Здесь может быть ваша реклама. Ротацию можно купить в Магазине, делитесь своими мыслями со всем форумом!

Не забываем голосовать за активистов, выбирать лучший пост и кликать на кнопки топов!


Победители конкурса на лучший пост октября

Марсель Гримм Бренда Крип
Активисты ноября

Делсин Вуд Кшиштоф Тшетшелевски Иво Вальд



СВОБОДНЫЕ МИССИИ

∟ идет сбор информации и обработка данных
НОВОСТИ

[16.11.18] Важно! Не пропустите нововведения! Всем игрокам просьба ознакомиться с информацией.

[11.11.18] Подведены итоги за октябрь! Поздравляем победителей и читаем завершенные сюжетные игры!

[21.10.18] Внесены новые изменения в матчасть и FAQ! Спешите ознакомиться!

[16.10.18] В преддверии праздника открыта тема "Бал в честь Хеллоуина: Trick or treat ", участвуют все желающие! А также у нас веселая паутинка на шапке!

[13.10.18] Подведены итоги и новости сентября. Все самое интересное в сжатой форме!

[06.10.18] ELM Agency Times представляет вашему вниманию интервью с активистами сентября! Уже второй выпуск!

[13.10.18] Не пропустите итоги августа! Поздравляем победителей и открываем новые миссии в новые миры.

[11.09.18] Нам уже 9 месяцев! С днем рождения, ELM Agency! И мы запускаем сразу два сюжетных квеста МИР ПУСТЫНИ и МИР ИСКАЖЕННОГО ВРЕМЕНИ!

[05.09.18] ELM Agency Times представляет вашему вниманию интервью с активистами августа! Разве вам не хотелось бы узнать чуть больше о ваших соигроках?

[16.08.18] Еще один месяц у нас за плечами. Новости июля! Агенты, не забываем нажимать на кнопки топов и присылать посты на Лучший пост августа!

[11.07.18] Нам полгода! С днем рождения, ELM Agency! Агенты, не упустите возможность взять себе пару праздничных фант!



ВАШИНГТОН
РЕЙТИНГ: NC
ЭПИЗОДИЧКА
СПОСОБНОСТИ
КАРТА ELM
ЛЕТОПИСЬ
ИНФОГРАФИКА
НАГРАДЫ
12.18 / 03.19

Челлендж "Неделька" Ипподром "Терра" Голосование: лучший пост ноября Праздничный кроссворд Новогоднее новоселье: Ёлка в пустыне

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив личных эпизодов » [12.11.2018] Я думал, что ты умер


[12.11.2018] Я думал, что ты умер

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Я ДУМАЛ, ЧТО ТЫ УМЕР

https://c.radikal.ru/c03/1806/d8/6b97d3432d78.jpg

Единственное, что ему тогда хотелось - это посмотреть в лицо человека, о ком он не мог не думать последние недели. Посмотреть на того, кого он мысленно уже похоронил, а сейчас сможет даже пожать руку. Пожалуй, сейчас психологическая помощь требуется всем без исключения.

Участники: Катберт и Джозеф

Локация:США, Эльм

Участие ГМ: нет

Отредактировано Cuthbert J. Kirby (2018-06-15 12:58:22)

+1

2

Когда ему сказали, что тот, кто пытался ценой собственной жизни спасти его, очнулся, он не раздумывая решил подойти к незнакомой двери. Занес руку, долго обдумывая со Шкорлитом, будет ли нормально, если они просто постучат в спальню человека, с которым провели всего лишь один день в Канаде, ставшим роковым.
- Не волнуйся, он наверняка тоже хотел бы тебя увидеть, - шепчет Шкорлит. Но Катберт видит, как он волнуется, шаркая ногами у двери. Он заносит сомкнутые пальцы. Тук. Тук-тук.
- Простите за вторжение, - произносит он, приоткрывая дверь. Воспитание не позволяет ему перешагнуть порог в комнату мужчины без разрешения, и он застывает. - Меня зовут Катберт Джеймс Кёрби. Вы были моим преподавателем в... поездке в Канаду, - договаривает он со значительной паузой. Он в руке держит лист с направлением к психологу, как и всем остальным деткам, которых вывезли из кленовой страны.
- Мне тебя поддержать? - спрашивает Шкорлит. И Катберт вспоминает, в каком шоке он был, когда узнал, что Джозеф в тот день выжил. Выжил, пусть и лежит в больнице с сомнительным диагнозом, но уже тогда парнишка мысленно держал за него скрещенные пальцы. Кто, как не Джозеф имел право на то, чтобы выжить?
Катберт вдыхает полной грудью, стараясь убедить себя в том, что сбегать сейчас не нужно. Нет ничего страшного в том, чтобы посмотреть на человека, которого он оплакивал неделями без слез, сидя в той подвальной спальне. Он так часто вспоминал тот выстрел и вскрик, что они стали уже почти что нормой в его мыслях. И сейчас он мог порвать этот зловещий круг - посмотреть в глаза Нортону и убедиться, что тот жив. Жив и не против общения.
- Вообще-то он наш назначенный психотерапевт. Или психиатр, вечно путаю, - взъерошил рыжие волосы Шкорлит. Катберт закусил нижнюю губу, ожидая ответа. Либо его отошьют, сославшись на слабость после выхода из комы, либо... либо его примут. И тогда страх вновь затопит все существо, страх за прошлое и то, что только может случиться. - У него назначено. Не откажется.

+1

3

Джозеф как-то смирился с тем, что каждый день, как несколько дней назад он очнулся, к нему кто-то заходит спросить как дела или поговорить. В конце концов такова была его работа здесь. Даже в таком состоянии с простреленной головой и повязкой на голове он должен продолжать работать, потому что этим детям, да и не только детям, не к кому больше идти.
Он не злился. Его не удивляло и не расстраивало положение вещей. Наоборот, казалось, что это помогает ему быстрее поставить мозги на место, влиться в жизнь так, словно и не было этого месяца прострации, словно он не выпадал из этого ритма. Первым, кого он увидел был рослый рыжий мальчишка, что несмотря на своё вечно понурое выражение на лице был явно рад видеть своего наставника. "Чуть не задушил, детина." С теплотой вспомнил он.
Глядя в окно палаты, мужчина разглядывал закат, когда в дверь постучали. Как-то неуверенно постучали. Он повернул голову в сторону двери, проговорил немного хрипло.
- Да-да, - это уже лишь отголоски, связки уже почти полностью восстановились после месячного молчания, по началу он сильно хрипел. Двери открылись и он увидел мальчишку. Его взгляд ненадолго замер, очерчивая знакомую фигуру. "Живой. Хорошо." Когда он пришёл в себя, ему сообщили обо всём, что он пропустил. Факты поражали, злили и заставляли негодовать. Как можно было так жестоко использовать детей? На руках побывали и списки погибших и списки выживших. Он видел там фамилию Катберта, мальчика, которого подставил под удар своим решением поехать куда-то без должной защиты, мальчика, которого пытался защитить даже ценой своей жизни. Но видеть его живым самому было приятнее.
- Входи-входи, чего встал? Пусть мне и стреляли в голову, но мозги слава богу ещё на месте. Я помню кто ты. Рад тебя видеть, приятель. Как ты? Тебе ничего не сделали те люди? - он обеспокоенно взглянул на брюнета. Ненадолго его глаз замер на листе бумаги, что тот держал в руках. По собственной воле к нему мало кто приходил. Он почти догадывался что это за лист и что это могло значить. "Беспокоятся об их психическом состоянии. Не мудрено. После такого." - Много же тебе пришлось пережить, а? Бери стул, присаживайся, можешь оставить его у меня, - он слегка кивает на листок и мягко улыбается, заглядывая вновь в глаза мальчишке.

+1

4

Пусть его голос он не слышал уже месяц, но идеальная память Шкорлита подтвердила, что мужчина в комнате - это тот самый Джозеф Нортон. В груди ойкнуло сердце. И Катберт перешагнул злополучный  порог, всматриваясь в лицо того, с кем он уже мысленно когда-то распрощался.
- Входи-входи, чего встал? - обеспокоенно окликнули его. Мальчишка оглянулся, раздумывая, разуться или не стоит, но затем решил, что если его попросят, то разуется.
- Нет, все в порядке. Я вернулся целым, что не сказать о других, - ответил он, проходя до мужчины. Одна его часть желала обнять его, но англичанин не смог заставить себя протянуть руки. Он и так чувствовал, что все внутри словно расплавилось, и пол пошатнулся.
- Много же тебе пришлось пережить, а? Бери стул, присаживайся, можешь оставить его у меня, - улыбается Джозеф. Мальчишка берет стул, явно он далеко не первый и не последний, кто захотел навестить того, кто выкарабкался с границы. Он садится у постели, нервно складывая листок с направлением.
- Не бойся. Скажи то, что хотел, - советует Шкорлит.
- Я рад, что вы выжили, - выдавливает Катберт. И сглатывает подступившую слюну. - Я... я думал, что они вас застрелили. Думал, что вы из-за меня погибли.
Катберт сидит прямо, у него идеальная осанка. И каменное выражение кукольного лица. Говорит, растягивая гласные, и только профессионал сразу определит, как тому тяжело сознаваться. Только профессионал поймет, насколько сильные переживания прячет подросток между строк.
"Я думал, вы умерли. Я думал, что из-за меня мир лишился хорошего человека. Я думал, что я виноват. И ваша кровь была на моих руках. И хотя вы сейчас смотрите прямо на меня, улыбаясь, я все равно чувствую, как я виновен в том, что вы лежите. Простите меня, пожалуйста."
- Вам разве можно уже работать? Больничные тут не поощряются? - Катберт пытается сменить тему. Он смотрит на окно, и вдруг понимает, что на самом деле всем должно быть все равно, как он себя там чувствовал взаперти в руках мафии. Над ним не ставили опыты, пару раз может приложили о стену, когда он пытался сбежать, но это не смертельно. А ломка... там все одно и то же пережили. Жар, лихорадку, бред.
- Эй! Я сейчас обижусь. Я тебе не бред, - насупился рыжий, складывая руки на груди. "Я не то имел в виду. В том смысле, что некоторые же бредили. Сам помнишь, мы же помогали отмывать того парня без имени."
- Это который синие ботинки еще оставил? Да, помню, - кивнул рыжий, успокаиваясь. Он встал за спиной Катберта, возлагая на его плечи свои ладони. - Не бойся. Я рядом. А тебе просто надо с ним поговорить. Он не против тебя, поверь мне.

+1

5

Джозеф слегка кивнул на слова брюнета, ему нужно будет после выяснить как дела обстоят у других воспитанников, однако сейчас больше всего его заботил этот мальчишка, он был совсем молодым, первогодкой. Все остальные были взрослыми, почти выпускниками, теми, кто уже ходил на миссии. А этот был совсем юнцом и именно он, Нортон, поставил его в опасное положение. Конечно, он не мог знать наперёд, что случится нечто такое, конечно это не его вина и он и сам пострадал. Однако, он ощущал всё же ответственность, что тяжёлым грузом легла на плечи. Но было не время жалеть себя и разбираться кто прав, а кто виноват. К нему пришли за помощью и он должен её оказать. Он сам этого хочет.
Мальчишка был замкнутым, воспитанным так, что даже чтобы куда-то войти требовалось разрешение, не то, что его шибутной штурмовик, который не врезал ему наверное только потому, что Джозеф находился в больничной палате.
- Я знаю. Я и сам не верил в то, что выживу, но, к счастью для меня, удача всё ещё на моей стороне. Похоже я и правда родился в рубашке, - он слегка улыбнулся, а после медленно сел, слегка сдвигаясь и прижимаясь спиной к спинке, окинул парня задумчивым взглядом. - Теперь всё в порядке, Катберт. Ты ни в чём не виноват. Если кто из нас двоих и виноват в случившемся, то явно не ты. Но даже так, никто не знал, что это случится. У нас были договоры, но случился переворот. Многие пострадали. Но жизнь агента часто преподносит подобные неожиданности и к этому нужно быть готовым. Ты этому научишься, после. А пока не забивай себе голову, только не чувством вины и не воспоминаниями о тех тяжёлых временах. Я готов выслушать тебя, если есть что-то, чем тебе срочно нужно поделиться, ты всегда можешь со мной поделится, знай это. Здесь и сейчас, либо, если не готов, то позже. Мои двери всегда открыты и тебе нет нужды просить разрешения. Я здесь, чтобы помочь, - он дотянулся и похлопал мальчишку по руке, пытаясь приободрить. Быстрый ненавязчивый жест и вот он снова сидит ровно, голова повёрнута в туже сторону, что и у Кёрби, он смотрит в окно.
- Знаешь, на самом деле мне повезло. Будь я зрячим на левый глаз и я бы лишился его от пули и возможно умер бы от кровотечения, однако тогда, двадцать с лишним лет назад, мне провели операцию, которая сейчас от части спасла мне жизнь, - он помолчал немного, а после прикрыл глаз и улыбнулся.
- Никто не против больничного, меня просили отдохнуть, но сейчас не время. Я сам попросил позволить мне принимать детей, но, местные врачи всё же ограничивают время посещения, так что большую часть времени я либо сплю, либо отдыхаю. Читать они мне тоже не дают, боятся, что я перенапрягусь, так что разговоры для меня единственное, что не даёт моим мозгам расслабляться и терять сноровку.

+1

6

- Посмотри на него. Он жив, он улыбается. Разве этого не достаточно? - Шкорлит наклоняется над ухом, улыбаясь. Он показывает на Джозефа, сидячего в своей постели, и на самом деле мужчина действительно выглядит вполне даже сносно. Особенно для того, кто вышел из кому пару дней назад. Воспитанный в жестких правилах английского менталитета, Катберт не интересовался при каких обстоятельствах ранее тот потерял свой глаз, хотя сейчас, как оказалось, история была тесна переплетена с историей спасения его жизни.
Катберт внимательно слушает глубокий монолог преподавателя, не столько вслушиваясь в его слова, сколько принимая во внимание тон и интонации голоса. То, что он не виноват в случившемся ему говорили и до этого, и, признаться, облегчения слова не приносили. Он чувствовал себя виноватым, что не смог помочь мужчине в тот день, не смог банально даже защитить себя самого, оказавшись совершенно беззащитным в реалиях жестокого мира.
Джозеф протянул до него руку, хлопая по плечу. Это прикосновение хоть и было резким, но вполне ожидаемым, поэтому Кёрби даже не дернулся, как обычно бывало, а принял успокоение. Нортон говорил от своего сердца, а не по инструкции, и даже такой как Катберт чувствовал это в подтексте.
- Вам действительно нужно больше отдыхать. Я думаю... - мальчишка запнулся, закусывая губы и явно подбирая слова в уме. Рыжий наклонился к нему, нашептывая что-то на ухо. - Я очень не хотел бы сейчас вас нагружать. Не только потому как чувствую себя ответственным за случившееся, хотя и понимаю, что полноценной вины моей здесь не может быть, но все же. Там, в Канаде, тот месяц прошел ужасно. И я не уверен, что хочу все обсуждать или рассусоливать. Но я так же знаю, что в одиночку мне будет тяжело это пережить.
Катберт поднял на него холодные голубые глаза цвета подкрашенного льда.
- Если бы вы были на моем месте, вы захотели бы проведать тех, с кем находились в заточении? Или это странно, что я не хочу их сейчас видеть?
Он замолчал, не уверенный в том, что хочет поднимать эту тему. Но дни шли, а мысли все также топтались на одном месте. Тем более, если Нортон сам упомянул, что разговоры ему помогают, то пару десятков минут вполне можно было бы у него украсть.

+1

7

Мужчина открывает глаз и переводит взгляд на мальчишку. Вот уже второй раз в жизни он лежит в больничной палате с перевязанной головой, так странно, но похоже это его судьба и от чего-то ощущение, что на третий раз даже его хвалёной удачи не хватит, третий удар в одно и тоже место он точно не выдержит, но едва ли ему ещё придётся попасть в подобную ситуацию. Вся эта обстановка с мафией оказалась удивительным из ряда вон выходящим происшествием, но мужчина был уверен в одном - теперь Эльм будет более насторожен и такое не повторится. Наверняка, для поддержания устраивающих организацию условий, агентство начнет мониторить обстановку вплоть до вмешательства при необходимости. "Кем бы ни был этот Либеррини, но теперь он точно под колпаком у наших."
Эти и подобные им мысли последнее время часто посещали голову мужчины, в одиночестве он много думал, так как особо других развлечений ему особо не предоставляли. Сидящий перед ним мальчишка похоже испытывал настоящий груз из-за необходимости сдерживать свои внутренние позывы высказаться по причине беспокойства о состоянии учителя и видимо ещё из-за воспитания. Джозеф ощущал необходимость наладить с этим мальчиком такой контакт, при котором он не будет бояться рассказывать ему всё.
- Не думай сейчас обо мне, это сейчас не имеет никакого отношения к реальности. Забудь о том, что мы в больничной палате, Катберт. Я прекрасно себя чувствую, живее всех живых. Эти ребята знают своё дело и теперь, когда я очнулся, они быстро поставят меня на ноги, но всё это не важно. Сюда никто не войдёт, по крайней мере ровно до тех пор, пока не закончится время посещения. Никто не станет подслушивать. Они знают и о моей работе и о причине твоего прихода. Ты можешь быть полностью откровенен и я уверяю тебя - ничто, сказанное тобой здесь не покинет эту комнату, - он затих, а после чуть нахмурился, но после снова улыбнулся.
- Каждый реагирует по своему, Катберт. Потому я не могу сказать, как бы я повёл себя, будь я на твоём месте. Да это и не важно. В твоей реакции нет ничего странного и неправильного. Никто не станет тебя обвинять в том, что ты не хочешь их видеть. Уверен, среди них есть те, кто так же не хочет видеть остальных. Это естественная реакция мозга. Он пытается защитить тебя от стресса, от всего, что является напоминанием пережитого. Уверен, ты не хочешь это ворошить и мечтаешь забыть о пережитом, но мысли преследуют тебя. Попадая в ситуацию, где ты не можешь ничего изменить, упираясь в эту стену, твоё сознание, привыкшее к другим условиям невольно начинает искать выход. Думая о том, что ты был в состоянии справится, что всё было бы иначе "если". Но, в большинстве случаев это иллюзия. Просто ты не привык к тому, что не ты - вершитель своей судьбы, своей свободы и права выбора. Когда приходит осознание, что это нестандартная ситуация и выхода нет, приходит смирение. Но вместе с ним может придти апатия. Потому сейчас всё, что тебе нужно - это слушать своё тело. Если ты ощущаешь, что хочешь отгородиться от прошлого, вести себя так, будто тебя это не касается, забыть об этом и не пересекаться с этой темой - так и делай. Не вини себя и не слушай тех, кто хочет в этом обвинить. Они не были там, они не были в твоей шкуре и не им тебя судить.

+1

8

Теплые руки на плечах поддерживают его. Катберт внимательно слушает, не перебивая, когда мужчина разливается потоком мягких слов, пытается постучать в те незримые щиты, что так старательно строил вокруг себя мальчик.
Обычно он видел в образах других людей частички своей семьи. Доброжелательность от Софи, улыбка Шкорлита, вдохновленность и забота Майкла, строгость и оборот головы Элизабет. И, конечно же, скрытность Дерека и властность Адамса. Он видел все эти отблики в чужих лицах, сравнивая поведение, пытаясь вычислить неизменные постоянные и выравнять свое отношение к происходящему. Но сейчас, глядя на Нортона, он не видел ничего подобного. Было чертовски сложно сравнить его с кем-то уже настолько знакомым, или же он просто не желал этого делать.
- Нет ничего страшного в том, что ты не хочешь приводить его к своим шаблонам. Дай себе чуть больше пространства, глупый маленький брат, - зашептал рыжий, обнимая. И Катберт кивнул. Наверное, и вправду не будет ничего страшного, если прямо сейчас он не станет приводить все к единому знакомому знаменателю, а даст себе чуть больше времени, чтобы просто посмотреть.
- В твоей реакции нет ничего странного и неправильного, - повторил Джозеф. Англичанин закусил губу, переваривая его основную мысль. Значит, его социофобию и нежелание иметь дополнительные связи с людьми вполне реально списать на постреакцию заточения. Это очень и очень хорошая новость, так как Кёрби совершенно не чувствовал в себе сил, чтобы изображать сочувствие своим бывшим сокамерникам и уж тем более терпеть возможные прикосновения. Люди постоянно хотят обниматься, если чувствуют хоть какую-то связь.
- Если ты ощущаешь, что хочешь отгородиться от прошлого, вести себя так, будто тебя это не касается, забыть об этом и не пересекаться с этой темой - так и делай.
- Спасибо, я учту это, - на полном серьезе поблагодарил Катберт. Этот совет значительно облегчил бы его существование в Школе, где жизнь вовсе не заморозилась на тот месяц, который он отсутствовал. - Я понимаю, что задаю очень простые вопросы, ответы на которые лежат на поверхности. Но, думаю, никто не понимает как вы, насколько сложно увидеть очевидное, когда глаза уже устали. Думаю, чуть позднее, я бы действительно хотел бы обсудить все то, что я пережил. Но не сейчас.
Шкорлит погладил руки брата, согревая его своим присутствием. Они оба понимали, что рано или поздно им нужно будет обсудить то, что случилось там, то, как Шкорлит взял на себя ответственность. Но не сейчас. Сейчас слишком свежи воспоминания и слишком тяжело вспоминать о всем, что так напугало. Конечно, жизнь агентов в принципе не легкая штука, но ощущать себя шестнадцатилетним подростком посреди жестокого месилова - совсем неловко, если уж можно так выразиться. И пожалуй, тут действительно не помешали бы эти встречи и беседы.
- Вы не против, если я к вам зайду на этой неделе еще раз, но уже без записи? - спросил Катберт, голубыми глазами всматриваясь в лицо с небольшой бородкой. - Не подумайте, что я навязываюсь. Просто... я был бы не против принести вам цветов. Чтобы вы скорее восстанавливались.
- А еще можно апельсинов и киви принести! Витаминный заряд, - воодушевился Шкорлит. - Правда, я  думаю тут отлично кормят, все же не государственная больница, но тут наверное дело все только во внимании. Да?
- Расскажите мне, какие еще города мы должны были посетить в Канаде, если бы не произошло то, что произошло? - Катберт устроился удобнее на стуле. - Мне просто надо привыкнуть к мысли, что вы в порядке. Слишком долго я был... я постоянно слышу тот выстрел. Не могу выкинуть его из головы, - признался он.

+1

9

Джозеф вновь улыбнулся, после чего слегка покачал головой.
- Нет глупых вопросов, Катберт. Если ты испытываешь необходимость их задавать, значит это действительно нужно тебе. Нет ничего зазорного в том, чтобы задавать вопросы, если не можешь в чем-то разобраться сам. Ведь ты только на начале своего пути и должен сомневаться и спрашивать. Намного хуже не знать и не пытаться узнать или делать что-то, не зная как правильно и стесняясь попросить помощи. Так намного больший шанс наломать дров и это касается любых аспектов жизни. Никто не знает абсолютно всего, в течение жизни, сколько бы лет не прошло, мы вновь и вновь сталкиваемся с чем-то новым. В том числе и мне порой приходится чему-то учиться или просить совета. Познание окружающего мира и самого себя это процесс длинною в жизнь. Не будь это так, наступи день, когда всё будет изведано и тогда, люди бы стали Богами или давно бы исчезли, так как не к чему было бы дальше стремиться, всё было бы известно, всё изобретено, - он отрицательно покачал головой, после чего уже затих, глядя на мальчишку с пониманием, расслабляясь. Похоже в дальнейшей полемике не было нужды, временно эта тема будет отложена до лучших времён, а сейчас, если этот мальчишка никуда не уйдёт, то у них может выйти приятный разговор о всяких глупостях, который наверное нужен обоим в равной степени.
Джозеф кивает и вновь смотрит в сторону окна.
- Приходи конечно, я буду рад, если ты навестишь меня ещё раз, даже просто так, поболтать о чём-нибудь глупом или рассказать как дела в школе и как успехи. Ты ведь будешь медиком, не так ли? - он вновь глянул на мальчика. Теперь тот не казался таким напуганным и осторожным, как когда он только хотел войти в его палату. "Это хорошо. Им стоит прекратить вести себя, как взрослые и держать в себе. Они ещё успеют устать от необходимости самим справляться с проблемами."
Он покачал слегка головой, считая, что детство - это самый ценный подарок и оставаться молодым в душе едва ли не самое важное правило выживания в этом мире.
Пока он думал о своём, первогодка сказал нечто такое, что заставило мужчину замолчать на некоторое время. И молчал он достаточно долго, обдумывая услышанное, однако, наконец проговорил.
- Я тоже никак не выкину из головы, - он молчал немного, а после слегка рассеянно посмеялся. - Звучит как неуместный каламбур, прости.. Гм. Порой, мне кажется, что я слышу его снова. Просто галлюцинация полагаю, не более. Но иногда, это действительно тяжело. Только это секрет, - он подмигнул слегка парнишке, а после шире улыбнулся. - Есть один город - Сент- Джон. Большой, но уютный город на побережье залива Фанди. Там прекрасные пейзажи, свежий морской воздух и умиротворяющие закаты. К тому же он довольно близко расположен с границей, так что обратно добираться было бы совсем ничего. А где бы ты хотел побывать, Катберт?

+1

10

Почти целый месяц он считал этого человека мертвым, даже не допуская возможности, что преподаватель сумел оставить себе шанс на выживание. Он почти целый месяц поедал себя за то, что ему не хватило сил защитить самого себя, не хватило возможностей или пусть даже отчаяния, чтобы оказать достойное сопротивление, упиваясь мыслями о том, что из-за него Джозеф больше никогда не сможет улыбнуться живым.
И вот сейчас он сидел на стуле, совсем рядом, слушая ровный тон голоса и объяснения, понимая, как неоднозначно все может быть. Даже если изначально все рисуется в одном цвете.
- Да, моя специализация действительно Медик, - кивнул мальчишка, подтверждая. Шкорлит зашептал, что очень даже приятно, что Нортон запомнил о нем даже такую деталь, ведь через Нортона наверняка проходили и другие юные агенты, а помнить о всех все просто невозможно. И это было приятно, что психолог решил подметить эту деталь.
Неожиданное признание получило отклик. И Катберт на самом деле обрадовался, потому как его волновал тот факт. Словно заезженная пластинка, вновь и вновь, он слышал зловещий миг. И осознание, что не он один зациклился, принесло какое-то странное облегчение.
- Не ты один, не ты один, - улыбнулся Шкорлит.
- Я хотел бы посетить фабрику кленового сиропа, - сообщил медик. - Мне он действительно нравится, и я бы хотел посмотреть, как его производят в подобных масштабах.
Он опустил глаза.
- Думаю, мне уже пора. Не хочется вас напрягать, да и домашнее задание нужно успеть выполнить, - Катберт поднялся со стула, возвращая его на место. - Я очень рад, что мы с вами поговорили. И я... рад, что вы живы. Выздоравливайте скорее.
Он подумал. И подошел ближе, протягивая ладонь. Ему захотелось попрощаться с ним, как прощаются обычно взрослые, не сомневаясь, что следующая встреча не заставит себя ждать. И именно такой гарантии и хотелось мальчишке, чтобы не задумываться о смерти и жизни. Хотя бы на ближайшие несколько недель.

Отредактировано Cuthbert J. Kirby (2018-06-21 19:53:09)

+1

11

Мужчина кивнул. Одна специализация давала поводы для дальнейших встреч, ведь, несмотря на то, что он уже не агент, но у него большой опыт, которым он вполне может поделиться, если только от него захотят получить эти знания, он без сомнения поделиться ими, не задумываясь. Но всё это после, лишь бы эти дети не наступили на те же грабли, что и он сам.
- Ну, боюсь теперь нам не скоро удастся побывать в Канаде вновь. Да, пусть всё и уладилось, однако, уверен, Эльм теперь будет с опаской относиться к этой стране и к миссиям в них какое-то время и быть особо бдительными. И мне трудно их винить. Никто не хочет повторения. Но, как-нибудь после, если ты захочешь. Я бы с удовольствием съездил в ту страну ещё раз. Мне очень жаль, что наше с тобой знакомство с ней прервалось таким образом и я хотел бы исправить это ощущение, - он чуть улыбнулся. Ему действительно нравились канадцы, ему нравилась страна, их менталитет, даже их более холодный климат, страсть к спорту и знаменитые носочки главы государства. Последняя мысль заставила его улыбнуться шире.
Однако очень скоро эта улыбка исчезла с его губ, стоило его гостю решить, что им пора уже было распрощаться. Ненадолго задумавшись, Нортон всё же кивнул, протянул руку и крепко пожал мальчишескую ладонь. Сжимая её крепко, но не причиняя боли, он словно пытался передать своему посетителю долю уверенности в себе и мужественности, что нужна тому сейчас для того, чтобы пережить весь тот кошмар, который произошёл с Катбертом, с ребятами и с самим психологом, со всей организацией в целом.
- Всенепременно, Катберт. Заходи, как будешь готов для разговора, держись своих решений и не ведись на провокации. Ты умный парень, я по глазам это вижу, так что сам прекрасно знаешь, что делать. Однако. Знай. Сейчас для тебя нет ничего более важного, чем ты сам и твоё личное духовное состояние. Чем скорее ты выровняешь его, тем быстрее сможешь вернуться в строй. Не бойся тех методов, что подсказывает тебе твоё сознание, нет ничего неправильного, есть разные подходы. А теперь иди, удачи с учёбой, - он отпустил чужую ладонь и взглянул в сторону дверного проёма, где показался лечащий врач, похоже время посещения и правда подходило к концу и самому мужчине тоже нужно будет делать "домашнее задание".

0


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив личных эпизодов » [12.11.2018] Я думал, что ты умер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC