Реймонд и Джилл ищут мужика-бисексуала для тройничка. На одну ночь. Писать в ЛС

Здесь может быть ваша реклама. Ротацию можно купить в Магазине, делитесь своими мыслями со всем форумом!

Не забываем голосовать за активистов, выбирать лучший пост и кликать на кнопки топов!

Ты солнышко, улыбнись! Я тебя люблю, ты со всем справишься!

Обними себя крепко-крепко и скажи: "Я тебя люблю, дорогой я". Ты заслуживаешь любви, и мне жаль, что я не могу обнять тебя.


Победители конкурса на лучший пост июля!

Натаниэль Най Лэнс Гроссман
Активисты июля

Джозеф Нортон Соломон дэ Люциус Кайетан



НОВЫЕ ЗАКАЗЫ

Миссия 014, Великобритания
Звонок поступил от самого Вильяма Торна, лидера штаба ELM в Англии. По его словам группа Протестантов уже несколько недель мешает его агентам успешно выполнять миссии. За пару дней штаб Англии потерял четверых молодых агентов, лишился нескольких Скоросшивателей, а также оружия, приспособленного специально для борьбы с НЕХами. Вильям Торн попросил помощи в обнаружении логова Протестантов и изъятии украденных артефактов и вооружения, так как в данный момент большинство его опытных агентов заняты выполнением миссий по всему миру, а молодых лидер более не желает подвергать опасности, оставив на них уничтожение НЕХов и закрытие разрывов в Лондоне.

Миссия 023, Латвия
Днем, в торговом центре "Ориго" на втором этаже открылся разрыв, из которого в наш мир попало не менее 20 Кровососов. К сожалению, всех гражданских вовремя эвакуировать не удалось. На момент звонка агентам, НЕХи уже успели "присосаться" к нескольким жертвам, а пятеро гражданских, один из которых был местным охранником, были убиты. Нахождение и точное количество живых людей, к которым присосались монстры, неизвестно. Разрыв к приезду агентов затянулся самостоятельно.

Миссия 029, США
Благодаря звонку на горячую линию от гражданки Нелли Хайм стало известно об разрыве на территории прибережья озера Пидмонт. Группа агентов, взявшие задание по закрытию разрывы, уверены, что из разрыва выбрался как минимум один змеевик. Агентам необходимо выследить НЕХа и уничтожить его.

Миссия 031, Куба
Гражданский Эстебан Валье сообщил, что на кафе по улице Мадре Вьеха было совершено нападение НЕХов, похожих на огромных пауков. Есть двое погибших, на данный момент посетители кафе забаррикадировались в служебном помещении, квартал эвакуирован. Агентам необходимо вызволить гражданских по возможности без новых погибших. Вероятно, что среди посетителей есть также пострадавшие от яда Пауканов.

НОВОСТИ

[11.07.18] Нам полгода! С днем рождения, ELM Agency! Агенты, не упустите возможность взять себе пару праздничных фант!

[24.06.18] Самое время для приключений! Летний сезон объявляется открытым! Ждем иностранцев с хлебом и солью!

[22.06.18] Я у мамы графический дизайнер! Новый конкурс!

[16.06.18] Подводим итоги прошедшего месяца! Нам скоро полгода!

[29.05.18] Официально завершен квест "Ледяной Мир"! Обновлен челлендж "Неделька".

[25.05.18] Стартовал второй этап сюжетного квеста: дело Дона Либеррини! Самое время записаться в массовый эпизод и дать отпор мафиозной семье.

[11.05.18] Запущен второй сюжетный квест! Нам 4 месяца!

[07.05.18] Пополнение в админ составе. Встречайте наших новых модераторов!

[02.05.18] Был обновлен список заданий на ипподроме "Терра"! Агенты, делайте ваши ставки.

[11.04.18] Нам 3 месяца! Приглашаем всех желающих на пляжный корпоратив!

[06.04.18] Нововведения! Открыли прием Координаторов!

[01.04.18] Новый дизайн форума. С первым апреля!

[11.03.18] Важное объявление от администрации. Мы подвели итоги февраля!

[03.03.18] На форуме появилась Летопись. Также проводится голосование за активистов месяца и за лучший пост месяца! Поспешите отдать голос за своего соигрока!

[18.02.18] ПЕРВЫЙ СЮЖЕТНЫЙ КВЕСТ: ОТКРЫТИЕ ЛЕДЯНОГО МИРА!

[11.02.18] НАМ РОВНО МЕСЯЦ!
Поздравляем всех с этим достижением и приглашаем провести весело время в теме фантов и бесплатных подарков!

[08.02.18] Обновлены акции, принимаем активных студентов! Еженедельный челлендж также был обновлен! И напоминаем, что задания от Купидона стоит выполнить до 13.02, поэтому торопитесь. Эльм не дремлет!

[01.02.18] Сегодня последний день, когда можно подать заявку на участие в тематическом конкурсе День Св.Валентина. Также обновился список миссий, спешите откликнуться!

[27.01.18] Набор в Координаторы временно приостановлен!

[22.01.18] Не упустите возможность поучаствовать в нашем первом конкурсе в честь дня Св. Валентина! Подача заявок до 01.02. включительно.

[17.01.18] Поздравляем всех с преодолением рубежа в 6 дней и высокой активностью на форуме! А еще мы пополнили свои ряды прекрасным ГМ, и открыли новый Челлендж "Неделька"!

[12.01.18] Мы официально открылись! Приглашаем игроков на наш уютный огонек!

[11.01.18] Форум был создан!


ВАШИНГТОН
РЕЙТИНГ: NC
ЭПИЗОДИЧКА
СПОСОБНОСТИ
КАРТА ELM
ЛЕТОПИСЬ
09.18 / 12.18

Челлендж "Неделька" Ипподром "Терра" Летний сезон ТРАУР В ELM Лучший пост августа

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных игр » [01.05.2018] Mix tape


[01.05.2018] Mix tape

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

MIX TAPE

https://i.pinimg.com/originals/3b/54/0e/3b540e765b4ad700de351a8ab880486f.gif

Секс не вызывает интерес. Интерес вызывает секс. Изучить тело другого человека проще простого, в то время как на знакомство с его душой и жизнью уходят годы. У них впереди вся жизнь, так почему-бы не использовать это время с пользой и не узнать друг друга чуточку ближе?

Участники: Cuthbert J. Kirby и Nathaniel Nighy

Локация: США, ELM, комната №101

Участие ГМ: нет

0

2

Шкорлит болтал ногами, сидя на открытом окне, красивыми движениями смахивая пыль со штор. Толку от этого было ровным счетом ноль, но Катберт был доволен, что близнец ему старается помочь. Он сам не ожидал, что поднимет Натаниэля после полудня, заставляя присоединиться к генеральной уборке.
К слову, последнее время сосед его старательно игнорировал, будто бы... стыдился? Англичанин не был уверен и ему не нравилось, что он понятия не имел, как заговорить и затронуть эту тему с упрямцем, но даже если и стыд сейчас мешал парнишке посмотреть ему в глаза, это же не может помешать ему держать тряпку в руках?
Катберт поправил белый платок на лице, который он повязал, чтобы не глотать пыль. На полу стояло ведро с водой и тазик с теплой водой и растворенным в нем средством. Милая уборщица сказала, что может и сама вымыть их комнату, но от чего-то Кёрби хотелось сделать это самостоятельно. И он с увлечением вытяну из нее все секреты чистого пола и сверкающих полок, которые и собирался применить на практике, облачившись в резиновые перчатки. Он начал с потолка, смахивая с них те остатки сна, что прилипли еще с ночи, и тонкие паутинки невидимых паучков.
- Ты в курсе, что пауки - самые многочисленные насекомые. Нет ни единого места в мире, где в радиусе одного метра не было ни одного паучка, - хмыкнул Шкорлит. Рыжий встал на ноги на окне, распрямляя руки. - Так ты его спросишь? Или так и будем морозиться до скончания веков?
Катберт скосил глаза на Натаниэля.
- Если тебя напрягает мое присутствие, я могу справиться с этим в одиночку, - произнес он ровным голосом. Рыжий влепил пятерней себе в лицо.
- Да не о том, блин. Так он точно сбежит.
"Я не буду заставлять его общаться со мной, если он сам этого не желает. Мне он симпатичен как человек и... вероятно как потенциальный любовник, но это вовсе не повод бегать за ним",
- Катберт старательно дотянулся до угла, вытирая его пушистой метелкой, стараясь не думать, сколько не видимых глазу насекомых сейчас сыпятся на его очки и самодельную маску.

Отредактировано Cuthbert J. Kirby (2018-06-06 10:36:31)

+2

3

Стоило ему взглянуть на него, а в голове тут же начинали яркими отрывками вспыхивать события недавно прошедшей ночи - неровное тяжелое дыхание, горячие руки, мягкий матрас и громкие всхлипы. Это было словно наваждение - ни одной приличной мысли в голове при взгляде на это кукольное лицо с огромными глазами-озерами. Ни одной!
Натаниэль ничего не мог поделать с этим пожирающем его изнутри чувством стыда. Ровный голос, вибрирующий в его сердце, словно поставленная на повтор песня, уверенный тон, слова; наслоение за наслоением, уровень за уровнем, они накрывали его с головой, погребая под собой заживо. При взгляде на юного медика воображение моментально активировалось, додумывая, подкрашивая и перенося одноглазого на пару дней назад. Катберту было достаточно просто сказать свое обычное "привет", чтобы щеки Натана вспыхнули, как две красные лампочки на новогодней гирлянде. Потому что вместо "привет" парень слышал настойчивое "ложись", а вместо заезженного и избитого "как дела?" ему чудилось тихое и ровное "ты очень мокрый".

Сказать, что он проявил какой-то повышенный энтузиазм, когда Кёрби поднял его с постели, торжественно вручая пару резиновых перчаток и тряпку, значит не сказать ничего. Взъерошенный, будто дикий воробей, еще не успевший согнать с лица остатки сна, англичанин на автомате принялся за уборку вместе с соседом, даже не задав ему ни единого вопроса.
- Если бы меня оно действительно напрягало, то меня бы тут уже не было, - стоя в одной майке, что едва прикрывала его зад в темных боксерах, брюнет старательно тер твой стол. Тон получилось сделать ровным и будто бы безразличным, отчего Нат мысленно облегченно вздохнул. - Я не против уборки. Просто в следующий раз предупреждай хотя бы за день, - сделав над собой некоторое усилие, он повернулся к мальчишке, встречаясь с ним взглядом. Впервые с того момента, как Кат поднял его и заставил убираться, Най наконец хорошенько посмотрел на него.

- Господи, - к горлу непроизвольно подступил смешок. Натаниэль прыснул, поспешно прикрыв рот ладонью. - Что это на тебе? Мы вроде весеннюю уборку собирались делать, а не полную дезинфекцию проводить, - выглядел британец, скажем мягко, по-дурацки. Особенно с этим платком на лице.
Нат покачал головой, ловя себя на мысли, что его более не преследуют постыдные фрагменты из прошлого. Временно, по крайней мере. И осторожно выдвинул из стола ящики, аккуратно опуская их на пол вместе со всем содержимым.
- Ты же в курсе, что мог попросить в больничном крыле респираторы? - усевшись на пол и скрестив ноги, парень принялся перебирать свои вещи, разделяя их на две кучи, известные многим как "мусор" и "нужное".
- Давай ты на какое-то время перестанешь махать своей метелкой? Я предлагаю сначала заняться разбором вещей, а уже потом приниматься за пыль на полках и грязные полы, - пока Най говорил, в руках сама собой оказалась тонкая деревянная рамка с фотографией внутри. Оттуда, прямо из-за заляпанного отпечатками пальцев стекла, на четверокурсника смотрели красивая темноволосая женщина с пронзительно голубыми глазами и мальчик лет семи. Они оба широко улыбались, стоя рядом с красивым фонтанам в парке и выглядели по-настоящему счастливыми.
Натаниэль затихает, всматриваясь в знакомые лица. Он убрал это фото в ящик почти год назад, сразу же после своего инцидента, и после этого еще ни разу не доставал его. Прости, - одноглазый поджимает губы, протягивая руку к сухой тряпке. Он пару раз осторожно проходится ею по стеклу, стирая с того жирные пятна, а затем поднимается с пола и размещает фотографию прямо на своем столе.
Стыдно признаваться себе в этом, но он совершенно забыл о ней.

+2

4

С того самого дня, когда границы личного пространства явно были нарушены, прошло уже достаточно времени, чтобы Катберт удостоверился в том, что Натаниэль вовсе не смог принять ситуацию как нормальную. И даже сейчас, стоило его лишь толкнуть в сторону уборки, он сразу же принялся изображать актив, даже толком не одевшись. И именно это поведение с головой выдавало брюнета, так как никто не хочет настолько выглядеть нормальным... в трусах протирая стол.
- Я не думал, что ты согласишься. Поэтому не предупредил, - честно ответил Катберт. Он остановился и чихнул. Громко, как обычно бывает, если стряхивать пыль на свое лицо.
- Ты же в курсе, что мог попросить в больничном крыле респираторы?
- А ты в курсе, что он сейчас пытается нас подколоть на мелочах? - шикнул Шкорлит, уперев руки в бока. Англичанин покачал головой. Нет, не знал, но это и не важно сейчас. Впереди было несколько часов, и хотелось привести в порядок помещение, в котором они проводили большую часть свободного времени.
- Мои вещи разобраны, - возразил лишь младший Кёрби, поворачивая голову. Отсюда ему было видно как сосед вытащил из стола фотографию. Очевидно семейную, не смотря на то, что фигуры запечатлены лишь две. "Как думаешь, нормально ли будет поинтересоваться?"
- Да. Почему нет? - рыжий пожал плечами, отходя в сторону. Первоначальная агрессия сменилась на милость, а раз так, то и смысла воинствовать не было.
- Прости, это твоя фотография? - спросил Катберт. - Покажешь?
Он кивает на раму, теперь стоявшую на столе.
- Это ты?
Очевидный ответ, но иногда очевидные вопросы помогают людям приоткрыться. Кто сказал, что нужно изобретать пятое колесо, если и первое неплохо справляется? Англичанин опускает метелку, стягивая маску с лица. Его собственные фотографии с семьей сильно отличаются от той, что он видит сейчас. Там другое качество, да и людей куда меньше, чем в стандартных. "Где его отец? По другую сторону фотоаппарата или же Натаниэль рос в неполноценной семье? Мне придется приносить соболезнования?"
- Не думаю. В смысле, ты просто выдохни и жди. И не бери в руки рамку, пока он сам ее не протянет, - предупредил Шкорлит. Катберт послушно опустил глаза. Советы и рекомендации близнеца он привык исполнять.

+2

5

- А мои нет, - огрызнулся, но без явной злобы. Тон Натаниэля скорее можно было назвать раздраженным или недовольным, хотя на деле парня попросту смущала сложившееся ситуация. Почему он согласился на эту уборку, когда как просто мог уйти? Почему был вынужден видеть перед собой лицо Катберта, хотя не хотел этого? Но действительно ли он не хотел?.. Или же ему попросту было стыдно за то, что между ними произошло? И именно стыд мешал англичанину прямо взглянуть мальчишке в глаза; именно он мешал ему признать, что то, что между ними было, ему понравилось? Но ему же всего шестнадцать, черт подери. Шестнадцать... - цифра попросту отказывалась укладываться в голове. - Если кто узнает, то я же и за растление малолетних сесть могу. - Но все это были лишь мысли, простые поверхностные мелкие страхи, за которыми пряталось что-то посерьезнее и гораздо более внушительных размеров. Нат понимал, что никакая тюрьма ему не грозит уже только потому, что ELM защитит, если это потребуется. К тому же, Кёрби явно не собирался никому распространяться о случившемся.

- А? - хмурясь, он оборачивается на голос. На обработку вопроса уходит несколько секунд. - А, да, конечно, - пальцы сжимают тонкую раму и передают фотографию в руки медика. Брюнет провожает снимок взглядом, с неким волнением наблюдая за тем, как первокурсник рассматривает ее сквозь тонкое стекло. - Да, это я и мама, - он чуть наклоняется, всматриваясь в собственное лицо, еще милое, симпатичное. - Здесь, если не ошибаюсь, мне лет семь. Фотографию сделала мамина подруга, Сара, кажется. Отец тогда был в очередной командировке, и я очень хотел отправить ему с ответным письмом наше с мамой фото, - пока британец говорил, его лицо успело пройти несколько стадий трансформации: из раздраженного напряжения в мягкость и нежность, а из нее - в задумчивое спокойствие, какое бывает на лицах тех, кто придается давним воспоминаниям. Стоя рядом с Кёрби и заглядывая ему через плечо, парень теребил в руках сухую тряпку, которой еще пару мгновений назад стирал со стекла жирные отпечатки пальцев.
- Я плохо помню тот день, но эта фотография была одной из последних, на которой мама выглядит... счастливой, - пауза; короткая, обозначающая лишь то, что координатору требовалось привести в порядок разбросанные обрывки прошлого. - Отец работал на опасной работе. По сути он был фотографом, который предпочитал снимать агентов ELM за работой, но из-за этого он редко бывал дома. Настолько, что я сейчас с трудом могу воспроизвести в памяти его голос и лицо, в то время как его почерк я узнаю из тысячи, - брюнет неспешно моргает и дергает уголком рта. - Он погиб, когда мне было десять. После этого мама начала болеть и мы больше не фотографировались, - Натаниэль поводит плечами и возвращается к своему столу, оставляя фото в руках соседа. Вновь принимаясь за раскопки собственных вещей, он в тайне надеется на то, что Кёрби не станет расспрашивать его про мать. Потому что говорить о ней Най хотел меньше всего на свете.
- Ты выглядишь слегка удивленным. Разве моя фотография так сильно отличается от тех, что делали в вашей семье? Мне кажется подобные снимки есть у каждого, кто рос с родителями. Или я не прав?

Отредактировано Nathaniel Nighy (2018-06-14 17:40:28)

+2

6

Шкорлит оказывает прав, ему в руки передают фотграфию. И теперь Катберт может смотреть на фотографию красивой женщины и ребенка. Он смотрит на то, как они улыбаются, как фонтан пускает блики за их спинами, бросая отсветы на волосы, видит несовершенство снимка - немного скошенный горизонт, отсутствие блюра на фоне, не попадание в фокус всей части фигур, но почему-то все равно фотография его цепляет. Он смотрит на лицо мальчика - целое, с двумя действующими глазами, с улыбкой от уха до уха, и не может совместить в своем воображении две эти разные эпостаси. Натаниэль сейчас не был таким же, как этот мальчик. И дело было вовсе не просто в слепом глазе, а в целом, общем настронии.
- Наша мама никогда не улыбалась так рядом с нами, - тихо произносит Шкорлит, отворачиваясь. Катберт видит краем глаза, что тот не смотрит на фотографию, и невольно разделяет ту зависть, что проснулась в рыжем. Он никогда не снимался вот так, под действием момента, на плохой фотоаппарат в чужих руках, улыбаясь, словно мир никогда не трескался напополам.
Натаниэль заговорил, рассказывая историю снимка. И Катберт молчал, рассматривая незнакомые ему лица, запоминая их счастье навечно.
- Мне жаль твоего отца, соболезную, - произносит он, отвлекаясь. Поднимает лицо и видит, как Нат уходит к столу, делая вид, что все в порядке. Он сортирует вещи, пока не спрашивает один из  тех вопросов, которые никогда не задавал себе Катберт.
Он застывает. Ставит чужое фото на тумбочку, разворачивая немного к постели.
- Да. Мои фотографии отличаются от твоей, - кивает Катберт. Он закусывает щеку изнутри, обдумывая, как правильно подобрать слова.
- Все фотографии с моей семьей сняты в студии. Или максимум у нас в гостиной. На... на фотографиях не улыбаются, так не положено, - Катберт хмурится. После чего подходит к своей тумбе, доставая ту самую фотографию, которую они с Натаниэлем искали на улице. - Вот. Это моя семья. Включая брата, которого вычеркнули из жизни просто потому, что он не был согласен с выделенной ролью.
Он молчит. Он знает, что Натаниэль увидит на снимке красивых и богатых людей, увидит его схожесть с матерью, копию голубых глаз что ему достались, увидит Адамса, у которого был тот самый оттенок зеленого, что и у Роджерса. И, естественно, заметит, что на фотографии нет счастливых людей. Они смотрят на камеру, это постановочный снимок на хорошую камеру и в профессиональных руках. Но в нем нет души. И нет доверия.
Катберт натягивает перчатки.
- Я могу помочь тебе с сортировкой, если хочешь. В моих планах было закончить уборку за пару часов. Успеем? - спрашивает он, надеясь, что Натаниэль сменит тему вместе с ним. Или, наоборот, надеется что хоть кому-то расскажет то, что никому не рассказывал.

+2

7

Он провожает его глаза своим единственным, считывает и ловит каждое их движение, отмечает каждый взмах ресниц, улавливает даже самые мелкие и незначительные перемены в лице медика, пытаясь угадать его мысли. О чем думал Катберт, рассматривая врученный ему снимок? О том, как несправедливо обошлась с его соседом госпожа судьба? О том, каким милым и симпатичным был Нат с двумя глазами? Или о том, какой теплой была улыбка на его тонких губах, теперь чаще всего надломленных и поджатых. Вот только не вздумай жалеть меня, - кривит рот, но лишь на мгновение, зная, что парнишка не увидит.
А когда Най заговорил, рассказывая свою историю, он невольно продолжил следить за лицом Кёрби, за тенями, что отбрасывали на него мысли в его голове. Правда уже не так откровенно, подсознательно страшась увидеть там сочувствие.
- Он всегда знал, на что шел. Жаль правда, что я по-настоящему так и не смог узнать его, - натянуто улыбается, заламывая пальцы, на момент отвлекаясь от сортировки вещей. - Многие в наше время вообще не знают своих отцов, так что мне, в какой-то мере, даже повезло, - в этой фразе чудесным образом гармонично сочетались ложь и правда. Может поэтому она так нравилась Натаниэлю, который не раз произносил ее самому себе. У меня хотя бы есть его письма.
Координатор слышит как медик проходит к его тумбе и ставит на нее фотографию. Он молчит, решая пока не говорить о том, что собирался оставить фото на столе. Поглощенный процессом, брюнет оборачивается только когда слова британца лезвием проходятся по его ушам, мировоззрению и туманным представлениям о семье.

- В смысле не улыбаются? - он даже забывает о смущении, которое его сковывало. Кандалы из воспоминаний исчезают по щелчку пальцев, и четверокурсник находит чужие глаза, вскидывая подбородок. - В смысле не положено?.. - он хмурится, неосознанно наклоняя голову к плечу, и принимает фотографию из рук Кёрби, все еще сохраняя это растерянно-озадаченное выражение на своем лице. - Нет такого запрета. Кто тебе вообще такое... сказал?.. - опускает глаз на фото и затихает.
Красивые люди. Качественный снимок. Отличный задник и дорогие одежды. Живые цвета. Вся семья Катберта выглядит так, будто их нарисовал какой-то очень талантливый художник. Ни единого изъяна во внешности, будто кто-то мастерски отредактировал их в фотошопе. Вот только невооруженным глазом видно, что красота настоящая, естественная и врожденная. И все же чего-то не хватает. Фотография почему-то кажется совершенно пустой и бездушной, картонной, даже не смотря на весь этот шик и лоск. И это настораживает. Заставляет всматриваться в каждое лицо снова и снова в поиске ответа.
Так вот почему он так удивился, - моргает, вдруг понимая изначально странноватую реакцию соседа. Если для шестнадцатилетнего мальчишки было "не принято" улыбаться на фотографиях с собственной семьей, то о чем вообще тут было говорить?
И тут Нат вдруг осознает кое-что еще.
Он ни разу не видел улыбку Кёрби.
- Фотография красивая, но, прости уж конечно, какая-то плоская. Вы словно совершенно не рады быть вместе и рядом. Словно... словно вас кто-то заставил, - передает фото обратно его владельцу, сочувственно приподнимая уголок губ. - Может все дело в том, что вы фотографируетесь в студии? Подобные места сами по себе кричат "фейк" всеми этими слишком красивыми задниками и белыми комнатами, - подносит руку к лицу, задумчиво покусывая ноготь большого пальца, оценивая и взвешивая в голове кое-какую мысль.
- Да. Да, думаю успеем, - спохватывается, убирая кисть от губ и опускается на пол рядом с вытащенными ящиками. Натаниэль, совершенно не стесняясь англичанина, широко разводит ноги, затем подгибая и скрещивая их, усаживаясь в позу лотоса. Кадры того, что случилось между ними, затмевает родившееся вдруг идея. - Если увидишь картонную коробочку примерно таких размеров, - показывает пальцами, заглядывая шатену в лицо, - то дай ее мне. Это фотоаппарат. Цифровой. Он немного лучше, чем мобильный телефон. Ты говоришь, что у тебя никогда не было подобных фото? - парень самодовольно хмыкает, смущенно потирая нос. - Сегодня тебе предоставляется замечательная возможность это исправить. Если ты хочешь, конечно же, - говорит и сам не замечает, как под руку, среди всяких мелких вещей, вдруг попадает пачка сигарет.
- О, - темные брови британца подскакивают, изгибаясь дугой. - Вот так сюрприз. А я уже забыл про нее. Ты не против если я закурю?.. - эти сигареты он купил на одной из миссий. И стоили они, скажем так, дороже обычного курева. Качественные, набитые хорошим табаком, а не ошметками, они были для Ната некой отдушиной к которой он иногда возвращался, когда вспоминал о ее существовании. Как сейчас, например.

+2

8

Катберт молчит. Он не отводил глаза, он смотрит на лицо Натаниэля, которое меняется, когда тот берет в руки чужую фотографию и рассматривает ее. И он прекрасно понимает, что разница между снимками настолько очевидна, что даже не смешно.
Шкорлит сутулится на окне, делая вид, что что-то там его заинтересовало. Но братья оба осознавали, что обман не стоит и выведенного яйца. Когда вы по сути единое целое, читаете мысли друг друга, чувствуете настроение как свое собственное, обмануть равнодушием не получится, пусть ты даже актер с мировым именем. И поэтому Шкорлит просто смотрел в окно, а Катберт делал вид, что верит, что тому все равно.

Натаниэль шокирован. Он вглядывается в семью Кёрби, и Катберт понимает, что сейчас больше всего на свете хотел бы сказать, что здесь не хватает еще одного человека. Того, чье существование было признано недействительным, ненужным.
- ... Вы словно совершенно не рады быть вместе и рядом. Словно... словно вас кто-то заставил, - говорит сосед. И Кёрби кивает. Сколько бы он не смотрел на это фото, его не покидало ощущение, что он не хочет стоять рядом с этими людьми.
- Думаю, дело тут вовсе не в заднике, - качает головой мальчишка, но договаривать свою мысль не решается. Одно дело показать на несовершенство фотографий, а совсем другое дело - выставлять напоказ несовершенство отношений в собственной семье. Не тому его учили.
Они меняют тему, а Натаниэль вдруг прекращается смущаться, превращаясь в того самого подростка, который с первого дня раздевался перед своим соседом, не взирая на чужие чувства.
- Хорошо, если увижу, передам, - повторяет Катберт немного растерянно. Он не понимает, к чему ведет координатор. Хочет сфотографировать его? Зачем?
- Ты говоришь, что у тебя никогда не было подобных фото? Сегодня тебе предоставляется замечательная возможность это исправить. Если ты хочешь, конечно же, - объясняют ему. Шкорлит хмыкает, отвлекаясь от созерцания стекла. Катберт садится рядом, стараясь помочь в сортировке. Он раскладывает по группам те вещи, что уже вытащил Натаниэль, чтобы затем было проще их разложить. И удивляется, когда на свет появляется пачка хороших сигарет. Сам он предпочитал курить нечто фруктовое со сладким запахом, но и эти когда-то пробовал.
- Ты куришь? - поднял брови Катберт. И делает секундную заминку. - Нужно открыть окно настежь. Ты не против, если я закурю с тобой? У тебя хороший вкус, - англичанин смотрит на упаковку и подмечает печать маркировки. - Я удивлен, я думал, ты не подвержен вредным привычкам.
- Спорим, он не думал, что курим мы? - смеется Шкорлит, слезая с подоконника, чтобы помочь близнецу открыть окно. Катберт распахивает его, и свежий майский ветер обдувает порывом лицо.
- Пожарная безопасность предупреждает, что в закрытом помещении курить не стоит, - он тянет рукой к заднему карману, вытаскивая свою пачку сливовых сигарет и зажигалку. Пачка уже открыта и явно наполовину пуста. Но, признаться, Катберт хочет закурить то, что курит Натаниэль. Если тот предложит, естественно.

+2

9

Парень хмыкает, поднимая на шатена взгляд. Конечно все дело не в заднике, просто он не хотел прозвучать резко или некорректно. Тем более, что говорить о несовершенстве чужой семьи, хоть и очень бросающимся в глаза, когда твоя далека от идеала, было едва-ли не лицемерием. Нат не слепой, видит и подмечает, по чуть поджатым губам и напрягшимся чертам лица, что парнишка явно намеревался сказать что-то еще, но передумал. И почему-то, глядя на такого Катберта, Найю совершенно не хочется чтобы тот договаривал оборванную фразу. Ощущение было такое, что если первокурсник все же обронит несказанные слова, он попросту треснет, как тонкий дорогой хрусталь - настолько печальным он выглядел в глазах координатора.

Они возвращаются к его вещам, теперь уже вместе. Брюнет ловит себя на мысли, что совершенно не против того, что Кёрби трогает его вещи. Обычно он не любил, когда к его собственности прикасались даже с его разрешения, но на соседа это по какой-то непонятной причине не распространялось.
По растерянному тону медика парень понимает, что тот не совсем уловил намек. Точнее, совсем не уловил. Что ж, тогда камера станет для него еще большим сюрпризом.
- Ой, нет, это лучше выкинуть, - он буквально выхватывает из пальцев шатена потертый и скрученный в небольшой цилиндр эластичный бинт, закидывая его в кучку с мусором. - Я их уже износил, вон какие застиранные, - и встречаясь с непонимающим взглядом напротив, спокойно вдыхает и поясняет. - Ты же знаешь, что у нас тут есть масса различных видов боевых искусств, которыми каждый может заниматься? Так вот я занимаюсь капоэйра. Это национальное бразильское боевое искусство, которое сочетает в себе элемента танца, акробатики и игры. Слышал когда-нибудь? - Четверокурсник вдруг подумал, что если Катберт ответит "нет", то он определенно покажет ему. - Для таких как мы, не шибко высоких и широкоплечих, этот вид боевого искусства очень подходит. Там не нужна физическая сила, а нужна быстрота реакции и ловкость, - Натаниэль мягко улыбнулся соседу и вернулся к разбору своих вещей.
- Ты куришь?
Най поднимает брови одновременно с Кёрби. Оба застывают на момент, что со стороны должно быть выглядело невероятно комично.
- Да. Ты не знал? Я думал, ты в курсе, - поднимается, рукой инстинктивно оттягивает майку вниз, осознавая, что по прежнему расхаживает перед первокурсником в одних лишь боксерах, и подходит к открытому окну. - Я вот удивлен, что ты куришь. Не рановато ли начал? Тебе уже кто-то говорил, что если ты рано начнешь курить, то не вырастишь? - тихо и коротко рассмеялся, дотягиваясь до зажигалке на столе. - Будешь? Или у тебя свои? - протягивает пачку и только потом замечает в чужих пальцах другую.
- Я пытаюсь бросить, - прерывается на момент, чтобы прикурить, и делает первую затяжку, причмокивая губами и откидывая голову назад, давая сухожилиям на шее натянуться, - но пока безуспешно. Зато не пью вот, в отличии от тебя, - и снова коротко рассмеялся, упираясь рукой на подоконник и запрыгивая на него с естественной ему легкостью.
- Почему ты начал курить? - затягивается во второй раз и убирает руку от лица, уводя сигарету в сторону открытого окна, чтобы стряхнуть вниз первый пепел.

+2

10

- Он еще и танцует в свободное время с оружием? - поднял брови Шкорлит и одобрительно посвистел. Катберт непонимающе кинул на него короткий взгляд, пока сосед складывал свои вещи в ящик. - Ты не помнишь, мы смотрели пару роликов? Ну, года два назад, еще с Софи? Нет? Ну, ладно, не помни. Короче это танцы. Он сам тебе все объяснит, - махнул рукой кудрявый вздыхая. - Как тяжело быть совершенством!
- Я слышал, но... не интересовался основательно, - осторожно высказался Кёрби, закусывая губы. Из открытого окна немного дует, темные пряди касаются лица и Катберт думает, что, наверное, стоит подстричься. Отрезать все лишнее, что уже отросло и мешается. Но Шкорлиту нравится новая прическа, он вообще любит более женственные образы, и младший ему потакает. Настолько, насколько это возможно.
- Да, я рано начал, - соглашается он. - Но курево - единственный из вариантов не медикаментозного насильственного центрирования внимания. Поэтому, в какой-то степени я начал курить не ради удовольствия, которое, несомненно сейчас получаю, а скорее ради эксперимента. Удачному, к слову.
Катберт понимает, что его навряд-ли поняли. Он благодарит за предложение, берет сигарету и закуривает. Табак куда крепче, чем он уже привык, но это даже хорошо. Катберт держит сигарету между пальцев, выдувая дым с пухлых губ.
- У меня дефицит внимания. Думаю, ты знаешь, что это означает. Мне сложно концентрироваться на чем-то одном, я постоянно отвлекаюсь. Я достаточно импульсивен и порою бываю гиперактивным. Я работаю над этой частью себя, но это сложно без применения медикаментов. А мне бы не хотелось сажать себя на таблетки в таком возрасте. Куда проще начать себя приучать обращать внимание на что-то переодическими акцентами. Как курение, - поясняет он, кивая на пачку. И закуривает вновь.
- Я пытаюсь бросить, но пока безуспешно. Зато не пью вот, в отличии от тебя.
- Эй, но мы не пьем! - возмутился Шкорлит.
- А ты почему начал купить? И почему решил бросить? - игнорирует шутку англичанин, пытаясь понять соседа. Как еще, если не в такие моменты?

+2

11

Единственный глаз возбужденно блеснул, но парень силой воли заставил себя придержать язык. Рассказывать не было смысла, это нужно было видеть и слышать.
- Я как-нибудь покажу тебе. Тебе понравится, - хмыкает, уверенно кивая головой. Капоэйра - это очень зрелищный вид боевых искусств, на который невозможно смотреть не затаив при этом дыхание. А музыка... о, одна музыка чего стоит. Как и сами танцы, так и ее звуковое сопровождение словно взывает к чему-то прекрасному и дикому, к каким-то спрятанным глубоко внутри инстинктам, из-за чего оставаться равнодушным к происходящему просто невозможно. Даже такие чопорные люди как Кёрби непременно попадут под влияние этого волшебного момента и захотят остаться там навсегда, в этом Най был твердо уверен.

- Чего-чего? - хмурится, услышав какие-то сложные и умные слова. Нат, все еще не сумев избавиться от выражения крайнего непонимания, выдыхает в сторону окна белый дым и провожает его взглядом, пока Катберт поясняет. Легче парню от этого не становится, но по крайней мере он теперь хотя бы частично понимает о чем говорит сосед. - Что такое дефицит внимания, я знаю. Но разве с этим тебе не может помочь тот же чупа-чупс, например? Отличная замена сигарете, его тоже в рот пихать нужно, а еще он здоровье не подорвет. Главное только за зубами следить и не забывать их чистить. Сахар пагубно влияет на эмаль, - естественно ему хочется спросить о том, был ли этот синдром у медика всегда или он приобретенный, и если приобретенный, то что стало причиной его появления и развития. Но это слишком личное, а потому одноглазый стряхивает пепел за окно, мысленно решая потом подробнее почитать о дефиците внимание в библиотеке и в интернете. Потому что просто знать, что это такое и понимать - две разные вещи. А Натаниэль хотел понимать Катберта, в этом он был уверен.
Почему начал?
Британец смотрит на первокурсника своим единственным зрячим глазом и сгибает одну ногу в колене, устраивая свою ступню на подоконнике и выставляя напоказ светлую и нежную кожу внутреннего бедра. По парню видно, что откровенничать ему не особо хочется, но в итоге он все же отвечает.
- Начал курить почти сразу после инцидента. В самые первые недели у меня в день уходило, бывало, по две пачки сигарет, - четверокурсник отворачивается от Кёрби и переводит взор на улицу. Легкий ветер приятно ласкает его лицо, играясь с отдельными прядками волос. - Так как изначально это было импульсивным решением и способом немного отвлечь себя от всего, что произошло, я бы хотел от этого избавиться сейчас, когда моя жизнь начала возвращаться в прежнее русло. Но, как видишь, от приобретенных вредных привычек избавиться сложно, - показательно ведет рукой и коротко улыбается, заглядывая парнишке в его голубые глаза. - Ну и если я решу не бросать, то тогда стоит попробовать привязать к курению какие-то более приятные и радостные ассоциации. Чтобы каждый раз, взяв в руки пачку, я не думал о погибшем друге, а думал о чем-то другом. Более светлом, понимаешь?
Как ты, например. Или как Майкл, - подумал про себя Натан, решив проигнорировать тот факт, что в его мыслях теперь появилось двое человек, к которым он питал весьма неоднозначные чувства.

+2

12

Видно, как он старается понять, пусть сложные слова его путают. Катберт качает головой, желая подобрать простые слова.
- Чупа-чупс может упокоить только оральный нерв, мне же в тот момент требовался целый комплекс. Курение не просто так считается вредной привычкой - к нему прибегают многие люди, чтобы успокоить себя. Оно вызывает несильное привыкание, устанавливает цикличность действий. Для курения нужна пачка сигарет, нужно искать место, чтобы предаться ему. Просто достать сигарету и засунуть в рот недостаточно, ее нужно вытащить, сломать защитный механизм в фильтре нажатием пальцев, нужна зажигалка или спички, затягиваться тоже нужно уметь. При этом цикличность всех действий занимает не более семи минут, терять концентрацию нельзя - можно поперхнуться и сглотнуть дым. Чупа-чупс всего этого предоставить не сможет, с ним легко задуматься и потерять связь с окружающим миром.
Катберт подносит сигарету к губам и затягивается. Темное кружево ресниц закрывает глаза, но он все равно чувствует, как Шкорлит смотрит на него. "Мы не идеальны. Это факт."
Натаниэль некоторое время молчит, после чего решает выговориться. И да, младший Кёрби был прав в своих словах - очень многие люди выбирали курение для успокоения. И Най не стал исключением, потянувшись за пачкой, когда нервы сдали. "Цикличность действий успокаивает. Заставляется сосредоточиться на простых и не сложных действиях", - кивает мальчишка. Потому что он его прекрасно понимает. Просто у них разные причины начать вдыхать дым с никотином, только и всего.
- Ну и если я решу не бросать, то тогда стоит попробовать привязать к курению какие-то более приятные и радостные ассоциации. Чтобы каждый раз, взяв в руки пачку, я не думал о погибшем друге, а думал о чем-то другом. Более светлом, понимаешь?
- Можешь думать обо мне, - предлагает Катберт. - Не думаю, что я ассоциируюсь у тебя с плохими воспоминаниями, тем более, что я также курю.
Он набирает дым в рот, после чего выдыхает на лицо Натаниэля, окутывая его волшебными завитушками в воздухе. Словно он проходил обучение в небезызвестной школе магии и чародейства Хогвартс.
- Ты, кстати, тоже англичанин, верно? Мы никогда об этом не говорили с тобой. Но я рад, что я живу с тем, кто понимает сердцем, почему стоит помнить, что Королева любит каждого из нас, - Катберт смотрит на него добрым взглядом, но не улыбается. Он не умеет этого делать, и он даже не пытается. И не знает о том, что кто-то может заметить, что за несколько месяцев он ни разу не улыбался, не то, чтобы смеялся.

+2

13

- Ты что, ходячая википедия? - красноречиво выгибает бровь, поднося к губам сигарету. - Иногда у меня возникает ощущение, что я живу с каким-то справочником или энциклопедией, - но на деле слова паренька впечатлили, и Натан решает не скрывать этого, мягко ему улыбаясь. В то время как произнесенные им слова могут показаться вызывающими и колкими, лицо и мимика говорит об обратном, смягчая общий эффект.
- О тебе? - качает согнутой в колене ногой, словно присматриваясь к Кёрби, оглаживая его оценивающим взглядом. Рука вновь подносит сигарету ко рту, губы обхватывают фильтр, легкие делают глубокий вдох, приподнимая грудную клетку. А затем, устремившись в сторону зеленых крон деревьев, между парнями проплывает полупрозрачная дымка. - Да, наверное мне стоит попробовать, - на губах появляется неоднозначная полуулыбка, и лицо координатора на несколько секунд приобретает отстраненное выражение. Хотел ли он, каждый раз вдыхая запах табака, думать об этом мальчике? Хотел ли он, каждый раз стряхивая пепел, вспоминать его спокойное лицо и негромкий ровный голос? Хотел ли он, отправляя пальцами окурок в короткий полет, думать о соседе, который медленно, но верно становился частью его повседневной жизни?

Натаниэль переводит взор на медика, заглядывая тому в глаза.
Эти глаза когда-нибудь смогут поставить мир на колени; эти глаза когда-нибудь смогут одним своим блеском вырвать из груди чье-то сердце. Когда-нибудь, но не сейчас. Сейчас они были еще слишком переполнены наивности и совершенно не знали о том, на что способны. Но все же иногда - лишь иногда - в них проскальзывало что-то от мужчины, которым мальчик когда-то станет. И в такие моменты британца пробирала крупная дрожь.
- Ага, - отвечает коротко, делая несколько быстрых финальных затяжек. Он не стал говорить о том, что не являлся сильным патриотом своей страны и обожателем Королевы. Подобные разговоры утомляли и, по мнению координатора, были бессмысленными. Затушив бычок о подоконник с внешней стороны окна, он на момент высовывает голову на улицу, желая убедиться, что их никто не видел, и после легко спрыгивает на пол.
- Бычок лучше выкинуть в унитаз. Ну что, вернемся к уборке?

+2

14

- Тебя смущают мои познания? - удивился Катберт. - Думаю, ты просто не задумывался о том, что кроется под тем или иным выбором человека, когда тот сворачивает на кривую дорожку плохих привычек. Твой выбор был сделан инстинктивно, я же выбирал осознанно. Поэтому и изучил вопрос.
Англичанин пожимает плечами, наблюдая за тем, как огонь съедает табак, подбираясь все ближе и ближе к фильтру, не пропускающему смоль в легкие. Казалось бы, всего какие-то пара миллиметров пористого вещества, а без них жизнь укорачивается в разы. Жизнь - она вообще странная штука, как не посмотри. Парень затягивается в последний раз, до самого конца, чтобы не жалеть о тех секундах, что были еще в его распоряжении. О тех секундах, когда он не видел различия между собой и другими людьми.
- Я с тобой, - шепчет рыжий. И Катберт слышит его, пусть этот самый факт несколько расстраивает и радует одновременно. "Я знаю. Ты рядом, и я вижу тебя".
- Бычок лучше выкинуть в унитаз. Ну что, вернемся к уборке?
- Да, конечно, - соглашается он. Впереди у них целая прорубь работы, но эта работа уже не кажется такой тяжелой. И явно пойдет куда быстрее, чем изначально.  Между ними сломалась часть той стены, что они уже успели отстроить за дни полные молчания.
- Но я бы все равно с ним поговорил. Многое еще не понятно, - вздохнул Шкорлит, наблюдая, как Катберт отмеряет жидкость для мытья полов. "Да, я тоже хотел бы поговорить. Просто не сегодня."
- Нужно подумать. И решить, чего мы хотим услышать в ответ,
- Шкорлит складывает руки на груди. - Диалоги вообще не так просты, как кажутся. Тут ювелирная точность не помешала бы.
"Он игнорировал меня. Избегал. Это очевидно. Вопрос только в том, почему? И должен ли я об этом беспокоиться?"
- Очевидно, что его действия обусловлены той ночью. Тут либо ему так понравилось, что он шокирован, либо ты ему отвратителен,
- закусывает губы Шкорлит. - Прости, что так честно, но иначе и не могу. Сложно щадить твои чувства, когда у нас одно мышление на двоих.
Катберт кивает. И решает про себя, что в ближайшее время он вернется к этой теме. И, учитывая, что уже даже вторая половинка рассуждает о том, что им нужен диалог, избавиться от этого желания он не сможет. Вероятно, даже наоборот, окончательно зациклится. Осталось только дождаться момента, когда терпеть больше будет невыносимо.

+2


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных игр » [01.05.2018] Mix tape


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC