обзавестись друзьями (что в переводе с её собственного языка означало лишь одно – «ты будешь дружить с моими друзьями, и это не обсуждается»).

- Мне кажется, такими темпами я начну пить, - вранье всё это. Кем-кем, а вот алкоголиком ей уж точно не стать, хотя бы потому, что даже в свои двадцать восемь, Теодора Саттон так и не привыкла к горькому привкусу спиртного, то и дело кривя лицо и считая это чистым ядом, не более того, - и виноват будешь ты! – тонкий пальчик упирается в грудь Кевина, который изображает из себя саму невинность и возмущенно пожимает плечами.

Тэдди расплывается в улыбке, когда ловит на себе взгляд Клементайн. Всё ещё стоя у стены, вжимаясь в неё лопатками, она наконец-то умудряется отлепить себя от неё и делает несколько шагов в сторону подруги, моментально заключая ту в объятия.
На мгновение замирает, потому что не может подобрать нужные слова.
Ты знаешь, я так рада, что когда-то встретила тебя.
Спасибо, что ты вернулась в мою жизнь.
Больше не оставляй меня, ладно?
Обещай мне, Клем, обещай, прошу тебя.
Прошу тебя…

- Хочу заметить, что я чувствую себя неловко, - привычным тоном, заявляет Кевин и двигает в сторону тумбочки, доставая припасенные стаканы, которых несколькими часами ранее утащил то ли из кухни, то ли ещё откуда-то, - вот бы меня кто так обнимал, что это такое ну, ты не согласен Спенс? – в ответ Хогг лишь закатывает глаза, после чего снова смотрит в сторону Тэдди с Клементайн.
- С этой любовью трудно соперничать, скажу я тебе, дружище, - многозначительно заключает Уилкинс и протягивает ему стакан.

- С днём рождения, Клем! – она наконец-то отстраняется от Ходжинс, заглядывая ей в глаза. Светлая прядь волос на мгновение цепляется за её тёмную, - Я так рада, что ты есть в этом мире, - ей так сложно это объяснить, ей до сих пор так сложно сказать всем тем людям, что изменили её жизнь о том, что она боится их потерять, - пусть так будет всегда. Будем праздновать твой день рождения, когда мы с тобой будем совсем старыми и поседевшими… аааа, можешь представить меня с седыми волосами?
- Слушай, Тэдс, чего ты про старость заговорила, - Кевин влезает в разговор самым наглым образом, протискиваясь между ними и сует им в руки по стакану, - пока живем лишь по одному принципу - carpe diem, и никакой старости, друзья мои! – они все поднимают стаканы, даже Спенсер, который останавливается рядом с Клементайн и светится как та самая гирлянда, которую Ходжинс так любит зажигать по вечерам.
Саттон с трудом осушает свой стакан.

- Ты должна будешь загадать желание, есть что-то на примете? -  пустые стаканы опускаются на тумбочку, а Тэдди пихает в бок Кевина, желая самой взять в руки их необычный торт, и игнорирует его «вредину». – Ну, загадывай, Клем, - Саттон всё же позволяет ему зажечь свечки и подносит четыре обычных маффина, обернутые ленточкой, прямо к носу подруги.

Пусть мы будем в безопасности, пусть... мы всегда будем вместе.
Она и не замечает, как загадывает желание вместо неё.

для вдохновения

http://funkyimg.com/i/2HYWx.png

0

21

https://69.media.tumblr.com/tumblr_lufbsh4S8G1qkcj4n.gif https://69.media.tumblr.com/tumblr_lufbsy9RPw1qkcj4n.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
benedict cumberbatch

» имя, возраст:
Roderick "Rory" Fitzwilliam, ~40
» принадлежность:
человек или носитель, на ваш выбор
» профессия:
какое-то время числился преподавателем политологии в закрытом пансионате в Пенсильвании. После ударился в журналистику. Ныне - информатор с перспективой пополнить ряды разведки.

» способность:
Если же решите быть носителем, то, думаю, было б интересно взять что-то в роде трансмиграции.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

От британца в сим мсье только скулы да невыговариваемая фамилия, которой субъект очень кичится и впадает в ярость, стоит фамилию эту непроизвольно (или же нет) исковеркать. О семье доподлинно практически ничего не известно, да и расспросить об оной вряд ли получится, ибо товарищ Рори слишком часто пребывает в состоянии алкогольного опьянения. Однако проблемы в своей маленькой «страсти» не видит. Наоборот, считает, что градус расширяет границы сознания да помогает чуть более детально взглянуть на окружающую действительность. Крайне печально, что столь глубокая, можно даже сказать, философская мысль не была радушно воспринята руководством пансиона, из-за чего романтика Фитцуилльяма попросили как можно скорее удалиться с занимаемой им должности профессора. Как он вообще умудрился заполучить место в столь «фешенебельном» заведении – загадка, кажется, и для него самого.
Однако педагогом сей субъект был отменным – его лекции, пожалуй, прогуливали реже всего, ибо Родерик, несмотря на свои пагубные привычки, умел мастерски жонглировать словом да из довольно скучного материала создавать крайне интересные лекции. (Спроси Сэм о содержании хотя бы одной из них сейчас – вряд ли вспомнит, но тогда все казалось крайне запоминающимся.)
Судьба его после педагогической деятельности сложилась не самым лучшим образом – никто не горел желанием принимать в штат заядлого любителя «пригубить». Единственное, что удалось заполучить – место в какой-то захудалой газетенке, освещающей события «районного масштаба». Жонглер преуспел на сим поприще и вскоре рискнул сунуться в издательство покрупнее, предварительно заметно уменьшив периодичность своих свиданий с бутылкой горячительного.
Судя по всему, успех все же настиг профессора, ибо в феврале 2035 после катастрофы на церемонии Сэм встречает его в числе журналистов, освещавших сие событие.


- Профессор, да вы постарели! – с нескрываемым ехидством встретила она старого знакомого.
- Да и ты не молодеешь.. так и не скажешь, что азиатка – годы совсем не пощадили, - с нарочито наигранным сочувствием процедил мсье.

С 2035 по 2036 Сэм частенько взаимодействовала с бывшим наставником. Симбиоз - ему любопытные новости, ей - необходимый пиар для продвижения себя любимой. Откровенно говоря, я пока не знаю, как пересечь персонажей в "настоящем", но это в любом случае будет любопытно. Эдакая смена ролей: какое-то время мсье Рори руководил происходящим, сейчас же в сие место вцепилась Сэм и бразды правления не передаст даже чисто номинально.

х Рори не столько "за" вигилантов, сколько "против" ренегатов и всего, что они считают благими действиями.
х Фитцуилльям (или не Фитцуилльями, и даже не Родерик - все вам на откуп) - человек-балабол простите, он может долго и красиво рассуждать о прогнившей системе, толпе бунтарей да уверять общественность в том, что точно знает, кого винить в воцарившемся хаосе, однако действовать в «известном ему в единственно верном направлении» у мсье кишка тонка. Он выглядит прогнившим циником, но на деле боле походит на крысу, что ищет себе тихое\спокойное место или хотя бы "крышу", которая в случае чего прикроет.
х Сэм всенепременно будет обожать профессора, ибо его идеология ей в чем-то очень близка, однако «это не его собачье дело», так что сей факт вряд ли когда-то всплывет наружу.

немного визуализации

https://funkyimg.com/i/2Tnrm.gif https://funkyimg.com/i/2Tnrn.gif

п р и м е р    п о с т а

[indent]  [indent] Противный запах грязных простыней и, казалось, вековой пыли перебивал только запах ядреного пойла, смиренно дожидавшегося своего звездного часа  в стеклянной таре. И сей запах не потревожил бы никого, если бы умняша-аналитик не решил облобызать сосуд в попытке откупорить оный. В любой другой ситуации Гарнер бы даже сумела умилиться, созерцая столь миловидную картину, но сейчас в поле ее зрения слишком много раздражающих факторов, мешающих смотреть на окружающую действительность с некоторой долей юмора. Или сарказма. Тут уж каждому свое. 
Что он там говорил? Сменить одежду, стянуть штаны? Чарующая атмосфера: два относительно здоровых человека, ночь (или уже утро), мотель и дивного рода предложения. А вдобавок ко всему, если открыть окно, можно услышать серенаду. И не важно, что речь идет о престарелом субъекте, не сумевшем рассчитать дозировку влитого в глотку спиртного, а потому испытывающего дико неприятные ощущения и острую необходимость начать горланить. Романтика, она для каждого своя!

[indent]  [indent] Гарнер очень старалась, но скрыть свой оскал так и не сумела. Уж очень позабавило ее происходящее. Особенно поползновения Трента; то ли пытаясь надоедливую часть гардероба стянуть, то ли доломать себе ребра, аналитик в данный временной промежуток больше напоминал черепаху, которая неведомым образом оказалась перевернута и вернуться в исходное положение да встать на ноги самостоятельно была не в силах. Гарнер бы даже посмеялась, но острая боль в области ребер не давала и шанса проявить все свои эмоции в полной мере.
- Ты ведь сейчас шутишь? Вопрос с налетом иронии, распознать которую оппонент, очевидно, не сумел. Это расстроило, но не сразу. С некоторой надеждой девушка более внимательно посмотрела на Эллиота, ожидая какой-нибудь реакции из серии «само собой, мои панталоны, мне их и снимать», но увы и ах, и намека на подобное не наблюдалось. Оскал Сэмми плавно искривлялся, трансформируясь во что-то менее самоуверенное, когда создание восточных кровей осознало, неизбежность грядущего.
– Боже.. - аккуратно шагнув в сторону пострадавшего, крайне тихо прорычала она с целью успокоения себя любимой да сохранения светлого образа добродушного дознавателя, впаренного Тренту как банку вздувшихся консервов, - хватит ерзать уже, - и тон ее боле напоминал тон матери, которая точно знает, что ты где-то накосячил (и довольно сильно), но ей нужно, чтобы ты сам во всем признался. Сэм - не мать, и черта с два когда либо ею станет, но давить на психику ей всегда удавалось довольно неплохо. Ну.. или ей всегда так казалось.
В любом случае, отступать было уже некуда: жертве даровано чувство стыда, не жертве – чувство превосходства. Осталось разобраться лишь с одной деталью..
– Черт! Ты как их натянуть вообще сумел? Без иронии, без сарказма и издевки. В трезвом уме и здравой памяти. Чистый шок.. Сэм и не думала, что сие действо замет у нее столько времени. Столько сил. Такие моменты хочется стереть из памяти еще до того, как мироздание решит подарить шанс быть вовлеченным в оные, но это было бы слишком просто. А учитывая способность Гарнер – практически невозможно.
Пара минут длиною в вечность и экзекуции завершены. Аналитик свободен каждой частью своего тельца и в состоянии общупать себя вдоль и поперек. Что же до Гарнер, боль в боку дарование стало ощущать гораздо яснее, и, так как строить из себя железную леди Сэм уже была не в состоянии, девушка позволила себе упасть на соседнюю кровать, прихватив трентовские скинни как трофей.
[indent] - А я уж как-нибудь сама. Обсудим предложение, когда будешь в состоянии провернуть сие, - вскинув опущенную к полу руку вверх, «случайно» заехав штаниной Эллиоту по лицу, наглядно демонстрируя, о чем идет речь, - самостоятельно. Опуская конечность с трофеем, Гарнер ненароком обратила внимание на размер вещицы, указанный на бирке с внутренней стороны пояса. Словом, невозможно представить ситуацию более обидную, нежели ту, в которой оказывается, что особь мужского пола носит одежду на два размера меньше твоего собственного. Можно накинуть еще размерчик, учитывая ситуацию, но..
«У меня не жир, а формы. Не жир, а формы!!» - главное, уметь себя успокоить, а у Сэм с сим бывают некоторые трудности.

[indent]  [indent] От запаха, доносившегося из бутылки, уже начинала болеть голова. Дабы хоть как-то отстраниться от оного девушка решила, что пора уже продезинфицировать пострадавшие участки да швырнуть тару, чтобы и духу ее подле боле не было. Девушка поднялась, выпустив трофей из руки дабы ухватиться оной за новую добычу, однако продолжить свои действа она не сумела.
– Миннесота? В глазах непонимание, на лице страх или нечто крайне на оный походящее. Кто бы мог подумать, что вчерашней «гадалке» повезет вернуться «домой» именно таким способом. От переизбытка полученных за последнюю пару часов эмоций Гарнер заметно тормозила с логическими умозаключениями, а потому не могла сообразить, как они здесь оказались и как отсюда добраться до штата Мичиган. – Мне нужна карта.. а тебе что-то менее утягивающее. Перебирая пальцами забранную у Трента визитку мотеля Гарнер «зависла», устремив свой взор в одну точку, словно чудесное решение проблемы настигнет ее в ближайшую пару секунд.
Но чуда не произошло ни после пары секунд, ни после пары минут, благо чему Сэм неосознанно пошатнулась в сторону входной двери. Коснувшись холодной железки, простым людом дверной ручкой названной, шатенка поняла, что ей все еще надо быть милой, иначе есть шанс вернуться и обнаружить в номере одних только клопов. – У хозяина сего заведения должно быть что-то, я скоро, - не дожидаясь ответа, она шагнула за порог, сразу же влетев ботинком в извергнутую голосистым стариком трапезу. Блестяще..

Хозяина сего смрада уже не было на месте, а вот круглосуточный магазинчик оказался открыт. Продавец, правда, храпел на всю округу, но кого волнуют такие мелочи? Сонный дурень – славный дурень. Никаких лишних разговоров да контактов (что-что, а видеть чьи-то обрывочные воспоминания девушке сейчас точно не хотелось).

[indent]  [indent] Прошло минут десять и Сэм вернулась, аккуратно заглядывая в номер, ожидая то ли западни, то ли еще чего, но обстановка оказалась на удивление спокойной. Трента не наблюдалось, но скрип, хрип да всплески воды давали понять, что он где-то в стороне ванной комнаты или чего-то, что за оную выдавалось. Девушка нырнула в номер, швырнув пакет с покупками на одну из кроватей, предварительно выцепив оттуда одну из наобум купленных находок, коей оказался свитер с символикой штата во всю грудь, разумеется. Время сменить гардероб, как и предлагал Трент.

0

22

http://funkyimg.com/i/2ByXA.gif http://funkyimg.com/i/2ByXB.gif http://funkyimg.com/i/2ByXC.gif
ESTHER LEVISON, 29 » SHAPESHIFTING » MARY ELIZABETH WINSTEAD
М  Е  Т  А  М  О  Р  Ф  И  З  М

[indent] Эстер - дочь бывшего сенатора США от штата Миссури. Она обнаружила свою способность в одиннадцатилетнем возрасте и скрывала это от родителей вплоть до тех пор, пока носители не были официальны признаны. Для отца, который придерживался мнения, что всех homo futurus необходимо держать под строгим контролем (и что он активно продвигал в Сенате, но потерпел неудачу), это стало настоящим ударом - ему понадобилось время, чтобы принять тот факт, что его любимая дочь является одной из тех, к кому он испытывал неприязнь. Но несмотря на то, что отношения скоро пришли в норму, маленькая Эстер хорошо запомнила тот период и с тех пор уже не видела в своем отце того героя, каким его считала.
[indent] Ей не нужно было проводить вечера как подросткам среднего класса, работая курьером или официанткой в кафе, но она воспользовалась этим с умом. Эстер поступила в Принстон, не прибегая к семейным связям и влиянию, закончила его с отличием и обосновалась в Нью-Йорке, получив перспективное предложение по работе.
[indent] С момента переезда ее жизнь довольно тесно переплетается с вигилантами, но в не самом привычном понимании. По случайности, она снимает квартиру в том же доме, где обитает Криста Аларкон, с которой девушка сразу же находит общий язык, а спустя некоторое время после публикации обращения Линкольна Риндта Эстер видит на всех новостных ресурсах Итана, галантного спутника своей соседки, который призывает дать отпор «ренегатам», коими называет сторонников Риндта. А чуть позже Криста лично пытается завербовать девушку на сторону вигилантов, однако Эстер, несмотря на то, что позиция Элдермана кажется ей верной, отвечает отказом - она не хочет ввязываться в назревающий конфликт, надеясь, что все волнения утихнут сами собой.
[indent] К октябрю 2036-го года Эстер уже заведовала отделом психологической помощи при главном медцентре для носителей, который находился рядом со штаб-квартирой ООН. И десятого октября она могла погибнуть при взрыве, но накануне неожиданно... нашла раненого человека в мусорном баке за своим домом.
[indent] Как позже Эстер узнала из разговора в палате госпиталя, Льюис (так звали мужчину) являлся ярым сторонником Итана и пострадал в ходе потасовки с ренегатами. А несколькими часами позже она увидела, что в здании ООН произошел мощнейший взрыв.
[indent] Это заставило Эстер изменить свои взгляды на происходящее, и не самую последнюю роль сыграло влияние Льюиса, с которым они стремительно сблизились за то время. Спустя месяц он присоединился к главному штабу в качестве разведчика, а с ним и Эстер, став штабным психологом. И если изначально она примкнула к вигилантам вслед за близким человеком, то постепенно, проводя сеансы с членами боевой группы, и сама прониклась их идеями.
[indent] Семнадцатого июля Льюис погибает от рук ренегатов, и девушка все больше загорается жаждой мести и понимает, что больше не желает отсиживаться в теплом и безопасном штабе. В данный момент совмещает работу психолога с подготовкой к оперативной работе, планируя вступить в отряд партизан.

0

23

https://i.imgur.com/I0S2Q2K.gif  https://i.imgur.com/GoTVXeP.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jordan Bolger1

» имя, возраст:
Shay O'Neill/Шей О'Нейл2, 28-29 лет
настоящее имя Sheamus/Шимус
» принадлежность:
носитель
» профессия:
до войны: пожарный, коп или военный, возможно сапер/спецназ3.
после: главный штаб вигилантов, боевая группа.

» способность:
что-то агрессивное: взрывание/криокинез/пирогенез/пси-атака4;
или умеренное: иллюзии/абсорбция памяти/биолокация/инфракрасное зрение/обостренные чувства/радар/шестое чувство4;
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

[indent] Оставляю биографию на ваше усмотрение и укажу лишь несколько принципиальных фактов, которые стоит учитывать.
► Шей не любит носителей. Прошу обратить внимание: он просто испытывает неприязнь и в его ближайшем окружении минимум людей со способностями. При этом он - не радикал (не убивал/избивал/нападал на носителей без причины, просто за то что они не обычные люди). Возможно, это мешало во время работы, т.к среди его команды/бригады/отряда наверняка были ребята со способностями. В потенциале, если Шей был главой, то мог требовать подавлять порывы использования своих сил в бою/на задании, но без физического/морального насилия над подчиненными;
► Неприязнь к "другим" связана с личной драмой. Какой именно, оставлю на ваше усмотрение. Скорее всего, кто-то из родных или близких умер в процессе стычки между носителями когда Шей еще учился в школе. Возможно это случилось у него на глазах и оставило сильный след, проведя параллель способность = зло;
► Он не говорит открыто своем отношении к носителям и уж тем более не пользуется драмой детства, чтобы подорвать доверие других или вызвать жалость к себе. Прошлое под замком надеюсь Трисс он со временем что-то да расскажет;
► Не смотря на внешнюю открытость, Шей никогда не расскажет лишнего о себе, предпочитая делиться лишь общедоступной информацией и той по минимуму;
► Родился в Нью-Йорке, либо переехал в Большое яблоко в юном возрасте. Учился в одной старшей школе и колледже с Трисс и Каем (второй мог быть тем, кто смог стать хорошим другом не смотря на свою принадлежность к носителям);
► Занимался спортом, возможно был звездой команды. Хорошо учился и подавал надежды в науке;
► Стоит учесть, что не смотря на свою неприязнь к людям со сверхспособностями, Шей не тот гад, что нападет без причины. Да, принадлежность к носителям является неким стереотипом относиться к человеку с недоверием, но не более того;
► После окончания учебы устроился на работу в ... (вернемся к выбору профессии, данные вектор развития био оставляю вам);
► С момента переезда Трисс в Южную Дакоту, никак не поддерживал связь с ней и вспоминал о коротышке лишь во времена общения с Каем;
► После начала войны, как и друг, присоединился к главному штабу и вскоре занял должность боевика;
► Обзавелся способностью сравнительно недавно. Допустим, 1 год назад и всячески скрывал этот факт от знакомых и друзей, пока ситуация не начала выходить из под контроля;
► Вероятнее всего, Трисс узнала случайно, оказавшись на одном задании с Шеем и теперь всячески отстаивает необходимость развивать навык;
► В настоящем является сиротой или потерял связь с родными (в зависимости от того, умерли все или кто-то один во время атаки носителя в школьные годы);

[indent] Более подробное био оставляю на ваш вкус, но хочется видеть не бандита, преступника и подлеца, а человека с достаточно высокими (насколько это может позволить служба) убеждениями и все еще живой травмой, связанной с носителями. Моментами шутливого и внешне рассудительного, но с кучей тараканов, которых не принято выставлять на всеобщее обозрение. Он работает над собой, тренируется, старается расти, но не может перебороть ту неприязнь, что засела в голове еще со времен школы. Не смотря на наличие нескольких носителей в окружении, шей скорее считает их исключением (или несчастными, которым не повезло), но никак не причисляет к большинству. Не исключено, что Шей не говорит открыто о своей неприязни, а просто молча выстаивает барьеры. Людям со способностями доверять нельзя, он насмотрелся на то что делают агрессивные носители вдоволь (во время миссий/ликвидации пожаров/работы в участке) и все еще не справился с этими ярлыками.

[indent] О Т Н О Ш Е Н И Я:
[indent] Люблю определять вектор развития отношений уже в процессе игры, исходя из постов и общих идей. Пока что с уверенностью могу сказать лишь то, что ожидаю противостояние между двумя абсолютно разными взглядами на способности. В то время как Трисс твердо уверена в том, что быть носителем - это бонус, свои навыки надо развивать и усиливать, Шей - противник всего, что связано со "сверхлюдьми" и факт, что с недавних пор он стал одним из них, лишь усугубляет отрицание и желание искоренить заразу.
[indent] Предлагаю столкнуться лбами. Спорить, доказывая свою позицию. Вляпаться в некоторое количество неприятностей. Думаю, со временем у Трисс получится доказать, что быть носителем не так уж и плохо и Шей решит укротить свою способность, применяя ее на миссиях. Возможно они начнут тренироваться вместе и сдружатся на почве некой взаимопомощи. В то время как Трисс станет поддержкой в вопросе укрощения собственных сил, Шей займет место человека, который будет подталкивать ее к выходу из своего "кокона" и докажет, что заводить отношения с другими людьми и коллегами - нормально. Никто не идеален, вот я - воробушек-социофобушек х)

[indent] Довоенные отношения мне видятся как некая неприязнь. Не открытая вражда, но, возможно, соперничество. Не могу лишить возможности подшутить над слишком серьезной "коротышкой", которая на фоне двухметрового Кая смотрится еще забавнее. Предлагаю подружиться с моим старшим братом, он хоть и носитель, но не сильно активно использовал свои способности, да к тому же, сам по себе, компанейский, открытый, в общем-то отличный товарищ. Это даст возможность видится, но без особой приязни или любви до гроба. Хотя, можем организовать одно неудачное свидание, подстроенное Каем.

1 - можем обсудить варианты, но хотелось бы оставить;
2 - менябельно;
3 - оставлю на ваше усмотрение, но чтобы логично сочеталось с работой в боевой группе;
4 - в вопросе выборе способности все зависит от варианта выбранной истории. Персонаж получил свои скил в относительно взрослом возрасте и учитывая эмоциональный фон, будет его активно отрицать. Остается решить, эта способность будет вредить окружающим (учитывая отсутствие контроля на первых порах) я за этот вариант,какое поля для сюжетов или окажется просто бесполезной и будет наносить "вред" только владельцу;

[indent] Концепция, изначально, была написана совместно с соигроком, который, к сожалению, покинул проект. Писала по памяти, возможно что-то изменила, но суть осталась прежней. Главная идея: не принятие нового себя. Отрицание, потребность подавить и стереть "носителя". Очень интересно сыграть на контрасте между тем, кто просто ненавидит способности и той, что считает их огромным бонусом, всячески развивая. Думаю, не обойдется без ссор, стычек, казусов на поле боя и, в случае выбора агрессивной способности, попутного ущерба.
[indent] В любом случае, открыта к идеям и предложениям. Возможно, что-то изменим или доработаем в процессе написания анкеты.

[indent] И так, чего хочу?
[indent] В меру активного игрока, которому будет интересно развивать персонажа как в игре со мной, так и вне нее. Без постов не оставлю, но приятно видеть, что персонаж нужен и самостоятелен. Объем постов не столь важен, договоримся. Теряю интерес если эпизод играется годами, по этому прошу выдавать хотя бы 2-3 поста в месяц. Не исключаю, что игра пойдет активнее. Люблю играть сюжетными арками: выбирать идею, делить ее на несколько связанных между собой эпизодов и отыгрывать поочередно, подводя к логичному завершению "главы", но, могу брать эпизоды и хаотично, перепрыгивая с раннего периода на настоящее.

[indent] Чего не хочу?
[indent] Бесцельной потери времени на начатые и заброшенные арки. Очень прошу не брать роль тех, кто привык кочевать по проектам с завидной регулярностью/любит надкусить сюжет и забросить/пропадает без предупреждения/пишет анкету и не начинает игру и т.д  Я на Револте давно и никуда не собираюсь, по этому ищу людей, которые будут готовы развивать персонажей хоть с какой-то перспективой на новые арки, а не писать пару постов а то и вовсе 0 и уходить, бросая с начатыми сюжетами. Очень не люблю пинать, уговаривать и бегать проверять списки на удаление, переживая больше, чем владелец роли.

оберег от идеи смены внешности

https://www.lindseymorgan.net/gallery/albums/Television/The100/Season6/Screencaps/6x01/the100_6x01_0115.jpg
https://www.lindseymorgan.net/gallery/albums/Television/The100/Season6/Screencaps/6x01/the100_6x01_0088.jpg

п р и м е р    п о с т а

[indent] Трисс лениво зевает, откидывая голову назад. Слышит шум колес и не ровную работу двигателя. С каждым толчком на неровной дороге, медленно съезжает все ниже, уставившись на видавший лучшие времена кузов машины. Смотрит в окно, затем в зеркало заднего вида, наблюдая за собакой, снова в окно, на водителя. Вздыхает. Продолжает маяться, машинально жуя нижнюю губу. Старается не ерзаться на сидении, но за несколько часов в дороге так и не может принять более менее удобную позицию. В какой-то момент сомневается, возможно ли это в принципе. Перебирает в голове список дел, пытаясь законным образом исключить их все, оставив лишь тренировки. Недовольно мычит, отвлекаясь от своего не особо интересного занятия и поворачиваясь к Гриффину.
[indent] - Без понятия, - на выдохе произносит она, снова приподнявшись на сидении и отстегивая ремень безопасности, который был в этой развалине скорее для вида, - Мне самой интересно, - ухмыльнувшись, Трисс упирается ногами в массивных ботинках в торпедо чуть выше бардачка, абсолютно не переживая, что на это скажет напарник. В конце- концов Теллер был прав и этот день походил на извращенную пытку или, если угодно, наказание. Вот только адекватных причин для подобной дисциплинарной меры в голове не нашлось. Трисс была не из тех, кто упускает детали, по крайней мере в работе. С другой стороны, в последнее время все шло не по плану, как не пытайся она наладить привычный график. Спина начинает противно ныть. Следом подключается шея.  Это повторялось снова и снова, стоило ей оказаться в роле пассажира. Мука, да и только. В общем-то любые перемещения с целью пнуть нерадивых информаторов были оной, стоило сказать спасибо хотя бы за распределение. Трисс любила работать сама, но раз уж подобный вариант был не возможен, кандидатура Гриффина была куда приятнее последних двух «напарников». На этом можно было бы и остановиться, не искушая судьбу. А она всегда давала сдачи. Стоило пожаловаться на кого-то из друзей, как бумерангом прилетал очередной придурок, ставивший под угрозу все задание. Трисс ненавидела проваливать миссии и, порой казалось, готова пристрелить этого самого дурака, лишь бы не испортить статистику. Так что, лучше уж Гриффин или, на худой конец, Тэрон, их шуточки хотя бы привычны и не столь остро ощутимы.
[indent] К тому же, у Теллера была собака, а это прибавляло ему +50 в очках крутости напарника. Была бы возможность работать только с Датч, показатель возрос бы в два раза. Не исключено, что Гриффин думал так же, вот только у начальства были свои планы. Оставалось последовать примеру коллеги и смириться, не пытаясь доказать, что сразу два боевика на подобном задании просто ни к чему. Ощущение, что у вигилантов слишком много свободных кадров.

[indent] - Если ты думаешь, что я буду тебе мешать, вынуждена разочаровать, - ухмыльнувшись, она лениво подтягивается, пытаясь размять плечи, - Думаю, он заслужил, - сделав и без того очевидный вывод, Трисс затягивает и без того тугой хвост и оборачивается водителю, съезжая спиной в сторону двери.
[indent] - А говорил, что бросишь, - не то чтобы для Трисс это имело хоть какое-то значение, но вспоминая обещания с одной из последних попоек, слова вырвались сами собой, - Мужчины...вот так вам и верь, - она наигранно фыркает и, привстав выхватывает изо рта коллеги сигареты, снова откидываясь на сидении, - И наведи уже порядок в машине, - Трисс небрежно осматривает старые упаковки из под еды, - В хламе живешь, - качнув головой, она зажимает губами тлеющую сигарету и берет коробку с нагетсами, недоверчиво уставившись на куски курицы в панировке.
[indent] - Ты в курсе, что это жестокое отношение к животным?, - она выпускает струйку дыма в направлении Гриффина и снова зажимает сигарету, освобождая руку, чтобы потрепать за ухом собаку, - Сам эту гадость ешь и Датч этим кормишь?, - цокнув языком, Трисс переводит неодобрительный взгляд с мужчины на овчарку, продолжавшую гипнотизировать фаст фуд. Возможно, стоило пожалеть пса, но судя по реакции, подобное питание было не впервой. Вздохнув, она тянет коробку в сторону животного, наблюдая как та уплетает лакомство.
[indent] - Ужас, - Трисс наигранно морщится, - Кстати, у тебя движок барахлит. Двумассу давно смотрел?, - машинально добавляет она и, выкинув пустую коробку, сбивая пепел на коврик под ногами, - Что?, - она переводит взгляд на Гриффна и безразлично пожимает плечами. Трисс любила чистоту на рабочем месте, но судя по состоянию машины, эта выходка ровным счетом ничего не меняла, -  У тебя здесь и так помойка. Считай ничего не изменилось, - хихикнув, она наклоняется к навигатору, клацая пальцем по экрану, в то время как противный голос подсказывает дорогу. Будто они могли свернуть вправо, перепрыгнув прям на машине через поваленное дерево. Глупая железяка.
[indent] - Судя по вашим с Тэроном диалогам, вы вообще с женщинами не ладите, - она выпускает очередную струйку дыма, поморщившись от запаха табака. Трисс не была заядлой курильщицей, - Навигатор тому подтверждение.

0

24

http://funkyimg.com/i/2eYLa.png
SOLVEIG EINARSSON, 29 » SWEDEN » FELICITY JONES
З  В  У  К  О  В  Ы  Е      В  О  Л  Н  Ы

- Не заставляйте меня повышать голос.
- Соль, мы похожи на отряд самоубийц?

. . .

[indent] С семьей Сольвейг не повезло - девочка всю жизнь провела в детском доме в пригороде Гетеборга, где дети большую часть времени предоставлены самим себе. Однако Соль не пошла по протоптанной дороге проблемных подростков и не связалась с плохой компанией - по природе своей амбициозная и целеустремленная, она направила всю свою юношескую энергию на развитие своих лучших талантов. С малых лет она отличалась прекрасным музыкальным слухом, при этом ни разу не держав в руках никаких инструментов. Когда проверка в 2022-ом году доказала, что Сольвейг является представителем нового подвида, девушка начала догадываться, что это как-то связано с дремлющей пока способностью, и оказалась права. Выступая на местном песенном конкурсе, двенадцатилетняя Соль едва не лишила слуха целый зал людей, битком набитый юными дарованиями и их родителями. Ей удалось взять себя под контроль прежде, чем ее несчастным слушателям были нанесены неисправимые увечья - они отделались легким испугом из-за выбитых в зале стекол, а вот самой Сольвейг пришлось несладко.
[indent] Девочка на несколько дней полностью потеряла зрение и слух - она не знала, что с ней случилось, она была напугана, но все же больше, чем о себе, она думала о людях, которые могли пострадать по ее вине. Когда все пять чувств к ней вернулись, Сольвейг поняла, что о певческом будущем можно забыть, но ставить на себе крест она не собиралась и задалась целью «приструнить» свою способность - она отдавала себе отчет в том, насколько может быть разрушительным ее дар, но была твердо убеждена, что сумеет направить его во благо.
[indent] К девятнадцати годам Сольвейг развила способность до поразительного уровня - и все своими силами, не прибегая к помощи специализированных учреждений для носителей. В сентябре 2027-го года оказалась в числе заложников при захвате аэропорта Шарля-де-Голя во Франции, и если бы не она, несколько сотен граждан самых различных государств в тот день не выбрались бы из здания живыми. Эйнарссон не только спаcла множество невинных жизней, но и предотвратила международный скандал, да так, что даже террористов удалось повязать живыми. В те дни лицо девушки можно было увидеть по всем новостным программам, в эфире которых она лишь скромно заявляла, что сделала то, на что на ее месте пошел бы любой человек. Примечательно, что тогда в аэропорту состоялась и первая встреча Соль с Олли, ее будущим коллегой по команде. Именно она впоследствии и предложила принять Беррингтона в состав «E.C.H.O.».
[indent] В родной Швеции она стала достаточно известна, и именно этот парижский случай послужил поводом для интереса со стороны «E.C.H.O.», однако после него они еще достаточно долго наблюдали за девушкой, вплоть до 2030-го года, когда пригласили ее, на тот момент уже сотрудника гетеборгского отдела по урегулированию ситуаций с девиантными носителями, на освободившееся место в отряде.

Внимание! Помимо анкеты, требуется пост от лица выбранного персонажа, тема свободная (либо обращайтесь к администрации в гостевой).

0

25

https://i.ibb.co/wLshSwN/3.gif https://i.ibb.co/yYJqFY7/2.gif https://i.ibb.co/6XB6qYF/1.gif
BYRON CRUNCH*, 40 » GRAVITY MANIPULATION » ALEXANDER SKARSGÅRD
Г Р А В И О К И Н Е З

[indent] Старший сотрудник управления агентурной разведки РУМО Соединенных Штатов Америки.
[indent] За его плечами - многолетняя деятельность в рядах спецслужб США; последние десять лет проработал непосредственно в РУМО. По образованию - юрист. После - переквалифицировался, пройдя обучение в Куантико.
[indent] К тридцати двум годам объездил практически все страны мира, значительную часть из которых посетил по долгу службы. Последние три года (до начала войны) провел в Германии под видом посла доброй воли и, вместе с тем, бизнесмена-мецената, занимающегося благотворительной поддержкой некоммерческих организаций различного профиля. На деле - выполнял секретные задачи РУМО, часть из которых нарушала множество международных законов. Не понаслышке знаком с методами ведения допросов (не исключая и формата пыток). Прошел как через районы ведения боевых действий, так и занимался проверкой информации и связанных с ней лиц в более мирной обстановке.
[indent] Спокоен, уравновешен, словно медведь, которого лучше не выводить из себя. Знает расположение важных точек на теле человека. Бьет сильно. Известны случаи, когда он отправлял противника в нокаут с одного удара. Занимаясь работой, остается хладнокровным, сосредоточенным, собранным, отрешенным от лишних эмоций.
[indent] Долгое время состоял частично в боевой группе, частично в разведке нескольких побочных штабов на западе США. После миссии в декабре был переведен в состав главного штаба вигилантов в качестве нового члена боевой группы. Вместе с ним перешла его подопечная Уна Дэнверс, для которой мужчина и наставник, и друг, и тренер*. Гетеросексуален.
[indent] В июне 2038 года участвовал в миссии по перехвату Адама Снайдера, разрушившего половину г. Цинциннати, и во время боевой операции, спасая лидера группы, Уоррена Эмерсона, получил тяжелое физическое увечье*.
[indent] Трезво смотрит на мир через призму личного и профессионального опыта. Выступает за вигилантов, так как не видит иного верного выбора и за свою жизнь повстречал не мало подонков, которые, надев овечью шкуру и навешивая людям лапшу в святой обертке, пытались переделать мир на свой лад, не вкладывая в это ничего, кроме злого умысла.
[indent] "Старую систему не сломать - она строилась годами. И кто не верит в это и идет против течения - либо идиот, либо еще большая сволочь, чем ныне существующие. И ни первые, ни вторые меня не радуют".
[indent] [персонаж участвовал в сюжетном эпизоде и квесте в качестве нпс, по всем вопросам обращаться в лс к Майку]

0

26

https://i.ibb.co/qWw7TYN/1.gif https://i.ibb.co/W5Cz0Yw/2.gif https://i.ibb.co/tcBYjNB/3.gif
UNA DANVERS, 28 » CHAMELEON EFFECT » AMBER HEARD
Э Ф Ф Е К Т   Х А М Е Л Е О Н А

[indent] "Запомни, девочка: в этом мире никто ничего никому не должен, и никто тебе не поможет. Все дерьмо будешь разгребать самостоятельно". Уна взяла эти слова за правило еще в раннем детстве, когда сбегала из дома, чтобы укрыться от побоев отца и матери, которые не упускали возможности завершить очередной вечер несколькими бутылками горячительного.
[indent] Она слишком рано повзрослела - виной тому неблагополучная семья, необходимость заботиться о младшем брате и потребность выбраться из клоаки, в которой она была вынуждена родиться и провести детство. Мир не был дружелюбен, но он предложил Уне массу вариантов для развития: кикбоксинг, айкидо, дзюдо, обычные уличные драки - слишком быстро стало понятно, что с этой девчонкой лучше не связываться. Не сильно верующие быстро развеивали собственные сомнения (а один бедолага так и живет по сей день с поврежденной шеей).
[indent] Девушка работала в разных местах, так и не добившись высокого положения в обществе, но стала невероятно хороша физически - выносливая и опасная Уна довольно успешно заявила о себе, как об опасном противнике на ринге подпольных боев, и главной опасностью стали ее ноги, которыми она не только наносит удары, но и успешно душит противника, словно змея (с годами этот навык стал смертельно опасным).
[indent] С возрастом ее резкость и грубость переросли в холодный и непримиримый характер: Уна не прощает другим их слабости (так как всю жизнь борется с собственными и считает их самым большим недостатком), она жестока к тем, кого не уважает и к кому относится с презрением.
[indent] К появлению Риндта отнеслась с насмешкой и скепсисом: она не верит ни в слова "пророка", ни в возможное лучшее будущее, которое он обещает. Уна в принципе не верит никому, кроме младшего брата и Байрона, который стал для нее тренером, наставником и помощником после начала войны. А вот Итан кажется ей кандидатурой намного более интересной, и, несмотря на то, как он ловко манипулирует другими, "мистер Элдерман подходит на роль лидера куда больше доморощенных провидцев из будущего".
[indent] Опасна в ближнем бою. Невероятно ловкая, цепкая и гибкая, несмотря на свой средний рост и некрупное, но подтянутое телосложение, довольно сильна и вынослива. Уна - боец, она способна выживать и бороться за выживание. После операции в декабре (совместно с членами главного штаба) была переведена вместе с Байроном в состав боевой группы Баттл-Крика под руководством Эмерсона.
[indent] Предана только одному человеку - Байрону (а он - истинный вигилант), и, на основании этой преданности и ее личных убеждений, никто не сомневается в лояльности Уны.
[indent] [персонаж участвовал в сюжетном эпизоде и квесте в качестве нпс, по всем вопросам обращаться в лс к Майку]

0

27

IRB  // Informational  Renegades  Broadcast // ренегаты
https://i.imgur.com/Y9PoSW2.png

W   A    N    T    E   D
O   N   L   Y          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

28

https://66.media.tumblr.com/def174e4b2a680ea3596312b2d852c3f/tumblr_pecvxr4AXA1wbg29ao1_540.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Keanu Reeves

» имя, возраст:
Оуэн Хармонт, около 45 лет
» принадлежность:
на выбор игрока
» профессия:
бывший агент ЦРУ,
ныне, к примеру, дознаватель, аналитик в штабе, искатель-вербовщик

» способность:
на выбор игрока
» сторона:
на выбор игрока
» статичное изображение:
ссылка.

В молодости Оуэн Хармонт был невыносимо обаятельным красавчиком из тех, в которых отдельные натуры непременно рассмотрят и тайну в ониксовых глазах, и печаль в легкой улыбке, и прочие клише из дамских любовных новелл. С возрастом все обаяние его стало строже, приобрело солидность прожитого опыта, и уместным в описании Оуэна стал иной штамп - о набирающем вкус с годами дорогом алкоголе.
Реальность, конечно же, с романтичным взглядом со стороны общего имела мало. За симпатичным юношей и, впоследствии, привлекательным мужчиной, не водилось интригующих тайн или драм. Выдающейся его чертой, надежно опирающейся на столпы образованности, интеллигентности и вежливости, было умение четко определяться с собственными моральными ориентирами и неукоснительно им следовать. Его внутренний кодекс чести, с которого в пору было бы написать второй Бусидо, неизбежно притянул его к службе на стороне закона, национальной и общемировой безопасности. Ему точно судьбой было написано оказаться в ЦРУ и дослужиться до допуска к масштабным международным антитеррористическим операциям в возрасте тридцати с небольшим лет.
Судьбе при этом, естественно, пришлось оказать немалую поддержку. Вряд ли кто-то из сослуживцев Оуэна мог обвинить его в проходе “по головам”, но зачатки карьериста за ним определенно водились, вверх по служебной лестнице он шел с усердием, прилежанием и старанием.
Одним из ключевых дел в его пухлом и, поистине, впечатляющем досье, было участие в раскрытии каналов финансирования афганских террористов нефтяными магнатами из Катара. Начиная с низших ролей в процессе, к последнему году, когда дело завершилось уничтожением одной из талибских ячеек, агент Хармонт занял участие уже в отделе планирования операций. Не обошлось здесь и без его моральных предустановок. Оуэн знал и верил, что работает исключительно во благо и умел склонить к своему мнению окружающих, включая завербованных им лично информаторов - людей, казалось бы, иных идей и вер. Он вообще всегда имел редкую убедительность, которая с набором жизненного опыта подкрепилась развившимся умением к изящной софистике.
К одной из сторон на войне его аналогично привела не личная драма, не неприязнь к иному взгляду и не надежда на правоту новоявленных лидеров. Оуэн искренне верит, что в отдаленной перспективе за теми идеями, которые он поддерживает, кроется высшее и глобальное благо, для достижения которого не стоит гнушаться средствами. 

Агент Хармонт предполагается мною куратором моего персонажа в прошлом, когда та шпионила и доносила на собственную семью (те самые, упомянутые выше катарские магнаты, спонсирующие терроризм). По-хорошему, этот человек для нее одновременно и творец, и разрушитель, сломавший ей в совсем юном возрасте прежнюю жизнь, чтобы она стала тем, кем стала сейчас. Джейд для него может быть как трамплином для продвижения в карьере, так и просто проходной единицей, о которой он и вовсе бы забыл, если бы не случайность встречи и не тяга ролевиков усложнять своим персонажам жизнь.
В зависимости от Ваших предпочтений и выбранной стороны, поиграть можем всякое - от бытового психоложества до неприкрытых конфликтов, да и на сюжеты моя голова, как и головы других участников проекта заточены нормально - скучать Вам вряд ли придется.

В образе Оуэна Хармонта мне не столь важны детали (имя, внешность - все менябельно), сколько сама суть очень принципиального человека, который практически олицетворяет собой поговорку про оправдание средств целью, при этом без социопатии и радикальности голливудских злодеев. Если надумаете брать персонажа, пожалуйста, отнеситесь к этой идее бережно. Буду крайне признательна, если персонаж обойдется без садистских замашек и будет уметь взвешивать свои решения.
По всем вопросам и я всегда где-то тут, с распростертыми.

п р и м е р    п о с т а

На полке над плитой стояла неровная шеренга цветных банок со специями. Этакие добровольцы в борьбе за создание иллюзии нормальной жизни, несмотря на соседство с пистолетом в ящичке рядом.
Когда Джейд только переезжала в Детройт, он считался небезопасным и достаточно бедным городом, но тогда у нее получалось обходиться газовым баллончиком в сумочке, а сейчас её друзья настояли на полноценном оружии.
Мол, больше с одним только баллончиком не получится, Джейд. Ты — красивая женщина, Джейд. И ты слишком лелеешь свою дурную привычку возвращаться вечером одна по пустым улицам, поэтому не глупи и заведи себе какого-нибудь приятеля поудобнее и хотя бы с девятым калибром. Сейчас такое время, что не сложно достать.
Она поддалась на уговоры и докатилась. Вернее, все они докатились, перейдя через ту точку невозврата, когда не принимать войну и не участвовать в ней стало невозможным.
Медитация на банки со специями от того стала занятием грустным. Ряды этих стойких бойцов за несуществующее мирное счастье к тому же редели день ото дня и, вытрясая в чечевичный суп последнюю ложку сушеной мяты, Джейд с грустью отставляла пустую жестянку в сторону.
Вчера в похожем сосуде, только фиолетового цвета со схематично отрисованной хризантемой на крышке, закончился кориандр.
Арабская община Детройта, одна из самых больших в США в свое время, без особой надежды качала Джейд головой на её вопросы — ничего нового нет и не стоит ждать. Каналы редели и на черных рынках, и кто станет покупать зиру и шафран, если в ходу патроны?
Джейд все понимала, не впадала ни в уныние, ни в печаль о былом, кроме тех моментов, когда надо было принимать в доме редких гостей. Она больше десяти лет прожила в чужой стране и давно освоила местные законы и правила, но кое-что предпочитала оставлять своим и при себе. Никому же не становилось хуже от перевезенной через океан привычки к тому гостеприимству, которое предполагало, что в доме не бывает чужих и пришлому человеку преподносится все самое лучшее. Никому, кроме разве что самой хозяйки, у которой качество “лучшего” само по себе, непроизвольно и неконтролируемо падало день ото дня.
Ожидай Джейд Хилл Мэй Темплтон у себя в гостях, скажем, два года назад, она бы выставила на стол пирожные из французской кондитерской на углу — шоколад и вишня, бисквиты и взбитые сливки, нуга и хрусткие вафли. Сегодня минуло уже шесть месяцев, как кондитерская была закрыта, и хозяйка дома готовила простенький суп, опасаясь что гостья придет голодной, и размалывала едва не в пыль драгоценные зерна кофе, рассчитывая, что от этого напитка сейчас никто не откажется.
Причина визита для Джейд оставалась загадкой. Насколько она знала, Мэй была связана с военными, а значит спрашивать о деталях в телефонном разговоре было невежливо вдвойне. Помимо военных Мэй знала также и Джеральда Флинна, а с ним и Юджина Форсайта, и оттого уточнять причину просьбы о встрече становилось еще и боязно. Верить во что-то сразу плохое и неприятное о людях, которые некогда считались дорогими (если здесь уместно прошедшее время), было стыдно, но время, во всем виноватая безжалостная эпоха, в которую пришлось жить, вечно подбрасывало в голову нервное: “вдруг”.
В последние пару лет сумятитца крылась не только в мыслях, но и в действиях. Когда дверной замок запиликал тихой трелью, взгляд Джейд невольно метнулся к соседнему со специями ящичком с пистолетом. Она на секунду замерла, но собралась и решила, что простоволосая, без косметики, в джинсах и футболке выглядит достаточно пугающе, чтобы ей требовались дополнительные аксессуары.
На дисплее видеофона была только Мэй, в распахнутую дверь она тоже вошла в одиночестве, испарив хотя бы страхи, нет-нет, но роящиеся в пустой квартире. Оставались только сомнения и тревоги, но спрашивать о них с порога было невежливым, и Джейд улыбнулась гостье.
— Привет, ты голодна? Кофе?.

0

29

https://66.media.tumblr.com/07edaa830a558f356384b20358f22153/tumblr_inline_mm55faVyV91qz4rgp.gif https://66.media.tumblr.com/64957faf5f7dd2f5a5a6fc5c8678f2d9/tumblr_inline_mm55ftyYUV1qz4rgp.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Scarlett Johansson

» имя, возраст:
Мод Форсайт/Maud Forsythe, 32 - 34 года.
» принадлежность:
Человек. Но обсуждаемо.
» профессия:
Федеральный маршал/может быть как вольной птицей, оставшейся служить стране на периферии, а не в штабах, так и быть, допустим, боевиком или разведчиком в главном штабе.

» способность:
Обсуждаемо.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка. .

Мод с самого детства знает, что на людей полагаться нельзя.
Они тебя бросят.
Растопчут.
А потом забудут.
Она всегда видела это в глазах своей матери - безответственной и чрезвычайно романтичной особы, иногда далекой от реальности. Никаких претензий к жизни - искренняя вера в любовь. Мод вот всегда знала, что любви мало, а романтика - лишние шоры на глазах.
Отца Мод раньше никогда не видела - он быстренько свалил от них, пока беременная Куинн, мама Мод, лелеяла мечты о скорой свадьбе. От папаши осталась только фамилия Форсайт, да пара сотен баксов на прощание. И то краденых, наверное, он был редким проходимцем, да и остается таким по сей день. Обаятельный, но абсолютно никчемный старик.
Детство Мод складывалось из мыслей о людской нечестности, поношенной одежды и бесконечных займов матери. Милое личико не прибавляло популярности в школе - когда у тебя старые шмотки и очень неМОДное имя, ни одна банда крутых девчонок не возьмет тебя к себе. С мальчишками было проще и веселее, пусть после приключений с ними после школы дыр в одежде становилось только больше.
Потом, как ни странно, жизнь стала немного лучше. Все благодаря дальнему родственнику отца - Джоэлу Форсайту, моему отцу, который взял Куинн и Мод под свое крыло и помог им перебраться в Филадельфию.
Тут-то мы и познакомились.
Мод был больше по душе мой старший брат Эрвин, парень серьезный и обстоятельный. Мы же не особо ладили, хотя парочка моих друзей пришлась ей по вкусу. Все менялось, кроме одного - мать Мод оставалась все такой же легкомысленной и все так же непринужденно ввязывалась в долги, отчего краснеющая Мод вынуждена была то и дело просить помощи у дяди.
Отчасти, это помогло ей выбиться в люди. Мод закончила колледж, получила степень по криминологии и стала федеральным маршалом.
Тем самым человеком, который осознанно переходил дорогу самым опасным людям страны.
И, когда началась война, лезть куда не надо она не перестала.

Мод считает меня пустым и напыщенным индюком. Я считаю ее редкой занудой, ну и что с кузинами с обеих сторон семьи мне нифига не повезло. Тем не менее, вместе нам предстоит впутаться в совместное приключение - поиск моего братца Эрвина, который умудрился вляпаться в крайне паршивую историю с плохими парнями.

Прагматик. По необходимости может быть в известной степени жестока. Строгий приверженец закона, во вторые шансы не верит, хорошо "читает" людей. Всегда в дороге, человек-странник, умеющий выследить, найти и устранить, если требуется. Часто берет на себя лишнее, убеждена, что только она может что-то сделать, и если кто-то не бросается с ходу помогать, считает, что может вытянуть ситуацию в гордом одиночестве. Грубо говоря, лелеет свой эгоизм в духе байронического героя.

Пожалуйста, не берите персонажа, если вы просто хотите поиграть Черной Вдовой. Мод - не Наташа Романофф.

п р и м е р    п о с т а

В американо-британской семье дети, наверное, должны воспитываться в соответствии с лучшими традициями обоих англоязычных миров. В случае Джоэла и Айрис Форсайтов "наверное" — ключевое слово.
Их дети ничего не знают об американской мечте, а книг Дональда Биссета мало, чтобы взрастить в юном поколении чисто английский дух — Эрвин и Юджин учатся быстро преодолевать расстояние от дверей магазинчика на бензозаправке до машины, пока голос Табо Мбеки неумело, но уверенно рассказывает по радио о новой, лучшей жизни. Не для всех. 
Смерть апартеида в 94-ом меняет быт жителей ЮАР коренным образом, однако его отголоски слышны и шесть лет спустя. Еще более ощутимы настойчивые попытки правительства перечеркнуть все, что было до него, и желание поселить в чужих головах лозунг "Африка — африканцам". Это факт общеизвестный, Форсайты осведомлены о нем еще до того, как прибывают на чужие берега, но знать о среде и жить в ней — две разные вещи. Джоэлу отток белых в пригороды, а затем — на другие континенты, кажется временным препятствием, которое он, человек увлекающийся и любящий экзотику, океан и хороший климат, преодолевает с американским оптимизмом. Работа судостроителя достаточно объемная, чтобы не думать о плохом, контракт с южноафриканским филиалом большой компании сулит прибыль, фирма обещает уладить все проблемы с регистрацией и жильем. Его жену Айрис поначалу тоже все устраивает, хоть она и много беспокоится — как за старшего сына, Эрвина, которому всего три года на момент переезда, так и за будущего младшего — Юджина, родиться которому суждено уже в городе по прозвищу "Самый красивый край света",
Очарование бледнеет быстро, несмотря на то, что Кейптаун, в общем-то, чуть ли не самый гостеприимный уголок страны, а зарплата Джоэла позволяет содержать супругу и двоих сыновей без всяких проблем. И все же они не уезжают. Форсайт-старший раз за разом ставит подпись под новым договором. Оказавшаяся в изоляции Айрис скучает, без особого успеха пытается влиться в кейптаунское общество и постоянно нервничает.
Юджин растет билингвом. К удивлению родителей, мальчик без всякого труда подхватывает все новые и новые слова, разделяет английский и африкаанс. Последний впитывается им буквально на ходу, во многом благодаря нанятым Форсайтами домработнице и садовнику — равноправие равноправием, но обычай брать помощников среди местных никуда не исчезает. Примечательно то, что на африкаанс младший лопочет куда резвее Эрвина. Читать он тоже начинает слишком рано для ребенка его возраста. И вообще — Юджин чересчур активный и любопытный. Об этом говорят все. А еще у него болезненно-живое воображение — как иначе назвать его глупые россказни про ночные прогулки по округе, когда он крепко спит дома под семью замками?
Юджин в его шесть действительно обладает всем вышеперечисленным, но его истории про прогулки по улице не выдумка, а лишь первое проявление дара — на тот момент ни он сам, ни окружающие ничего об этом не знают. Мальчик, как и Эрвин несколькими годами ранее, идет в самую приличную кейптаунскую школу, где быстро заслуживает интерес учителей; необходимость оглядываться и смотреть на мир из-под колючей проволоки и затемненных стекол не кажется ему странной, маме не надоедает тосковать и переживать, а во время отпуска отца они по традиции летают на родину — в США. Так выглядит жизнь семьи Форсайтов до 2008-ого года.
Режим Мбеки ведет не к возрождению Африки, а к ее закату. ЮАР пожирает СПИД, люди живут на доллар в день, их и без того нищую страну наводняют беженцы из Зимбабве. Глядя на то, как Йоханнесбург и Дурбан захлебываются в крови и грязи, Джоэл и Айрис принимают решение (нелегкое для мужа, но единственно-верное в глазах жены) не дожидаться волнений в Кейптауне. Мировой кризис пугает их куда меньше, чем бандитизм и столкновения на улицах. Форсайты возвращаются в Америку еще до того, как власть в ЮАР переходит в руки Джейкоба Зумы, и останавливаются в Филадельфии, штат Пенсильвания. Джоэл устраивается работать на крупного судостроителя, Айрис стремится влиться теперь уже в американский круг и параллельно решает вспомнить о дипломе Эдинбургского университета по литературе, их дети идут в школу, смешат свои классы диковинным акцентом и невероятными историями про ЮАР.

0

30

REVOLT: FALLOUT
https://funkyimg.com/i/2VDV7.gif  https://funkyimg.com/i/2VDV8.gif https://funkyimg.com/i/2VDV9.gif  https://funkyimg.com/i/2VDVY.gif
https://funkyimg.com/i/2VDUG.gif
https://funkyimg.com/i/2VDTW.gif
https://funkyimg.com/i/2VDVZ.gif  https://funkyimg.com/i/2VDW1.gif https://funkyimg.com/i/2VDW7.gif  https://funkyimg.com/i/2VDW2.gif
♫ where have all the good men gone and where are all the gods?

0


Вы здесь » ELM AGENCY » Партнеры » REVOLT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC