...ИДЕТ ЗАГРУЗКА

в скором времени список миссий будет обновлен
...
[06.09.19] Просим минутку вашего внимания! Это очень важно! Планируется сдвиг актуальной игровой даты! Также были подведены итоги конкурса "Пей и не пьяней!"

[12.08.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[14.07.19] Подведены итоги месяца! Убедительно просим всех наших игроков уделить минутку вот этому опросу! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных тем » Лучший пост за июнь 2019


Лучший пост за июнь 2019

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


ЛУЧШИЙ ПОСТ ЗА ИЮНЬ 2019

.

Каждый месяц на форуме будет проводиться конкурс на лучший пост месяца. Кандидатов на лучшие посты может выдвинуть любой желающий.

Как это будет происходить?
1. С 15 по 30\31 число включительно каждого месяца любой игрок может отписаться в теме "лучшего поста" и выложить скопированный пост, который ему понравился и который по его мнению может претендовать на это звание.
Пост не обязательно должен быть выбран из ваших игр, вы вполне можете выдвинуть пост из чужой игры, если захотите. Каждый участник может выдвинуть неограниченное кол-во постов, как своих так и чужих, но на голосование принимается только 1 игровой пост от 1 персонажа. Если на конкурс будет выдвинуто несколько игровых постов одного персонажа, то автор сам выбирает пост, который будет участвовать в итоговом голосовании.
2. С 1 по 10 число следующего будет создано голосование за выставленные на конкурс посты. По итогам голосования, подведенного 11-12 числа, будут выявлены победители, которым вручат поощрительные награды. Также аватарки победителей будут размещены в шапке форума на целый месяц до следующего голосования.

Требования к посту:
► размер поста не менее 1700 символов;
► дата написания поста должна соответствовать месяцу голосования (т.е. если конкурс за лучший пост февраля, то принимаются только посты, написанные в феврале);
► принимаются игровые посты из всех игровых разделов, включая альтернативу и сюжетные квесты.

Обращаем ваше внимание, что в конкурсе не могут участвовать победители прошлого месяца!
В этом месяце это: Nathaniel Nighy, Morrigan Queen и George Tucker.

ШАБЛОН ЗАЯВКИ

Код:
[b]Автор:[/b] ссылка на профиль автора поста
[b]Пост:[/b]ссылка на пост и сам текст поста, без кода и цитирования

0

2

Автор: Cuthbert J. Kirby
Пост: [18.08.2018] Настроить струны настроения

Натаниэль был в чем-то прав. Хотя бы в том, что нет четкой границы между больным разумом и здоровым. Все это - описания в книгах, попытки систематизации, пространственные объяснения - это все лишь придумано самими людьми, чтобы было немного легче. Если кто-то отличается от большинства, значит болен. Вот вам и вердикт в грядущем двадцать первом веке.
- Смешно даже подумать. Человечество лишь в шаге от того, чтобы создать саморазвивающийся искусственный интеллект, а в своем разуме мы так и не разобрались, - улыбнулся Шкорлит, грустно укладывая голову на колени Натаниэлю. Быть может они и не были столь близки, как иногда хотелось бы, но именно этот англичанин принял их, даже не сомневаясь в своем решении. И даже пытаясь переубедить самого Катберта, который в принципе не нуждался в чужой оценке. - Эм, ну я бы тут поспорил. Оценка тебе нужна, иначе бы мы не притворялись "обычными".

Катберт зачесал волосы назад, смотрит  на тонкие губы Найя. Сейчас он дико привлекателен и красив, что сердце замирает.
- Ты такой один, Катберт Джеймс Кёрби. И, кажется, я тебя по-настоящему люблю.
- Что?
Он переспрашивает, потому что не сразу даже понимает, что именно сейчас услышал. "Он меня любит? Меня?" - повторяет он про себя, удивленно распахивая глаза. Катберт поверить в это не мог, что Натаниэль впервые признался ему. И когда? Когда он знал про него все самое неприятное. Разве кто-то бы мог подумать, что в здравом уме и памяти Най захочет связать себя с человек, даже не умеющим улыбаться, не то, чтобы разделять радость.
Натаниэль ловит его руку, поднося к губам, едва касаясь его поцелуем. Катберта пробирает вдоль всего позвоночника, он шокирован и... кажется счастлив настолько, что не может сдержат предательских слез.
- Тебе не нужно быть как все. Более того, не думаю, что ты сможешь, - говорит Натаниэль, смотря прямо на него. Он говорит что-то там о негативе и позитиве, о каких-то проблемах, кажется что о проблемах, но Катберт впервые не слушает его слова. Даже Шкорлит его не слушает, хотя он бы точно мог.
Катберт протягивает другую руку и касается ею губ Натаниэля, чтобы вынудить его замолчать. Вместо этого он смотрит прямо на него, выжидая почти минуту тишины, и Най может видеть, насколько влажные его обычно равнодушные глаза.
- Ты... ты сказал, что ты меня любишь? По-настоящему? - дрогнувшим голосом говорит Катберт. Он заглядывает ему в лицо и крепко обнимает, прижимая к себе. Он, кажется, даже дрожит. - Глупый... глупый Натаниэль, теперь мы точно оба больные.
Катберт счастлив. И он плачет, беззвучно роняя слезы на чужую одежду, пока прижимает его к себе, немного качаясь на постели.

0

3

Этот пост не участвует в голосовании

Автор: Brian Hoover
Пост: [18.04.2017] Сопротивление бессмысленно

Чувства владеют человеком. Человек владеет миром. Миром правят эмоции, такие лишние, они очень часто толкают на необдуманные поступки, заставляют принимать внезапные решения. Они умеют удивлять. И подставлять. Да, чувства и эмоции коварны и те, кто им подвластен, находится в золотой клетке без желания выбраться из нее. Сколько себя помнит Брайан, он часто был им подвластен, когда хотел доказать родителям что-то, стать лучшим сыном. Чувство обиды и несправедливости нагло ворвались в его душу и постепенно разрушили ее, оставляя после себя только осколки, благодаря которым Брайан способен показывать нужные эмоции, но не испытывать их достаточно глубоко, чтобы снова оказаться в их власти. Когда он поступил в Эльм, был уже мертв. Внутри. От прежнего Брайан осталось только желание стать лучшим и этим, сколько себя помнит, и занимался. Но не достигал. Не лучший, а один из лучших студентов, не самый лучший советник, зато на работе достиг определенных высот, после того как его повысили и назначали главным инструктором. Всего лишь должность, несколько слов в личном деле, но за ними стоит опыт и множество знаний, который только подтверждают, что он не просто так заслужил это звание. Брайану нравится чувствовать себя лучшим. Везде и всегда. Нравится, когда ему об этом говорят. Но никогда, никогда он еще не опускался до того, чтобы самостоятельно просить об этом.

И сейчас здесь в душевой, рядом с Зедом, он чувствовал, что он лучше. И это чувство раздражало. Он мертв и ничто, и никто не сможет доказать обратное. Возбуждение, что струилось по всем сосудам, Брайан воспринимал как естественную физиологическую реакцию. Все хотят расслабиться, и Брайан выбрал такой способ. Зед поможет ему и сам получит от этого удовольствие. Ведь что может быть лучше, если человек, который делает приятно, сам получает от процесса не меньшее удовольствие.

Брайан ощутил, как заводиться все сильнее от того, что Зед не сопротивляется, делает все как надо и даже не пытался ударить Брайана. Это была бы более естественная реакция человека, который не хочет быть униженным и более логичный исход в ответ на удар. Но и тут Крафт удивил. Отрицать нечего. И вот он, стоящий на коленях перед Брайаном, это ощущение доминантности, власти над его телом...

"Да, правильно, подчинись мне."

Зед медлил, и Брайан помог, направляя рукой его голову. Благо его поняли сразу, но опять же не так, как ожидал Брайан. Губы прижались к его возбужденному члену через ткань. Столь вызывающе. Зед знает толк. Брайан усмехнулся, чувствая и наблюдая как его руки проходятся по бедрам Брайана. Он ждал. Сейчас ему было интереснее как поведет себя Крафт, что сделает, может даже что скажет. Брайан был самой властью здесь и сейчас. Все, что происходит - происходит только так, как он захочет.

- Я могу и укусить.. - "Угрожаешь? Тогда будь готов к последствиям." - Брайан хотел было ответить ему вслух, как Зед, не раздумывая прикусил чувствительную кожу, заставляя Брайан стиснуть зубы и еле сдержаться от того, чтобы не схватить Зеда за волосы и в наказание вогнать собственный член по самое основание в его глотку. Ощутить и увидеть как Зед будет откашливаться, пытаться освободиться от недостатка воздуха, но вопреки этому Брайан хладнокровно будет продолжать трахать его горло и кончит, вогнав член как можно глубже, заставляя Зеда проглотить все до капли. О, да. Это было бы прекрасно. Он даже почти простонал, но сумел сдержаться.

Пока Брайан размышлял, Зед уже начал, открыв рот, насаживать себя на член. Самостоятельно. И это было великолепно. Брайан непрерывно наблюдал за тем, как собственный член исчезает во рту Зеда, казалось, что с каждым разом все глубже. Жар его тела, язык и ощущение, когда головка трется о его нёбо постепенно доводило Брайан до экстаза.

Брайан уже готов был расслабиться и кончить, особенно после того, как Зед начал помогать себе руками, но смог уловить неладное. Крафт пошел дальше и решил, как можно скорее избавиться от Брайана? Нет. Не так быстро, сученок. Шум воды из кабинок напоминал, что они тут не одни и как хорошо, что ни он, ни Зед пока что никак себя не скомпрометировали. Хотя интересно было бы глянуть на то, как Зед будет себя вести, когда штурмовики увидят, как он отсасывает Брайану.

Недолго думая, Брайан далеко не ласково убирает руки Зеда от члена и вытаскивает его изо рта. В голову пришла великолепная идея. Штурмовики мылись каждый у себя, иногда обмениваясь колкими фразочками, но пока и не думали выходить. Шум воды заглушал многое и Брайан решил этим воспользоваться. Он помогает встать Зеду, чтобы скорее отвести его к ближайшей свободной кабинке, грубо затолкнуть его туда и закрыть за ними обоими практически непрозрачную дверь. Включил воду.

- Хувер, это ты? Долго же думал, - крикнул ему сквозь шум воды штурмовик из соседней колонки. Брайан отмолчался, только лишь поддакнул, мол это он. - А где Крафт?

О, этого вопроса Брайан будто бы ждал. На скорую руку он прижал Зед к дальней стене тесной кабинки и плотно закрыл рот, предупреждающе смотря ему в глаза. После чего его губы скривились в торжествующей усмешке, и Брайан произнес, не сводя с Зеда взгляда, наблюдая за любой его реакцией - Он ушел практически сразу. Передумал, видимо.

Штурмовик что-то ответил на этот счет, но Брайан уже не посчитал нужным его слушать. Его цель сейчас перед и глаза, почти такого же цвета как у самого Брайан будто бы пытаются заглянуть в самую душу, которой нет. Брайан приблизился к нему и так, чтобы никто, кроме Зеда его не услышал:

- Раздевайся и разворачивайся. Я знаю, - Брайан свободной рукой сжал член Зеда через ткань, - тебе это нравится.

Собственное напряжение внизу немного спало, но теперь стало только интереснее. Пусть только Зед попробует издать лишний звук или стон. Он ведь не хочет, чтобы его узнали и недодумали свое. Рука, что покоилась на его губах, спустилась на шею, что Брайан так хотел сжать еще раз. Он не позволял Зеду как-то увиливать или думать о том, чтобы найти лазейку. Нет. Брайан выпьет чашу власти над Зедом до самого дна, не оставляя ни капли.

P.s. Чувак, ты огонь просто. Аргх *восторг*

+1

4

Автор: Bjørg Espen Andersen
Пост: [13.08.2018] Мифогенная любовь

Бьёрг прижался лицом к руке Ньюта, успел поцеловать запястье, а за наказующий хлопок по щеке лишь улыбнулся. Потому что любил и не мог поступить иначе. Улыбался грустно и понимающе, глядя на него, любуясь, как в первый раз и навеки. Должно быть, улыбался бы так же, решись Ньют рассказать ему, какие мысли вертятся сейчас в его голове. Не потому, что Ньют не угадал, вовсе нет. Потому лишь, что в этом и заключалась главная опасность любви. С крыльями она дарила непреходящий страх.
Кто знает, быть может, именно ростки страха за любимого и вырастали в душах большинства в ревность, желание контроля и одержимость. Бьёрг не мог их понять, чувствовал лишь, что в этом и кроется главная проблема любви: никогда не знаешь, что человек чувствует на самом деле. Даже если он сказал тебе, не соврал ли? Даже если сказал правду, не врёт ли самому себе? Даже если действительно так чувствует, кто может поручиться?
Бьёрг нашёл для себя решение. Любить, не спрашивая в ответ ни за что. Лишь по мере сил помогать любимым стать счастливее. Сожалеть, если не удалось, если огорчил их тем, какой он есть. И продолжать любить на том расстоянии, какое они назовут подходящим.
Дотянувшись, Бьёрг сжал его руку.
Могло ли быть иначе? Я был фотографом, которому платили за ваши снимки. Притом у меня был опыт залезания в разные задницы. В Ираке, например… Спорим, ты сходу даже пятерых фотографов не назовёшь с такой же историей.
Бьёрг не знал, что его побудило. Может, что-то в голосе Ньюта. В его глазах. Или в попытке тему сменить на попойку. Бьёрг поймал себя, когда уже поднял руки, и не стал останавливаться, обнял Ньюта, показавшегося вдруг особенно маленьким на его фоне. И в макушку поцеловал.
Что, напишем Стивену коллективное письмо, чтобы меня в капелланы вернули? – усмехнулся он, вновь не зная, что Ньют хотел бы услышать, и вновь вставляя вместо этого первую показавшуюся смешной фразу. Не говорить же, в самом деле, глупости вроде: «Кажется, ты учишься любить по-моему».
Не стоит. Не тогда, когда Ньют только решил для себя расстаться. Может, ему даже обнимашки неприятны, хотя кто в здравом уме откажется от обнимашек? Бьёрг погладил его по волосам, убрал чёлку назад и поцеловал в лоб.
Говорить надо с теми, кого видишь, котёнок, – улыбнулся он. – Им я лучше в лицо всё скажу. А то вдруг начну сейчас говорить, а Клайву срочно отлить захочется. Как я это увижу? Нет ничего ужаснее, чем когда хочешь отлить, а тебе какой-то хрен продолжает всякую муру заливать.
Он не отпускал Ньюта, пока тот сам не захотел отстраниться. Так и глотнул из бутылки и передал ему, не убрав руки с мягких волос.

0

5

Автор: Morana Robbery
Пост: venus doom

Роббери нарочито заточена под немое созерцание окружающего хаоса, под идеологически верные выводы. Враг не похож на человека, а человек не может быть врагом. Черное и белое, и градация эта вписывается в политические интересы человечества.  Такой её взрастили. Кажется, всё прозрачно.

У брюнетки ленивый взгляд и быстрые, подобные звериным, рефлексы. Она никогда не была в себе. Она не помнит своего детства: кадры из памяти мертвы, как сводка новостей - все это было с кем-то другим. Иногда ей кажется, она старше, чем камни.  Одержимый  эгоцентричный труп - вот чем всегда была Роббери. А может быть, и не была вовсе. Странный ребенок мертв. Он существует отдельно - как фотографии в альбоме, косой почерк, чужие сентиментальные воспоминания.
Деперсонализация - её демон-хранитель.
А ведь сначала не было знания. В мутной тьме проснулась девочка с прозрачными глазами, слепая, но живая. Кого она раздражала больше - мать своим несовершенством, или отца - своей бессознательной невинностью? Совсем маленькая Мор передвигалась по запахам, звукам и держась за стены. Позже прозрела, ослепнув душой. Привычки сохранились. Человек не может быть врагом, потому что он всегда полумера. В нем смешаны запахи, он издает знакомые интонации. И на ощупь мягкий, горячий, если порезать кожу - идет кровь. Человек не может быть врагом тебе, когда он враг себе. А так всегда. Мор не могла ненавидеть людей, но и любить, тоже. Их сердца съедают себя сами, ей незачем вмешиваться.
Её душа никому не нужна. Она одна, но не одинока. Она улыбается насилию.

Соответствие завышенным ожиданиям? Ложь, всё ложь. Она никогда не была той, кем её считала мать. Она никогда не была. Её новое начало - чей-то конец, и так будет каждый раз - как случилось с Гербертом, как случилось с Мартой. Она немое чудище террора. Это эссенциальная черта Мораны Роббери.
Иные же будут исполнять приказы "не потому, что их заставили". То есть, их, конечно, заставят, но прежде они продадут свою свободу. Многие десятки раз продадут в мелочах. За кров. За тепло. За иллюзию принятия. За одобрение и зависть людей, имен которых они даже не знают. За право легально сжечь врага и сфотографироваться на фоне трупа. За иллюзию "мира".
В этом месте принято делать елейные глаза и рассуждать о том, что наказаний без вины не бывает, а ужасная война всегда оправдана. Что это цена выживания.

Но Мор шепчет про себя: все в порядке.
Свобода не имеет особой ценности.
Это один из продуктов бесконечной культурной инфляции, вечной попытки вылепить из ничего что-то и создать себе новых, наполненных хотя бы обманкой смысла, богов.
Свободы не существует. Все боги мертвы. Все лидеры ничем не лучше остальных. Вся ценность человеческой единицы равна ценности пуль, которыми можно выбить из неё остатки разума.
Быть рабами - вот то, чем люди способны быть. Быть убийцами. Быть психопатами. И это, именно это, девочка с волосами цвета вроньего крыла, готова защищать когда придет её время.

Поэтому Мор смотрит на женщину в белом халате без страха, без заискивающего желания угодить старшему, но со спокойной готовностью исполнить приказ. Ровное, мраморное и неподвижное лицо, без реакции на касания. Пустой взгляд. Она слишком ещё юна, слишком уже стара. До абсурда лишена понимания личной значимости. Не выросла, не проросла в этой плоти, не привыкла к ней. Холодная, изначальная, мысль не обрела личности и клыков саркастичного самосознания. Роббери - наполненая пустота, первородная ночь. Впрочем, всё опять не так прозрачно.

По углам кабинета что-то скрипит и собирается в непроглядную тьму сознания. Детища былых опытов? Мысли безумного гения? Значения не имеет. Мора старше камней, и улыбается сухо.
- Вы чудная. Вы мне нравитесь. - улыбка искренняя, но лишь на блеклую тень способна Роббери. - Я знаю, что вы одна из ученых, что ищет решения для нашей войны. Хотя для войны нет решения. А если оно придет, то и конец за ним последует ничуть не медля, - от чего-то она чувствует - нет смысла лгать этой странной женщине. И это удивительно, ведь откровенность противна натуре Роббери.
- Мы - и есть война, фрау? Мы инороднее любого НЕХа. Мы паразиты на теле мира. А центр исследования желает создать из нас антивирус для подобных нам пришельцев. - Внимательный взгляд непроницаемых черных глаз совсем не агрессивен. - Вы работаете над очередным препаратом, это только оружие. И я - тоже. -
Подросток всё ещё кажется хрупким, щуплым
- В самом деле, неважно, что я скажу. В словах нет и следа вечности. Любая фраза живет лишь мгновение: каждый звук улетает прочь, едва произнесешь его. Попадая в пустоту, он разбивается на сотни маленьких осколков - эти отзвуки становятся голосами птиц и скрипом дверей. Шепот оседает в шелесте листьев. А потом звук всё равно кончается. Вечность в смерти, ей я и служу. - она разглядывает змеиные черты женщины, впитывает их с каким-то родственным чувством. - Мы живем, пока убиваем. А потом умираем. -
Моране Роббери не требуется опора - ни дверной косяк, ни какое-нибудь кресло. Она стоит посреди кабинета, словно надгробие имени себя.
- Вы напоминаете большого белого питона, что проглатывает жертву целиком. Простите за сравнение. Вы мне нравитесь.

0

6

Автор: Dietmar Hoffmann
Пост: [26.01.2019] Зеркальный мир: Нейронные взаимоотношения

Словно горох ненавистные враги рассыпались в разные стороны. Не успел Дитмар добежать до них всего два метра как в его глазах потемнело, он едва не упал, переступив с одной ноги на другую. Мучительно разрывалась от невыносимой боли голова. Мысли путались между собой и ректор буквально запутался в той реальности, что его окружала. Разумом он понимал, что это всего лишь прошлое, что он видит только видения, но чужое сознание смешивало все в кучу - и реальность, и забытые моменты. Взглядом ректор проследил за тем, как двое мужчин скрылись в отеле, и только ухмылялся. Они никуда от него не денутся, он найдет их и убьет, даже если ему придется достать их из под земли или спуститься в адовую пропасть. Слишком долго Хоффман ждал момента для мести. Около минуты он смотрел в окна отеля, пытаясь разглядеть в них чужие тени, но стоило мужчине слегка повернуть голову как он увидел женскую фигуру на том месте, где раньше стоял полицейский. Это была она. Элейна была жива. Дитмар узнал бы ее из тысячи женщин, даже будь они одинаковыми и похожи друг на друга. Труп на дороге медленно растворился, даже капли крови, разбрызганной по асфальту, постепенно впитались в него, не оставив ни пятнышка. Неужели все это только наваждение? Элейн на самом деле жива, она не умирала и не погибла на дороге. Мир старательно и кропотливо путал ректора, превращая его в свою послушную марионетку. Мужчина прищурился, разглядывая лицо женщины в нескольких метрах от себя, словно ища в ней какой-то подвох, но затем Дитмар ухмыльнулся и его губы растянулись в искренней улыбке.
- Моя дорогая - произнес он громко, быстрым шагом добираясь до Марселя. - Любимая
В голосе ректора было столько искренности и теплоты, хотя внешне было трудно поверить, что он вообще способен на подобное. В его глазах больше не было ярости или ненависти, только обожание и нежность. Сделав еще шаг Хоффман взял женщину за руку, чтобы поднести ее ладонь к своим теплым, немного пересохшим от волнения, губам.
- Я так соскучился по тебе - прошептал тихо он касаясь запястья агента поцелуем и не отрывая ртутного взгляда, продолжил - Ты красива как некогда, солнце мое
Протянув руку ректор приобнял девушку за талию и придвинулся ближе, крепко прижимая к своей груди, ощущая аромат волос Элейн и запах духов, которые она всегда использовала. Все это сводило его с ума. Дитмар потянулся к воображаемой жене губами, собираясь ее поцеловать. Его пальцы левой руки неспешно прижались к щеке Марселя, поворачивая его лицо к себе.
- Не отворачивайся, милая, все хорошо - проворковал Хоффман наклоняясь и прикасаясь губами к его губам. Сердце Дитмара гулко отдавалось в груди, а его тело напряглось, словно пружина, и нагрелось сильнее, под тонкой тканью рубашки. Кожа жены казалась ему нежной, бархатистой, приятной. Он хотел целовать ее вновь и вновь. Скользнув пальцами по щеке Элейн ректор наклонил ее голову немного в сторону и прижался губами к уху, опалив его теплым дыханием, которое щекотало кожу. Свободная рука Дитмара оказалась в районе поясницы девушки, после чего медленно накрыла левую ягодицу, и длинные пальцы крепко впились в нее.
- Ничего не бойся - уверил Элейн штурмовик, тяжело дыша ей уже в районе шее, на всякий случай прижимая к себе еще сильнее. Ведь его жена может быть очень испугана, он постарается быть с ней ласковым. Он должен быстрее успокоить ее. Мягкие губы Дитмара коснулись шеи Марселя и легкими укусами-поцелуями мужчина начал покрывать каждый сантиметр его кожи, но сразу же зализывая языком розоватые следы. Даже если ей это не нравится, даже если она не хочет, он желает свою прекрасную Элейн прямо здесь и сейчас. Ректор развернул Марселя к себе спиной, резко, быстро, пока он не опомнился, и прижал к своему телу. Бедра Дитмара ткнулись в упругие, женские ягодицы так сильно, что их обладательница могла ощутить горячую, пульсирующую, достаточно крупную чужую плоть, ткнувшуюся ей чуть ниже копчика. Ладони Хоффмана обхватили два упругих бугорка в районе груди Марселя, поглаживая, немного сжимая их. На платье остались алые разводы, следы, из-за того, что руку у мужчины была изранена. Холодное стекло от монокля коснулось уха девушки, а теплое дыхание, с привкусом дорогих сигарет, ее "мужа" раздалось совсем рядом. Дитмар не понимая вообще ничего, и не осознавая своих действий, поднял нож и собрался было уже резать одежду на ней, как его отвлек шум из кофейни. Посуда разбивалась, что-то грохотало громко изнутри, словно мебель переворачивали. Эти звуки невероятно раздражали Хоффмана. Он поднял голову, злобно сощурил глаза и резко отстранился, протяжно хмыкнув.
- Будь здесь, я скоро вернусь. - прохрипел мужчина погладив на прощание Элейн по щеке, и тут же направился в сторону кофейни откуда раздавался этот ужасный шум. Остановившись на миг около двери ректор попытался ее открыть, но это не получилось. Видимо ее изнутри чем-то подперли. Он несколько раз ударил ее плечом, но безрезультатно. Дитмар, словно зверь, тяжело пыхтя, принялся бродить у кофейни, пытаясь пробраться внутрь. Подойдя поближе ректор прижал ладони к стеклу одного из окон и стал смотреть внутрь широко улыбаясь, обнажая два ряда безупречных зубов. Где-то здесь его ждут. Внутри кофейни был настоящий погром. Нужно проникнуть туда как можно скорее. Отойдя на несколько шагов назад Хоффман разбежался и пробил всем телом оконный проем. Раздался звон стекла, осколки посыпались на пол, сверкнув в лунном свете. Дитмар профессионально приземлился на пол, перекувырнувшись боком и тут же встав на одно колено. Рукав рубашки оказался разорван одним из осколков. Несмотря на это мужчина спокойно поднялся и принялся за поиски. Он посвистел пару раз протяжно, а с его лица не сходила ухмылка. Никого. Вдруг из кухни раздался шум, словно на пол упала одна из сковородок или может быть крышек. Ректор бегом добрался до двери на кухню, схватился за ручку и провернул ее.
- Ну детишки, идите сюда, ко мне - задорно и громко обратился он к прятавшимся агентам, входя внутрь и продолжая зловеще улыбаться.

0

7

Автор: Brian Hoover
Пост: [14.01.2019] Когда охотник становится жертвой

- Ну, как думаешь, кого сожрут первым?

Брайан знал, что штурмовики умом не блещут и чувством юмора не обладают. Для него штурмовики это были просто... люди. Никому не нужные, не важные и очень легко заменяемые. Их в агентстве было настолько много, что если брать с собой на миссию по одному - каждый раз другому - штурмовику, то и всей жизни могло бы не хватить, чтобы познакомится со всеми агентами.

Вопрос был проигнорирован, в виду его ненадобности, бесполезности и еще кучи нелестных комментариев, которые Брайан решил оставить при себе. Им надо было как можно скорее завершить эту миссию. А еще штурмовики обладают отсутствием чувства меры и рабочей субординации, потому что после заданного вопроса на плечо пришелся не слабый хлопок, который обычно оставляют друг другу близкие товарищи или друзья. Но он с Такером ни тем, ни другим не являлись. Они просто коллеги по работе, которых занесло на совместную миссию. Брайан сначала повел плечом, потому скинул его руку своей, с предельным равнодушием с долей нисходительности посмотрел на Георга, тем самым не специально прикрывая экран собственного смартфона. Кем он себя возомнил, что может так по-свойски относится к Брайану? Или он думает, что после это ему не откликнется? Странный и недалекий он какой-то, подумалось Брайану, но он не стал на этом зацикливаться. Работа есть работа. И он не собирается опускаться до уровня Георга.

- Займись делом. - Сказал... Даже приказал Брайан, снова отвлекаясь на окружение.

Отсутствие новых признаков присутствия здесь НЕХа напрягало. Эти твари, не смотря на свои размеры, очень ловкие, быстрые и невероятно бесшумно передвигаются. Брайан и Георг должны были быть предельно осторожными. Но то ли кто-то из них один оплошал, то ли двое, то ли судьба-судьбинушка решила их за что-то проучить. Скоросшиватель поставлен, осталось только подождать некоторое время и разрыва здесь больше не будет. Брайан снова кинул короткий взгляд на разрыв. Непрозрачный и с поверхностью, что рябила словно водная гладь. Он в некоторой степени завораживал и приглашал пройти через него. Манил. Однако агенты были сильнее его "чар", потому что знали, что по другую сторону от разрыва, может быть еще хуже. Да и не может быть, а "будет".

Георг, хвала кому-то там, взялся за ум, послушавшись Брайана и прошестерил местность специальным приложением на телефоне. Как и сказал штурмовик, это был странно. Приложение охватывает радиус до двухсот метров и если приложение молчит, значит тварь находить уже не совсем и близко. "Надо отправляться на ее поиски" - между делом поразмыслил Брайан и уже хотел отправлять на Такера по следам змеевика, но все случилось в разы быстрее и неожиданнее, чем предполагалось раннее.

Последнее, что почувствовал Брайан, перед тем как потерять сознание от неслабого толчка Такера, который преследовал благородную цель спасти коллегу от опасности, была острая боль. Но как говорят мудрые люди: хотелось как лучше, а получилось как всегда. Тяжелая туша агента навалилась на Брайана совершенно неожиданно. Будто бы штурмовик сошел с ума и начал кидаться на своих же. То, что Георг произнес дальше Брайан не слышал, ему было, как минимум не до этого. После подобного "спасения" его бренного тела, он почувствовал как в районе виска простреливает резкая боль и сознание уходит в далеки дали на долгих несколько минут, пока Такер самостоятельно пытается одолеть монстра.

***
Брайан... Брайан!...

Издалека, со всех сторон до него доносился звонкий женский голос. Он звал и был не один. Их было, много... Слишком много! Голова гудела и казалось что вот-вот и взорвется на тысячу мелких осколков. Кто все эти люди? Что они от него хотят? Зачем они его зовут? Брайан находился в непроглядной тьме, где можно было легче легкого потеряться не только в пространстве а и перепутать где находится верх и низ. Одновременная легкость и тяжесть в теле успокаивали, но и запутывали Брайана еще сильнее. Где он находится? Как отсюда выбраться?..

Мистер Хувер!

Мужской голос, который внезапно выделился из всей какофонии заставил Брайан оглянуться и увидеть перед собой слишком яркое белое помещение, от света которого он зажмурил глаза, давай им скорее привыкнуть к яркость. Оказалось, что Брайан находится в каком-то слишком ярком и светлом помещении, где больше никого нет. Он здесь один. Брайан подошел к двери и хотел открыть ее, но не получилось. Его руки были связаны. Он посмотрел на себя и увидел, что одет в смирительную рубашку, которой сковывают движения психам. Он что, в больнице? Как такое может быть? Брайан заметно начал нервничать. Нет, нет-нет-нет-нет... Он сейчас находится не здесь, он сейчас на миссии по уничтожению змеевика. И этот гребаный Такер решил поиграться в героя. И к чему это все привело? Штурмовики никогда не думают. Только делают. Однако убежденность в собственной правоте в другую реальность не успокаивала. Брайан держался, он не выдавал своей озабоченности в данной ситуации. Ему надо было скорее выбраться. Он оглядывался и на противоположной стене обнаружилось зеркало, то, через которое можно наблюдать за пациентами и его часто используют в комнате допроса, в полиции. Хотя секунду назад этого зеркала там не было...

Брайан!

Снова этот женский голос, до боли похож на...

- Мама? - Неверяще спросил Брайан самого себя, зягладывая в глаза своему отражению. Не может быть. Что его мать будет делать здесь? Брайан всматривался в свое отражение в этом загадочном зеркале. Краем глаза он заметил... Ему показалось, что сзади что-то промелькнуло. Что-то небольшое, юркое, очень быстро и черное... Брайан резко обернулся, чтобы увидеть Это, но вокруг локация сменилась снова.

Теперь он находился в самой знакомом ему месте, от которого у него прошлась ледяная дрожь по телу. Это была прихожая в доме, где Брайан жил еще до Эльма. Теперь на Брайане не было смирительной рубашки. Он был одет в своем любимом официально-деловом стиле и в сером плаще. Из-за двери, что вела на кухню, появилась его мать. Она смотрел на него с теплой улыбкой, и от нее или из кухни доносились приятные запахи выпечки. Его любимой выпечки. Вкус детства, который он жаждал забыть. Брайан не мог поверить. Сколько бы он не вспоминал, но все-таки смог себя убедить в том, что забыл то, как на него смотрела мать, до рождения братца. Ему хотелось поверить и сейчас, что он находится в родном доме, где нет брата, где нет ничего, что намекало на то, что у родителей Брайан не один. Он бы не потерпел новой конкуренции. Да плевать на все... В душе сейчас было слишком светло и появилась какая-то блеклая надежда на что-то лучшее.

Брайан подошел к матери, не отрывая от нее взгляда. Он толкнул деревянную непрозрачную дверь, вошел в кухню. Все как и тогда, когда он в последний раз был здесь. За несколько часов до того, как он отправился в Эльм.

- Проходи, садись, - мать продолжала с теплотой в голосе обращаться к Брайану, но теперь в его голосе было что-то странное. Он искривлялся, двоился и походил на ядовитое шипение. - Сыночек...

Последнее обращение очень сильно напрягло Брайан. Он обернулся и резко отшатнулся от того, что было его матерью. Приятные, мягкие черты лицы расплывались, оголяя несколько рядом черных как смола зубов и глаза. Их не было, вместо них - черные провалы. А голос... голос был слишком похож на его брата, который только и мечтал избавиться от Брайана, как последнему казалось. Он ненавидел младшего родственника и сейчас, стоя перед этим нечто, которое продолжало изменятся прямо на глазах, Брайан только начинал испывать ужас и понимал, что он не может двинуть или как-то пошевелится. Он только смотрел на то, как Это начинает распадаться. Его плоть с противным чавкающим звуком ниспадала на пол, оставляя на деревянной поверхности следы как от кислоты. "Мать" подходила к Брайану, желая обнять собственного сына... Точно ли обнять?.. Брайан, будто в замедленной схемке смотрел, как Оно с невероятной скоростью несется к нему, чтобы впиться в его шею, вырывая кусок желанной плоти...

***
Брайан резко открывает глаза и так же резко вдыхает холодный воздух. Его глаза сразу начинают слезиться от рези, будто в них песка насыпали. Слишком ярко, слишком громко... В ушах у него стоял гул и звон, перемешивающийся с глухими, будто доносившиеся не только издалека, но и как будто им что-то мешало, какая-то преграда. Брайан чувствовал невероятную слабость в теле. А еще он чувствовал холодную землю под своей щекой.

Он лежал на земле. В ушах еще стоял этот противный, писклявый голос, который до дрожи от ужаса пробирал до самых костей. Сколько он тут провалялся? Минуту, две, три, полчаса?... Брайан предпринял неуверенную, но вполне успешную попытку встать. Боль в виске от удара о камень и вязкое тепло, что разливалось по щеке указывало на то, что целостность кожи была нарушена. Отсюда и небольшая дезориентация и неуверенная координация. Георг сделал из себя героя, не так ли? Надо было быть умнее и поступать менее радикально. Но откуда штурмовику было знать?

Брайан быстро посмотрел на Такера и огромного змея, что возвышался над ним. Красный цвет, светлое брюхо.. Самец. В какой-то мере им повезло. Самки были немногим агрессивнее и более жестокие. Брайан поморщился от новой вспышки боли. Он быстро потянул к аптечке, параллельно доставая одни из препаратов, который нужен сейчас для помощи Такеру больше всего. Помощи... На одну долю секунды, хотелось представить ему такую же помощь как и Георг недавно помог самому Брайану. Но это по-детски и сейчас, чтобы справится с монстром, они должны хотя бы действовать как одна команда.

Ареометризм. То, что надо. Брайан как знал, что этот препарат пригодится. Быстро приняв, и подождав пока он подействует, резко вскидывает руку и непроницаемый барьер успевает окружить Такера, не давая змеюке добраться до агента. Как в дешевых фильмах. В последний момент Брайан достойно спасает жизнь коллеге. Ведь если бы не смерть от съедения, то от яда бы точно его ждала.

Змей не только не угомонился, понимания, что не сможет добраться до обидчика, а стал только яростнее атаковать барьер. Голова болела. Было больно думать и еще больнее сосредотачиваться на поддержании барьера. Если этот идиот не уберется из-под пасти НЕХа, то удержаться они недолго и кто знает, чем закончиться эта, на первый взгляд, плевая миссия, которую штурмовик превратил в спасание собственных задниц. И тем самым только укреплял мнение Брайана от штурмовиках.

Брайан одной рукой держал барьер, чтобы дать возможность Такеру уйти в более безопасное месте, если в его случае это возможно. Барьер был непроницаем не только для зверушки, а еще и для самого Такера. Оставалось только надеется, что он не решится нападать прямо оттуда, а подождет, когда защита спадет. Другой рукой Брайан достал один из своих любимых пистолетов, пули которых могли прошибить этого НЕХа насквозь. Медики, такие же агенты, хоть их роль в команде специфична. Но сейчас надо было убрать змеевика от Георга. Дать им возможность маленькой передышки, чтобы с новымми силами победить НЕХа. Громкий выстрел раздается, казалось бы во всем парке. Через секунду после раздается писклявое шипение раненного зверя, в которого превратился НЕХ. Получилось добиться своей цели. Змей-переросток отстает от Георга и быстро уползает в чащу деревьев. Сколько у них сейчас есть: минута или несколько секунд?

Была твердая уверенность в том, что тварь вернется и захочет отомстить. Змеевики не трусливые НЕХи-Длинноножки. Они заканчивают свое дело. Да и раненный зверь хоть и ослаблен, но стал только опаснее. Это надо было учитывать. Ну ничего. Если Такер как-то держался против него самостоятельно, то теперь они вместе смогут справится с более озверевшим монстром. Змей стал хоть опаснее, но и более предсказуемым, что делало его слабее. Преимущество на стороне агентов.

Брайан прислонился к ближайшему дереву и выпил еще немного обезболивающего, в надежде, что его голова начнет хоть немного приходить в себя. Он тяжело дышал, хоть и старался как можно скорее привести себя в порядок. Говорить, что-то по этому поводу Георгу было бесполезно. Приоритет в другом хоть и хотелось поставить этого штурмовика туда, где ему и место.

Вокруг стояла тишина, хоть и ветер бродил сквозь ветки и еще не опавшие листья, тишина эта давила на уши.

- Теперь внимательнее. Он способен напасть с любой стороны. - Сказал Брайан, доставая смартфон, начиная сканировать местность. Неторопливо, каждое пространство меж деревьев. Было тихо. Никакого признака. Не отрываясь от занятия, Брайан продолжил - Надо его быстро уничтожить и не страдать херней. - Тонкий намек на геройство Такера. Брайан не ощущал ни капли благодарности. Георг натворил, Брайану разгребать. Энтузиазма не добавляло. Однако шестое чувство ему подсказывало о том, что новое столкновение с НЕХом окажется последним. Главное, чтобы последним оно было как раз для НЕХа.

Тонкий писк программы. Вот он. Несется к ним. Три секунды. Две. Одна...

Яростное шипение и новая атака раненного змея на агентов.

0

8

Автор: Vlad Volkov
Пост: [08.03.2019] Два билета на последний ряд

К удовольствию Влада брюнетка подхватила его идею, беззастенчиво поднимая тунику, словно белый флаг. Она была не против сдаться в его плен, но это она хотела, чтобы русский так думал, на самом деле у нее был хитрый план атаки. Ткань обнажила плоский живот, пригревшуюся руку лизнул холодный ночной воздух. Желанная приманка маняще забелела в скудном экранном свете и Волков жамкнул сладенький бочок в самой близости от бюстгалтера. Он чувствовал напряжение мышц под своей ладонью, как дыхание агентессы стало глубже в попытке скрыть волнение.  Ловко выпуталась из его ласковой хватки и тихо соскользнула с крыши, будто уже давно готовилась к этому прыжку. Как ни крути, а девушки-штурмовики очень ладные. Она бы и сама его завалила без лишних слов, но дала форы. Что же ты задумала, милая хищница?
- Поймай меня, большой и страшный волк.
Девушка поманила его, словно питомца, и нырнула в машину. Думаешь, спрячешься? Он найдет тебя по запаху цветов, у него хороший нюх. Помедлил и стал спускаться сразу - блюдо становится мягче, когда даешь ему немного потомиться. Штурмовик бросил победный взгляд на гражданского - недотепа полагал, что незаметно подглядывает за ними, да уж, куда тебе до спецагентов. Русский сделал глубокий вдох и не стал больше откладывать то, чего так навязчиво добивался. Стараясь не издавать лишнего шума соскочил с крыши, едва не утянув за собой плед, но вовремя придержал его, спасая от падения все то, что на нем осталось. Один бокал все же укатился в трагически плюхнулся на землю. На счастье!
Она не захлопывала дверь, оставив лишь небольшую щель, будто специально, чтобы он мог настигнуть ее врасплох. Внутри было совсем темно, будто в норе. И так же тихо. Лишь чужое дыхание говорило о том, что внутри кто-то поджидает и вот-вот набросится. Поэтому надо играть на опережение, ведь сейчас его очередь. Блондин, осторожно пригнув голову, залез внутрь. Какое-то юношеское нетерпение взыграло в нем после того, как он перешагнул этот рубеж. Сейчас он хотел чувствовать в своих руках эту девушку с цветочным ароматом. Дверь захлопнулась, словно ловушка и рука смело скользнула по внутренней стороне женского бедра.
- Попалась, - томно произнес штурмовик, пододвигаясь вплотную.
Глаза привыкали темноте, в сумраке вырисовывались очертания Ребекки. Россыпь волос на плечах, мерно вздымающиеся полухолмия груди, рука, вальяжно закинутая на спинку сидения. Обвил ее за талию и крепко прижал к себе, чтобы она почувствовала жар, медленно растекающийся по его коже. Мягкость женского тела пьянила лучше любого вина, впрочем, и без него тут не обошлось. Такая открытая сейчас, она ему нравилась. Он видел, что тоже ей нравится, так чего стесняться? Сливает их губы в горячем поцелуе. Они для него словно оазис в мире бесконечных опасностей и смертей - дают ощущение жизни. Ему нравилось ее целовать то коротко и невесомо, чувственно, страстно, самозабвенно. Нравилось, когда ее волосы щекотали его кожу. Нравилось, когда она поглаживала его, будто хвалила за правильно выполненные команды. Рука тем временем перекочевала снова по животу вверх и добралась до пышной груди. Накрыл ее ладонью, чуть сжимая от нетерпения. Лицо опалил горячий вздох и губы блондина растянулись в довольной улыбке.
- Так бы и съел тебя, - сам не зная почему перешел на шепот, как будто кто-то их подслушивает. А может, он не хотел, чтобы слова заглушали стук собственного сердца, что сейчас отбивало чечетку по его грудной стенке?
Словно в подтверждение своих слов провел кончиком носа по открытой шее, спускаясь до декольте, и прикусил открытый кусочек груди. Мало. Этого слишком мало, чтобы накормить такого большого зверя. Отвел края куртки нагло стаскивая ее с плеч девушки и попутно покрывая поцелуями шею. Настала пора спустить большого песика с поводка.

0

9

Автор: Theodore Lynx
Пост: [17.02.2019] меньше нуля

Он молчал. Молчал много, гораздо больше, чем молчало бы большинство людей в его ситуации. Но не потому что ему не было что сказать. Как раз наоборот. Теодор мог бы много чего сказать этой юной леди, которая вела себя в его комнате как у себя дома, если бы видел в этом хоть какой-то смысл. А смысла не было - то что произошло, уже произошло. София уже была в его комнате, уже вторглась в его жизнь без соответствующего пропуска, который еще нужно было заслужить. И раз слова не умели отматывать время назад, раскидываться ими сейчас было крайне нерационально и глупо. А Теодор был кем угодно, но не глупым. И каждым своим словом дорожил ровно настолько, насколько это было нужно. Ему, естественно.

Щелкает закипевший чайник. На стол рядом с телефоном Софии ложится ровная купюра в двадцать долларов. Теодор осторожно подвигает ее к девушке пальцами, даже не утруждая себя тем, чтобы взглянуть на экран смартфона, и отвлекается на то, чтобы заварить себе кофе. Молчаливый Эндрю Джексон смотрит на Вердар со свойственным ему безразличием, передавая той простую мысль: "сдачи не надо".

На этот раз тишину нарушает его вздох. Тихий, но четко различимый сейчас в стенах этой комнаты. Теодор медлит, но потом все же оставляет кофе завариваться на своем столе и в несколько широких шагов оказывается напротив Софии. Он с пару секунд смотрит в лицо той, что за мизерный отрезок времени успела нарушить столько его правил, переступить столько границ, сколько еще никто до этого не переступал (по крайней мере, не на первой встрече), а потом наклоняется, протягивая руку к рубашке, оставленной на спинке стула. Взмах кисти - легкая и дорогая ткань взлетает, пропуская через себя мягкий утренний свет, а после второй кожей опускается на красивые плечи девушки. Мягко, будто обнимая. Прикрывая если не с заботой, то с вкрадчивым предостережением.

- Мисс Вердар, так? - Тео с совершенно невозмутимым видом застегивает пару первых пуговиц воротника, без тени смущения опуская свой взор ниже чужих глаз. Он не утруждает себя тем, чтобы попросить Вердар продеть руки в рукава, вместо этого оставляя рубашку висеть на ней, будто супергеройский плащ. Очень дорогой супергеройский плащ. - Я извиняюсь перед вами за все то, что мог сделать и сказать вчера. Я был пьян и не контролировал себя, - пальцы, облаченные в черные перчатки, мелькнув у самого лица Вердар, заправляют ей за ухо выбившуюся прядку. Губы Линкса не меняют изгиба, глаза остаются холодными и спокойными, созерцая проблему по имени София.
- Но сейчас я вынужден попросить вас уйти. Девушке вашего возраста не стоит быть в одной комнате со взрослым мужчиной в таком... виде.

Теодор делает вдох и крепко сжимает пальцами предплечье Вердар. Он настойчиво тащит ее к двери, не обращая внимания на возражения и повышенный тон, а затем, поворачивая в замке ключ, выставляет в коридор. До того как София успевает что-то сказать, дверь перед ее носом захлопывается, а ключ щелкает в замке.
Правда, ненадолго. Лицо Тео вскоре вновь оказывается в дверном проеме через каких-то пару минут, такое же невозмутимое и спокойное. Мужчина сдержанно улыбается, протягивая Софии пакет с ее обувью, хлопьями и аккуратно сложенной чистой одеждой.
Линкс понимал, что он, возможно, поступает сейчас крайне неправильно, выставляя босую девушку из своей комнаты в одном белье и рубашке на покатые плечи. Но иначе Тео не мог. Не мог проанализировать произошедшее, не мог сделать выводы, не мог смириться с тем, что произошло и тем, что он не помнил ничего.
Не мог, банально, принять душ и отлить.
- Приятно было познакомиться, София Вердар, - он вручает ей пакет с вещами; на верхушке стопки которых лежала уже знакомая ей новенькая купюра в двадцать баксов. - А теперь возвращайтесь в вашу комнату. Не стоит разгуливать по штабу в таком виде.

Дверь вновь захлопывается, и на этот раз щелкнувший замок и удаляющиеся шаги ясно говорят о том, что дверь девушке не откроют.

Первое, что делает Тео, стоит ему оказаться наедине, это проверяет пачку с презервативами - все двенадцать на месте. Но это не приносит ожидаемого облегчения, ведь у молодежи нынче могли всегда быть с собой свои. Правда, проверив мусорную корзину в туалете, заведующий все же успокаивается, не находя там использованной резинки.
Его беспокоит то, что произошло. Его беспокоит София. Беспокоит то, что она внепланово появилась в его жизни - сюрприз, преподнесенный судьбой. А он ненавидел сюрпризы. Беспокоят ее слова: "А вчера вы были крайне рады тому, что я была рядом."
Он? Рад? Боже упаси.
Теодор встает под струи душа, надеясь, что вода смоет хотя бы часть его напряжения.

Его беспокоила София Вердар. Беспокоила настолько, чтобы занять собою мысли медика на ближайшие несколько часов, а может и дней.

0


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив завершенных тем » Лучший пост за июнь 2019


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC