Миссия 076, Темный мир
Было обнаружено, что в связи с недавним нападением Ротазов, штаб номер два потерял несущую западную стену. Стену подлатали, но необходимо доставить на базу дорогую систему оповещения. Ее необходимо установить, зачистить склад от возможных НЕХов и наладить связь с основным штабом посредством радио-сигналов.

Миссия 083, Канада
Где-то в горах, неподалеку от горнолыжного курорта возник разрыв, из которого выбрался Змеевик. От чересчур холодного для него климата он скончался, лишь немного не добравшись до туристической базы, однако агентам нужно убедиться, что других НЕХов поблизости нет, а также найти и закрыть разрыв.

Миссия 084, США
Звонок поступил из больницы, в которую привезли двух пострадавших с сильным отравлением. Врачам пострадавшие сказали, что на них напало странное существо, по описанию похожее на Водяного. Агентам известен примерный район происшествия, однако точных данных о местоположении нет, из-за чего невозможно провести эвакуацию. Нужно найти и уничтожить НЕХа, убедиться в отсутствии других особей и разрыва, оказать помощь гражданским в случае необходимости.

[12.08.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[14.07.19] Подведены итоги месяца! Убедительно просим всех наших игроков уделить минутку вот этому опросу! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив сюжетных эпизодов » [15.01.2019] Запретный плод: Изъятие силы


[15.01.2019] Запретный плод: Изъятие силы

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД: ИЗЪЯТИЕ СИЛЫ

https://c.radikal.ru/c04/1905/79/e8cca4a96408.jpg
- второй эпизод -

В лаборатории биохимии решают провести первоочередный опыт на основе новых образцов. Они решают изучить особенности нового НЕХа, которому было присвоено кодовое имя "Адам". Для этого они взяли пару штурмовиков, которым затем выдали препарат NPFS "ассимиляционная эволюция". Результаты этого эксперимента превзошли все ожидания - внутренняя энергия агентов просто зашкаливала, и они смогли поделиться ею с живым и не живым, насыщая их наподобие "батарейки". При принятии второго препарата, к примеру сверхсилы, агенты выявили увеличения времени действия второго препарата почти в два раза.

Участники: Wolgen Deiss (Ш), Raymond Chase (М), Charlie Madison-Feather (К), Cain Moreau (Ш) (доброволец), Vasilena Bognar (Ш) (доброволец), Michel Rogers (Ш) (доброволец)

Локация: лаборатории в ц. Исследования

Участие ГМ: да: Джон



НПС
Тереза Темиз / Theresa Temiz   от Michel Rogers
27 лет, штурмовик

Холерик, вынужденный в социуме подавлять свою желчь. Вспыльчива, язва, легко поддаётся вспышками настроения, плохо переносит провокации - пару раз может закрыть глаза, но в третий раз спуску не даст. С трудом заводит друзей, одиночка, но когда речь заходит о Эльме, смиряется работать в команде, понимая - сплочённость внутри конкретной миссии это ключ к успеху операции. Умная девчонка, хитрая, но принципиально зла не делает. Несмотря на сложный характер имеет немного идеалистичный взгляд на мир и острое чувство справедливости. В Эльм поступила поздно, в девятнадцать, уйдя туда, где когда-то блистал её любимый дядя. Этот мужчина для неё в целом - авторитет. Прошла всё обучение, не особо блистав успехами, но как агент зарекомендовала себя надёжным штурмовиком. На приём опытного препарата согласилась довольно легко. Будучи в числе авангарда на любых заданиях с мыслями о смерти смирилась и относится к ним философски.

+4

2

[nick]Steven Rosebery[/nick][status]Глава штаба[/status][icon]https://d.radikal.ru/d06/1807/8f/316297b1bf4c.png[/icon][sign]------[/sign]
- Миссия же была провалена? - Розбери сидит на кресле, что специально принесли в эту лабораторию. Он в руках держит пачку сигарет, все еще запечатанную. Он среднего роста, однако даже сидя на кресле он излучает столько силы и власти, что все остальные волей и не волей проговаривают про себя то, что собираются произнести в слух. Мужчина кидает взгляд на Вольген, а потом улыбается. - Слышал, что избранные даже из неудач могут выкрутиться и принести победу. Это и есть наш Адам?

Он кивает на стол, где стоят четыре пробирки с чем-то внутри. Даже с его места видно, что оно заполнено нечто перетертым, по типу кристаллов. Стивен закидывает одну ногу на другую, обдумывая про себя что-то. Он не был химиком или биологом, он мало что понимал в этих схемах препаратов, которые ему приносили на подпись, но он прекрасно понимал, сколько стоит вот такой эксперимент. Три добровольца, три возможные жертвы неожиданной реакции, это как минимум 12 лет работы, по четыре на каждого. Достаточно рисковое предприятие, но раз разрешение на эксперимент запросили сразу двое заведующих лаборатории, как то талантливый Чейз и педантичная в своей работе Медисон, Стивену стало интересно. Что же такого они вдвоем углядели в новом НЕХе, о котором было ровным счетом ничего не известно, за эти считанные недели изучения? Своим людям Розбери предпочитал доверять, даже если поначалу они кажутся безумными, но... с другой стороны, это же даже не эксперимент на препарат. А только его самая первая стадия, когда изучают возможности и потенциал.

- Хорошо, я не мешаю. Начинайте свой эксперимент, я лишь хочу посмотреть. Просто посижу тут, с вами за стеклом и просто понаблюдаю. Реймонд, начинайте.

***

Эта лаборатория для тестирования была разделена на две неравные залы. Одна, что побольше и посветлее, была оснащена дополнительной защитой, имела стены с заземлением и усиленной толщиной. Та стена, что была прозрачной, была практически не пробиваемой, защищая зал поменьше, где и расположилась небольшая группа ученых со своими столами и мониторами. У них было все, чтобы контролировать ситуацию и прервать эксперимент, если кому-то из участников станет плохо. Там же в зале дежурили медики из больничного крыла с препаратами быстрой реанимации.

В зал испытаний ввели троих штурмовиков. Две девушки и парень, все трое знали, что все может пройти вовсе не по пути из ромашек и цветов. Они были агентами, они достаточно нюхнули пороху и крови других существ, чтобы не испытывать иллюзий. На их руки были надеты специальные браслеты, с помощью которых можно было снять показатели организма, а также пустить ток, если потребуется вырубить свихнувшегося.
Как только подготовка была завершена, агентам принесли препарат npfs "ассимиляционная эволюция" и одну из тех пробирок. Их попросили принять эти дозы не одновременно, а с задержкой на пять минут, чтобы успеть заснять норму тела при реакции на препарат, а потом уже на днк НЕХа.

+6

3

Прозрачный заслон, делящий лабораторию на две части, постепенно прогревался в двух точках. Расстояние меж ними совпадало с расстоянием между одним янтарным глазом и вторым. Вольген стояла к ударопрочной преграде почти вплотную, из-за чего напротив ее рта то и дело расползалось мутное пятно. Оно тихо умирало, поддаваясь испарению, а через миг появлялось снова. Жизненный цикл, написанный дыхательным ритмом. Убрав руки за спину, Инструктор, как кажется, готов был просочиться сквозь атомы, дабы оказаться в отгороженной части помещения. Пробраться туда, как бестелесный призрак, и вогнать свою жадную пристальность в каждый сантиметр, каждый угол, каждую точку, дабы наблюдать ход эксперимента с разных ракурсов и расстояний. Мысленно он был уже там, в ближайшем будущем, вокруг добровольцев и внутри них - в воздухе, которым они дышали, в импульсах, побуждающих сокращаться их сердечные мышцы, в их нейронных сетях, в коих гремели раскаты нервных сигналов. Принесут ли образцы Адама хоть какую-нибудь пользу? Сможет ли потенциальный успех компенсировать неудачную попытку изъять ДНК из Евы? Если результаты тестов не превзойдут самые смелые ожидания, миссию в Ледяном Мире можно считать абсолютно провальной. Полезной, конечно же, в плане обнаружения нового вида НЕХа и разработки, пусть и не впечатляющего, но вполне годного для использования препарата. Однако для самой Дайс подобный исход будет равнозначен неудаче. Штурмовик не боялся ее. Сколько таких вот потраченных впустую времени и сил было на его счету за последние десять лет? Достаточно, чтобы буднично смахнуть с плеча выпотрошенные секунды и килоджоули, и продолжить уверенный шаг к намеченной цели. Но пока лезвие сей роковой гильотины не рухнуло вниз, пока судьба не отсекла абсолютно все шансы, оставалась бесстрашная надежда, буравящая пространство меж наблюдателями и испытуемыми.
- Слышал, что избранные даже из неудач могут выкрутиться и принести победу.., - позади послышался голос Стивена Розбери. Инструктор, доселе скалящийся на свое эфемерное отражение в стекле, скосил взгляд в сторону, будто бы прислушиваясь к чужим словам. Интонации Стивена пахли улыбкой и одобрением. Как дружеский хлопок по плечу от руководства. Янтарные глаза вновь уставились перед собой, а и без того растянутые уголки губ сильнее вгрызлись во впалые щеки. Избранные, все верно. Избранные самими собой, но уж точно не господом богом. Формула проста - целеустремленность, граничащая с упрямством, изворотливость, обернутая в интеллект, и отсутствие какой-либо жалости к самому себе, дабы бросаться на исполинских размеров умысел снова и снова, стараясь воплотить его в жизнь. Этого вполне хватало.
- Знаешь, эта затея со взятием образцов Евы может ничего толкового тебе не дать, Вольген. Ты ведь знаком с ее характеристиками - она абсолютно неуязвима для физических воздействий. Абсолютно. Ты даже крошечного кристалла от нее не отколешь. Но попытка не пытка, я помогу тебе с организацией - авось что выйдет, - Реймонд Чейз сказал это накануне исследовательской миссии, и зарубки, оставленные его словами, все еще зияли на памяти Дайс. Разумеется, он был прав - идея с самого начала была крайне сомнительной. Но заведующий лаборатории биохимии прекрасно понимал и то, что если имелся хотя бы крошечный процент успеха - Вольген им непременно воспользуется. Одна возможность из тысячи. Из сотен тысяч. Из квинтильона. Не получится, так к черту ее - дуло стремлений нацелится на следующую мишень, и на следующую, и на следующую. Благо, патронов хватало. Как и терпения, распятого на прожитом десятилетии.
   Помимо Розбери и Чейза в помещении для наблюдения присутствовала Чарли Мэдисон. Краем уха Вольген слышала, как шуршит ее белый халат, пока она спешно настраивала аппаратуру. Тонкие пальцы то и дело тарабанили по клавиатуре, выводя на экран все необходимые окна с данными.
- Мне крайне интересен Адам, Вольген, все мои мысли крутятся вокруг него. Но о возможностях создания препарата на основе его ДНК я пока еще не думала. Ты же знаешь, меня это не особо интересует. М? Хочешь, чтобы я сделала запрос на тестирование? Ффф.. ладно, я это устрою.    
   Механизм социальных связей работал, как полагается. Он без конца дистиллировал из полезных знакомств личную выгоду, служившую парентеральным питанием даже для самых, казалось бы, полумертвых задумок. Согласие Чейза, согласие Мэдисон, согласие Розбери - невидимые галочки напротив каждого имени. Результат чистейшей, без примесей, взаимной выгоды. Инструктор был готов расплатиться с ними в любую минуту. Готов был сам стать крепкой и надежной шестерней в реализации их планов и нужд. Но сейчас софиты их усилий были направлены в его сторону. И в сторону добровольцев, коих запустили в зал испытаний.
-..Реймонд, начинайте.
   Голова штурмовика наклонилась вперед, так что лоб невольно вжался в прозрачную стену. Так жаждущие крови и зрелищ римляне замирали на трибунах амфитеатра, предвосхищая появление гладиаторов и хищных зверей. Колоссальная концентрация маниакальности на квадратном миллиметре лица. Обнаженные зубы, стискивающие нетерпение. И, в то же время, обжигающий холод в янтарных глазах, готовый к абсолютно любым исходам. Возможно, в конце эксперимента, в огромных размеров кроссворде проступит еще одно недостающее слово. Очередное из сотен уже отгаданных.

Отредактировано Wolgen Deiss (2019-05-27 13:40:31)

+5

4

Реймонд восхищен, взбудоражен и самую капельку возбужден: предстоящий эксперимент так далеко шагнул за рамки его среднестатистических будней, что это уже даже немного неприлично. Идея напрямую ассимилировать НЕХа (незнакомого, еще неизученного, с абсолютно отличным от человеческого, кристаллическим строением тела) с агентом абсолютно варварская и может как оказаться гениальной, так и катастрофической. Как для жизни испытуемых, так и для карьеры самого Чейза.
Но Реймонд не боится потерять благосклонность власть имущих, и не удержаться на шатком кресле руководителя отдела в случае неудачи он тоже не боится. Его захватила Идея, коварно подселенная в его голову некими вездесущими штурмовиками, и теперь он костьми ляжет, но узнает, что из этого выйдет.
Маленький садистский мальчик внутри него, который когда-то отрывал крылышки мухам и никогда не добивал бедняг, сейчас едва не подпрыгивает в нетерпении, ожидая, когда приличествующий официоз подойдет к концу - и Реймонду наконец дадут отмашку начать эксперимент.
Чейз, всегда щедрый на улыбки и предлагаемую дружбу, никогда не видел ничего плохого в экспериментах на людях. Особенно в условиях работы на Эльм, где нельзя агентов-добровольцев заменить животными, на которых сыворотка Нортона не работала.
- ...Реймонд, начинайте, - наконец прозвучали долгожданные слова, и Реймонд встряхнулся, как большая собака и, нажав на кнопку, заговорил в коммуникатор:
- Вам сейчас раздадут по первичной дозе ассимиляционной эволюции, - проинструктировал он трех штурмовиков. - Не принимайте ее сразу, строго по моей команде с промежутком в пять минут. Сначала мистер Моро, следом мисс Богнар, последней мисс Темиз. Каин, принимайте препарат.
Реймонд вместе с остальными наблюдающими внимательно проследил, как худощавый воспитанник послушно заглотил нпфс. Сейчас тот наверняка начинал испытывать голод - но ему, как и другим испытуемым, предстояло с этим справиться - перед каждым из них лежало всего лишь по половине чайной ложки растертого до размеров крупинок соли кристалла из части Адама.
- Съешьте кристальную пыль. Можете запить водой из бутылки рядом, - распорядился он все также через коммуникатор. Благо, уже давным-давно было выяснено, что дистиллированная вода никак не может нарушить чистоту проводимого эксперимента.
Чейз подался чуть вперед, жадно отслеживая изменения в данных, получаемых из браслета Каина. Краем сознания он осознавал, что для некоторых здесь присутствующих - для того же Стивена Розбери, например, - следующие пятнадцать минут адаптации испытуемых к принятому препарату грозят обернуться немыслимой скукой - но Чейз сразу же выкинул эту мысль из головы, как только на отдельном мониторе визуализированная спираль ДНК Каина начала трансформироваться во что-то новое.
Это, черт побери, до сих пор вызывало дрожь восхищения и азарта - с самого первого раза, когда Чейз узнал, что агенты действительно мутируют после принятия нпфс. Пусть и временно.
Как только истекли положенные пять минут, Реймонд повторил указания для Василены, а потом и для Терезы. И мелочно радовался, что кто-то разумный надоумил его проводить эксперимент постепенно, а то он кидался бы сейчас между тремя мониторами, не зная, на что обратить внимание первым. Он и сейчас с трудом не.
К пятнадцатой минуте у Каина тем временем полностью завершился адаптационный период - и показания с датчиков как с ума посходили. У Реймонда аж сердечко замерло, увидев данные: все жизненные показатели взлетели до максимальной отметки, но при этом признаков перегруза внутренних органов не наблюдалось.
- Господа, - чуть хриплым от волнения обратился к присутствующим Реймонд, не отрывая впрочем взгляда от мониторов. - Вы сейчас можете наблюдать перед собой поворотный, не побоюсь этого слова, момент в научной жизни Эльма. Кто-то сравнивал нас со сверхлюдьми? Вот это, - махнул он рукой в сторону комнаты с испытуемыми, - то, что действительно может нас приблизить к сверхлюдям.
Внутренняя энергия в штурмовиках росла невероятно быстро, как статическое электричество. Реймонд даже кинул несколько внимательных взглядов на них самих, оторвавшись от высвечиваемых на мониторах данных, - но нет, те все также не выглядели страдающими или терпящими боль.
Просто чудо какая удачная комбинация получилась, - внутренне вопил от счастья Чейз, окончательно забыв легкую расстроенность от неудачной попытки поймать для эксперимента Еву. Посмотрим, что дальше будет.

+6

5

Волнение, волнение, волнение…
Умом Чарли понимала - такие разработки проводились не раз. И подобный подход, пусть настойчивый, пусть даже несколько поспешный - не обязательно должен был привести к провалу. Возможно даже напротив: всем было бы лучше, обнаружься в ДНК Адама свойства, которые обеспечили бы агентам на миссиях ещё одну защитную прослойку между ними и опасностью. В этом случае вся затея получила бы абсолютную.. оправданность.
Мэдисон также убеждала себя, что и риски - неотъемлемая часть таких вот испытаний. Что Чейз столь спокоен, потому что участвовал в подобных экспериментах не один раз. Но Реймонд был из лаборатории биохимии, и это было для него обычным делом. Чарли же… заведующая лабораторией экологии, она предпочитала наблюдать за НЁХами в их естественной среде обитания, анализировать образцы почв и флоры, изучать атмосферу иных миров, держась в стороне даже от столь неизбежного препарирования. На других же агентов она привыкла смотреть исключительно как на коллег и друзей, и никогда - как на подопытных.
Впрочем, это не значило, что она не знает, что делать. Или что позволит себе помешать эксперименту из-за беспокойства за этих ребят, коим предстояло стать на одну часть Адамом - существом из другого мира, почти не изученным, о котором было известно даже меньше, чем о его “спутнице” - Еве. Разве что Дайс могла бы уловить еле заметную бледность на щеках ученой или некоторую скованность в движениях ее пальцев, настраивающих приборы, призванные считывать жизненные показатели агентов на протяжении всего тестирования.
Нет, Чарли не имела к Вольген никаких претензий. Собственно, согласие было дано ею достаточно легко, как и оформление запроса на проведение этих испытаний. Но стоило подойти вплотную к делу, как женщина враз ощутила себя на чужой территории. Территории, на которой даже инструктор штурмовиков чувствовал себя намного комфортнее, чем сама Пёрышко.
Убедившись, что всё в порядке, что на оборудование корректно поступают все показания принявших препараты агентов, Чарли выдохнула - чуть более шумно, чем обычно - и выпрямилась. На миг застыла в тревожном ожидании от ощущения чьего-то приближения. Но, обернувшись к подступающей Вольген, заставила себя расслабиться. Было бы хуже, будь это Розбери. Мэдисон-Фейзер всегда робела перед начальством, тем более столь высоким. Оттого становилось особенно не по себе от мысли, что что-то может пойти не так - здесь, на испытаниях, в числе инициаторов которых оказалась она сама.
Снова послышался голос Реймонда. Он говорил вдохновенно что-то о сверхлюдях, но его слова доходили до разума Пёрышка, как сквозь ватную прослойку. Всё её внимание было устремлено на Дайс, словно “старший брат” мог бы сейчас парой слов снять, как рукой, часть охватившего её напряжения. Или… по крайней мере намекнуть, что без её непосредственного участия никак нельзя было обойтись.
“Наверное, это неправильно - но мне не так важно, что будет потом. Да, может, это будет прорыв. Но сейчас всё, чего я хочу - это чтобы с подопытными… с участниками всё было в порядке”.
- It's evolution, baby, - наклонившись к уху Чарли, с вкрадчивой низостью произнес инструктор штурмовиков, цитируя, судя по всему, строчку из песни группы Pearl Jam. - Процесс естественный и ничуть не безобразный.
- Хотелось бы верить, - так же негромко отозвалась Мэдисон, чувствуя, как уголки ее губ слабо дернулись в попытке улыбнуться. Увы, не получилось.
- Они стоят там не потому, что Эльму стало просто любопытно, - удивительно, как голос штурмовика умудрялся просачиваться через стиснутые в улыбке зубы. Разумеется, Чарли понимала, что “праздный интерес” не был бы одобрен руководством. Все обосновано необходимостью.
- А потому, что эксперимент может помочь уберечь многих других. Я понимаю, - кивнула женщина, надеясь, что их с Вольген разговор не будет расценен, как неуместная пустая болтовня. Ведь сейчас она в самом деле нуждалась в этом диалоге.
- Тогда в чем проблема? - вопрос Дайс прозвучал все так же тихо, почти вязко, будто бы вползая в крошечное пространство между разумом ученой и ее тревогами.
- Ни в чем. Я просто.. мм.., - Мэдисон не знала, стоит ли сейчас уделять этому время. Наверное, нужно было обсудить это до начала тестирования, но уж точно не сейчас. Однако инструктор, видимо, и не нуждался в ее пояснениях. Он итак прекрасно все чувствовал и понимал. Как и всегда.
- Терзания Понтия Пилата? Хах.., - в его голосе послышалось легкая снисходительность. - Не переживай, они не на голгофе. Все будет в порядке, - штурмовик мимолетно коснулся ее плеча и отступил, чтобы не мешать дальнейшей работе.
   Мэдисон снова подтянула уголки губ. На этот раз, как ни странно, получилось. Возможно, она и правда зря волнуется. В конце концов “ассимиляционная эволюция” - достаточно стабильный в своей работе препарат, который должен хорошо взаимодействовать с любыми образцами ДНК. Даже малоизученных. Должен, но не обязан... Ученая мотнула головой, прогоняя от себя новую волну бесполезных сомнений. Наклонившись к микрофону, она обратилась к испытуемым:
- Пожалуйста, пройдите к беговым дорожкам для прохождения тредмил-теста, - Мэдисон помнила, что добровольцы, стоявшие сейчас за прозрачной стеной, прошли предварительную проверку физических показателей, чтобы затем можно было сравнить результаты до и во время эксперимента. Сейчас агентам необходимо вновь разогнаться на беговой дорожке на максимум, дабы подтвердить или опровергнуть увеличение своих возможностей. Когда они закончат с этим, испытуемым должны выдать электронные динамометры для измерения силы сжатия. Но это потом, сейчас им предстоит элементарная проверка скорости.

Отредактировано Charlie Madison-Feather (2019-05-27 18:20:23)

+5

6

Подсказка для штурмовиков:

Пусть и не сразу, но все внутри штурмовиков перестраивалось, внедряя новые данные в их тело и разум, растворяя "знания" о силе в их голове. Это происходило неспешно, естественно и безболезненно, благодаря сыворотке Норнота в их позвоночнике. Принимаясь за силовые испытания, штурмовики ощущали, как каждый шаг, каждый вздох дается им все легче и легче. Их наполняло изнутри ощущение свежести, будто бы они только что хорошо выспались и вышли из спа-комнаты, одухотворенные ароматами и массажем. Через каких-то десять минут после начала эксперимента у них выровнялись показатели насыщения кислорода, даже визуально стали подмечаться различия - появился здоровый блеск в глазах, куда ровнее стал тон кожи на лице.
Им было легко бежать, легко взять даже изнурительную пробежку на дистанцию в полкилометра, показывая просто отличные результаты крепкого человека. Дыхание не сбивалось даже при внезапном ускорении, хотя агенты и почувствовали на короткий момент, что могут выдохнуться. Качая руки на специальном приборе, штурмовики смогли побить свои обычные результаты, показывая кпд в 110%, но при этом не уставая после даже сотни отжиманий от пола на кулаках.
Казалось, что они налиты энергией и чувством жизни, словно бы они не нуждались во сне для восстановления энергии, черпая ее половниками изнутри. По всем показателям это было чертовски похоже на действие препарата "батарейка", что не могло не смутить лаборантов, ведь они так надеялись увидеть что-то новое, что-то необычное.

[nick]ГЕЙМ МАСТЕР[/nick][status]суровая действительность[/status][icon]https://d.radikal.ru/d28/1807/6c/a2c64a6a96f2.png[/icon][sign]


Ex parvis saepe magnarum rerum momenta pendent[/sign]

+4

7

Захожу в тестовую комнату. Вау будут тестить новую хрень. Мне плевать какая она будет, но пока я донимал нашего провожатого, мне сухо сказали, что что-то можно и уникальное. Понятное дело, что от плоти нового НЕХа я ожидаю что-то фееричное. Лишний повод сожрать новую дрянь и испытать на себе.

Зашли в лабораторию, смотрю задумчиво на пробирки и лежащий препарат для поглощения плоти. В динамике раздается голос Сырка. О, раз даже он тут задействован, определенно будет что-то веселое. Хватило мне того раза, когда мы с ним обкурились травки из… не помню какого мира. Беру препарат по его команде и закидываю в рот, раскусываю. Поправил браслет на руке, который собирает мои физические показателя. Хоть бы дали что-то посытнее, чем кристаллики в пробирке. 

Протягиваю руку к пыли, прижимаю пробирку к губам и высыпаю в рот кристаллики. Раскусываю их. По вкусу как мел. Закашлялся, подавившись, взял воду и быстро запил мерзкий вкус. Словно и правда мела пожевал. Теперь от ощущения этого вкуса долго не избавлюсь. Не чувствую в себе никаких изменений. Прошелся по комнате тестирования, подошёл к стене. Должен быть какой-то эффект? Хоть что-то? Я даже от мяса крыс больше пользы получал.

- Ну и? Какой эффект должен быть? – прижался к стене, но лазить по ней не удается. – Где у таких клевых сверхлюдей такие же способности? Я хочу лазить по стенам, мне обещали что-то бомбическое, а то я просто мел пожевал и даже не наелся!

Попинал стену, но услышал только глухие удары. Супер силы определенно не наблюдалось. Следующая инструкция из динамика была на пробежку. Наверное, это самая нелюбимая часть, когда ты не знаешь, что дает препарат, и от него ты ничего не испытываешь. Вот только ученые явно в возбуждение, у них там наши показатели приводят в экстаз, если судить по голосу Сырка, который общается со своими коллегами.

- Пф, - глянул на девушек и направился к беговой дорожке. Все по новой. Бежать. Ненавижу бегать, я как пуля – быстр и короток на дистанциях. Привычно стал разгоняться. Бежал, бежал, бежал. Понимаю, что что-то не так. Я бы уже начал задыхаться. Но если сначала был момент, когда дыхание сбилось, то сейчас я будто и не бежал никуда. Легкая походка и главное телу хорошо-хорошо.  Чувствую себя точно таким же укуренным, как после травки или распитию алкоголя. Телу тоже слишком легко и хорошо. Кажется, такое уже было от другого препарата или я ошибаюсь? Я только раз его попробовал на испытаниях и то меня тогда сильнее проперло, потому что он не предназначен для штурмовиков. Определено дрянь того стоила, я хотя бы насладился, моментом пробежки.

Первым спрыгнул с беговой дорожки, когда мне порядком надоело испытывать одни и те же веселые эмоции. Плюхнулся на задницу рядом с ним и хихикнул. Закрыл лицо руками. Глубокий вдох, но этот приход не проходит. Как говорится, я словно вижу мир через розовые очки и мне так хорошо от этого.

- Если вам интересно, то у меня ощущение, будто я нажрался в хлам или накурился чего-то галлюциногенного. Мне слишком хорошо, хочу совершать хорошие поступки! Подчеркиваю "хорошие поступки". Забористая дрянь, ох, но мне надо куда-то деть энергию, иначе я без препарата залезу на стену и буду там сидеть.

Комментирую свое состояние, но мне слишком весело, настолько, что тупо бегать не круто. Хочется сделать такое значимое, чтобы затратить всю скопленную энергию внутри меня.

- Эй, Сырок! От этой дряни эффект тот же, что и от твоих грибов. А как девочки поживают? – откинул голову назад, пытаясь увидеть других тестеров.

+3

8

Доброволец! Она стала добровольцем! Счастье и легкая взволнованность были ее сегодняшними спутниками на весь день. Наконец-то она сможет сделать хоть что-то значимое. Принесет пользу. Это отличный способ отвлечься от всех проблем, которые в последнее время навалились на юного штурмовика, как снежный ком. Как говорила ее мама - "Чтобы победить самые тяжелые страдания, есть два средства: это опиум и работа". Пока что этот совет не подводил ее ни разу, хотя к помощи опиума Василена не прибегала. Проходя по коридору в сторону нужного помещения, она все прокручивала в мозгу недавний разговор с Главным Инструктором Дайс.
- Увидеть в списках добровольцев знакомое имя - и радует, и озадачивает одновременно, - он произнес это достаточно дружелюбно, все с той же несползающей с его лица улыбкой. Приросла она к нему что ли?
- Почему озадачивает? Мне просто хочется сделать что-то полезное, помочь. Если для этого нужно будет что-нибудь проглотить и рассказать о своих ощущениях, почему бы и нет? - не в меру дружелюбнее улыбнулась она Инстуктору, показывая что таки да, она готова на эти эксперименты и настроена весьма позитивно. Им ведь не позволят умереть, ведь так? На каком-то из этапов размышлений данная мысль даже показалась ей заманчивой. Смерть - это же избавление от проблем, так ведь? Хотя да, что за глупость...
- Никто не знает, что именно ты почувствуешь. И понравится ли тебе это. Но знаешь... я думаю, ты не пожалеешь. - его слова звучали эхом в ее голове. "Не пожалеешь..." Она и не собиралась жалеть. Василена вообще редко о чем-то жалела в своей жизни. Да и от закона Мерфи никуда не деться. Если есть вероятность того, что какая-нибудь неприятность случится, то она обязательно произойдет. Все, финито ля комедия. Всем спасибо, все свободны. Так какой смысл переживать из-за того, что остановить будет не в твоих силах? В конце-концов, ты хотя бы сможешь помочь в изучении свойств ДНК еще толком не изученного НЕХа. Тоже неплохо.
Перед началом эксперимента сотрудники лаборатории проводили кучу тестов. Показания выносливости, скорости, сердечного ритма, давления и много чего еще. Пробегая отведенную дистанцию на беговой дорожке, Богнар отметила, какими сильными стали ее мышцы. Как они укрепились за все то время, пока она истязалась в месячном курсе под руководством Инструктора Всея Штурмовиков. Да, тренировки и правда дали свои плоды. Она стала гораздо выносливее. "Неужели после принятия ДНК Адама я смогу стать еще сильнее? Интересно, как это будет? Он из Ледяного мира. Может, получится уплотнять кожу, превращая ее в лед? Или создавать ледяные кристаллы? Это было бы круто".
Заходя в отведенный бокс для испытуемых, она краем глаза заметила Каина и приветливо кивнула другу. Было немного необычно видеть его здесь, хотя ее это ни капли не удивило. Все равно, что увидеть в заливе рыбку из тех, обычно обитающих в коралловых рифах. Необычно, интересно, но не особо экстраординарно. Внимательно слушая инструкции, девушка приняла препарат в отведенное ей время и взяла в руку пробирку с растертой в ней пылью. Она пахла...никак. Вот вообще никак. Никакого неприятного или приятного запаха. Опрокинув в себя содержимое, Василена сразу же запила его водой. По-другому эту гадость проглотить невозможно. Сглотнула остатки, прислушалась к ощущениям. Ничего не происходило. Она знала, что препарату требуется время на полную ассимиляцию, но по прошествии пяти минут после приема ее внутренний голос заявил, что все по-прежнему, нет ни улучшений, ни ухудшений. Внимательно себя оглядывая, девушка пыталась найти хоть какие то изменения, которые бы указали на то, что препарат хоть как-то подействовал. Поступила команда взойти на беговую дорожку. "Ну и? Ничего не происходит". Девушка побежала. Она не замечала того, как быстро сменялись цифры на дисплее, обозначающие расстояние и скорость ее бега. Ей это было совсем неинтересно. Сейчас было просто хорошо. Она давно не чувствовала себя настолько окрыленной.
- Не знаю, важно ли это, но я чувствую себя отдохнувшей. Как будто во мне открылся второй источник или я, наконец, выспалась.- ее переполняла энергия и, казалось, она может продолжать бежать вечно. Она так бы и бежала, пока не прозвучала очередная команда о том, что можно сойти с крутящейся дорожки и приступить к другим, не столь интересным проверкам. Выдали им знакомые электронные динамометры, попросив, как и до эксперимента, сжать их в ладони со всей силы. На дисплее прибора вновь проступили цифры, превышающие прежние показатели. Добровольцев измеряли, что-то записывали, что-то спрашивали и уточняли. Василена чувствовала себя прекрасно, такой счастливой и воодушевленной она не была давно. Судя по другим участникам эксперимента, в том числе и по Каину, который чуть ли не балдел от новых ощущений, не одной Василене это сочетание препарата и ДНК Адама пришлось по душе. Как ни странно, такой, казалось бы, не самый безопасный эксперимент оказался для Богнар чуть ли не целительным. Инструктор Дайс был прав. Она не пожалеет.

+5

9

[icon]https://c.radikal.ru/c12/1905/cc/75f9e353f2f2.jpg[/icon][nick]Theresa Temiz[/nick][status]лететь - ништяк[/status][sign]...[/sign]

Последний затяг сигареты "на дорожку" долгий, вдумчивый, полный наслаждения и своеобразного прощания. Тесс была не из тех, кто отчаянно цеплялся за жизнь, но сейчас даже она как по-детски стремилась отсрочить момент, когда её пальцы сомкнутся на ручке двери, ведущей в лабораторию. Эксперименты с препаратами одновременно пугали летальным исходом и завораживали грядущими перспективами, настаивая на философский лад. Молодая женщина была фаталистом и верила в судьбу: каждое принятое решение было необходимо, сплеталось в общую канву происходящего и тянуло от себя красные нити к следующим событиям.

Когда потребовались добровольцы на грядущее испытание, и ей предложили поучаствовать, Темиз лишь коротко пожала плечами, соглашаясь. Она была крепкой, юной и переносила приём почти любой таблетки без серьёзных откатов - если Преображению и нужна была подопытная крыса, то лучшей кандидатуры не сыскать. Будучи очарованной работой учёных и медиков, которую Тереза ввиду скудных познаний в биологии не могла объективно понять, она верила - её опыт поможет им и всему Эльму в целом делать этот мир лучше. На подобного рода авантюры она соглашалась практически не раздумывая.

Но вот буквально за полчаса до испытания в курилке она разговорилась с ассистентом, который вкратце рассказал, что их ждёт, и её энтузиазм поутих, смешавшись с тревогой. Этот эксперимент был сложен прочих, и Тесс впервые ощутила здоровый страх за свою жизнь - "Эволюция" и так пугала её своей своеобразной активацией, а о том, чтобы съесть частичку НЕХа, до этого дня не могло быть и речи. Но она уже дала своё согласие, и теперь, с напором гася о пепельницу окурок, ей оставалось лишь нацепить бодрую улыбку и постараться сделать вид, что её пальцы не дрожат, путаясь в нервном изломе.

В лабораторию из всех Штурмовиков Темиз пришла позднее прочих добровольцев; остальные двое испытуемых - еще одна девушка и парень - уже стояли в огороженной секции. Тесс же, поторапливая, буквально втолкнули в отсек, и только заняв своё место, она смогла осмотреться, оценивая обстановку и поверхностно слушая инструктаж Чейза. Среди наблюдателей было много знакомых лиц. В пестром ряду врачей и ассистентов первым делом в глаза бросилась их Вольген, чьё лицо показалось Темиз чуть более хищным и сосредоточенным, чем обычно. В жадном янтарном взгляде тлело и стреляло искрами одержимое пламя, чью природу было бессмысленно постигать. Среди наблюдателей присутствовал сам Стив Розбери, первый человек агентства, и именно его коренастая фигура давала понять, что происходящее в лаборатории выходит за рамки обычного испытания, оставляя позади воспоминания о всех предыдущих тестах. От начальства испытуемых отделяло прочное нерушимое стекло - попытка защитить агентов или защититься от агентов?.. Тесс поправила на запястье браслет, который мог в случае чего пронзить её током, и не смогла ответить на этот вопрос.

Будучи замыкающей, ей как никакому другому Штурмовику, удалось проследить за реакцией остальных участников. Спокойные силуэты Моро и Богнар внушали уверенность и расслабляли: ни хаотичных движений, ни криков, вполне обычная реакция на приём препаратов в рамках миссии. Когда очередь дошла до Тесс, она показала наблюдающему Реймонду большой палец, быстро проглотила кислую таблетку "Ассимиляции" и принялась ждать положенные четыре минуты, в течение которых осторожно прислушивалась к требованиям своего тела. НПФС вело себя согласно протоколу - медленно, но верно всасывалось в кровь, сплеталось с сывороткой Нортона и искало возможности распустится симптомами. Сам по себе препарат был бесполезен и сигнализировал о своём присутствии только резким, животным голодом, вгрызающимся в желудок. Как только Темиз почувствовала первые позывы сосущей боли, она осторожно сняла с пробирки защиту и высыпала на язык безвкусные кристаллы Адама, запив хрустящие частички из предложенной бутылки.

А потом начались тесты. Сначала возникло желание согласится с выпадами Кайна - Тереза, как не старалась, не могла найти отклика от частичек монстра - но с каждым последующим испытанием на тренажерах открывались всё больше и больше новых граней. Спокойное, мерное дыхание, стабильный пульс там, где раньше возникала тахикардия от физического напряжения. Мышцы словно забыли, что такое боль и усталость, работая точно поршни, словно вся Темиз - это некий совершенный механизм с ладно подогнанными деталями и пружинами. От нагрузок не появилось даже легкой испарины. Эйфория зародилась где-то в животе и выстрелила в мозг; хотелось смеяться, дурачиться и обнять весь мир. На секунду она перехватила взгляд Василены и широко улыбнулась, увидят в глазах брюнетки счастливые искорки прекрасно себя чувствующего человека. - Ощущаю себя отлично, - доложилась она наблюдателям, - никакого дискомфорта нет, готова выполнять следующее задание.

Закончив испытание с динамометром, Тесс принялась наворачивать круги по помещению, не в силах остановить эту кипучую энергию: хотелось вновь зайти на дорожку и бежать, бежать, бежать. И чего она так опасалась?

+4

10

Розбери с удовольствием наблюдал за экранами, где велась сравнительная таблица показателей. Сам он ни коем образом не мешал ученым управляться с техникой, а ведь именно они выводили на экрану нужную информацию, сравнивая и сравнивая данные, взятые со штурмовиков, что находились по другую сторону непробиваемого стекла.
Забавно, что изначально препарат никак себя не проявлял. Агенты проглотили плоть НЕХа, словно мел, запивая его глотками воды. Интересно, каков вообще на вкус НЕХ? Розбери не был агентом, он никогда не принимал препараты, поэтому даже не мог предположить, какие такие интересные эмоции вызывают препараты, раскрываясь в теле. Для испытания были выбраны три штурмовика, две девушки и один парень. Почему именно так? Кто знает, Розбери не вникал в суть вопроса, почему именно они. Тестирование есть тестирование, средние показатели все равно будут выводиться позднее, сейчас же попытка скорее просто понять, что можно ожидать.

Штурмовики неспешно прислушивались к ощущениям. Но пока не началась повторная проверка показателей, никто и не испытывал ничего. Интересное началось как раз с того момента, как показания начали сравнивать. Стивен улыбнулся, откидываясь на спинку сидения, молча наблюдая. Похоже у работников лаборатории сейчас начнется самое веселье.

- Какой второй этап эксперимента? Сверхспособностей явных не вижу, хотя побочный эффект "осчастливения" достаточно забавный, - хмыкнул он, поворачиваясь к своим людям. - Какие у нас прогнозы?
Он с любопытством покосился на Чарли.
- Этот НЕХ вообще что сам по себе умеет? Чего мы можем ожидать?

[nick]Steven Rosebery[/nick][status]Глава штаба[/status][icon]https://d.radikal.ru/d06/1807/8f/316297b1bf4c.png[/icon][sign]------[/sign]

+2

11

"I feel absolutely clean inside, and there is nothing but pure euphoria"(с) Alexander Shulgin.
   Кто бы мог подумать, что ДНК еще не до конца изученного НЕХа окажется столь благосклонным к человеческому организму? Кому могло придти в голову, что иномирное вещество способно закружить нуклеотидные цепочки агентов в столь упоительном мутационном вальсе? Все происходящее за прозрачной стенкой больше походило на тестирование нового наркотика амфетаминового ряда - испытуемые, один за другим, ныряли в серотониновые волны, бережные, как материнские руки, и вдохновляющие, как выкраденная амброзия. Добровольцы пришли сюда обычными людьми - в меру сильные, в меру быстрые, в меру счастливые. А в итоге превратились в улучшенные версии самих себя, как если бы сбросили старую заскорузлую кожу, эту моноволоконную оплетку, некогда изолирующую их внутренние резервы. Чем-то это воздействие напоминало эффект от приема MDMA. Да, точно, прямо как от крошечной таблетки экстази, которому, к слову, один американский химик дал еще одно название - "Адам". А все благодаря его способности "возвращать субъекта в состояние невинности, предшествовавшее возникновению чувства вины, стыда и собственной недооценки". Занятное совпадение, учитывая, что нового НЕХа ученые Преображения назвали в точности так же. Адам, выкраденный из Эдемского сада. Адам, возвращающий в Эдемский сад.
   Инструктор не смог удержаться от клокочущего смешка - он застучал о реберные прутья, совсем как протестующий заключенный, но довольно быстро стих. Мониторы отображали графики и таблицы, такие серьезные и якобы значимые, хотя по факту чуда так и не случилось. Да, приглашенным агентам было хорошо, лучше, чем когда-либо, но им все еще было далеко до Моисея, перед которым расступались моря. Далеко до Иисуса, ступающего по воде, далеко до Будды, способного вырасти до небес. Они оставались самыми обычными людьми, пусть и обретшими уникальную способность быть счастливыми. И это то, что можно использовать? Это то, что поможет продвинуться к цели? Скорее уж отвратить от нее - залечить душевные раны, содрать с сердца колючую проволоку, растворить радиоактивные воспоминания бессчетными тоннами утешения. Привести к отвратительному смирению. К мерзкому всепрощению.
- Сверхспособностей явных не вижу, хотя побочный эффект "осчастливения" достаточно забавный.., - снисходительный скепсис Розбери в полной мере отразил настроение Дайс. Если так пойдет и дальше, то ни о каких "уберменшах" не может быть и речи. Разве что получится синтезировать очередной наркотик, открывающий двери в лживый психоэмоциональный рай. "Препарат объятий", на чьих таблетках можно будет выгравировать две точки и улыбку, дабы выглядело беззаботнее. Вольген стояла в стороне от Чейза и Мэдисон, в стороне от Стивена Розбери, но мысленно вышагивала меж ними, от стены к стене, от человека к человеку, от зала тестов до комнаты наблюдений. Словно новоиспеченный отец, ждущий известий о родах супруги. Однако фигура Инструктора сохраняла неизменную статичность, чем-то походя на безобразную каменную гаргулью с шевелящимися глазными яблоками. Сейчас он просто наблюдатель и никто более. Можно было подождать и за пределами "палаты", а затем принять звонок от Чарли или Реймонда и получить краткую сводку о полученных результатах, а уже после делать выводы и принимать решения. Однако Вольген хотелось быть здесь, в самом эпицентре происходящего. В этой крошечной точке сингулярности, в которой воедино собралось и прошлое, и настоящее, и будущее.
- Этот НЕХ вообще что сам по себе умеет? Чего мы можем ожидать?  
   Инструктор вспомнил, как конфискованный у Ев "детеныш", он же Адам, резвился возле их исполинских фигур, бегал и прыгал, перетаскивал ледяные глыбы с места на место - беспечное дитя под присмотром сердобольных матушек. Стоит ли выдавать главе Эльма эту информацию? "Этот НЕХ способен быть ребенком, непосредственным и шаловливым, беспомощным и доверчивым. Вам не кажется, мистер Розбери, что нашим агентам не хватает толики этой первоклассной беззаботности? Этой ангельской невинности?Способности Адама безграничны, он может резвиться сутки напролет и, не уставая, лепить снежки, ему можно оторвать башку, и хоть бы что ему с этого!". На этот раз Инструктор не выдержал давления собственных саркастичных мыслей - с губ сорвался зычный, стиснутый зубами, смех.
- Прошу прощения, - мотнув головой, штурмовик резко выдохнул и вновь улыбнулся, игнорируя цепкие взгляды коллег. - Полагаю, технологии Эльма способны даже из самых безобидных свойств Адама синтезировать нечто поразительное, - сохраняя эталонную нейтральность, произнес Инструктор, как если бы то могло хоть как-то пояснить причины его не шибко уместного веселья. На самом же деле, как и всегда, Вольген было абсолютно не смешно, а приподнятое настроение имело горький, словно крепкий кофе, привкус.
   Следом за первичными тестами должны были следовать эксперименты с приемом дополнительных препаратов. На что способно ДНК Адама, если сочетать его с, к примеру, пирокинезом? Увеличится ли срок действия или останется тем же? Усилятся ли способности или останутся прежними? Если новый НЕХ не в силах даровать Эльму нечто совершенно новое, может ли статься так, что он способен улучшить уже испытанное временем?

Отредактировано Wolgen Deiss (2019-06-04 23:31:31)

+5

12

Чейз взбудораженно крутит стилус от своего планшетника в пальцах. Чужой скепсис он почти не воспринимает сейчас - Что взять с людей, ни разу не создававших препараты? Что они увидят весь потенциал, неограненный алмаз генетического материала Адама? Хех.
Даже в мыслях почти не испытывает привычной терпеливой снисходительности к не-научникам, настолько он в восторге от показаний, которые терпеливо записываются на несколько мониторов по эту сторону испытательной комнаты.
- Господин Розбери, смею заметить, что это лишь ассимиляция, а не полноценный препарат нпфс из клеток Адама, - радостно напомнил он присутствующим скептикам. - Это значит, что мы просто "воруем" некоторую часть способностей НЕХа, но без адаптации и усиления отдельных его свойств. И даже на первом этапе я считаю этот эксперимент абсолютно удачным, - засиял улыбкой он, обернувшись к мужчине.
Сейчас, когда первая фаза была окончена, ему было уже легче заставить себя оторваться от мониторов - да и сравнительный анализ изменений всех участников следует провести уже потом, в уединении и неторопливости, "прайм-тайм" всех нюансов все равно он углядеть бы не смог.
Медик задорно подмигнул Вольген, как бы говоря: "Вот видишь, видишь, как круто?!! Как здорово ты все придумал! У нас все выходит просто замечательно!" Сурового штурмовика хотелось потрясти за плечи - или станцевать вальс с милой Чарли, закружить ее на месте (ее единственную пожалуй из присутствующих он смог бы легко поднять на руки), главное выплеснуть всю ту бурю эмоций, накопившихся за долгие минуты без движения.
Чейз взъерошил волосы на затылке, окончательно становя их дыбом - и усилием воли остался на месте. Хотя информацию от самой Чарли он выслушал с максимально внимательным видом - все же в базе данных информации об Адаме было не так уж много, а потому услышать все из первых ему было крайне интересно.
- Второй и заключительный этап эксперимента заключается в том, что мы сейчас посмотрим на взаимодействие ассимиляции от Адама с уже известными нам препаратами нпфс. Они примут по первичной дозировке активно действующего, для максимальной наглядности, препарата, - пояснил он предстоящую часть эксперимента. - Я выбрал электрокинез, телекинез и пирокинез из сектора бета. Особенно меня интересует пирокинез, если быть честным - поскольку сам Адам из Ледяного мира и наиболее уязвим к повышенным температурам, этот симбиоз должен быть поистине любопытным. Хотя и остальные варианты могут нас удивить.
Он снова подошел к коммуникатору, чтобы дать указания штурмовикам:
- Господа агенты, вы отлично справились. Сейчас начнется заключительный этап эксперимента. К каждому из вас сейчас подойдет лаборант и даст по первичной дозе нпфс из вашего сектора. Принимать можно одновременно, но используйте силы с максимальной осторожностью: нам важны данные, но мы не хотим, чтобы навредили себе или друг другу. Все ясно?
Оставалось решить, какому штурмовику какой препарат дать. И, не мудрствуя лукаво, он просто мысленно воспользовался детской считалочкой - данный метод редко подводил его в серьезных ситуациях.
- Каин, вам предстоит взять телекинез. Василена, вам достанется электрокинез. Тереза, поздравляю, у вас будет пирокинез.

+5

13

Испытания и в самом деле проходили на удивление гладко. Даже слишком гладко. Настолько, что даже не имеющая отношения к лаборатории биохимии Мэдисон-Феазер испытала некоторую озадаченность.
Да, она чувствовала облегчение и даже радость, подобно своему коллеге Чейзу - или, скорее подобно испытуемым, ощутившим столь бодрящий эффект. Усиление физических способностей тоже было приятным открытием даже на этапе ассимиляции. Но выйдет ли из этого что-то большее? Насколько она знала, миссия в Ледяной мир стоила многих затрат и больших рисков всем её участникам. Пёрышко могла только догадываться, почему Вольген не сдержал смех. Но также она могла и приподнять, совсем чуть-чуть, скрывающую её эмоции фарфоровую маску. И за ней всё было далеко не так солнечно…
“Да, ты смиришься с результатами. Я думаю, даже Розбери будет сложно предъявить тебе претензии, если удастся обойтись без потерь - а к этому всё идёт. Но… самой тебе хотелось бы большего, верно?”
Слова Реймонда звучали, тем не менее, достаточно оптимистично. А ведь кому как ни заведующему лабораторией биохимии было не знать всех превратностей разработки новых препаратов? Если он так воодушевлён, значит, даже на данном этапе есть шанс получить что-то неординарное.
Что ж, пусть это останется их отделу. В задачу Чарли сейчас входило наблюдение за условиями, при которых можно было бы проверить взаимодействие “вытяжки из Адама” с уже имеющимися препаратами. Стандартная практика, которую включали в себя проверки, редко себя оправдывала - но вдруг?..
Мэдисон скользнула взглядом по показаниям приборов, цепко подмечая отличия от нормы - пока, слава богу, в лучшую сторону. Когда она снова перевела взгляд к стеклу, молодым агентам уже выдавали одинарные дозы препаратов. Чуть в стороне располагалось пока что не задействованное оборудование, с помощью которого можно было фиксировать первичную силу их действия.
- Мистер Моро, вы должны будете по очереди поднимать стальные бруски, которые находятся позади вас. Слева направо, по мере увеличения их веса. - Хотя упомянутые бруски были одного размера, кардинально отличные сплавы делали каждый последующий на порядок тяжелее предыдущего.
Короткий выдох - и внимание переключается на следующего участника, вернее, участницу.
- Мисс Богнар, в вашу задачу входит применение максимального заряда на вмонтированном в стену поручне, с него будет считана итоговая сила тока. Кроме того, на столе лежит несколько конденсаторов разного объёма. Постарайтесь прикосновением зарядить как можно больше из них.
Оставался пирокинез, и Чарли на самом деле тоже было интереснее всего взглянуть на его эффект, хотя интерес заведующей лаборатории носил несколько ребяческий характер.
- Мисс Темиз, вам предстоит создать на ладони пламя максимальной интенсивности невдалеке от пирометра, что закреплён на подставке у стены. Не удивляйтесь, если пламя сменит цвет. - Сама Мэдисон очень на это надеялась из чистого любопытства, зная, что при особо высоких температурах оно начинает менять цвет вплоть до голубого.
Рыжеволосая сделала паузу, но прежде чем отойти от микрофона, добавила.
- И будьте осторожны. В случае ощущения малейшего дискомфорта прекращайте и говорите.

+5

14

- Я могу сожрать все препараты, если хотите, - эффект от эйфории меня внезапно стал раздражать. Я не чувствовал какого-то наркотического воздействия на организм и все же мне было хорошо. Нет. Меня это раздражает. Раздражает тем фактом, что нет знакомого эффекта, нет того, за что можно зацепиться. Это я словно одел розовые очки и наслаждают омерзительным содержимым нашего мира и от этого радуюсь. Хочу снова стать агрессивным, но не дает расслабленное тело или не могу найти повод на что злиться. И меня это определенно бесит! Я постоянно жрал плоть НЕХов, приобретал способности, но ощущал себя собой, Каином, а сейчас я будто кто-то другой.

Хоть препарат подарит знакомые ощущения, иначе я рисковал потерять связь с реальностью. Шумно выдохнул, вернулся к столу, где остались препараты.   

Не глядя, схватил нужный препарат, раскусил его. Хотя его я всегда использовал в последнюю очередь на миссиях. Не мое это делать пассы руками и перемещать предметы. Я не стал говорить из-за разозлившего меня факта «розовых очков». Это же только мое раздражение – не больше? Круто развернулся на пятках к брускам. После приема знакомого препарата как-то все поменялось. Другое совершенно ощущение, я будто знал каждый предмет, который мог бы сдвинуть. Я даже мог расширить эту комнату и это все от одной дозы препарата. Ладно, бруски, так бруски.

Я направил свое внимание на самый легкий. С ним ничего не случилось, но я стоял спиной и не заметил, что позади меня оторвался от пола стол со всеми препаратами. Оставшиеся приборы задрожали, посылались с него, вместе с пробирками, где был плоть той гадости. Но пола они так и не коснулись, воспарив вместе со всеми вещами.

На вторую попытку я все же поднял брусок. Потом второй и третий и так до последнего. Но вот с последним и мои ноги оторвались от пола. Стал барахтаться, осознавая, что теперь в комнате, включая и двух агентов, летает. Попытался опустить сначала Ваську и она даже достигла земли, но вместе с её приземлением рухнули все предметы, включая и меня и Терезу. Больно стукнулся головой об пол. Схватился за нее, морщась. И так мозгов нет, последние отбил. Тереза шлёпнулась задницей об пол. Ну, хоть не головой, как я. Некоторые пробирки тоже разбились, усыпая пол осколками.

- Я не специально, - признался, потирая висок. Моргнул пару раз, прогоняя ярких мушек из глаз. Решил пока больше ничего не поднимать, пока не попросят снова. Собственно бруски я поднял. От опускания самого тяжелого в полу даже осталась ощутимая вмятина в полу. Достал сигарету и затянулся, скрестив ноги и опирался о колено. Хотя бы никотин вернет меня в реальность. Зажимаю губами сигарету, наблюдая, что теперь буду творить девушки.

Надеюсь, у Терезы не включена месячная физиология тела, а то будет у кого-то огонь полыхать из одного места. Выпустил струю дыма через нос, зажимая зубами фильтр. Ощущение эйфории осталось, вот только я старался переключить свое внимание, что эти ощущения вызваны не плотью тупого НЕХа, а тем, что мои легкие испытывают оргазм от травли их никотином.

+4

15

Сила и жажда деятельности переполняла девушку. Энергия буквально била через край. Что вы там говорите? Электрокинез? Да легко. Но не успела Василена принять свой  препарат, как почувствовала, что ноги ее совсем не держат. "Ноги? Почва ушла из под ног?"
- Что происходит? - взвизгнула девушка, озираясь по сторонам. Как выяснилось, Каин решил применить свою способность немного креативно, так, по крайней мере, показалось. В общем-то парить было весело, особенно учитывая эффект от препарата, вызывающий у девушки необъяснимые приступы счастья. Оглядываясь по сторонам, заметила, как мимо проплыл стул, за ним прокурсировала бутыль с водой, словно маленькая уточка. Выглядело это весьма и весьма забавно. Она тихо рассмеялась. Было бы неплохо, будь здесь и правда резиновые утята. Спустя всего пару мгновений, Василену начало опускать на родимую твердую поверхность. Крякнув от неожиданного приземления, девушка огляделась. Мда, состыковка ребят с полом  выглядела не особо удачной. Наверняка больно шмякнулись. Но повышенная эфория и буквально распирающее чувство огромного объема энергии не позволяли долго зацикливаться на этих вещах.
Осматривая образовавшийся кавардак, девушка фыркнула и подошла к поручню, вмонтированному в стену. Опустив на него ладошку и сжав устройство, юный штурмовик постаралась сконцентрироваться. Потоки силы, пропускаемые через тело и выходящие на кончики пальцев давались в управлении легче, чем она ожидала. Это, как хорошо разработанный кран, который можно открыть без особых усилий, будто у тебя есть волшебный разводной ключ. Не приходилось сильно напрягаться, чтобы получилось повернуть вентиль хотя бы на пару градусов. Ладонь ощутимо покалывало. "Хм, если вспомнить, то стандартная дозировка должна выдавать порядка 0,08А". Она подняла глаза на небольшой манирочик.
- Ох….мама..., - воскликнула немка, на экране отображался результат в 50А. Ничего себе, а ведь она даже не особо напряглась. Что будет, если она откроет воображаемый "кран" еще сильнее?
- Я могу еще больше, энергии много, мне совсем не тяжело ее копить и перенаправлять. - разрешение на увеличение сил девушка решила не дожидаться, по тому усилила поток и вновь подняла глаза на монитор. Цифры запрыгали на нем, словно кузнечики, когда ты по вечеру так неосмотрительно решил пробежаться по лугу. 80А. 90А... Когда счетчик перевалил за сотню, волосы стали электризоваться и потихоньку подниматься "дыбом". В воздухе запахло озоном. Вот именно тот момент, когда нужно все прекратить. Василена одернула руку, по ней прошлись едва заметные разряды.
- Ничего себе, даже не ожидала, что смогу ощутить такое. Со мной все впорядке, я готова продолжать, сил много, совсем не устала. - пытаясь пригладить наэлектрозовавшиеся волосы руками, что, в общем то, оказалось совершенно бесполезным действием. Подошла к уже поставленному столику, на котором лежали конденсаторы. Итак, их всего-лишь нужно зарядить, ничего страшного, ничего сложного или сверхъестественного.
- Один маленький конденсатор мы зарядим, - тихо напевая, Василена прикоснулась до устройства пальчиком. Зарядилось оно моментально. "Хм... наверное объем был маленький". Перешла ко второму и третьему одновременно, сконцентрировалась. - Два маленьких и три маленьких конденсатора мы зарядим, - почти прошептала, словно заклинание, посылая на устройства все больше и больше энергии, пока их поверхность не начала странно взбухать и чуть ли не пузыриться. Неужели они начали плавятся от силы тока? Услышав команду срочно остановиться, дабы не произошел взрыв, она отстранила руки и посмотрела на сотворенное.
- Смотрите, я почти их расплавила, но вовсе не устала. Может я еще что-то заряжу? Сил много, - она посмотрела сквозь стекло и непроизвольно начала расчесывать в нетерпении зудящие ладони. - Руки чешутся ужасно...

+5

16

[nick]Theresa Temiz[/nick][status]лететь - ништяк[/status][icon]https://c.radikal.ru/c12/1905/cc/75f9e353f2f2.jpg[/icon][sign]...[/sign]

Перевозбуждение влияло на усидчивость. Даже остановившись, конечности продолжали жить своей жизнью - ступни притоптывали на одном месте, пальцы разжимались и сжимались в кулаки, а в мозгу свербила мысль: "Ну давайте, что вы медлите?!". Серотонин словно открыл всё клапаны организма, и Терезу несло на гребне кипучей энергии, которую невозможно было обуздать. Схожее ощущения были, когда она на спор после миссии лизнула в ночном клубе марку, а потом едва не сошла с ума от откатов. НЕХ как наркотик - звучит не очень.

Наконец, словно смилостивившись, в испытательной раздаётся мурлыкающий голос Чейза, дающий новые инструкции, и тут же штурмовикам приносят индивидуальные кейсы с таблетками. Тесс вертит свой в руках, но что-то останавливает её от моментального принятия препарата; Реймонд в своей речи взывает к осторожности и рекомендует глотать пилюли поочерёдно, но девушку настораживает не это, а лукавое "поздравляю", брошенное ей Медиком. Руководство что-то знает, но не договаривает?.. Пока рыжая Чарли, чьи локоны пламенели сквозь защитное стекло, выделяя её на фоне тусклых лаборантов в одинаковых халатах, уточняла их задачи, а юный Моро уже закидывался Теликинезом, Темиз смотрела. Смотрела на другую половину зала, отделенную бронированной перегородкой, и искала какой-то подвох, пока не наткнулась взглядом на глаза Розбери, холодные, спокойные и цепкие. Он следил за экспериментом с прагматичным интересом, без ответного кивка поддержки, просто наблюдая за агентами как за чем-то неодушевленным. Может, ей только показалось, но стало как-то неуютно.

Заставив себя оторвать взгляд от начальства, девушка поспешила открыть кейс со своим препаратом, но тут комната пришла в движение, пол ушёл куда-то вниз, а потом резко пошёл обратно на сближение, и Тесс, громко ойкнув, очутилась сидящей на полу в окружении хаоса. Праведное возмущение вскипело в крови. Притворно виноватый вид Моро с искорками смеха в глазах совершенно не разрядил обстановку; нашарив выпавшую из ладони коробочку с таблетками, Темиз гордо прошествовала к пирометру, попутно отвесив Каину болезненный подзатыльник, процедив что-то вроде: - Пф, молодняк.

Пирокинез она гордо разгрызла, щурясь от неприятной кислинки. Оказаться перед самим Стивом на пятой точке было стыдно, и этот стыд смущал, сбивая весь настрой. Прийти в себя Терезе помог только успех Василены, которая в данный момент щелкала свои задачи как орешки: её молнии потрескивали, стрелки приборов зашкаливали, а запах озона смешивается с ароматом табака из сигарет Моро, рождая приятные ассоциации. Мысленно Тесс заставила себя представить, что она в помещении одна и никто не наблюдает за ней, и лишь выровняв дыхание и убрав лишние эмоции, девушка принялась за свой эксперимент.

Первым делом она согрела дыханием и размяла пальцы, после щелчком вызвала первую искру. На кончике указательного пальца буквально из неоткуда появился небольшой огонек, похожий на спичку, а экран пирометра мигнул, показывая значения в 750°С. Пока что всё шло обычно, стабильно и непримечательно, и Тесс раскрыла ладонь, позволив пламени точно зверьку перебежать на соседние пальцы, охватывая всю ладонь. Тогда она начала потихоньку усиливать мощь, наблюдая, как медленно пожар на руке начинал всё выше и выше тянуться к потолку, в то время как прибор увеличивал цифры на панели. 900° - примерно так горит дерево. 1300° - а так полыхает бензин. 2000° - керосин в среде чистого кислорода, предел Пирокинеза без усиления Адама. Тереза недоверчиво покосилась на свою горящую руку, ощущая волны жара, опаляющие нежную кожу лица, и нерешительно приказала огню усилить температуру. 2300° - словно насмехаясь, мигнул пирометр. Пламя, как и говорила Феазер, из красивого оранжевого стало голубым, будто горела газовая горелка. 2800° - огонь превратился в белый раскаленный столб, на который невозможно было смотреть. Тереза отвернулась, спасая глаза и уже начинающие тлеть брови. Высоко на белом потолке начинало расползаться тёмное пятно подкопчения. От жара было трудно дышать, пот выступил на коже, пытаясь охладить тело, а за руку внезапно стало очень страшно - если она сейчас погасит пламя, не окажется ли вместо привычных пальцев с короткими ногтями обожжённая культя?

- Больше не могу, - выдавила из себя девушка. Она чувствовала, что это еще не предел, но продолжать было очень страшно.

+5

17

Третья фаза проводимых экспериментов оказалась куда интереснее, чем даже предполагалось. Стивен с охотой выслушал пояснения своих ученых, который так ясно пояснили ему, что он именно наблюдает. Все же Розбери не был человеком лаборатории, невозможно быть прекрасным во всех спектрах, как не крути, но Эльм вот уже сколько лет был смыслом его жизни, и он попросту не мог пропустить этот первый шажок в просторы нового мира. Ох, если все это может дать только Адам, то сколько всего они еще найдут там? Сколько НЕХов еще не обнаружено, сколько всего еще не исследовано и сколько всего может подарить человечеству прекрасное?

Штурмовики один за другим принимают препараты, и Розбери в полном восторге сжимает подлокотники кресла. Сам он не был никогда агентом, да и не станет, не тот возраст, но до чего же интересно каждый раз даже просто смотреть, как люди, словно в супергеройских фильмах принимаются творить что-то необыкновенное. Конечно, тут и браслеты с замерами, и десятки экранов с таблицами, и целый штат лабораторных, отслеживающих каждую миллисекунду эксперимента, чтобы потом все еще раз по сотни раз пересмотреть и проанализировать, но все равно нереальное чувство поселяет и его сердце.
Стивен смотрит на лица своих людей за стеклом, видит то удовольствие, с которым они выполняют задания, как Каин немного злится, но все равно горд собой, как Василена буквально светится от энергии внутри, как неловко краснеет Тереза, поджигая свои руки.
Он переводит взгляд на Чейза, что неотрывно следит за экранами, явно о чем-то уже раздумывая. Он видит рыженькую Чарли, которая почти всегда выглядит как сосредоточенная нимфа. Он видит и Вольген, которая стала инициатором и причиной всего этого безобразия, что творится.

- Заканчиваем? - спрашивает мужчина, поднимая взгляд. Все согласны, нужно завершать эксперимент, который так шикарно прошел. Розбери остается на своем месте, он еще немного хочет посмотреть на мониторы с цифрами, которые ему ничего не говорят, просто, чтобы ощутить еще немного это чувство общности, единства. А потому он смотрит на то, как Чейз с Чарли направляются по ту сторону стекла, чтобы снять со штурмовиков прикрепленные на них датчики.

Кто бы знал, что именно этот момент произведет на всех столь незабываемое впечатление? Никто не знал, но абсолютно каждый стал невольным свидетелем этого.

[nick]Steven Rosebery[/nick][status]Глава штаба[/status][icon]https://d.radikal.ru/d06/1807/8f/316297b1bf4c.png[/icon][sign]------[/sign]

+2

18

Реймонд взъерошивает волосы на затылке: эксперимент перешагнул все самые смелые ожидания.
Ну Вольген, ну молодчинка, когда бы я без его энтузиазма сам добрался бы до таких испытаний? - довольно улыбается он в монитор. Он оглядывается на Стивена, который доволен происходящем чуть больше чем обычно.
Отлично, насчет финансирования на следующий месяц можно не волноваться, - машинально отмечает он бонусную перспективу для своего отдела. - Но надо будет подснуть бумажку в бухгалтерию как можно быстрее, пока у начальства не стерлись воспоминания о сегодняшнем нашем успехе.
Чейз подмигнул Чарли - ей наверняка тоже удастся отхватить пару ништяков, если не растеряется, - и хлопнул в ладоши.
- Да, заканчиваем. Как ведущий специалист объявляю эксперимент успешным, - торжественно объявил он. - Более подробный отчет с расшифровкой будет готов в течение трех дней, - кивнул он в сторону Розбери.
Посчитав официальную часть завершенной, он вдруг подпрыгнул на месте и взбудораженным козликом поскакал к дверям, соединяющую их смотровую комнату с испытательной.
- Хочу лично на это посмотреть! - засиял он улыбкой, набирая код замка. - Чарли, Вольген, присоединитесь? - в последний момент оглянулся он через плечо.

Осмотрев быстрым взглядом всех троих штурмовиков - и видя наконец их самих, а не набор цифр и символов на экране, - он без раздумий направился к ближайшему. К Каину Моро, с которым он уже имел несчастье быть знакомым.
- Здравствуй, как ты? - ослепительно улыбнулся он, подходя почти вплотную.
Штурмовик выглядел взбудораженным и агрессивным - впрочем, ничего нового. Да и стоило этого ожидать, учитывая тот резерв энергии, инкубатором для которой он невольно стал.
Впрочем, чего Чейз действительно не ожидал, так это того, что дерзкий шкет дернет его на себя за воротник рубашки и прижмется жесткими обветренными губами.
Что за херня? - озадаченно подумал Реймонд, прежде чем оторвать паршивца от себя и прописать педагогический подзатыльник.
- Нервишки шалят? А ну приди в себя, Каин, не на свидании прохлаждаешься, - сурово погрозил он пальцем, тем не менее весело щуря глаза. Ну не могло его зашкаливающее в отметку "прекрасно" настроение испортиться от одного пусть и непрошеного, но не такого уж и неприятного поцелуя.
И лишь к концу фразы, все еще не опустив назидательно поднятый указательный палец, Реймонд почувствовал, что что-то не так.
- Как будто ты тут девственник на выданье, зайка, - огрызнулся Каин, облизывая губы. То ли он не знал куда деть свою энергию, то ли пытался снова найти себя настоящего. – Твоя травка вставляет лучше, знаешь ли, мистер Сырок с перчинкой.
Этот подросток явно нарывался, говоря такие пошлые намеки в адрес более старшего, чем он, ученого, припоминая их давнишнее развлечение.
- На этом все что ли? Ну, честно, херня этот НЕХ, в том плане, что его способности бесполезны. Зачем его жрать? Чтобы не контролировать свою силу? Надеюсь, пупс, ты нашел, что хотел. Могу идти? – Каин протянул клешни, чтобы схватить мужчину за задницу и снова огрести подзатыльник.
Реймонд машинально увернулся от загребущей руки, прислушиваясь к ощущениям внутри: нарастающее напряжение скручивало желудок, повысился пульс, разгоняя кровь в усиленном режиме. Но вместо обеспокоенности своим состоянием пришло чувство эйфории.
- Не тебе, шкет, решать, что и зачем делать с Адамом, - отстранено отшутился он, пытаясь определить, на что похоже это чувство дежа вю. Ну, кроме самой очевидной, наркотического укура.
Хотя нет, эффект совсем другой, - тут же не согласился с собой Чейз. Усталость постепенно куда-то пропала, будто за жалкий десяток секунд, что Реймонд провел в этой комнате, он успел выспаться, отдохнуть и посетить сеанс массажа - даже ноющие из-за застарелых зажимов плечи перестали фоново ныть.
- Погоди, нет, пока никуда идти не можешь, - прищурился Чейз. Догадка стала потихоньку формироваться у него в мозгах.
Жалко, что я не могу посмотреть сейчас на свои же данные, - сокрушенно подумал он. - Стоп, почему это не могу? Датчики-то вот они, на Каине.
Конечно, в идеале бы сохранить датчики и на штурмовике, и прицепить новые на самого Чейза - для полной картины. Чтобы уже потом попытаться разобраться в происходящем. Но все же приоритетней сейчас было снять показания у себя - если Рей не ошибся, и Моро и правда смог передать часть энергии через физический контакт (Интересно, хватит тактильного контакта или нужно соприкосновение слизистых, как в процессе поцелуя?), упустить эту часть исследования было бы абсолютной глупостью.
- Стой смирно, - взбудораженно как от опьяняющего чувства искусственной эйфории, так и от перспективы получить новые данные, приказал он. И принялся отцеплять многочисленные датчики от Каина, чтобы моментально присобачить их на себя.
- Тебе помочь? – участливо спросил Каин, наблюдая за тем, как мужчина задирает одежду, чтобы прицепить датчик плотнее к телу. – Ой, ну только не говори, что через поцелуй я тебя заразил какой-то дрянью? Погоди… - подросток заметил возбужденный блеск в глазах мужчины и что его явно торкнуло. – Я могу тебя заражать это дрянью? Клево. А хочешь я тебя ей накачаю, а? – приблизился и когда мужчина утратил бдительность, Каин все же снова провел языком по его щеке, оставив влажный след, а вместе с тем снова передав переполнявшее его тело энергию эйфории.
Реймонд только досадливо отмахнулся, даже не размениваясь на подзатыльник. Боги, неужели я когда-то тоже был таким гипервозбужденным подростком? - весело подумал он.
Ощущать себя объектом столь пристального внимания было непривычно - хотя и лестно, конечно же. Но вроде на влюбленного не тянет, - покосился он на Каина подозрительно, и тут же облегченно вздохнул. А значит никаких разбитых сердец.
- Можешь идти, герой, - взъерошил он вихрастую макушку подростка и подтолкнул чуть в сторону выхода. - Отлично поработал сегодня.
Автоматически проводив взглядом чуть покачивающиеся стройные бедра подростка, он встряхнул головой и окончательно выкинул того из головы. Для того, чтобы данные были максимально всеобъемлющими, сейчас и ему самому требовалось провести некоторые тесты. Что и заняло следующие пять минут медика.
В результате Реймонд выяснил, что передача энергии через тактильный контакт предается без примеси дополнительного препарата от последней фазы эксперимента. Другими словами, телекинез Чейзу не передался, просто объем энергии, как при принятии первичной дозы ассимиляции с плотью Адама испытуемыми. Скорее всего, передался не полный объем энергии, лишь его часть, но это можно потом будет посмотреть по данным.
Это было крайне любопытно - и не терпелось попробовать создать полноценный препарат нпфс из клеток Адама. Но может быть стоит передать проект Бренде, - смирил гордыню Чейз. Леди знает дело ничуть не хуже вас, сэр, и тоже горит энтузиазмом внести свой вклад в дело. Ну что ж, я же не тиран какой-нибудь.
Весело насвистывая, Чейз направился к выходу из испытательной. Датчики с себя он снимать не собирался вплоть до "выветривания" инородного запаса энергии из своего организма. Этот процесс ему тоже было весьма любопытно задокументировать.

+5

19

Чарли заправила за ухо выбившуюся прядку. Учитывая, что её волосы почти всегда находились в состоянии лёгкого беспорядка, этот жест выдавал с головой волнение координатора.
Итоги у опыта были выдающимися. Мэдисон не каждый раз удавалось присутствовать на испытаниях, но может именно поэтому происходящее сейчас казалось ей чем-то столь поразительным. Подопытные были не просто живы-здоровы, но и лучились энергией, которая словно преумножила эффект от уже готовых препаратов - притом не стоив самим агентам ни толики неприятных ощущений. Столь долгожданный, столь ценный результат! Пёрышко испытала радостное возбуждение от мысли о том, сколько пользы принесёт агентам новый NPFS.
Рыжеволосая оглянулась на других - ей хотелось увериться, что она не одинока в своих выводах. Розбери выглядел сдержанно удовлетворённым, по лицу Вольген как обычно сложно было сказать, насколько её привёл в восторг или разочаровал результат. Хотя у Чарли всё же сложилось впечатление, что от штурмовика готово разнестись низкое довольное рычание, которое мог бы издавать сытый хищник. Но самой бурной была реакция Чейза, что ещё больше показывало духовное родство между учёными, пусть и заведующими разными лабораториями. Сияя так, что на лице Феазер невольно стала расплываться ответная улыбка, Реймонд порхнул к двери испытательной. Экологу осталось только дивиться, как быстро с него под влиянием воодушевления слетела шелуха из серьёзной сосредоточенности. Она даже немного позавидовала, что её собственные ощущения за годы работы притупились и уже не могли синтезировать столь же яркие эмоции.
- Хочу лично на это посмотреть! Чарли, Вольген, присоединитесь?
- Конечно, это того стоит. - Мэдисон направилась за скрывшимся у испытуемых биохимиком более размеренным шагом, но у двери тоже замешкалась и обернулась на Дайс. Уловила едва заметный кивок за бессменной улыбкой Чеширского кота и ответила своей - лёгкой и почти незаметной. И только затем прошла внутрь испытательной.
Чейз уже вовсю воевал с Каином, шалопаем, ухитрившимся поднять в воздух всё в помещении - и, как знать, вполне возможно пытавшимся повлиять на тех, кто был за его пределами. Оставив коллеге попытки угомонить Моро, Чарли сразу прошла к воззрившимся на неё в ожидании девушкам.
- Ну как, ощутили себя на короткое время всесильными богинями? - как обычно, за улыбкой Феазер был один лишь светлый в своей искренности интерес. То ли почувствовав это, то ли всё ещё находясь под бодрящим эффектом “Адамова порошка”, испытуемые заулыбались, а Тесс проговорила:
- Немного. - Её светлая открытая улыбка кардинально изменила ту схмуренную и сосредоточенную Темиз, что пришла на испытания. Чарли на миг показалось, что она может видеть бьющую из девушки энергию. Это, конечно, по-прежнему радовало, но в душу эколога уже снова стало забираться беспокойство: а чем же придётся платить за такую роскошь? Кивнув Василене с тем, чтобы она немного подождала, медик снова обернулась к Тесс. Вроде с огнём та справлялась хорошо, но вдруг всё-таки остались ожоги?
- Тереза, как твои руки? Покажи, пожалуйста.
На просьбу девушка откликнулась, не задумываясь, только бросила на миг озадаченый взгляд на свои ладони. Протянутые руки подрагивали в лёгком треморе, заставив Чарли на миг озадаченно нахмуриться и бросить быстрый взгляд в сторону Богнар. Та украдкой стряхивала что-то с пальцев, как догадалась Мэдисон - остатки статического электричества.
”Что ж, такая мощная энергия наверняка и рассеивается дольше. Возможно, кстати, и у Терезы такой же остаточный эффект… или просто волнение, которое зачем-то разделяю я”. - Пёрышко взяла в руки запястья мнущейся в нетерпении Терезы. Повернула ладони штурмовика тыльной стороной вниз и отметила, что на коже нет даже следа покраснения. Одобряюще хмыкнув, рыжеволосая собиралась что-то сказать, но осеклась.
Её охватило приятное лёгкое ощущение, такое, что эколог тихо выдохнула. Невольно её взгляд скакнул вверх, на лицо Темиз, словно на нём должен был отразиться ответ - что сейчас почувствовала сама учёная? На самом деле, Чарли знала ответ и так.
- Гм… Скажи, тебе легко давалось управление твоей способностью? - в целях эксперимента - и на всякий случай - Феазер отпустила руки девушки.
- Даже слишком, - заметив, как изменилось лицо Мэдисон, Тереза поспешно спрятала ладони в карманы штанов, едва та закончила осмотр. - Обычно для нагрева необходимо прикладывать усилия, чтобы контролировать огонь и наращивать его мощь, но в этот раз пламя будто жило по своим законам. Мне нужно было просто подумать, и способность сама делала всё за меня. И, я думаю, она продолжала бы усиливаться, если я не испугалась этой безграничности.
Пока Темиз говорила, Чарли только рассеянно кивала, прислушиваясь к себе. Более всего испытываемые ощущения походили на препарат “батарейка”, эффектом которого с нею делились не раз.
“Да ладно… они сами теперь могут передавать энергию?”
Желая подтвердить неожиданную догадку, эколог повернулась к Василене и жестом, словно приглашала на танец, протянула ей руку.
- Позволишь? - в смеющихся глазах Пёрышка сверкнули особенно яркие искорки. Но справиться с неожиданно охватившим игривым настроением она не могла - да и не хотела. Правда у Чарли были сомнения в том, что она сможет почувствовать изменения - в конце концов, её и так уже “зарядили”.
- Без проблем, - девушка перестала расчесывать руку и, разулыбавшись, подала ее женщине. Перед тем, как все же вложить свою ладошку в протянутую длань, Василена пару раз ее быстро стряхнула, стараясь избавиться от пробегавших по ней маленьких искорок электрических разрядов, после чего все-таки позволила ей лечь в раскрытую ладонь рыжеволосой.
Феазер беззлобно усмехнулась: жест Богнар, чем-то похожий на тот, с каким кошки стряхивают лапку, её умилил. Однако трогательное состояние оказалось мгновенно снесено новой волной ободряющего тепла, возникшей, едва только руки штурмовика и координатора соприкоснулись.
Остатки напряжения как рукой сняло. Пёрышко шумно выдохнула и невольно расправила плечи - у неё прошёл ноющий загривок. В последнее время заведующей чересчур много приходилось работать за компьютером и с бумагами. Засидевшееся в стенах Эльма тело особенно настойчиво стало требовать разминки, движения, бега. Отчего-то Чарли вспомнилось её мохнатое детство в гостинице родителей, где она могла целый день носиться по лесу, выгуливая осиротевших и одомашненных волчат.
Глубоко вздохнув, Мэдисон отступила на шаг от испытуемых и ещё раз оглядела обеих. Свежие, полные сил - жизненная энергия плескалась в них аж на уровне сияющих любопытством глаз. Почему-то медик была уверена, что сейчас она выглядит точно так же, и девушки наверняка подметили это изменение.
Позади по второму кругу расшумелись Чейз с Каином, и по обрывкам фраз рыжеволосая поняла, что коллега испытал то же, что и она - и, конечно, тоже схватил за хвост это ощущение.
- Вас когда-нибудь называли “солнышками”, девушки? - проговорила Пёрышко чуть дрожащим голосом - воспоминания оказались неожиданно яркими, поселив в душе трепетное волнение. Закрытая каморка испытательной стала неожиданно удручающе-тесной, и даже свободный халат будто сковывал невидимые крылья. - Потому что тепло и энергию вы излучаете так же щедро. - Она легко усмехнулась и обратилась к Василене. - Заряжать человека оказалось так же легко, как и конденсаторы, а?
Девушка тихо рассмеялась.
- Ну, конденсаторы я почти спалила. Но вообще да, у меня такое ощущение, что я могу весь Эльм обеспечить электроэнергией на сутки, как минимум. Буду подрабатывать универсальной пауэр банкой, - Богнар подавила смешок, но унять вздрагивающие плечи, выдающие её веселье, “богине статики” было не под силу. По всей видимости она считала свою шутку уж очень удачной.
- Спасибо, Чарли. На этом всё? - Терезу же комплимент медика по всей видимости смутил, заставив щеки девушки порозоветь.
- Да, на этом всё. Не волнуйтесь, я вижу, как вам нетерпится начать творить великие дела. - Озорная улыбка. - Сейчас я только сниму с вас датчики и идите отдыхать. Только всё же постарайтесь удержать свой энтузиазм на территории Эльма, и возьмите кого-то в компанию - попробуйте, сможете ли вы и других “подзарядить”.
“А заодно будете под присмотром, если вдруг Адам ударит исподтишка сильной побочкой”. - Предупреждающая мысль была бы отрезвляющей, если бы не собственное неудержимое желание Мэдисон отправиться куда-нибудь “в бой”. И отнюдь не в холодные застенки лаборатории.

Отредактировано Charlie Madison-Feather (2019-07-04 22:38:44)

+6

20

Оледеневший скепсис начал таять далеко не сразу. Пульс надежды все еще прощупывался, но Инструктор решил не пробуждать ее от коматозного сна, пока не увидит нечто, по-настоящему стоящее. По-настоящему полезное. Когда начался второй этап эксперимента, его взгляд, словно настороженный хищник, начал аккуратно подступать к испытуемым, оценивая габариты их усилившихся способностей. И чем дольше Штурмовик наблюдал, тем сильнее его охватывало чувство, схожее с озарением. С идеей, что загорается над головой даже не лампочкой, а грандиозным взрывом. Уголки рта обмерли, начав стягиваться в бледную полоску рта. Когда Каин задействовал телекинез, все окружающие его предметы и даже люди воспарили в неизбежной невесомости. Неизвестно, что могло случиться, если бы он не прервал этот процесс. Что могло произойти, если бы ему вручили не одинарную, а двойную дозировку? Воображение Вольген, словно кончик шариковой ручки, вонзилось в крошечную точку этого вопроса и поплыло в сторону, дорисовывая остальную часть картины. С угрюмым недовольством дрожат стены лаборатории, гулкими раскатами подрагивает потолок, вибрирует прозрачная преграда, и вся эта сейсмическая рябь, словно стихия, проносится по коридорам целого Преображения, подтягивая и поднимая в воздух абсолютно всю материю. И так, пока весь Исследовательский корпус не заскрипит и не застонет, совсем как древняя секвойя, которую насильно выдирают из земли вместе с корневой системой - прямо в небо. Василена тоже показала поразительные результаты. Опасаясь взрыва конденсаторов, она остановилась, но только лишь в реальности. В представлениях же Дайс она продолжила, заливая теплым светом каждую из комнат, лабораторий и кабинетов Эльма, заставляя сотни лампочек гореть, а через миг надрывно лопаться от перенапряжения. Тесс же, обратившись в раскаленную до бела фигуру, разъела и расплавила своей температурой не только помещение, но все, что находилось за его пределами. Настоящее ядро звезды, термоядерное пламя, способное выковать из водорода гелий, а планету превратить в сгусток бурлящей плазмы.
   Все эти фантазии, конечно, были далеки от истины. Вряд ли ДНК Адама в самом деле могла породить такую мощь. Но увиденное было только малой частью внушительного потенциала, скованного кандалами, запихнутого в тесный ящик "ассимиляционной эволюции", подкормленного жалкой одинарной дозировкой препаратов. Каким будет потолок этих возможностей, если освободить их и насытить всеми из возможных способов? На что будет способен человек, присвоивший себе такую силу? Когда ученые прошли к испытуемым, Инструктор наконец-то сошел с места, но не последовал за ними, а продолжил наблюдать со стороны. Убрав руки за спину, он медленно расхаживал вдоль прозрачной стенки, словно голодный зверь в вольере, пристально следя за радостными лицами. Когда произошла неожиданная передача энергии, Штурмовик остановился. Затем снова энергично зашагал, теперь уже пощелкивая пальцами, перемалывая и пережевывая вереницу назревающих задумок. Может, это в самом деле не провал, а исключительный успех? И Адам - не утешительный приз для неудачников, посмевших зариться на Еву, а секретная награда, могущая дать гораздо больше, чем неуязвимость венца Ледяного Мира? И сразу тысяча вопросов: "Что можно с этим сделать?", "Как это можно приспособить?", "Как это использовать?". Разум крутил полученное знание, как детальку пазла, стремясь скорее вклинить его в значимую целость. Усиление препаратов, передача энергии от одного другому, двойная дозировка, приумноженное воздействие, парящие в воздухе здания, электрические поля, размером с город, столп огня, протыкающий стратосферу, усиление.. передача энергии.. усиление.. Дайс непроизвольно стискивает зубы, удерживая в этом осклабистом капкане нить, ведущую по лабиринтам размышлений. Ладонь напряженно приглаживает волосы к затылку. Глаза окоченели в фанатичной кататонии. Рослая фигура лишилась своего статичного спокойствия, будто Вольген только-только сообщили о скорой гибели вселенной. Еще одно средство, еще одна возможность, еще один шаг, еще одна ступень. Если собрать все воедино, если выделить эту способность и создать новый препарат, если поделиться этим свойством с остальными, если.. если.. Резкий нервный выдох, прервавший внутричерепное бешенство. В новорожденном триумфе не было и толики той радости и счастья, в которых купались ученые и испытуемые - только новые задачи, целый ворох срочных дел, одно поверх другого. Запрокинув голову, Инструктор был готов загоготать, но удержался, ощутив на себе чье-то тактичное внимание.
   Розбери уже поднялся с кресла, собираясь, видимо, покинуть лабораторию, но помедлил, став свидетелем чужой, случайно всплывшей, одержимости. Обернувшись на него, Инструктор прокомментировал свое состояние скупой усмешкой. Разумеется, Стивен уже знает, что к чему. Если годами ранее он мог только догадываться, то теперь, когда он в самом деле видит результаты, ему не стоило больших усилий полностью понять, к чему стремится Дайс. Они смотрели друг на друга краткие секунды. Немая визуальная беседа, в которой Штурмовик позволил себе отступить от привычных формальностей. "Не правда ли замечательно, Стивен? Не правда ли великолепно?" - с рычащим самоироничным ликованием спрашивал янтарный взгляд, тлея тихим помешательством. Розбери встретил эти немые вопросы с выдержанным, немного суховатым любопытством. А затем, пользуясь временным отсутствием ученых, произнес:
- Мне нравятся целеустремлённые люди, Вольген. Но иногда их стремление граничит с безумием. Прошло уже 10 лет. И может пройти ещё сотня, - его тон был мерным, лишенным как неуместной тревоги, так и напускного хладнокровия. Ту улыбчивую маску, которую носил Инструктор, глава Эльма игнорировал, прекрасно понимая, что гнило под ней. - Ты уверена, что не гонишься за тенью? То, к чему ты стремишься, может никогда не случиться.
   Вольген не торопилась с ответом. Удар чужой рациональности был смачным, выбившим клокочущие мысли, словно зубы. Все усилия действительно способны утонуть в бессмысленности. Никто ничего не обещает, никто не подписывал разрешений, никто не даст карт-бланш, если того не потребуют обстоятельства. Те обстоятельства, которые в ближайшие века могут даже не проклюнуться. Все старания теоретически впустую. Весь этот огромный промежуток жизни - ради ничего. Инструктор смотрел на Розбери, но видел не его, а отрезвляющую истину, которую он сам себе нередко проговаривал. Да, все верно. Глупая цель глупого человека, которому больше не на что потратить свои годы. Штурмовик сунул руки в карманы строгих брюк, расправил плечи, но без вызова, скорее с бесстрашным, на грани обреченности, согласием. Стивен мог предвосхитить его ответ уже по этой позе. Ничего другого Дайс не оставалось. Ни во что иное ее целеустремленность не желала вклиниваться. Из улыбки выполз гулкий полумертвый голос:
- Легче простить себе поражение, чем отсутствие попыток, мистер Розбери, - окончание фразы затмил звук распахнувшейся двери. Из комнаты тестирования вышли Каин с Чейзом, а за ними Чарли, Тесс и Василена, разбавляя своим бодрым воодушевлением едкую разряженность, успевшую повиснуть в воздухе. Изъятие силы, которая может никогда не пригодится, прошло успешно.

+5


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив сюжетных эпизодов » [15.01.2019] Запретный плод: Изъятие силы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC