Реймонд и Джилл ищут мужика-бисексуала для тройничка. На одну ночь. Писать в ЛС

Здесь может быть ваша реклама. Ротацию можно купить в Магазине, делитесь своими мыслями со всем форумом!

Не забываем голосовать за активистов, выбирать лучший пост и кликать на кнопки топов!

Ты солнышко, улыбнись! Я тебя люблю, ты со всем справишься!

Обними себя крепко-крепко и скажи: "Я тебя люблю, дорогой я". Ты заслуживаешь любви, и мне жаль, что я не могу обнять тебя.


Победители конкурса на лучший пост июля!

Натаниэль Най Лэнс Гроссман
Активисты июля

Джозеф Нортон Соломон дэ Люциус Кайетан



НОВЫЕ ЗАКАЗЫ

Миссия 014, Великобритания
Звонок поступил от самого Вильяма Торна, лидера штаба ELM в Англии. По его словам группа Протестантов уже несколько недель мешает его агентам успешно выполнять миссии. За пару дней штаб Англии потерял четверых молодых агентов, лишился нескольких Скоросшивателей, а также оружия, приспособленного специально для борьбы с НЕХами. Вильям Торн попросил помощи в обнаружении логова Протестантов и изъятии украденных артефактов и вооружения, так как в данный момент большинство его опытных агентов заняты выполнением миссий по всему миру, а молодых лидер более не желает подвергать опасности, оставив на них уничтожение НЕХов и закрытие разрывов в Лондоне.

Миссия 023, Латвия
Днем, в торговом центре "Ориго" на втором этаже открылся разрыв, из которого в наш мир попало не менее 20 Кровососов. К сожалению, всех гражданских вовремя эвакуировать не удалось. На момент звонка агентам, НЕХи уже успели "присосаться" к нескольким жертвам, а пятеро гражданских, один из которых был местным охранником, были убиты. Нахождение и точное количество живых людей, к которым присосались монстры, неизвестно. Разрыв к приезду агентов затянулся самостоятельно.

Миссия 029, США
Благодаря звонку на горячую линию от гражданки Нелли Хайм стало известно об разрыве на территории прибережья озера Пидмонт. Группа агентов, взявшие задание по закрытию разрывы, уверены, что из разрыва выбрался как минимум один змеевик. Агентам необходимо выследить НЕХа и уничтожить его.

Миссия 031, Куба
Гражданский Эстебан Валье сообщил, что на кафе по улице Мадре Вьеха было совершено нападение НЕХов, похожих на огромных пауков. Есть двое погибших, на данный момент посетители кафе забаррикадировались в служебном помещении, квартал эвакуирован. Агентам необходимо вызволить гражданских по возможности без новых погибших. Вероятно, что среди посетителей есть также пострадавшие от яда Пауканов.

НОВОСТИ

[11.07.18] Нам полгода! С днем рождения, ELM Agency! Агенты, не упустите возможность взять себе пару праздничных фант!

[24.06.18] Самое время для приключений! Летний сезон объявляется открытым! Ждем иностранцев с хлебом и солью!

[22.06.18] Я у мамы графический дизайнер! Новый конкурс!

[16.06.18] Подводим итоги прошедшего месяца! Нам скоро полгода!

[29.05.18] Официально завершен квест "Ледяной Мир"! Обновлен челлендж "Неделька".

[25.05.18] Стартовал второй этап сюжетного квеста: дело Дона Либеррини! Самое время записаться в массовый эпизод и дать отпор мафиозной семье.

[11.05.18] Запущен второй сюжетный квест! Нам 4 месяца!

[07.05.18] Пополнение в админ составе. Встречайте наших новых модераторов!

[02.05.18] Был обновлен список заданий на ипподроме "Терра"! Агенты, делайте ваши ставки.

[11.04.18] Нам 3 месяца! Приглашаем всех желающих на пляжный корпоратив!

[06.04.18] Нововведения! Открыли прием Координаторов!

[01.04.18] Новый дизайн форума. С первым апреля!

[11.03.18] Важное объявление от администрации. Мы подвели итоги февраля!

[03.03.18] На форуме появилась Летопись. Также проводится голосование за активистов месяца и за лучший пост месяца! Поспешите отдать голос за своего соигрока!

[18.02.18] ПЕРВЫЙ СЮЖЕТНЫЙ КВЕСТ: ОТКРЫТИЕ ЛЕДЯНОГО МИРА!

[11.02.18] НАМ РОВНО МЕСЯЦ!
Поздравляем всех с этим достижением и приглашаем провести весело время в теме фантов и бесплатных подарков!

[08.02.18] Обновлены акции, принимаем активных студентов! Еженедельный челлендж также был обновлен! И напоминаем, что задания от Купидона стоит выполнить до 13.02, поэтому торопитесь. Эльм не дремлет!

[01.02.18] Сегодня последний день, когда можно подать заявку на участие в тематическом конкурсе День Св.Валентина. Также обновился список миссий, спешите откликнуться!

[27.01.18] Набор в Координаторы временно приостановлен!

[22.01.18] Не упустите возможность поучаствовать в нашем первом конкурсе в честь дня Св. Валентина! Подача заявок до 01.02. включительно.

[17.01.18] Поздравляем всех с преодолением рубежа в 6 дней и высокой активностью на форуме! А еще мы пополнили свои ряды прекрасным ГМ, и открыли новый Челлендж "Неделька"!

[12.01.18] Мы официально открылись! Приглашаем игроков на наш уютный огонек!

[11.01.18] Форум был создан!


ВАШИНГТОН
РЕЙТИНГ: NC
ЭПИЗОДИЧКА
СПОСОБНОСТИ
КАРТА ELM
ЛЕТОПИСЬ
09.18 / 12.18

Челлендж "Неделька" Ипподром "Терра" Летний сезон ТРАУР В ELM Лучший пост августа

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных игр » [27.05.2018] Чтение табличек не облегчает жизнь


[27.05.2018] Чтение табличек не облегчает жизнь

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЧТЕНИЕ ТАБЛИЧЕК НЕ ОБЛЕГЧАЕТ ЖИЗНЬ

https://c.radikal.ru/c43/1807/b5/a0d209447a90.jpg

Благими намерениями вымощена дорога в ад. И эту поговорку Майклу предстоит узнать по полной, когда он захочет проводить своего воспитанника до двери его спальни.

Участники: Катберт и Майкл

Локация: США, Эльм

Участие ГМ: нет

0

2

Как оказалось, ничего сложного нет в том, чтобы попросить помощи. Катберт наступил на горло своей мнимой гордости и наконец-то попросил Майкла объяснить ему разницу между временами в русском языке. Казалось бы, что сложно в том, чтобы выучить еще один язык, когда ты уже знаешь несколько? Но нет, этот ужасный лингвистический кошмар с кириллическими символами просто выводил из себя. Условное будущее время в неповторимом "если бы" просто выносило все рациональное из головы, и Катберт нуждался в поддержке со стороны более опытных агентов. Именно по этой причине после обычной тренировки с наставником, он попросил Роджерса зайти к нему, чтобы тот помог ему разобраться в этих сложностях чужого языка.
- Проходите, моих соседей сейчас все равно нет здесь, - кивнул Катберт Майклу, стоя около комнаты 101. Он предложил ему войти, не совсем понимая, почему мужчина так разглядывал таблички на дверях, будто бы сам не учился в Школе.

Комната была самой обычной. Две двухъярусные кровати, четыре письменных стола, тумбы для хранения и два шкафа - один для одежды, второй - для различного барахла.
На стороне Натаниэля все соответствовало тому, что обычно можно видеть в комнате подростка. Сложенные эластичные бинты для занятий боевым искусством, под кроватью - множество коробок, явно с каким-то стафом или личными вещами.
Сторона же Катберта была стерильной. Учебники стояли строгими рядами, все тетради подписаны ровным почерком, а дорогущая перьевая ручка имела свой собственный держатель. У постели стояли мягкие тапочки, а у подушки была сложена пижама. Мало кто догадался бы, но именно Катберту принадлежали несколько десятков небольших дамских карманных романов, сложенные в книжном шкафу, явно сомнительного качества и содержания.
Было видно и присутствие тетьего человека, явно скрытного, так как от него было заметно лишь появление на втором ярусе кровати над постелью Катберта.

- Не разувайтесь только. Мы уже неделю не мыли полы, я бы очень не хотел, чтобы вы испачкались, - предупреждает Катберт. - Садитесь за стол. Я сейчас вам покажу, что я не понимаю.

+2

3

- Что? Русский? - и Майкл моргает в недоумении, чтобы потом со смешком выдать: - Неужели и вас тоже заставляют его учить?
Просьбу Кёрби он воспринял отнюдь не так, как Воспитанник мог от него ждать - без возмущения и протеста, а скорее с легким удивлением и огромной жалостью. Боже, этот язык! Еще со времен обучения Роджерса Эльм старался развить своих учеников по всем фронтам, делая из них не только солдат, но и практически дипломатов. Агенты редко выезжают на миссии только в своих странах, особенно это касается самых крупных штабов - российского, немецкого, английского и в особенности американского. Оперативников гоняют по всему земному штабу, и им просто необходимо знать несколько языков, чтобы наладить контакт с местными жителями или представителями других отделений. Во время занятий Майкла было нормой учить минимум три языка представителей Большой четверки штабов, и русский был настоящей экзекуцией. Корявый, рычащий, он не давался почти никому, и Майк практически плавился в ореоле собственный славы - он был одним из немногих, кто понимал хитросплетения кириллицы и мог сказать больше четырех слов. Но он не думал, что руководство Эльма продолжало мучить своих ребят этим кошмаром.
- Ох, я в своё время над ним настрадался. Ладно, давай попробуем. Но я ничего не обещаю. - соглашаясь, он поднял руки в сдающемся жесте, мол, не получится и с меня взятки гладки. Предложение позаниматься в комнате Катберта он воспринял с осторожностью, но потом любопытство взяло над собой вверх - ему было чертовски интересно посмотреть, как живет его Воспитанник. В конце концов, о внутреннем мире человека чаще всего громко говорят две вещи: внешний вид и помещение, где он обитает. Увидеть спальню Ката было волнительно и очень желанно.
И они пошли, сразу после тренировки, еще толком не остывшие после физических упражнений. Переговариваясь о какой-то отвлеченной ерунде вроде погоды или других уроков Майкл со своим учеником дошли до спальни Кёрби и остановились возле двери, каждый по своему - Кат отпирал замок, а Роджерс, недоумевая, оглядывался по сторонам, совмещая картинки прошлого и настоящего. Потом он еще раз бросил взгляд на номер комнаты, понял, что его догадки верны, и это осознание ввергло его в приятный шок.
- Эй, Катберт, стоп, я же тоже жил в сто первой! Да не может быть, не бывает таких совпадений, это же нереал... - и в эту секунду Кёрби распахивает дверь, делает шаг в сторону, и его затылок больше не закрывает собой табличку, висящую под пластиковым номером. Табличку, на которой стоит имя Воспитанника, а ниже виднеется еще одно: "Натаниэль Най".
И он пугается, замирая словно олень в свете фар, не двигается и возможно даже не дышит. И только раз за разом перечитывает это второе имя, которое прыгает у него перед глазами частоколом букв, ехидно ухмыляясь. Он не знает, что делать с этой внезапно обрушившейся на него информацией - Катберт, для которого Майкл является Наставником, и Натаниэль, который вызывает у него такие яркие и запретные эмоции, живут вместе. Но сильнее всего его пугает мысль, что сейчас он зайдет в их комнату, увидит её изнутри, узнает, как они спят, где переодеваются, что висит у них на стенах и как заправлены кровати. А если со времен его учебы мебель в комнатах учеников не менялась, и они спят на тех же матрасах, что и он? Нет, он не был готов к этому, он не может оказаться в этом помещении, слишком много эмоций, слишком рано, слишком...
Голос Кёрби врывается в ретивую кавалькаду его мыслей, и Майкл вздрагивает, понимая, что он замер на пороге и всё перечитывает эти два слова - "Натаниэль Най", представляя собой весьма странное зрелище. "Возьми себя в руки, пожалуйста." - и боясь посмотреть на Катберта, мужчина осторожно входит в комнату подростков и замирает, сделав два шага, чтобы потом осторожно вдохнуть её воздух - невесомую смесь ароматов чужих тел, дерева и пыли - и быстро оглядеться, стараясь за раз впитать как можно больше деталей.
Это точно она, его бывшая комната, и в то же время сейчас это совсем другое помещение, принадлежащее, увы, больше не ему. Воспоминания о прошлом хлынули на него мощной лавиной, смешиваясь с новыми впечатлениями, но Рождерс не успевает разобрать ни то, ни другое. Нестерпимо хочется заставить время остановиться, чтобы рассмотреть каждый угол, каждый предмет, но Катберт зовет его сесть, и Майкл опускается на стул, который его Воспитанник заботливо придвинул к одному из столов.
Сев, мужчина бесконтрольно опускает ладони на столешницу и мягко проводит пальцами по дереву, ощущая под подушечками пальцев каждую щербинку. Другая мебель. Всё другое. Со вздохом поворачивает голову, мажет взглядом по кроватям, и ляпает как дурак, совершенно не подумав: - А на какой из них спит Натаниэль? - чтобы через секунду оглохнуть от стучащей в ушах крови, задохнуться от кома в горле и сгореть от прилившей к лицу крови. "Вот идиот."

Отредактировано Michel Rogers (2018-07-08 23:23:59)

+2

4

♫ Bryce Fox - Sociopath

Пока Катберт перешагивает через порог двери, часть его внимания фиксирует происходящее. Шкорлит прижимает палец к губам, призывая к мысленному молчанию.
- Он жил в этой комнате? - прищуривается он. - Совпадение ли? Ох, не знаю.
Катберт думает о том, какая разница, кто жил в комнате. Но затем смотрит на рыжего близнеца и затыкается. Потому что вдруг понимает.

Если бы кто-то когда-то сказал ему, что в той-то комнате живет Шкорлит, настоящий Шкорлит, из плоти и крови, голова бы взорвалась. Он бы осмотрел все стены, он бы попытался выучить все надписи на доске планов, он бы даже потрогал цветные стикеры с записями, если бы они оставались. И, конечно же, он захотел бы ощутить тот запах другого человека, важного для него. Только для него.
Имеет ли для него лично факт, что Майкл прожил в этих самых стенах? Важно ли это для него сейчас? Катберт бросает взгляд на мужчину, чувствуя непонятное для него волнение. Этот мужчина с глазами его отца лежал на этих кроватях. Он трогал окно, распахивая его на проветривание. Он пролеживал тут пустые минуты, заполненные разочарованием и смехом, возможно... возможно в этой самой комнате он трогал другого человека, смешивая свой запах, смешивая слюну в поцелуях.

Мальчишка розовеет, отворачиваясь. Думать такие мысли о своем наставнике - непозволительно. Но он все равно почему-то видит то, как Майкл с нажимом опускает руку вдоль своего торса, до самой линии брюк, а затем запускает пальцы за пояс. Это комната для мальчиков, так что самоудовлетворение имеет только вопрос времени, а не места.
- Тебе нравится думать о нем? - шепчет Шкорлит на ушко. Катберт сжимает пальцы на спинке стула, любезно отодвигая его для наставника. Он молчит, а рыжего это веселит. - Несомненно нравится. Ты посмотри на него. Собранный, великодушный. Правильный. Разве не таким мы с тобой видим образ мужчины, рядом с которым хочется находиться?
"Он мой наставник. А не объект сексуального возбуждения."
- Одно другому не мешает,
- пожимает плечами Шкорлит, меняясь местами с Майклом. Тот садится на стул, а Катберт замирает - на эти доли секунды мужчина так близко, что он даже слышит запах его тела. И вполне мог бы запустить пальцы в светлые волосы.
- Так что тебя останавливает?
Катберт отходит, чтобы принести другой стул.
- А на какой из них спит Натаниэль?
- Ого. Вот это поворот. Так его смутило это имя на табличке? - переспрашивает рыжий. Младший Кёрби садится рядом, кивая на нижнюю койку слева.
- Его постель тут.
- Хотите на ней полежать? - ехидно спрашивает близняшка. А Катберт учтиво раскрывает учебники на нужном месте, пальцами заминая страницы.
- А почему вы спросили? Я не знал, что вы с ним тесно общаетесь, - холодно произносит он, пряча за тоном свое непонимание и удивление. Катберт медленно снимает с плеч пиджак, вешая его на спинку, оставаясь в белоснежной рубашке из французского хлопка - тонкого, словно паутина. И мальчишка не знает, что на таком расстоянии ткань просвечивает, не скрывая его розовых камешков сосков. Он наклоняет голову, будто бы специально показывая Майклу беззащитное горло, когда вчитывается в абзац.
- Вот на этом месте я перестал понимать, что происходит. Буду вам признателен.
- О да, я тоже перестал понимать, что происходит, - ехидно тянет Шкорлит. - Нет, вы продолжайте, я просто посмотрю. Жаль правда, камеры нет.

+2

5

Он просто не может противиться искушению посмотреть на них еще раз. Скользнуть взглядом по заправленным матрасам - один аккуратно покрыт покрывалом, настолько тщательно, словно его только что сфотографировали для каталога; другой заправлен чуть более небрежно, но всё равно создает ощущение порядка. Задеть глазами личные вещи на тумбочках; одна половина комнаты была чисто мальчишеской - эластичные бинты, книга с чем-то космическим на обложке, из-под кровати виднеется потерянный и забытый одинокий носок - в то время как другая была словно необжитая ввиду своей неестественной опрятности - ни пылинки, ни криво сдвинутых вещей, только уютно сложённая пижама и тщательно подогнутые друг под друга обрезы тетрадей.
Естественно, он почти сразу понял, где кровать Найя, но потребность озвучить этот вопрос, подтвердить свою догадку был настолько сильным, что мужчина не сдержался. Словно ответ Катберта, произнесенный вслух, мог бы волшебным образом материализовать Натаниэля из воздуха. Едва Кёрби кивнул влево, и Майкл уже не мог увести свой взгляд в сторону, смотря туда, куда указал его Воспитанник. Желание прямо в эту секунду встать, подойти к кровати Ната и нежно провести рукой по матрасу, ощущая его упругость, так колоссально, что Роджерс едва не дрожит.
- Что? - отстраненный тон Катберта хлестко выводит из задумчивого состояния, и мужчина чувствует себя каким-то до странности виноватым: за своё любопытство, несдержанность и греховность мыслей. - Нет, мы с ним знаем друг друга чуть больше года, но близко не разговариваем. Мы просто учитель и ученик. - горечь в голосе слышится слишком явно, но у Майкла нет ни сил, ни желания хоть как-то скрыть это слепящую тоску.
- Я просто увидел знакомое имя и стало интересно. Значит, твоя правая? Очень аккуратная. У вас теперь хорошие кровати, видно, что мягкие. Мы в своё время спали на какой-то развалюхе и просыпались чуть ли не с синяками по всему телу. - Роджерс резко замолкает, ощущая, как его попытка перевести тему только еще больше ухудшила ситуацию. Тогда он, чувствуя, что начинает потихоньку краснеть, наконец-то поднимает глаза на учебник, мысленно напоминая себе, ради чего пришел сюда.
И упирается в тонкую гибкую шею с пульсирующей жилкой. И невольно взглядом по вырезу скользит вниз, до первой застегнутой пуговицы, до матовой белой кожи на груди, до просвечивающей тонкой ткани, сквозь которую видно нежное юношеское тело. Рассматривает, пока внезапно не понимает всю ситуацию - он, взрослый мужчина, сидит наедине с подростком в его комнате, абсолютно добровольно. Настолько близко, что они практически бьются коленками и щекочут друг друга дыханием. Совсем иные обстоятельства, что были раньше.
Координатор резко вскидывает голову, и словно в прекрасном кошмаре встречается взглядом с огромными голубыми глазами Катберта, который словно.. следил за ним?
- Сейчас посмотрю... - если бы от стыда действительно можно было бы сгореть, то мужчина определенно был бы не прочь сейчас воспламениться и исчезнуть кучкой пепла. Всё произошедшее длится не больше минуты, но блондину кажется, будто мгновения текут невыносимо, фантастически медленно. Концентрируясь, Майк взором внимательно пробегает по странице учебника, пытаясь за несколько секунд воскресить в памяти пройденный во время учебы материал. - Так, для начала ты запутался не во временах, а форме глагола. - и он придвигает книгу ближе, пальцем показывая на нужное правило. - В русском глагол бывает несовершенный и совершенный. В первом случае глагол обозначает незавершенное действие, во втором завершенное.
Например, chitat' - это несовершенный вид, потому что мы читаем в данный момент, а prochitat', - совершенный, потому что мы уже прочитали что-то, действие завершилось. Если понятно, сделай это упражнение, тут нужно из одного сделать другое и наоборот.

Майкл указал в учебник, а сам постарался хоть на сантиметр отсесть от Катберта, отвоёвывая себе спасительное личное пространство: скрестив под стулом свои длинные ноги и сложив руки на груди, словно защищаясь. И на миг он мысленно представил на месте Кёрби Натаниэля, такого далекого и недоступного - с ним он никогда не сидел так близко, что можно было бы видеть волоски на коже, мерно поднимающуюся от дыхания грудь и невесомую прозрачную ткань, подрагивающую от биения сердца.

+2

6

- У вас теперь хорошие кровати, видно, что мягкие. Мы в своё время спали на какой-то развалюхе и просыпались чуть ли не с синяками по всему телу.
- На самом деле там ортопедический матрас, на ощупь он твердый, так как спять на мягком вредно для здоровья, - поправляет Катберт. Он слышит то, с какой горечью отвечает ему Майкл и не совсем понимает, от чего вдруг тот расстроен. Ему интересен Натаниэль как ученик? Или тут все дело в каком-то задании, где они на миг открылись друг другу, а теперь Роджерс сожалеет о своем длинном языке?
- Что опять же маловероятно, - хмыкает Шкорлит. Он кладет руку поверх учебника, привлекая внимание близнеца. - Ты опять отвлекаешься. Попробуй сосредоточиться. Какая разница, почему ему интересен Най. Нас это не должно волновать.
"Но ведь Натаниэль..."

- Он не встречается с нами. Мы просто развлекаемся, так ведь? Ты сам ему тогда что сказал? Не обязательно состоять в отношениях, чтобы дать волю своим желаниям. Так что, не в наших правах ему будет что-либо запрещать. Тем более, что тут явно речь идет о неразделенном интересе.
Шкорлит замолкает. Он видит тяжелый взгляд Роджерса.
- Видимо, ты тут не единственный, кто отвлекается, - улыбается он, путая мысли брата. Катберт не понимаем его слов без контекста, а потому решает проигнорировать. Если бы рыжему хотелось, чтобы он понял его, он бы продолжил диалог.
- То есть чтобы из несовершенного стать совершенным, глаголу нужно завершить свое действие? - повторил Катберт, поднимая одну темную бровь. - Это как-то противоречит обычным нормам понятия слова "совершенный".
- Это русский язык, что ты от него хочешь, - вздохнул Шкорлит. Кёрби переводит взгляд, замечая, как Майкл пытается отгородиться от него сложенными руками и ногами. Инстинктивный, подсознательный жест, нацеленный на защиту самого себя. "Что случилось? Я что-то не то сказал?"
- Если я все верно понял, то begat' - это действие в настоящий момент времени. А probegat - уже завершенное. Приставка "pro" помогает глаголу стать... модифицированным? - англичанин облизывает губы. А затем решается спросить. - Я как-то вас успел обидеть?
Он смотрит на Роджерса, кивком головы показывая на его сложенные руки. Шкорлит закрывает лицо руками, давясь от смеха, но близнецу не мешает. Если тот хочет попадать в неловкие ситуации - это полностью его право.

+2

7

- Это русский язык, что ты от него хочешь. - Майкл пожимает плечами, мазанув краткой улыбкой. Русский действительно был на первый взгляд противоречивым и непонятным, но Роджерс знал - копни глубже, и весь его сложный строй со скрипом начинает упорядочиваться в стройную, логичную схему, нужно только дать себе время. А у Кёрби, судя по всему, есть если не талант к языку, так точно достаточно усидчивости и дисциплины, чтобы подчинить его правила и законы. Об этих чертах характера говорил хотя бы его стол. Мужчина еще раз прошелся взглядом по аккуратным стопка тетрадей и тщательно разложенной канцелярии. Заметил красивое и явно очень дорогое перо, но ничего не сказал. Да, иногда он сам не верил, что Катберту было всего шестнадцать.
- Всё верно. - Роджерс положительно кивает своему Воспитаннику. - Кстати, у тебя замечательная артикуляция. Нужно еще немного поработать над более четким и резким звуком "р", но в целом - всё horosho. - Майкл вновь взглядом показывает на учебник, призывая продолжить занятие, но Катберт не торопится взяться за ручку. А потом он задает свой вопрос.
- Что? - мужчина сначала не понимает, что имеет в виду юноша, но потом прослеживает направление, куда смотрит Кёрби, и начинает догадываться. Со стороны он действительно выглядит практически враждебным - сутулившаеся из-за низкого стола спина, скрещенные в закрытом жесте руки - он подсознательно воздвиг вокруг себя глухую стену, и вот к чему это привело - Катберт повесил вину на себя. Хотя, это не было далеко от правды.
- Нет-нет, всё хорошо, правда! - и в доказательство своих слов Роджерс спокойно кладет руки перед собой на стол, ладонями вниз. - Ты ничем меня не обидел, просто стол низкий, сидеть неудобно, я довольно высокий. - открыто посмотрев на подростка, Майкл попытался придать своему голосу убедительности, но встретился взглядом с юношей и снова почувствовал себя зажатым. "И всё-таки он слишком красивый. Это неправильно". Нужно было найти вескую причину для побега.
- Душновато тут. - и попадает в точку. В комнате действительно стало жарче за эти минуты, и мужчина трет горло, пытаясь прогнать несуществующий ком.
- Ты не против, если я приоткрою окно? Будешь пока делать тридцатое задание? - Майкл со скрипом отодвигает стул и мягким шагом подходит к окну, моментально в мыслях возвращаясь в свои юные годы. Пейзаж за окном не поменялся ни на йоту, разве что деревья чуть выросли. "Интересно, им так же мешает спать тот фонарь, как и мне?" - с этой мыслью он приоткрыл форточку, вдыхая свежий весенний запах, моментально пьянея от него. И пока Катберт выполнял задание, Роджерс принялся осторожно ходить по комнате, рассматривая то, что так или иначе не успел осмотреть. Первым делом он замер возле стеллажа с книгами, привлеченный яркими корешками всех сортов розового.
- "Любовь в твоих объятьях"? "Навеки твоя"? "Ковбой-искуситель"? Да, богатое наследство досталось вам от предыдущих хозяев. - Майкл хмыкает и не может удержаться от соблазна подцепить с полки "Ковбоя", раскрыв его на случайной странице. И тут же умолкает, ощущая, как его щеки заливает румянец от прихлынувшей крови. "Он спустил штаны, высвобождая своё мужское естество. Её груди от частого дыхания вздымались, грозя разорвать клетчатую рубашку. Люси задрожала, испытывая вожделение при виде его огромного детородного органа..."
- О господи...

+2

8

- Кстати, у тебя замечательная артикуляция. Нужно еще немного поработать над более четким и резким звуком "р", но в целом - всё horosho, - похвалил его наставник.
- Мои родители всегда выделяли, что знание языка собеседника - восемьдесят процентов успешного диалога, - кивнул серьезно Катберт. Ему было приятно, что его усердие в учебе заметили, потому как он действительно выделял этому колоссальное время. Ведь через два года ему придется выезжать на миссии, а там уже не до спряжений глаголов будет. Майкл отнекивается, распрямляется, но его отмазка звучит немного глупо, ведь стол и стулья обычного размера, а сам Майкл вполне стандартный мужчина. "Размерами, в смысле", - поправился Катберт, отводя взгляд. Да уж, от улыбающегося Шкорлита, едва сдерживающего улыбку укрыться сложно. Поэтому он молчит, когда наставник поднимается с места, чтобы распахнуть окно. Катберт стучит карандашом по листу, а потом быстро записывает себе пометку про совершенный и не совершенный вид, собираясь позже погуглить всю доступную информацию, дабы закрепить материал.
Роджерс доходит до книжных полок, с любопытством оглядывая ее. Кёрби не видит этого всего, пока мужчина не начинает зачитывать названия вслух. И Кёрби поднимает голову, застывая. Шкорлит в открытую уже ржет, давясь хохотом.
- Кхм, - мальчишка аккуратно поднимается с места, подходя ближе к наставнику. - На самом деле это мои книги. Я их собираю.
Он смотрит на раскрасневшиеся щеки мужчины, чувствуя, как его обуревают сложные чувства. С одной стороны эти книги действительно ему нравились и коллекция занимала отдельное место в его сердце наравне с дорогими рубашками из Италии, к которым успел приучить его отец. С другой стороны он прекрасно понимал, почему большинство людей реагируют на них несколько... однозначно. "Низкопробная литература", "второсортные персонажи", "плоский сюжет", "изобилие порнографических сцен" - он неоднократно слышал все это в адрес книг. Но, разве не у каждого свой собственный выбор и "о вкусах не спорят"? Почему ему нельзя читать то, что ему нравится и что приносит ему удовольствие?
- Эти книги все мои, шестьдесят шесть книг из цикла "Романтика в Скандивии". Эти две - другой цикл другого писателя под названием "Глаза моего убийцы", - Катберт показал на свою новинку, закусывая нижнюю губу. - Обещают детективные истории на основе реальных событий середины девяностых годов Техаса, но это маловероятно, что им удастся передать весь колорит.
Он замолкает.
- Полагаю, мое увлечение вас может шокировать. Но, чтобы избежать недоразумений, сразу позволю себе заметить, что я их собираю не из-за подробных постельных сцен, как можно было бы подумать, основываясь на моем переходном возрасте. Мне просто нравятся наивные и простые сюжеты, когда все кончается хорошо.
Парень выдыхает. И ждет ответа.

+1

9

Стыд ошпаривает словно горячий душ. Лицо и тело пылает, а во рту расцветают пески Сахары - Майкл просто стоит, не в силах вымолвить ни слова, пока Катберт подходит к нему с оправданиями. Сам факт того, что эта литература принадлежит его Воспитаннику заставлял впадать в острое смущение; Роджерс внезапно почувствовал себя отцом, заставшим своего сына со спущенными штанами за просмотром порно. Кричащая бульварщина обложек и сюжетов мало волновала мужчину - он искренне считал, что каждый вправе читать то, что хочет, и никто не имеет права критиковать чужие вкусы. Но вот эротику и откровенные сцены секса, которыми изобиловала подобная литература, он перенести не мог. И уж особенно, черт дери, Майкл не хотел, чтобы их видел Катберт.
"Боже, ему же только шестнадцать!" - праведный гнев вскипает в крови, но одновременно с этим подсознание гаденько шепчет, что Роджерс лукавит и лицемерит самому себе. Сколько ему было, когда он сам лишился девственности? Тоже шестнадцать? Тот первый секс, который он разделил с Джилл, был быстрым, до жути нелепым, и любое воспоминание о нем заставляло покрываться мурашками позора - тогда всё закончилось спустя пара движений и общим смехом, скрывающим обоюдное смущение. А просыпаться по утрам с болезненно стоящим словно кол членом он начал и того раньше. Так почему Кёрби, уже вполне половозрелый, не может испытывать подобное, ища хоть какой-то разрядки в фривольной литературе? Мальчик убеждает Наставника, что читает такие книги исключительно ради их романтической составляющей, и мужчина отчаянно цепляется за эти слова, словно тонущий. Почему-то ему было важно, чтобы Катберт оставался по-детски чистым и невинным как можно дольше. Именно это странное желание в конечном счете заставляет оставаться непреклонным, давя твердолобым уперством.
- Нет, я не разрешаю тебе такое читать, нет, нет, нет! - и Майкл зачем-то берет и поднимает томик повыше, чтобы Кёрби не достал, вздумай он попробовать его отобрать. Ссорится с мальчиком не хочется, но Роджерс правда на может себя пересилить; в его зеленых глазах плещется одновременно возмущение, неловкость и стыд за открытие внезапного интереса мальчики и свою собственную реакцию. Зачем он вообще обратил внимание на эти книги?...
- Если хочешь читать романтические истории, то мы лучше сходим в библиотеку и подберем тебе другие книги, ничуть не хуже, только без вот этого всего. - Майкл явно чувствует нарастающую злость к самому себе - он отчаянно хотел стать ближе к юному ученику, но каждый раз делал только хуже. Вот только руку с зажатой в пальцах книгой он всё равно почему-то не может опустить.

+1

10

- Думаю, он посчитал, что мы оправдываемся, - закусил губу Шкорлит, оценивающе обходя застывшего Роджерса. - Да, точно. Так и подумал.
"Почему ты считаешь так? В смысле, почему я вообще должен как-то оправдываться? Чтение литературы никогда не порицалось обществом, по крайней мере с конца девятнадцатого века. И эта литература пусть и может быть неприятна кому-то со стороны, но все же она не является запрещенной", - нахмурился Катберт. Ему было сложно осознать, что кто-то может негодовать по поводу того, какое увлечение он для себя выбрал. 
- Нет, я не разрешаю тебе такое читать, нет, нет, нет! - Роджерс вдруг приподнимает руку с книгой вверх, словно бы ожидал, что Катберт собирается ее отнимать. Англичанин непонимающе на него посмотрел, ожидая пояснения.
- Спасибо, но пожалуй я откажусь. Я прочел достаточно книг, исследовал все жанры, чтобы выбрать для себя то, что мне подходит, - мягко отказал Кёрби. - Я могу понять ваши чувства, но вы излишне близко воспринимаете это к сердцу.
- Думаю, подсознательно он принял на себя роль нашего отца, и сейчас защищается, - вставил свои невыразимо важные пять копеек в диалог рыжий. Катберт хотел было разозлиться, но не смог. Ведь Майкл и раньше пытался вести с ним несколько... нестандартно. Либо у него не было опыта в наставничестве, либо каждого ученика он воспринимал как своего, впуская не только в жизнь, но и в сердце.
- Вам было бы легче, если бы я сообщил вам, что мне нравятся описанные соития двух персонажей? - Катберт взглянул ему в глаза. - Вам было бы проще считать меня обычным подростком со спермотоксикозом и желанием если не участвовать, так хотя бы наблюдать за интимными сценами? Полагаю, вы меня излишне идеализируете. Хотите это обсудить? - он кивнул на стулья рядом с постелью, предлагая присесть. Он не делал никаких попыток отобрать книгу, зная, что вряд ли Роджерс опустится до порчи или хищения чужого имущества. В чем, в чем, а вот в подобном заподозрить его было бы не легко.

+1

11

Кажется, эта мысль однажды уже возникала у него в голове, но в эту самую секунду она оформилась как никогда ясно: он хотел бы иметь препарат, способный отматывать время назад. Сейчас он принял бы и тройную дозу. Эта тема, которую он ненароком поднял, нарушив личные границы и сунув нос куда не надо, была одной из последних, которых он хотел обсуждать с Катбертом. И особенно, черт дери, в этих четырех стенах, где невидимое присутствие Натаниэля хаотично билось словно пойманная в клетку птица.
Роджерс чувствует себя дураком. Еще хуже ему от мысли, что он поставил мальчишку в неловкое положение. Майкл не имеет права что-либо запрещать или воспитывать его, думая, что выбивает из своего Воспитанника плохое. Но всё равно раз за разом что-то заставляет его совершать глупые ошибки, и в какой-то момент возникает желание бросить всё на самотек. Координатор чувствует, что опасно близко приблизился к черте, когда снова может остаться один.
И Катберт словно подталкивает его в границе этой пропасти. Как воспринимать его слова: как детскую невинность или он изыскано словно кнутом жжет по больным точкам, вспарывая кожу своими фразами? Он прижал его к стенке, не шевельнув и пальцем, и Майкл внезапно, всего на миг ощущает чужую власть, авторитет, с которым до сих пор не встречался. Еще миг, и видение этого иного Катберта, сильного, королевского, пропадает, возвращая мужчину из царства фантомов обратно в комнату. Комнату, которая раньше принадлежала ему, теперь принадлежит его любимому и этому мальчику с глазами словно у белого тигра. Мальчику, которого он не хочет отпускать.
- Прости. - Майкл возвращает книгу на полку. - Я не должен был так реагировать и уж тем более запрещать тебе что-то, то, что ты любишь. Я уважаю твои интересы, просто для меня это было.. внезапно. - Роджерс медлит, пока разум сражается с желанием уйти и побеждает. На предложенный Кёрби стул он опускается тихо, смотря куда-то в сторону.
- Возможно я тебя правда идеализирую. Но, наверно, я просто хочу, чтобы ты оставался ребенком настолько долго, насколько это возможно. - и Роджерс вздыхает, прежде чем продолжить, устав думать о выстроенных в собственной голове баррикады из сложностей и запретов. - Ты и Натаниэль. Я не хочу, чтобы этот мир делал вам больно. - он трет глаза пальцами, пока под веками не распускаются фейерверки, а потом смотрит на Катберта. - Давай опустим эту тему. Прости меня еще раз за моё любопытство. Что мы будем делать дальше?

+1

12

Катберт терпелив. Этому он научился годами в своем родном доме, постоянно чего-то ожидая и прислушиваясь. Он умел замолчать вовремя, умел выслушать. Печальный опыт научил его держать многое в себе, не выдавая даже морганием своих крамольных мыслей, которые частенько высказывал Шкорлит, не знающий границ и рамок приличия.
Катберт терпелив, а потому он просто ждет, пока Майкл выдохнет. И тот вскоре осознает, что излишне вспылил, возвращая книгу на место и присаживаясь. Он извиняется, и младший Кёрби слышит в его голосе сожаление. Не потому, что мужчина вдруг понял неверность своего поступка, а поскольку он понял, почему так поступил. И ему стыдно и неловко за то, что он нарушил чужие границы. Шкорлит улыбается, считая это очаровательным и милым.
- Возможно я тебя правда идеализирую. Но, наверно, я просто хочу, чтобы ты оставался ребенком настолько долго, насколько это возможно.
- Мне шестнадцать. Я подросток, а не ребенок. И вам стоит привыкнуть к этой мысли.
Катберт не трогает его, как это бы сделал кто другой на его месте. Он не хлопает его по плечу, не кладет ладонь сверху; ему просто не нравятся обычно прикосновения. Он просто сидит и слушает наставника, согласный с его предложением.
- Что мы будем делать дальше?
- Полагаю, мы просто вернемся к изучению русского. Домашнее задание мне никто не отменял, - Катберт вздыхает. - Не против, если я попробую сделать задание, а вы его проверите? Эта глава тяжелая для меня.
Он сел обратно за стол. Тема литературы была закрыта, но от чего-то парень сомневался, что больше она не всплывет. Тем более, если в речи так явно был упомянут его сосед Натаниэль. "Почему он вспомнил о нем? Они общаются куда больше, чем мне рассказывали?" Катберт поднял карандаш, возвращаясь в мир упражнения. Все же уроки сейчас, на первом году обучения, значили для него неимоверно много. Куда больше, чем взаимоотношения с людьми. Тем более, что последние явно были куда сложнее, чем казались на первый взгляд.
- Ну, психологами нам не стать, это точно. Однако нужно попытаться понимать их, - прошептал Шкорлит, забираясь на окно.

+1


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных игр » [27.05.2018] Чтение табличек не облегчает жизнь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC