...ИДЕТ ЗАГРУЗКА

в скором времени список миссий будет обновлен
...
[06.09.19] Просим минутку вашего внимания! Это очень важно! Планируется сдвиг актуальной игровой даты! Также были подведены итоги конкурса "Пей и не пьяней!"

[12.08.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[14.07.19] Подведены итоги месяца! Убедительно просим всех наших игроков уделить минутку вот этому опросу! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив сюжетных эпизодов » [04.01.2019] Запретный плод: Изгнания из Эдема


[04.01.2019] Запретный плод: Изгнания из Эдема

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД: ИЗГНАНИЯ ИЗ ЭДЕМА

https://a.radikal.ru/a14/1905/80/a7fc68751195.png
- первый эпизод-

По договоренности с лабораториями, Вольген собирает команду агентов, способных выступить против одного из самых неуязвимых НЕХов. В планы входила добыча образца Евы в полном стелсе, агентам было строго настрого запрещено вступать в контактный бой или каким-либо способом провоцировать НЕХа. Но, после нескольких попыток стало ясно, что задача не осуществима. И тогда, самым случайным образом во время отступления, агентами был замечено нечто, что именно охраняла Ева. Вольген предлагает координатору изменить план, чтобы не возвращаться с пустыми руками.

Участники:  Leona Maier (К),  Wolgen Deiss (Ш), Christa O'Brien (К),  Iolanta Korsak (М),  Newt Fletcher (М) , Leon Monaghan (Ш), Vlad Volkov (Ш)

Локация: Ледяной мир

Участие ГМ: да - Джон

+3

2

На той стороне уже прошло полдня, Эльм заснул, если вообще так можно выразиться о месте, которое не имеет четкого разграничения на свободные дни и занятые. Все уже давно привыкли к тому, что работа может нарисоваться и посередине завтрака, и наполовине дороги в постель. Однако тут, по другую сторону разрыва, прошел всего час, правда, самый долгий и напряженный час в жизни агентов, подписанных на участие в данной миссии.

Что из положительного можно было бы выделить? Определенно, агентам в какой-то мере повезло. Местность здесь была неровной, а пикообразной, пики льда достигали и высотой в пару человек, образуя целое неровное плато таких сталагмитов, внутри которого было вполне удобно передвигаться и прятаться. Этакий своеобразный лабиринт без тупиков, где всегда можно заныкаться и укрыться. С этим им определенно повезло, поскольку в этом мире не росло ни деревьев, ни другой флоры, которая могла бы их прикрыть от Евы.

Что можно было бы выделить из негативного? Ох, тут можно было бы выделить несколько значимых факторов, каждый из которых вовсе не мог порадовать.
Первое, и самое существенное, Ева не спала. Обычно НЕХи, которых находили в их родном мире, спокойно спали, не стесняясь ни бурной кислотной погоды, ни происшествий рядом. И эта Ева поначалу тоже спала, потому-то их сюда и направили. Но затем, не ясно по какой причине, огромный монстр приподнялся со своего места, оглаживая свою голову руками. Выглядело это зрелище впечатляюще, и агенты вполне могли воочию наблюдать, как существо просыпается. Ева раскрыла свои лепестки лица, пару раз "зевнув" беззвучно, после чего села, складывая свои ужасные ноги под себя, явно за чем-то наблюдая внизу. Точнее, якобы наблюдая, так как наличие глаз у нее не было установлено.
Вторым фактором было то, что в этом самом лабиринте очень даже охотно расплодились Снежки, что мешало бесшумному передвижению к назначенной цели. Именно по этой причине агенты передвигались очень медленно. зачищая территорию максимально бесшумно и не привлекая внимания. Стрессово, тяжко.
Третьим фактором, который кому-то бы мог показаться незначительным, была туча над головой. В мире, где нет кислорода и вместо этого рассеяна азотно-кислотная среда, даже простой дождик мог бы вполне положить аппаратуру агентов. Герметичные костюмы спасут жизни, но задание явно может быть провалено.

Итак, наступили первые минуты второго часа нахождения в Ледяном мире, пока агенты пробирались по лабиринту к одной из ноге Евы со стороны ее спины, чтобы попробовать хоть немного собрать с нее образцов. Надежды на этот образец были большие, а потому и давление не маленькое.

[nick]ГЕЙМ МАСТЕР[/nick][status]суровая действительность[/status][icon]https://d.radikal.ru/d28/1807/6c/a2c64a6a96f2.png[/icon][sign]


Ex parvis saepe magnarum rerum momenta pendent[/sign]

+6

3

Час. Такой долгий и очень медленный, дающий понять, что в этом мире не будет что-то легко и просто. Что каждое движение должно быть взвешенным, запланированным. Нельзя спешить, шуметь. Каждый должен действовать слаженно, они должны быть одним целым, чтобы не остаться в этом мире как в могиле, вырытой собственными руками. Ледяной мир, как и любой другой, сожрет тебя за ошибку. Полакомится с большим удовольствием, не оставив о тебе никаких воспоминаний. Остановилась, «видя» с помощью радиолокации крупное образование снежков, расположившихся впереди. Сколько же их тут? Правда, отвечать на этот вопрос времени просто нет. Они итак продвигаются с невероятной медлительностью, расчищая путь к заветной цели. Она была там. Совсем близко. Через долгие петли лабиринта из сталагмитов и Снежков. Позади шли остальные участники группы: координатор – Кристина шла немного позади, сбоку. Девушка моложе меня, но она - бывшая воспитанница Дайс, а это уже что-то да значит. Лично с Кристиной я не была знакома, но до прихода в этот мир меня успели известить о том, что, если уж что и убережет нас от смерти, то лишь ее уникальный препарат. Получив такую информацию, я мысленно выдохнула, но это не значит, что полученное преимущество хоть как-то упростит мою работу. В любом случае, её препарат - не единственное средство защиты, что был в нашем арсенале. Он дополнял его, делал еще вкуснее, как сливки, влитые в крепкий кофе. Впрочем, как и сама девушка-координатор. Одна голова хорошо, а две еще лучше. Два медика, Иоланта и Ньют – наслышана, но работать вместе не приходилось; штурмовики Влад и Леон – еще одни ребята с отличной репутацией бравых бойцов. И Дайс, идущий следом за мной и Кристиной. Могу с уверенностью сказать, что группа, собранная для этого задания, была из тех, в которой каждый знал, что должен делать. Каждый из них понимал, для чего они здесь, поэтому мне было приятно слышать по той же рации конкретные и лаконичные вопросы, а не ряд пустых разговоров, которые я терпеть не могу. Зачастую излишняя болтовня мешает работе. Голоса просто не позволят прислушаться к окружающему миру, услышать то, что может поставить точку на наших жизнях. Собранность и сосредоточенность позволяют лучше концентрироваться на выполнении задачи.
Для чего же они были отправлены сюда? Для чего должны ощущать долю риска на кончике своего языка, пока я сама была натянута, как струны на гитаре? Что, к слову, не мешало мне думать и оценивать ситуацию в целом. А всё ради той, чьё имя было Ева. «У меня для тебя есть интересное предложение, Леона. Как насчет того, чтобы встретиться с настоящей Снежной Королевой?» - в голове в быстром потоке проносятся слова Дайс. Они же пробудили в глубинах моей души некогда спящее любопытство. Я слышала о Еве, но никогда не видела ее своими глазами. Дайс лишь подлил в уже порядком вызревшее любопытство еще одну порцию, пробуждая ту ото сна. Поэтому я не смогла ему отказать. Чёрт, да как ему вообще можно отказать? Особенно тогда, когда вы не раз встречались на миссии, и работа проходила так гладко, что ни у одного из агентов не возникло нареканий к работе партнера. Я вывела время на экран, встроенный в шлем. У нас в запасе еще есть достаточное количество часов, чтобы добраться до Евы и вернуться в свой мир. Только нужно взять образцы до того, как у всех «закроются часы» препаратов.
Мне не потребовалась вторая доза радиолокации, чтобы понять, кто притаился впереди. Только один вид НЕХов напоминает снежный ком. Образование было неподвижным, но приличных размеров. Возможно, это была многолетняя колония, пока еще не разросшаяся до человеческого роста.
- Впереди. Вижу скопление, нужен пирокинез. – Сказала я совершенно спокойным голосом. Расстояние до этого самого скопления доходило до трехсот метров, и оно было строго впереди, преграждая наш дальнейший путь. Обернувшись на свою группу, жестом руки я поманила их, показывая, что дальше идти придется куда осторожнее. Эта наша «добыча» и мы должны убрать её с дороги.
- Леон. Влад, - я прекрасно помнила, у кого из нашей группы есть пирокинез.

+6

4

Ее назвали Евой. Ее назвали "дарующей жизнь". Не "забирающей жизни", не "наплевавшей на жизни", нет. Дарующей. Пускай лишь ту жизнь, что следует за смертью. Это название могло показаться едкой иронией. Но, если подумать, не являлся ли сей НЕХ самой сутью кристаллической первозданности? Она была особенной, пусть и сама об этом не знала. Она была несокрушимой в той мере, чтобы не знать страха и боли. Чтобы пребывать в своем собственном азотно-кислотном Эдеме и петь в нем свои ультразвуковые погребальные песни. Но даже оно, это непокорное существо исполинских размеров - такое неуязвимое, такое смертоносное - не могло не увязнуть в человеческом умысле. В прожорливой и всеядной, как черная дыра, корысти. Эльм хотел ее использовать. Преображение хотело ее использовать. И Вольген Дайс, в частности, хотела. С того самого дня, как увидела ее впервые.
- Иоланта, как ты смотришь на то, чтобы сорвать плод с Древа Познания? - голос Инструктора оседал на стенках памяти. Легкое дуновение - и произнесенные накануне миссии слова вспорхнут в умах двоих, Дайс и Корсак, мерцая в сознании, как пылевое облако.
   Агенты видели, как пробуждалась Ева. Как ее, схожая с человеческой, голова вознеслась к небесной пелене, скрывшей Ледяной мир от света ближайшей звезды. Никто не знал, чем именно она решила заняться - обычно, поднявшись на ноги, этот НЕХ пускался в продолжительные, на грани бесцельности, блуждания. Но не сейчас. Присев и опустив голову, она разглядывала что-то, пусть и смотреть ей было нечем. Она была заинтересована в чем-то, причем во много раз больше, чем в скитаниях по своим ледниковым владениям. Сыграет ли это агентам на руку? Или станет причиной их скоропостижной гибели? Ответ скрипел под подошвами ботинок, как секретный шифр, не поддающийся расшифровке. Или, все-таки, поддающийся? Не поворачивая головы, Вольген скосила взгляд в сторону.
- Кристина, у тебя появилась отличная возможность как следует проверить свой препарат. Не благодари. - пылинки разговоров снова закружили в ярких лучах недавнего прошлого.
   Они продвигались сквозь заросли вострых, как колья, льдин. Ощерившихся, грозных, отталкивающих. По отрезку, по сантиметру, рассекая пространство с хирургической осторожностью, словно скальпели, прорезающие путь средь нейронных пучков, попутно вырезая встречные "фрактальные опухоли". Неверное, необдуманное, неоправданное движение - и свет погаснет для всех. И даже апитеризм не поможет собрать воедино их раздробленный органический пазл. Однако, несмотря на это, Флетчер, ступающий позади, не зря взял с собой исцеляющий препарат. Неизбежная предусмотрительность, без которой они не имели права соваться в мир, отторгающий человеческое существование.
- Ньют, это миссия слишком опасна, чтобы ты в ней не участвовал. Тебе должно понравиться.
   Приказ главного Координатора, нырнув в рацию, встроенную в защитный шлем, моментально растекся по слуховым каналам участников группы. Агенты сбавили шаг, начав медленно, но неуклонно подступать к тщательно замаскировавшейся преграде. К очередному за прошедший час препятствию. Когда расстояние сократилось до предельно допустимого, вперед, минуя Дайс и двух координаторов, вышел Леон Монаган. Пусть он и вызвался самолично расправиться с неролепидом, в его движениях сквозила заметная скованность. Будто бы все его мышцы замариновали в сочном напряжении, отчего шаг приобрел одеревенелую, почти безжалостную, резкость. Инструктор смотрел штурмовику вслед, прекрасно понимая, что являлось причиной его столь натужного состояния.
-Леон, ты готов снова встретить Ее?
   Остановившись в нескольких метрах от "снежного кома", Монаган накрыл одной ладонью вторую, после чего направил их прямиком на колонию НЕХов. Спустя миг звенящая тишина расплавилась прицельным всполохом пламени. Эта бурлящая, как солнечный протуберанец, струя накинулась на ни о чем не подозревающего неролепида и принялась свирепо облизывать его оскорбительно высокими температурами. Застигнутые врасплох "кристаллы" моментально оживились, начав суетливо распадаться и рассеиваться, пускаясь в синхронное бегство, походя на косяк потревоженных микроскопических рыбешек. Некоторые из них пытались обстрелять обидчика картечью обиженных игл - благо, Леон стоял достаточно далеко, чтобы не стать их жертвой. К слову, с прошлым "снежком" разбирался другой обладатель пирокинеза - Влад Волков. Его участие в этой миссии тоже не обошлось без предварительного разговора с главным ее инициатором.
- Влад, профессионализм наказуем. Придется тебе вновь проявить его на предстоящей миссии.
- Готово, - сухо возвестил Леон, сжав раскрытую пятерню в кулак и, вместе с тем, оборвав неистовый огненный поток. Группа двинулась дальше, все так же настороженно и аккуратно приближаясь к огромных размеров цели, увлеченно рассматривающей что-то рядом с собой. Ее редкие шевеления невольно приковывали взгляд - Ева походила на правдоподобную голограмму, спроецированную на растянутый во все небо купольный экран. Агенты молчали, воздерживаясь даже от самых простых и незатейливых фраз. Возможно потому, что каждый прислушивался к смерти, что тихо рычала и недобро скалилась из пикообразных сталагмитов. Многие начали замечать, что над группой сгустилась подозрительная и крайне угрюмая туча, готовая в любой момент разрыдаться опаляющими кислотами.     
- Иоланта, когда начнется дождь, нам потребуется защитное поле, чтобы уберечь технику, - вновь подала голос Леона, обернувшись, чтобы отыскать взглядом одного из медиков. Не сбавляя шага, Корсак кратко кивнула координатору в ответ.
- Хорошо. Но если концентрация кислотного газа повысится, поле пропустит его так же, как пропускает воздух. И спасти технику не получится.
- Стало быть, следим за показаниями окружающей среды, - размеренно подытожил Инструктор Штурмовиков, выводя на экран своего шлема данные о химическом составе обступившей их атмосферы. Лица Дайс не было видно, но по одним лишь тональностям зычного голоса можно было почувствовать знакомую многим плотоядную улыбку. - В случае чего - подыщем укрытие.

Отредактировано Wolgen Deiss (2019-05-19 13:10:55)

+7

5

- В случае чего — подыщем укрытие.
Из встроенных в шлем динамиков полился густой низкий голос бывшего наставника. Кристина поглубже вдохнула безвкусный отфильтрованный воздух и подняла голову вверх в попытке рассмотреть свинцовую угрозу. Та неспешно дрейфовала вслед за агентами, словно посаженный на тоненькую ниточку «цепи» голодный волк. Против их небольшой группы сейчас играл весь мир, задействовав даже самые скромные свои ресурсы, чтобы уничтожить непрошеных гостей. Но в этот раз координатор не ощущала того ужаса, который изредка посещал ее раньше. Потому что маленькая команда была собрана лично Вольген Дайс. И пусть блондинка была знакома только с инструктором штурмовиков и Иолантой Корсак, она не сомневалась: каждый из «приглашенных» имел свои козыри в рукаве.
«Вольген похожа на паука, притаившегося в самом центре паутины. И каждая ее нить ведет к какому-либо члену Эльма. Агенты, ученые, руководство. Скольких же она знает?»
Инструктор штурмовиков шел чуть впереди, и О'Брайен смотрела на ледяную тропу из-за его широкого плеча. Время ее звездного часа еще не пришло, поэтому девушке оставалось только следить за окружающей обстановкой. Она старалась не подпускать к себе мелкие панические мыслишки вроде «а вдруг мы не заметим очередного Снежка?!» или «А что если Ева запоет прямо сейчас?!». Криста еще не приняла свой уникальный препарат, но уже готовила себя к этому. Начиная с момента, когда языка коснется знакомый кислый привкус, ей нельзя будет отвлекаться на панику и неуместные размышления — препарат среагирует на них и даст ответ совсем не на те вопросы, которые обеспечат выживание всей группе. Поэтому координатор занимала себя отвлеченными размышлениями.
«Столько усилий, так много ресурсов — ради того, чтобы сделать еще один шаг вперед. Воль замахнулась на самого опасного из всех существующих НЕХов ради выполнения своей цели. А теперь и я стала частью чего-то настолько масштабного. Как вовремя у меня появился полезный козырь».
О'Брайен будто зачаровали. Вокруг простирался лабиринт из ледяных клыков, на каждом шагу затаились напичканные сотнями игл неролепиды, а в качестве главного приза их ожидала Ева. А девушка шла вперед, даже не задумываясь о целесообразности своего участия в этом рискованном предприятии. Шагала следом за бывшим наставником, словно завороженная, и ощущала волнительный трепет внутри. Она даже забыла об оттягивающем плечи рюкзаке, в котором дожидался своего времени Скоросшиватель. Еще в самом начале ей доверили прибор как надежному и самому малоподвижному члену команды. Блондинка не обижалась — в ее задачу действительно входили несколько иные обязанности, нежели бегать по ледяной пустыне, уворачиваясь от НЕХов или догоняя пораненного коллегу, чтобы на ходу его подлатать.
«Я несусь в этом скоростном поезде вместе с Наставником. Знаю место его назначения, знаю все риски, знаю, кого он может переехать на путях. Но я с него не сойду, я обещала...»
Додумать Крис не успела — динамики ожили, передавая агентам новость о встрече с еще одним Снежком. В этот раз вперед выступили и Влад, и Леон, чтобы расправиться с НЕХом совместными усилиями. Девушка про себя улыбнулась, одобряя решение их ведущего координатора. Лучше беречь силы каждого и расходовать минимально допустимое их количество. Еще не известно, сколько усилий потребуется, когда они наконец доберутся до их главной цели. В том числе, и от самой О'Брайен — стоит только ей ошибиться или упустить из виду малейшую деталь, как затаившаяся смерть с удовольствием воспользуется предоставленным ей шансом. Это осознание «несколько» нервировало, заставляя то и дело облизывать пересыхающие губы. Но для блондинки вся сегодняшняя миссия была своего рода самым последним и самым важным экзаменом. И, по мнению Дайс, Кристина располагала всеми качествами, чтобы его не завалить.
«А раз так, я просто не могу ее подвести. Сколько еще поворотов осталось? Пять, а может, всего три? Ева уже совсем близко. Мне нужно быть готовой. С минуты на минуту я включусь в полноценную игру».

+7

6

Все это время Ева неторопливо, размеренно и почти непоколебимо сидела на своем месте, даже не пытаясь подняться на ноги. Ей, казалось, было вполне удобно сидеть на плато, подложив под себя свои нереально огромные ноги, немного наклонив голову вниз. Она не обращала внимания, по крайней мере, пока что на движения снежков, её мало интересовали другие НЕХи, их жажда нападения или атаки, защита своего места. Для Евы не существовало естественных врагов, кроме ей же подобных, а потому она не испытывала страха.
Сейчас она была абсолютно спокойной, почти не шевелясь, сидела и за чем-то пристально наблюдала. Одну руку она вдруг подняла от покрова льда, поднося ее к голове и легонько почесав близко к раскрытию лепестков. Это движение, такое простое и естественное, при ее габаритах выглядело пугающе. Но Ева просто потрогала себя, смахивая немного снежка с себя.

Кажется, она даже повернулась, чтобы вновь лечь спать, но как раз в этот момент что-то услышала, резко поворачиваясь в диаметрально от агентов. Там, за другими скалами и холмами, на ноги поднялась еще одна Ева. Куда крупнее по размерам чем та, что выбрали для себя агенты целью. Эти два гигантских НЕХа застыли, когда увидели друг друга. Наша подняла руку и кинула в сторону новой кусок льда. Тот, естественно, далеко не пролетел, но оно и не нужно было. Этого было достаточно, чтобы другая Ева очнулась от ступора и направилась к ней. Совершенно не спеша, медленно меряя огромными шагами по десять метров, приближаясь с другого конца просторного плато.

[nick]ГЕЙМ МАСТЕР[/nick][status]суровая действительность[/status][icon]https://d.radikal.ru/d28/1807/6c/a2c64a6a96f2.png[/icon][sign]


Ex parvis saepe magnarum rerum momenta pendent[/sign]

+7

7

Учёная напрасно караулила миссии в новом мире. Да, она сумела запустить когти своего неуёмного любопытства во много других обитателей этой вечной мерзлоты, но встреча со столь поразительным образцом природы Ледяного мира, которого представляла из себя Ева, никак не хотела состояться.
Тем более внезапным, почти мистическим в своей своевременности оказалось поступившее Корсак предложение миссии, касающейся именно этого НЁХа. Предложение от человека, которому по иронии судьбы лучше всего подходила роль такого вот “исполнителя желаний”. Или не совсем эта роль?
“Запретный плод, да?…”
Агенты осторожно продвигались вперёд мимо оскаленных ледяных наносов к величественному колоссу, названному именем праматери всех людей. Их группу окружал флёр некоего духовного единства, и дело было вовсе не в том, что всех их объединяла всего лишь крупнейшая в мире организация или ощущение невероятной близости смерти, воплощением которой была Ева. Иоланта легко представляла каждого из команды - большую часть из них она знала лично, а с кем-то познакомилась накануне - и была почти полностью уверена, что едва ли хоть кто-то попал в их ряды случайно.
“Твой раздвоенный язык коснулся всех, кого надо, верно, Змей-Искуситель? - в этих думах не было недоброго оттенка или подозрительности. Эти чувства выцвели, выветрились за долгое время их общения. Размышляя о текущей ситуации, Ио ощущала лишь лёгкое веяние удивления и некоего… удовлетворения? - У тебя всё под контролем, Вольген Дайс. Иного я и не ожидала”.
Лишь чуть коснувшись широкой спины инструктора штурмовиков мыслью и взглядом, Иоланта вновь перевела глаза на ледяного колосса перед ними. Ева выглядела... почти умиротворённой в своей величественной несокрушимости, не имеющая естественных врагов, не нуждающаяся в активных реакциях на шевеления других форм жизни возле неё. Жест НЁХа, походящий на почёсывание головы, Ио даже умилил бы - не будь она в курсе о смертельных тональностях, с которыми могла “петь” эта снежная леди.
Динамик затрещал голосом их ведущего координатора, отвлекая от созерцания живой ледяной статуи:
- К Еве приближается крупный объект, всем не двигаться и быть наготове.
“Крупный? Это насколько же?” - Ио озадачилась. Учитывая габариты самой Евы… что могло бы быть “крупным” в относительной близости от неё?
И всё же медик, как и другие агенты, дисциплинированно замерла согласно приказу Леоны. Выделив её гибкую фигурку среди остальных, Корсак проследила за направлением взгляда Беккер… и оцепенела.
В отдалении на фоне почти слившихся с равниной застывших пиков, что лишь подчёркивало монументальность картины, поднималась ещё одна ледяная фигура. Почти идентичная той, к которой направлялась группа, но… Ио сглотнула. Ей не хотелось верить глазам, однако, к сожалению, с глазомером у медика было всё в порядке.
Там вдалеке возвышалась другая Ева. И она была значительно крупнее той, что выпрямлялась на полуптичьих ногах совсем рядом.
“Матерь божья… мне было бы вполне достаточно одной!”
Судя по наступившей в эфире тишине, второго НЁХа увидели все. И дураков, которые обрадовались бы такому совпадению, не нашлось.
“Их собственная” Ева застыла при виде своей более крупной копии. Однако, в отличие от людей, она скорее перешла к действиям - и первое предупреждение в виде ледяной глыбы устремилось в сторону вторженки, правда со значительным недолётом.
“Это плохо… очень плохо!” - мозг Ио уже вообразил несколько вариантов развития событий. И ни один не нёс с собой ничего хорошего. Представляя себе эпическое противостояние двух исполинов, Корсак выдохнула в микрофон неожиданно севшим голосом:
- Похоже, они собираются драться…
Раздавшийся затем почти сразу голос Ньюта подтвердил, что он разделяет её предположения.
- Дамочки явно что-то не поделили, и что-то подсказывает мне, что это не купон на поход в салон красоты, - он негромко присвистнул, вскидывая брови. Им явно стоило поискать укрытие.
Меж тем поднявшаяся на ноги Ева уже не выглядела умиротворённой, как раньше. Напротив - в её движениях, монументально-замедленных, появился некий намёк на резкость. Можно было предположить, что она раздражена или встревожена - по крайней мере по тому, как активно по своим, великанским меркам, она направилась навстречу более крупной особи.
- Кажется, задача усложняется, - подал голос Влад, тяжко вздохнув, будто говорил о какой-то рутине.
В противовес ему, ответ Леона прозвучал крайне сухо. Ио, знавшая инструктора по стрельбе ещё до того, как он получил эту должность, стушевалась. Никогда ещё проверенный напарник не демонстрировал такого градуса напряжения.
- Главное, чтобы они не начали "повышать голос" друг на друга...
Агенты обменивались встревоженными репликами, сыпавшимися из динамиков потрескивающей дробью. Только одного голоса Ио не слышала до сих пор, и это начинало нервировать немногим меньше схождения ледяных колоссов. С трудом оторвавшись от лицезрения этого уникального зрелища, учёная нашла взглядом выпрямившуюся и застывшую фигуру Дайс.
"О чём ты думаешь, Вольген? Насколько сейчас всё пошло не по плану?.."
Голос Леоны прервал обмен мнениями, скомандовав сухо и коротко:
- Всем в укрытие!
Покоящееся на поверхности решение только и ждало, пока его озвучат. Шумно выдохнув, Иоланта отступила было назад, когда слуха агентов наконец коснулся глубокий голос инструктора штурмовиков. И, судя по тональностям, исходил он прямиком из плотоядной улыбки. Как всегда - вопреки всем волнениям окружающих и опасности, уровень которой возрос более, чем в два раза.
- Ну что же.. Пока им есть, что обсудить, мы вполне можем сократить дистанцию.
"Что?!" - последовавшая за словами Дайс пауза в эфире показала, что Ио была не одинока в своём замешательстве от озвученного предложения.
- Не получится, они слишком непредсказуемые. Не будем рисковать. - Возразила Беккер, оценившая ситуацию раньше остальных - как и полагалось ведущему координатору.
- Я могу проверить, что случится, если мы приблизимся к ним, - в переговоры вклинился нежный голос Кристины.
"Точно… - Корсак подивилась своей забывчивости, хотя при таком изобилии событий упустить из памяти некоторые имеющиеся козыри было проще простого. - Её препарат…"
- Да, именно то, что нам нужно. - Звучание из динамиков Леоны стало чуть бодрее. Всё-таки шанс того, что они вернутся со столь ответственной миссии не с пустыми руками, очень воодушевлял.
Стоило поступить одобрению нового плана, как одна из фигур вновь замерших агентов пришла в движение. Кристина ловко вскрыла блистер с таблетками, подняла забрало шлема и закинула препарат в рот. Шлем тут же захлопнулся обратно, дабы не впускать под себя лишних порций морозного воздуха. Спустя несколько напряжённых мгновений в эфире вновь послышалась речь младшего координатора, выносящая вердикт их ближайшему будущему.
- Если мы приблизимся к ним, все останутся живы. Можно подойти ближе.
Ио выдохнула с облегчением. Ещё десять минут жизни - это не так уж плохо.
- Ладно, только используй предвидение каждые пять минут. - Отдала последние распоряжения Леона. - На этот раз делаем всё быстро. Медлить нельзя.
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-05-22 13:36:33)

+7

8

Две исполинские фигуры возвышались над ними, отбрасывая на агентов свои длинные тени. Увлеченные друг другом, они совершенно не обращали внимания на небольшую группу, застывшую среди поблескивающих пиков льдин. Для них, этих прекрасных и величественных созданий, молчаливых титанов Ледяного мира, эта миссия, жизни и само существование эльмовцев было столь мелочным и незначительным на фоне их собственного, что Ньют, с восхищением наблюдая за Евами через тонированное забрало шлема, только и мог, что шумно выдохнуть, скованный легким благоговением.
За время своей работы он побывал в различных уголках Земли, посетил множество других миров, делал и видел столько вещей, которые обычный человек даже не может себе вообразить, но стоя рядом с Евой, застывший под весом тени, отброшенной ее величием, Флетчер ощущал себя настолько крохотным, во всех смыслах этого слова, что буквально за одну секунду усомнился в том, что он вообще существует.
И что после этого есть жизнь, если в присутствии огромного монстра из другого мира ты даже не уверен в том, для чего ты вообще появился на свет?..

Голос Леоны вернул его в реальный мир одним четким приказом. Тело среагировало прежде, чем сам Ньют успел осознать сказанное, и уже через секунду он прижимался к одному из ледяных пиков, все еще пристально наблюдая за перемещениями Ев. И пока в наушнике звучали голоса других агентов, лучник молчал. Он был уверен в том, что все в итоге сложится и у них будет отличный план, а вот в намерении НЕХов - уже не столь сильно. В движении исполинских дев не было заметно никакой агрессии, хотя изначально, когда одна Ева кинула тот кусок льда, могло показаться именно так.
Они не собираются драться, - осторожно достав из кармана блистер с таблетками, брюнет закинул препараты себе в рот, ненадолго приподнимая забрало шлема. Конечно, его догадка могла быть и ошибочный, но все те часы, что он потратил на изучение поведения НЕХов и на анализ их различных способов общения, указывали именно на это. Все НЕХи были подобны животным, даже такие огромные и величественные, как Ева. А что делают животные, когда видят врага? Правильно, они нападают. - А ты ведь не собираешься нападать, так? - он сощурил разные глаза, показав Вольген большой палец после того, как Кристина дала добро на то, чтобы подойти поближе. Он ни на йоту не сомневался на том, что у них все получится; какие сомнения, когда команду собирал кто-то вроде Дайс? - Вы ведь просто общаетесь.

Все, как один, вновь устремились по лабиринту из льдин, работая слаженно и точно, словно швейцарские часы, как и полагалось настоящей команде из опытных агентов. Леон и Влад расчищали дорогу от Снежков, которых, по мере того как они приближались к первой Еве, становилось все меньше.
- Как мы возьмем образцы, если они начнут "танцевать"? Растопчут же к чертям собачьим, - негромко поинтересовался Леон, в чьем голосе послышалась суховатая мрачность. Флетчер ухмыльнулся, ловко огибая очередную ледяную глыбу.
- Ребят, у меня тут телепорт, если вы не забыли, - подал голос Влад.
- А у меня сверхскорость. Кто еще хочет помериться препаратами? - моментально отозвался медик; в его голосе можно было с легкостью уловить откровенную, но беззлобную насмешку, которая потрескивала в чужих наушниках вместе с шумом частот, пока ее не сменил уже знакомый всем голос Вольген.
- Если от Евы можно отделить хотя бы крошечную частицу, у нас есть все, чтобы ее получить.
- И даже больше! Справимся, куда денемся. К тому же... - американец прибавил скорости, одним из первых преодолевая последний поворот, и резко затормозил, вспарывая подошвой льды под ногами, - мы уже пришли. И назад дороги нет.

Теперь, когда обзор им не закрывали высокие пики и снег, они увидели первую Еву целиком, во всей ее красе. И от этой картины, от осознания ее несомненного физического превосходства над всеми ними, у лучника вновь перехватило дух.

Странная вещь - физическое превосходство. Это самое примитивное, что есть на свете. Оно не имеет ничего общего со смелостью или мужеством, и все же ты чувствуешь себя обескураженным, когда перед тобой вырастает чья-то настолько мертвящая сила.

+7

9

Свинцовая пелена раздумий отступает на дальний план, становясь практически незаметной, уступает место настороженности, паутиной оплетшей мысли и эмоции. Холод не чувствуется, а снег успокаивающе хрустит под ногами. Риск навис над ними, точно Дамоклов меч, точно эти тучи, угрожающе, нагромоздившиеся прямо над их головами в чужом для них небе Ледяного Мира. В наушниках слышатся голоса агентов, членов отряда, собранных под чутким руководством Дайс, а сам Монаган судорожно выдыхает очищенный воздух из легких, не желая говорить больше той фразы, вырвавшейся из него пару минут назад.
Встретиться с ней снова?
Штурмовик не отказался, даже не подумал о том, чтобы отказаться. Он скорее не простил бы себе, если им было бы принято решение остаться в безопасности на базе. Впечатление, будто Дайс знал, что он не останется в стороне, а непременно отправится на задание, которое с высокой вероятностью может закончиться летальным исходом для него и для всей группы. Хотя, вполне возможно, что бывший наставник действительно был уверен в хорошем исходе, а потому и сделал предложение, которое прозвучало из его уст, точно гром среди ясного неба в разгар зимы.
И вот он встретился с Евой снова. Даже с двумя.
Ева… мысли метаются на фоне, пока он вслушивается в переговоры членов отряда, решающих, как поступать дальше. О большинстве из них он слышал, но не со всеми работал... Среди них его близкая подруга – Корсак, присутствие которой его ничуть не удивляет, но заставляет беспокоиться в два раза сильнее. Дайс… Его уверенность в выполнении задания кажется непоколебимой. Монагану любопытно, почему, но он так и не задал вопроса, решив просто молчаливо довериться, какими бы ни были его цели.
Движение возобновляется.
Леон шагает вперед, ничуть не успокоившись предсказанием того, что через десять минут они все еще будут живы. Они могут быть мертвы на одиннадцатой минуте, если Евы подадут голос. Они могут погибнуть на двенадцатой, если Евы вступят в бой – велика вероятность того, что команда окажется под их гигантскими ступнями. Кажется, даже приказ Леоны прогнозировать будущее каждые пять минут не мог унять нервирующую тревогу. Память предательски воссоздает крайне четкие кадры с миссии в Гренландии, и он как будто наяву видит погибших, лежащих перед ним, застывших в позе эмбриона, скорчившихся и пытавшихся безуспешно защититься от смерти, которая подобралась к ним незаметно. Он помнит события того дня слишком хорошо. Стоит только вспомнить, как его начинают охватывать липкие щупальца ужаса. Стоит только вспомнить веселый голос Фрэнга, их браваду и шутки, пока они шли по снежной пустыне, или искаженное предсмертной агонией лицо Эрла и его мертвые глаза, как эмоции отчаянно сворачиваются в тугой ком, и напряжение повышается в геометрической прогрессии.
Слишком хорошая погода, чтобы умирать. Как сказал тогда Дайс. И все же они умерли. Почти все, кроме троих, и то лишь благодаря удачному стечению обстоятельств. Или чьего-то удачного умысла...
И вот они перед Евой. Она поражает. Не скрытая ледяными сталагмитами, колоссальная и невероятная. Величественная. Монаган в деталях помнит, когда увидел ее в первый раз, или не ее, а другую особь, и все равно она вызывает такой же трепет. Он выдыхает, мрачно наблюдает за ней сквозь защитное стекло шлема. А ведь вдалеке еще одна. Сейчас – в данный момент – любознательность является последним, что ему нужно, но чем дольше он смотрит на двух титанов Ледяного Мира, тем громче та подает голос. Так же любопытно ему было в Гренландии, когда он с нескрываемым интересом изучал ту Еву, забыв о погибших. Много позже ему стало стыдно за это, пусть его никто никогда и не осуждал, и вот опять…
Штурмовик замечает на себе чей-то взгляд, отрывается от Евы и видит, как на него, обернувшись, смотрит Дайс. Тонированное забрало шлема не позволяет ему увидеть его лицо, но Леон думает, что бывший наставник должно быть абсолютно всем доволен. Не должно быть, а скорее всего. Он рад, несмотря на то, что лучше всех, наравне с Монаганом, знает, на что именно способна Ева. Он рад, и даже привел на ее алтарь новых потенциальных жертв. Какова причина? Чего ради весь этот риск? Ради продвижения прогресса, ради центра Преображения? Нет. Штурмовик не отводит глаз, размышляя о том, что это отличное прикрытие для достижения собственных целей.
Сегодня они не погибнут, верно?
Слишком паршивая погода для этого.
- Кристина, можешь предсказать исход попыток взятия образцов? – в наушниках раздается голос координатора, и штурмовик подбирается, вслушиваясь в переговоры.
- Да, разумеется, - отвечает О’Брайен.
- Иоланта, прибор у тебя? – координатор обращается к медику.
Корсак отвечает кивком. Имелся в виду портативный прибор, разработанный в лаборатории, который выглядел, как некое подобие лазерной пушки с ремнем, перекинутым через плечо ученой. Насколько знал Монаган, этот аппарат специально разработали техники Эльма – он мог раскалить и взять образец даже с плотной стальной поверхности. А по крепости покрова Ева как раз была близка к металлу, если не превышала его.
- Хорошо, - проговаривает Леона. – Первая попытка - задние конечности.
Кристина молчит секунд десять. Видимо, выстраивает цепочку событий, чтобы предвидеть, к чему они приведут.
- Нет, - выдает она. - Не получится.
- А если использовать левитацию. Попробовать взять с её головы? – спрашивает Беккер.
Кристина вновь молчит секунд пять.
- Тоже нет.
- Анализируй все возможные варианты.
Кристина замолкает на две минуты, которые кажутся неимоверно долгими, но затем дает неутешительный ответ:
- Нет... ничего не получится. Она слишком... твердая. Наша аппаратура не сможет выкрасть даже атома.
Монаган вновь смотрит на Еву. Его подозрения в том, что она – крепкий орешек, подкрепляются предсказаниями О’Брайен, и его это тоже не особенно радует. Им нужно выполнить миссию, какой бы та ни была опасной. Чем бы столкновение с Евой им ни грозило – им нужно добиться поставленной задачи. Штурмовик замирает, не зная, что же тогда они смогут сделать. Ева неуязвима.
- Каков же тогда наш шаг? – в наушниках слышится собственный голос, сухой и твердый, а сам он вопросительно устремляет взгляд на Вольген.
Знает ли он, инициатор миссии, ответ на этот вопрос? Судя по его позе, в которой не поубавилось уверенности, он либо прекрасно знает, что делать дальше, либо спокойно принял приговор Кристины. Леону вновь показалось, что даже сквозь забрало шлема он мог различить эту невозмутимую улыбку.

Отредактировано Leon Monaghan (2019-05-24 02:42:38)

+7

10

Миссия обещала быть самоубийственной, собственно поэтому Влад и согласился. Ледяной мир таил в себе множество загадок, и сейчас отряд был на пути к открытиям доселе невиданным. Да, инициатор замахнулся на поистине крупную рыбу. Впрочем, русский разделял его охотничий азарт. Самый младший участник экспедиции, он не до конца понимал, каким чудом вообще здесь оказался. Он решил, раз главный инструктор оказал ему такое доверие, то будет непростительной ошибкой его подвести. К тому же все присутствующие претендовали на звания первых, кому удастся приоткрыть тайну естества Евы, самый могущественной и загадочной владычицы здешних льдов. Она была похожа на дремлющий вулкан: с виду большая, но безобидная, однако никто не знает, что случится в следующую минуту. Собственно, сейчас сравнение совпадало на 100% ибо, как только на горизонте замаячила вторая особь, объект исследования начал проявлять активность, которая в планы явно не входила. Откуда здесь взялась еще одна Ева? Мир такой огромный, неужели поделить не могут? - раздраженно размышлял штурмовик, прячась за ледяными выступами и наблюдая из-за угла за действиями "богинь". Отряд тоже был не в восторге от поворота событий. Миссия, и  без того непростая, превращалась в невыполнимую, что подкрепляли опровержения Кристины в отношении любого предпринятого шага. 
- Она не может быть неуязвимой, - задумчивый голос Влада беспардонно вклинился в диалог старших агентов. - Мы должны найти слабое место.
- Но нам нет смысла повторять то, что не принесет результата, - спокойно, но притом уверенно произнесла Леона. - Кристина, ты раньше использовала этот препарат? Он не дает осечек?
- Нет, - отозвалась Кристина. - Когда я повторяла заданную ситуацию, все происходило именно так, как я видела.
- Тогда, что будет через десять минут? - непонимающе спросил русский. Он плохо понимал принцип работы ее препарата. - Мы в самом деле уйдем ни с чем? 
- Я могу предсказать результат заданных действий, их успех или провал, а не конкретное будущее. Грубо говоря, я не могу предсказать, возьмет ли человек в руки чашку, но я могу узнать, разобьет он ее или нет, если возьмет. Так это работает. Я могу увидеть, погибнем ли мы, если подойдем к Еве. Погибнем ли мы, если пойдем обратно. Но я не знаю, что именно мы выберем, - мягко зажурчал в наушниках голос Кристины. Теперь стало немного понятнее, что подобраться к Еве по-прежнему остается невозможным.
- Ясно, - ответила Леона. - В любом случае, наша аппаратура не в состоянии взять образец. А без ее помощи мы этого тем более не сделаем, - в голосе агента, несмотря на сдержанность, чувствуется легкая досада.
Все это время русский не отрываясь наблюдал за поведением НЕХа, отмечая для себя хоть какие-нибудь признаки, которые помогут ему предугадать дальнейшие действия Ев. О повадках данного вида известно немного, а о поведении в естественной среде и того меньше. Как долго они живут? Как обустраивают жилище? Или гнездо? Оно им вообще нужно? На какую площадь они распространяют свое влияние? Чем питаются? Множество вопросов, на которые только предстоит найти ответы. Внешнее сходство с земными видами шло вразрез с поведенческими особенностями. Действия НЕХов можно было бы расценивать как враждебные по отношению друг к другу. Однако избранная продолжала сидеть на своем месте и тупо смотреть на приближающегося сородича. Чего она ждала?
Через затемненное стекло шлема агент прикидывал расстояние между ними. Каждый новый шаг стремительно уменьшал время на раздумия. Влад бросил взгляд на Дайс. Ну и что вы на это скажете? - мысленно спросил он главного инструктора. У него явно уже был какой-то план и русский смиренно ожидал его указаний, какими бы безумными они ни оказались. Начальник не садист, коим его считает желторотая школота после первой встречи на полигоне. Человек его положения не станет рисковать жизнями подчиненных без достаточных на то оснований. Если одна Ева может победить другую, значит, не такие уж они и безупречные. Значит, шансы на успех есть! Осталось только выбрать правильный путь, а там уж будь, что будет. Агенты напоминали гончих, учуявших цель и только ждавших команды, чтобы сбросить поводки и броситься к цели. Нетерпение мелкими иглами покалывало мышцы штурмовика, и даже прохладный очищенный через фильтр воздух не мог остудить разгоряченную кровь под кожей.

+7

11

Неспеша перешагивая через ледяные пики, Ева шла к своей же, не отворачивая свою голову. Они оба смотрели на друг друга, пока сближались, словно загипнотизированные присутствием своего же родственника. Они не проявляли агрессивности, просто молча смотрели, пока наконец-то не воссоединились на одной площади.
Крупная Ева груздно осела на лед, он пошел трещинами под ее весом, но дамочку это не беспокоило. Ладони потянулись к чужому лицу, и они с явным удовольствием ощупали друг друга, поглаживая лепестки. А затем первая Ева что-то подняла на ладони, что-то совсем небольшое, почти что крохотное по отношению с исполинскими размерами НЕХов, демонстрируя своей подруге.
Они долго пялились на это нечто, открывая свои лепестки и обнажаю кристаллическую пасть, полную острых зубов. Казалось, что они бесшумно общаются, вот только они просто выражали свой восторг. Огромная рука опустилась, с незабываемой нежностью опуская свою гордость на лед, после чего Евы почти синхронно подняли головы вверх, смотря на небо, покрытое тучами.
Они были так поглощены своими животными эмоциями, что совершенно не заметили, как агенты подобрались совсем близко.

И совершенно не могли даже подумать, что кто-то заметит их небольшое сокровище - совсем миниатюрного НЕХа. Он был всего ничего в высоту - каких-то жалких сантиметров 60-70, тридцатка из которых занимала его голова - крупный прозрачный шар, идеальный настолько, что казался из стекла. Он был прозрачный, держащий внутри себя светлый молочный дымок, а ровно в центре висел аконитовый кристалл, тихонечко пульсирующий, словно сердце. Его остальное тельце имело ручки и ножки, похожие на тельце Евы, вот только диссонанс с головой был таким разительным, что казалось, что голова взята с другого НЕХа. Это существо спокойно находилось с огромными ледяными королевами, совершенно не пугаясь их. Более того, могло сложиться впечатление, что Евы его защищают, ведь на первый взгляд у нового жителя этого мира не было никакой защиты. Он просто прыгал рядом с ними, поднимая разбитые куски льда, перекладывая их с места на места, чувствуя себя в полной безопасности.

[nick]ГЕЙМ МАСТЕР[/nick][status]суровая действительность[/status][icon]https://d.radikal.ru/d28/1807/6c/a2c64a6a96f2.png[/icon][sign]


Ex parvis saepe magnarum rerum momenta pendent[/sign]

+7

12

Напряжение во всем теле достигает максимальной точки, пока взгляд прикован к двум НЕХам. Они были величественными несмотря на разницу в росте. Одна «прекрасней» другой. А вокруг никого, словно остальные разбежались по углам, как тараканы, ощутив доминирующий вид. В радиусе километра – «тишина». Ни души, кроме нас и них. Невозможно было предугадать их следующий шаг, они так сильно отличались от остальных представителей иных миров. Если другие виды в состоянии агрессии были очень подвижны, издавали звуки, показывали всем своим видом, что сейчас тебе – человеку – будет не сладко, то Ева могла убить в любую секунду, и даже не заметить этого. А ты даже не поймешь, по какой причине она изъявила желание прихлопнуть тебя, как какую-то мошку. Я даже на короткое время забыла про облако над нами, потому что в данный момент оно было не самым важным обстоятельством. Облизываю пересохшие губы, пока слежу за Евами. Чёрт, это напоминает, когда ты ходишь по хрупкому льду, не зная, от какого именно шага он под тобой проломится. И несмотря на всю свою сдержанность, по венам, словно шустрый болид, несется адреналин. Каждый шаг Евы отдавался тяжелым ударом сердца. Я думала, что сейчас начнется выяснение отношений, агрессивные разборки на тему того, кто же сильнее, потому дальнейшее мирное поведение НЕХов вызвало как удивление, так и небольшое облегчение.
Они ощупывали друг друга, как будто изучали, встретившись впервые. Можно было бы сидеть тут, следить за ними долго, как за движением океанских волн, однако у нас, точнее у наших препаратов, тикают часики. Тик-так, тик-так. А дальше всё внимание приковывается к движению её руки. К тому, как она поднимает что-то, показывая другой. К сожалению, я не могу распознать, что это радиолокацией, так как предмет находился над землей. Это подпитало интерес и, возможно, совершенно неожиданный исход этой миссии.
- Любопытно. – Слетают с языка первые мысли, пока взгляд пытался понять, что же там такое. В отличии от нас, Евам не нужны слова, чтобы общаться. Они понимают друг друга без звуков, доступными для наших ушей. Бросаю беглый взгляд на Дайс. Пусть я и не вижу его лица, но уверена, что прямо сейчас на нем всё так же блистает неизменная акулья улыбка. Он ведь тоже не хочет уходить отсюда с пустыми руками? Моя роль в этой миссии, как главного координатора - обеспечить сохранность всей группы, направляя ее, чтобы выполнить поставленную перед нами задачу. Но я также знаю, что Вольген здесь по совершенно другой причине. И уходить без образцов Евы - вообще без каких-либо результатов - ему вряд ли захочется. Но чувствую, что могу не оправдать его ожидания, ведь пускаться в неоправданные авантюры, рискуя чужими жизнями, я не стану. Даже если нам в самом деле придется остаться ни с чем.
В этот самый момент обе «дамы» раскрывают свои лепестки, демонстрируя всем ряды своих острых, как ледяные иглы, зубов. Сколько было трепетности в её действиях, когда она опускала руку на ледяную поверхность, и теперь я могла «увидеть» способностью что же это. К счастью, расстояние между нами позволяло это сделать. Какой же он был маленький. Настолько мал, что без должной тренировки радиолокации его можно было бы и не заметить рядом с настолько огромными существами. Ева бы просто «перекрывала» его своим грандиозным величием. Воспользовавшись встроенным в шлем зуммером, я пришла в изумление. Он производил впечатление маленького ребёнка, а Евы резко стали для меня подобием матерей, охраняющим своё дитя. И их поведение говорило именно об этом, но, возможно, я ошибалась. Они ведь такие непредсказуемые. И в голову закралась мысль, а что если взять образцы этого совершенного нового НЕХа? Риск? Ещё какой, но, в то же время, совершенно не хотелось причинять ему вред. Однако, как учит порой жизнь, нельзя судить лишь по внешнему виду - он мог обладать не менее страшной силой, чем Евы. Да и потом, сами Евы могут прервать нашу жизнь за считанные секунды, стоит нам только подступиться. Так что даже тут, скорее всего, придется воспользоваться препаратом Кристины, а также учесть возможности каждого участника. Рассмотреть все варианты, пусть их сейчас так катастрофично мало. Да и он, этот «детеныш» может оказаться настолько же непробиваемым, насколько и его «няньки», и взять его образец у нас тоже не выйдет.
Почувствовала позади себя чье-то близкое присутствие. Обернувшись, увидела подошедшего Дайс. Я понимаю, что он хочет что-то уточнить. Или предложить. Но что? В его арсенале два препарата - безвременье и телекинез. Вряд ли ему пришло в голову воспользоваться телекинезом, чтобы выкрасть это невиданное создание. Ты хочешь подойти ближе и проверить его, верно? Вольген молчит. Он знает, что я могу понять его без слов. И лишь спустя пару мгновений слышу его голос, наполненный вкрадчивой интонацией:
- Разрешаешь?
- Да. - Отвечаю с довольной ухмылкой, быстро взвесив все «за» и «против».

+7

13

Наивно было полагать, что плотная нейтронная звезда позволит человеку выкрасть и унести с собой хотя бы одну свою частицу. Невиданной наглостью было даже помыслить, что Ева угодливо поделится с учеными собственной тайной, замурованной в толстых слоях ее несговорчивых покровов. Может, если бы в арсенале Эльма было нечто, способное нарезать атомное ядро тонкими ломтиками, агенты в самом деле смогли бы раздобыть столь желаемые образцы. Но природа Ледяного Мира в лице своего совершенного творения - Евы - строго осадила их наивные порывы. И больше с этим ничего не сделаешь. Непокорная чертовка - вот кем был этот исполинский НЕХ. Слишком недосягаемая, чтобы поддаться тщедушным человеческим уловкам. И как ни ломай голову, как ни изгаляйся, как ни выстраивай из гипотез сложные конструкции - все посыпется, как карточный домик, как башня из игры "Дженга", из которой азотно-кислотная среда то и дело выбивает подпорки. Ева. Три буквы, три жалкие буквы, которые ни в какую не хотели вставать в отведенные для них клетки. А ведь кроссворд бы стал таким цельным, таким совершенным, таким действенным, если бы не это короткое, но такое непослушное слово.
   Продвигаясь в сторону двух высоченных грандиозностей, Вольген насмешливо покачала головой. Наверное, так мог бы сделать родитель, умиляющийся непоседливым ребенком. Плохая Ева, очень плохая Ева, но какая же очаровательная в своем царственном безразличии. Чем-то и правда похожа на бога, только вот, в отличии от него, она существует на самом деле. Разве Дайс могла не испробовать на этой "замочной скважине" свой увесистый набор "отмычек"? Разве могла не попытаться, даже зная, что идея потенциально провальная? Разумеется нет. Все, что имеет хотя бы теоретический шанс продвинуть ее к заветной цели, будет испытано на прочность. Однако, Инструктор умел принимать поражение, хотя бы потому, что ни одна из неудач не казалась ему окончательным тупиком. Совсем как в лабиринте из сотен тысяч дверей - если одна заперта, никто не запрещает попытаться открыть следующую. И следующую. И следующую. Все это чертово десятилетие выстроено на одних только дверях, на их бесконечном взламывании и выбивании, а так же на поиске новых тайных проходов. Наверное, именно поэтому штурмовик изъявил желание самолично посмотреть на те карты, что выложила перед ними ледяная фауна. Какой утешительный приз она им приготовила? Очередной "кракатук", который не расколет ни один щелкунчик? А если найдется способ его раскусить, исполнит ли он заветное желание? Пусть никто не видел, но Дайс улыбалась даже сейчас, только вот на сей раз ее оскал отражал не столько насмешливость, сколько вызревшее за считанные минуты желание. Подлое желание.
   Подступать к этим белоснежным великаншам было бы крайне волнительно, если бы не накатившая на Инструктора злоба. Нет, не тот ее обессиленный вид, когда тебе ничего не остается, кроме как истошно негодовать и яростно топать ногами. Холодная злоба, холоднее, чем окружающий воздух. Та злоба, от которой хочется смеяться. Ева. Бог. Судьба. И их общая на троих прихоть. Да, так просто не считаться с мелкими и глупыми людишками, так просто выгнать их из своей песочницы, так просто раздавить их, как мелких букашек, и продолжать вершить свои пространственно-временные истории. Незначительный человек в спецкостюме и шлеме, с виду - жалкая мошка, подобравшаяся к ним, к этим бесконечным, к этим величественным, к этим неподвластным мирскому пониманию божествам. Но крошечный размер не гарантирует отсутствие опасности. Точно так же, как микроскопические размеры вируса не мешают ему с легкостью кромсать хрупкие нити органической жизни.
   Инструктор запрокинул голову, любуясь безмятежностью "титанов". Убрал руки за спину, словно турист, пытающийся разглядеть пару дубайских небоскребов. Поздоровался сначала с одним "лицом", затем с другим, попутно наслаждаясь их спесивой беспечностью. Евы общаются, чуть ли не ласкаются, любуются небом, будто бы благодаря азотно-кислотные небеса за дарованное им счастье. Странного вида существо, их ценное сокровище с шарообразной головой, резвилось неподалеку, чем-то походя на неугомонного и, вместе с тем, очаровательного щенка. Щелчок человеческих пальцев - и его резвая возня в пушистых снегах прерывается. НЕХ так и замер, походя теперь на статичную ледяную статую, отражающую саму суть детской непосредственности. Движения Ев тоже стихло. Обмерло. И само время услужливо, словно лакей, склонило голову. Прошагав к загадочному созданию, Инструктор ловким движением выудил из тканевых ножен, висевших на поясе, массивный армейский нож. Присел на корточки, чтобы было удобнее, а затем осторожно поскоблил лезвием по кристаллическому туловищу. Твердый, словно камень, покров оказался не очень-то сговорчивым. Штурмовик повторил процедуру, теперь уже с большим усилием, максимально напрягая мышцы рук, дабы хоть немного оцарапать млечное тельце. Отстранился, разглядывая осевшую на заточенной стали кристаллическую пыль. Янтарные глаза вернулись к ни о чем не подозревающему существу. Кем бы оно ни являлось - новым видом или же еще не окрепшим отпрыском Евы, он поддавался физическому воздействию. Значит, какими бы способностями он ни обладал, его можно будет прикончить, если взбунтуется при транспортировке.
- Отлично, - вынеся лаконичный вердикт, Инструктор поднялся на ноги и закинул зрительное лассо на все те же одухотворенные в своей статичности фигуры. Даже не думающие о том, что их неприкасаемые судьбы тоже можно надломить. И для этого не нужно быть всесильным аммиачным господом. В грудной клетке заклокотали низкие вибрации. Это был смех.

- Я предлагаю забрать его, - заявила Дайс, вернувшись к группе. Несмотря на то, что Леона была уверена в разумности своего коллеги, она не могла не задать ему пару вопросов, дабы прояснить ситуацию остальным. В конце-концов, выкрасть НЕХа из-под носа столь опасных "защитниц" - авантюра слишком опасная, чтобы решаться на нее впопыхах.
- Ты проверил его?
- Да. Он тоже крепкий орешек, но физическому воздействию поддается, а значит, не настолько опасен, каким мог бы быть.
   На лице Леоны, таком скупом на живую мимику, проступило еле заметное смятение. С виду это походило на серьезную задумчивость, но Инструктор все-таки смог уловить полупрозрачную тень ее измышлений. Для Леоны изъятие "кракатука" было сродни краже младенца из люльки, над которой склонилась сердобольная мать. Вольген терпеливо выжидала, когда практическая сторона вопроса наконец-то поборет этическую в голове Координатора. А ведь и правда, уходить ни с чем, имея возможность раздобыть уникального и притом живого НЕХа -  неоценимая услуга для Эльма в целом и для Преображения в частности. Настолько неоценимая, что способна обратить провальную миссию в успешную. А за любой успешной миссией стоит свой Координатор, не так ли? 
- Хорошо. Нужно решить, как именно его забрать, не разгневав притом Ев, - все-таки выдала Беккер, утвердительно кивнув.

Отредактировано Wolgen Deiss (2019-05-28 23:53:54)

+9

14

Из динамиков вновь лился уверенный голос Дайс, после некоторой паузы ему отвечала Леона. Опущенных кончиков пальцев едва-едва касался чей-то бок. На снег под ногами падала пусть и гротескная, но человеческая тень. Их маленький отряд отчаянно рисковых людей был здесь. Все они стояли рядом, сбившись в тесную группу, будто футболисты на коротком совещании перед ответственной игрой. А Криста стояла, задрав голову, и неотрывно смотрела на двух Ев. На монстров, способных убить в считанные секунды. На бомбу с неисправным часовым механизмом, которая может взорваться в любое мгновение от одного неверного вдоха.
- Могу телепортом его забрать, - все они сейчас усердно анализировали имеющиеся в запасе препараты, но Влад успел высказать свое предложение первым.
- Кристина? - старший координатор учла особенность уникального препарата О'Брайен и теперь оставляла вердикт за ней. Блондинка отрешенно подумала, что нужно будет поблагодарить коллегу за это доверие. Потом.
Точка старта: маленькая группа людей в Ледяном мире. Десятки вариантов возможных тактик, сотни вариаций дальнейших действий. Девушка перебирала их с той же нежностью, с какой старый музыкант поглаживает струны своей верной гитары. Телепорта хватит, чтобы дотянуться до нового НЕХа. Чужие руки касаются маленького туловища...
- Нет, они рассердятся и запоют.
- Со сверхскоростью, думаю, будет так же, - Кристина, словно стрелка компаса, повернулась к одному из двух медиков, Флетчеру, внимательно вгляделась в него.
...кристаллики снега впитывают растекающуюся из-под тела кровь. Валятся на землю и рассыпаются на отдельные фрагменты снежки...
- Да, так же.
- Нужно забрать его так, чтобы они не заметили пропажу, - Беккер не видела того, что сейчас стояло перед глазами ее младшей коллеги.
Десятки разных смертей: глупых, болезненных, гадких. Каждый новый вариант событий, выбирающийся из начальной точки, неизбежно приходил к единственному финалу. Препарат вновь и вновь отвечал одно и то же: смерть. Повторял это, словно заведенный, порой даже не давая довести мысленную цепочку действий до конца. Поначалу О'Брайен старалась отгородиться от лезущих в голову образов, закрывала глаза, пытаясь отрезать себя от реальности, не видеть окружающие ее лица. Препарат был снисходителен — он лишь отвечал «да» или «нет». Но слишком живое воображение блондинки мгновенно хваталось за возможность обрисовать еще один вариант их общей гибели. Разбросанные по снегу исковерканные тела. Изуродованные лица в обрамлении лопнувших шлемов. Вытекающая из все еще полуживых агентов кровь. Это пугало, и Кристе стоило огромных усилий сдержать подступающую тошноту.
Но после пятого десятка смертей в координаторе что-то надломилось. Ее до сих пор пробирало морозом, стоило лишь понять — нет, и этот вариант отпадает. Арсенал их возможностей уменьшился еще на одну. И если они не придумают действенный план, блондинке выпадет «потрясающий» шанс увидеть, как дорогие, близкие, родные ей люди умирают по-настоящему. Но одновременно с этим ужасным осознанием из глубины поднялось еще одно: она может предотвратить все это. Спасти. Увести их на минуту раньше, чем Евы начнут петь. И пусть горит синим пламенем проваленная миссия. Она не даст умереть ни одному из тех, кто сейчас стоит рядом. Это — в ее силах.
И сразу стало легче сосредоточиться. А общая картина обрела небывалую четкость, как когда близорукий человек надевает очки.
- Снеговика им что ли слепить? - Леон, наверное, пытался вернуть товарищам боевой дух. Или просто мрачно шутил, отводя душу хотя бы словами.
- Он довольно резвый малый. Если бы он подошел к нам сам, не думаю, что они бы заподозрили неладное, - слова бывшего наставника заставили нахмуриться и подобраться, будто перед прыжком в ледяную воду.
- Могу его выманить марионеткой, чтобы шел за нами до разрыва. Но на обратном пути будут снежки, - старший координатор завершила высказанную Вольген мысль.
Крис «нащупала» необходимую вероятность и потянулась следом за этой совместной идеей. Малыш делает шаг в сторону от своих «опекунов». И еще один. И еще несколько. Тридцать секунд. Минута, две...
- Думаю, даже если он просто уйдет с нами слишком далеко, они потеряют его из виду и разозлятся. Нужно его приманить, а потом быстро телепортировать, - приятный голос Иоланты заставил сперва медленно кивнуть, а после резко качнуть головой. Из-за шлема движения О'Брайен почти не были видны.
...три минуты — предел. А после — Евы запоют...
- Но остальная группа будет в опасности, - Леона очень хороший и ответственный координатор. Блондинка успела подумать это, прежде чем ее веки вновь опустились.
- Следовательно, нужно сначала перебросить всю группу на безопасное расстояние, а кто-то один унесет его, - это снова Дайс.
Тишина. Тридцать секунд. Минута, две, пять...
- Тогда пусть Влад вас телепортирует, а я останусь. Когда вы будете далеко, я использую сверхскорость и нагоню вас. И мелкого прихвачу, - голос Ньюта вибрировал в унисон с линией вероятности, на которой сейчас балансировала, затаив дыхание, младший координатор.
...семь минут, девять, десять. Стоп.
- Кристина? Что если сделать так? - Беккер, как руководителю группы, предстояло принять окончательное решение.
Десять минут — предел. Мы доберемся до разрыва? Да. Мы все успеем уйти?..
- Да, сработает, так точно должно получиться.
- Тогда решено, - кажется, Леона облегченно выдохнула.

+6

15

Иоланта следила за грандиозно-прекрасными НЁХами и их подвижным отпрыском (или партнёром? В голову тут же забрались аналогии с глубоководными удильщиками, чьи самцы были в десятки раз меньше самок) с той же жадностью, с которой прислушивалась к переговорам в эфире.
Она хотела коснуться их. Хотела получить образцы. И ледяных исполинов, и этого смешного оживлённого существа, к которому они проявляли столько трепетности. Но с Евами у агентов вышел полный провал, и Корсак могла только догадываться, как в результате восприняла это Вольген, для которой суть миссии состояла именно в добыче соскоба с самого грозного НЁХа ледяного мира. Впрочем, Дайс уже наверняка отряхнулась от осколков неудачи, словно от снежной пыли, и натравила свою устремлённость на новую цель, которую поставила как себе, так и всем остальным.
"Если есть хоть малейший шанс получить результат - он будет получен, верно? Обязательно найдется какая-нибудь незаметная тропинка, какой-нибудь... способ..."
На миг учёная невольно отвлеклась, скосив взгляд в сторону Кристины. Координатора со столь полезным уникальным препаратом. Единственный способ, говорите?..
Может ли быть такое, что каждый здесь более, чем "неслучайно"?
Ио легонько мотнула головой. Хитросплетения мыслей в их нынешнем положении казались более, чем неуместными.
Малейшее проявление не то что агрессии, а даже простого недовольства со стороны Ев способно бесславно оборвать судьбу полудюжины отличных агентов. Но даже этот факт не должен вызывать потерю бдительности.
Вообще в ответ на вторжение, а также на наглую попытку подобраться к своей “королеве”, Ледяной мир отреагировал достаточно решительно. Не стал размениваться на иглозубов и сосулек, и, пусть и заставил потанцевать со снежками, сразу выложил второго "джокера", ныне столь мило воркующего с первым. Словно бы агенты могли недооценивать нависшую над ними угрозу...
"Или... это не угроза, а шанс? Крошечный шанс получить нечто большее, чем то, на что мы надеялись изначально?" - Такая мысль сверкнула в сознании Корсак, пока она, как и остальные, напряжённо наблюдала за реализацией первого пункта их импровизированного плана.
Леона опустилась на одно колено. Вся фигурка координатора, условно-невыразительная в обтягивающем её защитном костюме, выглядела подобравшейся, как у кошки перед прыжком; лицевая часть шлема была обращена к неизвестному НЁХу, резвящемуся у ног колоссов. Иоланта представила, как сейчас напряжённо поджаты губы старшего координатора, а немигающий взгляд устремлён на скорую жертву препарата "марионетка".
Остальные участники авантюры тоже замерли, разговоры стихли. Возможно, только на интуитивном уровне, но каждый понимал, сколь тонко острие ножа, по которому они идут. Что всё зависит от мастерства задействованных в реализации плана агентов.
Беккер протянула руку и стала двигать запястьем, словно подзывая к себе существо с шарообразной головой. Ио перевела взгляд на него и в первую минуту испытала недоумение. НЁХ как игрался себе в снегу, так и продолжал играться.
"П...постойте-ка..."
Не сразу стало понятно, что он медленно, но верно движется в их направлении. Прыгает из стороны в сторону, отступает назад, однако всё равно большая часть движений уводит сокровище Ев к агентам Эльма, но при том так естественно, что ни одна из ледяных гигантов не проявила ни толики беспокойства.
Корсак бросила ещё один взгляд на Леону, на сей раз исполненный уважения. Ей не так часто приходилось видеть действие "марионетки", а уж о таком качественном исполнении речи и вовсе не шло. Однако даже оно не могло надолго задержать мысли учёной, к которой в руки уже шло нелепо-забавное нечто. Одно из тех, о существовании которых ещё полчаса назад она и не подозревала.
Ио облизнула неожиданно пересохшие губы, чувствуя, как начали зудеть кончики пальцев. План неожиданно исполнился сочной пикантности, куда более многообещающей, чем исходный замысел. Ведь одно дело - голая теория, пусть и подкреплённая слаженной командой. И совсем другое - вот оно, невиданное, абсолютно новое, прыжками приближающееся к ним. Отдалённо похожее на самих Ев в миниатюре но с головой, напоминающей наполненный жидким азотом стеклянный шар, непропорционально большой, как у младенца...
"Так дитя или самец? И есть ли разница?"
Неожиданно в клубящейся дымке в голове НЁХа что-то блеснуло. Какой-то объект, похоже, кристаллической природы, имеющий тончайшую опору, или вовсе парящий в этой взвеси.
"Пор-разительно..."
- Впервые вижу неха, так похожего на человеческого ребенка...
Чей-то голос - кажется, это был Леон? - прервал охватившую Корсак очарованность, когда она уже была готова шагнуть их добыче навстречу. Очень своевременное замечание... впрочем, возможно, и неслучайное. Ведь не зря они с Монаганом уже прошли столько совместных миссий. Штурмовик прекрасно знал, как реагирует подруга на все новое, что ее словно магнитом тянет присмотреться и прикоснуться к очередной загадке, и в такие моменты лучше держать руку у неё на плече.
Впрочем, голосовое подёргивание тоже неплохо сработало.
Иоланта неслышно выдохнула, возвращаясь сознанием в их разум, уже почти общий, объединённый волей одного человека.
"Будет ли этого достаточно для тебя, Вольген?"
Влад подал знак, чтобы все подготовились к телепортации. Учёная бросила ещё один взгляд на малыша-НЁХа, но уже лишённый прежней завороженности. Ничего… скоро у неё будет возможность на него насмотреться. И не только насмотреться. Может быть и не сразу, может сперва придётся набраться терпения, поджидая, когда от него отлипнут представители других лабораторий - но она дождётся своей очереди.
Поведя плечами, чтобы поправить на них ремень так и не пригодившегося им прибора для забора образцов, Корсак дисциплинированно отступила поближе к Волкову. Вскинула взгляд на двух Ев - зрелище столь же устрашающее, сколь и величественное - и не отводила. Стремилась запомнить до малейшей детали, запечатлеть этот сюрреалистично-прекрасный вид, пока действие препарата не начало скручивать пространство вокруг в трубу массовой телепортации.
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-05-31 11:57:22)

+6

16

Решение было принято, двойная дозировка закинута в рот. Ньют проводил своих коллег взглядом, напутствующие им улыбнувшись; а после, когда все они исчезли, поправил ремень колчана, который сегодня не пригодился. Волновался ли он, оставшись наедине с двумя исполинскими НЕХами, песня каждой из которых могла погрузить его в вечный сон за одно мгновение? Боялся ли, что не успеет? Что одна из Ев заметит, решив вдруг проверить местонахождение своего маленького друга? Еще как.
Но переступив порог этой организации еще в далеком две тысячи пятом году, Флетчер уже знал, что какая-нибудь из миссий станет его последней. Он отказался от нормальной и обычной жизни, а потому и на обычную смерть от старости в инвалидном кресле или на диване в цветочек не рассчитывал. Если повезет - доживет до пенсии и остаток дней проведет, развлекая юное поколение историями из своей яркой и необычной жизни, не повезет - он жил достойно и жалеть ему не о чем.
Главное - уйти красиво.

- Ну что, малыш, - рассматривая странноватого НЕХа, мужчина сделал глубокий вдох и поднял голову к небу, с легким волнением задерживая свой взор на Евах. - Надеюсь, что твои мамки не заметят твое исчезновение раньше, чем мы успеем убраться отсюда.
Протянуть руки и взять - всего-то. Задача кажется легкой, но промахнись он, не удержи, соверши малейший промах - и все, мелодия его жизни прервется в пару ударов сердца, так и не дойдя до финальных нот.

Костюм не дает вспотеть, но брюнет все равно чувствует, как на лбу выступили мелкие испарины. В очередной раз непроизвольным движением поправив ремень колчана, он отвел взор от НЕХов, направив их на маленький шар на ножках. Тот резвился, играя со снегом, будто и не замечая Флетчера вовсе. Лучник осторожно опустился на одно колено, взял в руки немного снега и сформировал из него небольшой шар. Коротко глянув на Ев и удостоверившись, что те по-прежнему были заняты друг другом, он кинул снежок в сторону маленького НЕХа, привлекая его.
Кроха среагировал не сразу, но потом все же засеменил своими короткими ножками в его направлении и уже через пару секунд положил свои ладошки на кинутый Ньютом снежок. Лучник ухмыльнулся, поднимаясь и очень осторожно сокращая разделяющее их небольшое расстояние. Он ведь понятия не имел, что это за существо. Вдруг это и правда отпрыск Евы и он мог так же, как и его мамаша, убивать одним лишь пением?.. А вдруг он и вовсе взрывался, если до него дотронешься?..
Хотя, конечно, на детеныша он не похож. Строение иное, особенно голова.

Нужно было решаться. Сейчас. Каждая секунда повышала вероятность того, что исполины заметят маленького человека и миссия будет провалена. А ведь никто этого не хотел, так?
И Ньют решился, действуя так быстро и ловко, как умел. Почему-то он инстинктивно потянулся именно к голове, но, как оказалось уже через секунду, принял верное решение. Стоило ладоням в защитных перчатках коснуться шара и поднять его от земли, как тельце резко отделилось от него, убегая от медика в противоположную сторону.
Ого! Прямо как ящерица, - только и успел подумать американец, прежде чем в последний раз глянуть на Ев, сохраняя этот величественный и пугающий кадр в своей памяти навечно, и сорваться с места, оставив после себя лишь подлетевшую волну вспоротого снега.

Благодаря двойной дозировке он оказался с командой уже меньше чем через минуту, глубоко дыша и осторожно прижимая к груди украденное. Он все еще был жив. Они все были. А значит... Значит они еще не заметили пропажу.
Обернувшись, мужчина облизнул пересохшие от волнения губы, смотря в сторону исполинских фигур.
- Малец у меня, правда без тела. Похоже, что оно у него эээ... съемное. Можем сваливать.

+7

17

Взгляд испытующе скользит по членам команды, принимающим окончательное решение, затем задумчиво устремляется конкретно на ту Еву, к которой они настойчиво, упрямо прокладывали путь, точно забыв обо всех возможных рисках для собственных жизней. Если у них все получится, то она лишится своего чада. Невольно в мысли закрадывается вопрос о том, как она будет переживать это – будет ли горевать, насколько силен и устрашающ будет ее гнев, что выплеснется из ее рта смертоносной песней, которая убьет все живое в огромном радиусе? Он не испытывает сожаления, только отчаянное напряжение, желание сделать хоть что-то, что убережет всех от гибели, но проблема в том, что от него мало что зависит в этой ситуации, равно как и от всех остальных. Улыбка непостоянной Фортуны, щепотка осторожности, профессионализм каждого, кто не побоялся сегодня оказаться на самом краю и посмотреть в лицо опасности – вот то, что им реально может помочь.
Пространство сжимается, трансформируется реальность, окружающий мир изменяется – Влад телепортом переносит их к разрыву за несколько мгновений, и Евы остаются позади, как и Флетчер, на чью долю выпала самая опасная часть головоломки. В наушниках звенит уже привычная тишина, никто не переговаривается, ожидая момента, когда нужно будет войти в пространственное искривление, которое перенесет их в безопасность родного мира, спрячет от местной тучи, все продолжающей нависать над ними, и укроет от взоров и гнева ледяных цариц. Беспокойство Леона не стало меньше, даже тогда, когда они останавливаются, ожидая товарища, который должен принести похищенное у Ев сокровище.
Секунды кажутся особенно долгими, когда приходится чего-то ждать. Как будто время специально замирает и начинает издевательски  тянуться подобно резине, испытывая выдержку на прочность. Штурмовик проходится взад-вперед, глядя туда, где все еще возвышаются Евы в холодном умиротворении. Их спокойствие пока еще не было нарушено, ни единого движения ими не было совершено, а воздух не наполнился даже эхом их голосов. Он знает что, будь агенты ближе к “великаншам”, то сначала они ощутили бы тревогу, быстро перерастающую в панику, что захлестнет сознание, как беспощадные волны цунами. Запустился бы инстинкт самосохранения, после чего прошли бы жалкие секунды перед тем, как под действием ультразвуковых волн все организмы, оказавшиеся поблизости, неизбежно бы погибли.
Монагану становится легче лишь тогда, когда Флетчер появляется в поле зрения совсем рядом. Так, как будто они и не разделялись вовсе. В руках у медика… голова. Леон, не в силах сдержать свое удивление, приближается на пару шагов, чтобы присмотреться так же, как это делают остальные агенты, а затем покачивает головой, посмотрев в сторону Ев. Съемная голова, вполне хорошо функционирующая без тела. Что же… Ледяной Мир полон загадок, и вот еще один вопрос, на который ученым центра Преображения еще предстоит найти ответ.
- Все. Уходим, - короткий приказ звучит в наушниках – координатор не горит желанием оставаться здесь больше, чем то необходимо.
Агенты, один за другим, исчезают в разрыве, оставляя за спиной опасности холодного мира и унося с собой то, что они совсем не ожидали получить. Однако они выполнили задание, пусть и не так, как планировалось изначально. Никто из них не отступил и не усомнился, не поддался липкому страху. Монаган кивает самому себе, выдыхая и осознавая, как хладное касание смерти обошло их стороной сегодня. Хотя, кажется, полноценно успокоиться он сможет лишь тогда, когда окажется по ту сторону разрыва, который буквально манит к себе, однако, он не спешит скрываться за мерцающей завесой, разделяющей два мира.
Бывший наставник неотрывно смотрит в сторону королев Ледяного мира, гигантов, которые в любое мгновение могут взбелениться, и Леон ждет его. Пока ему неизвестно, получил ли Вольген желаемое, и задавать этот вопрос, честно говоря, бессмысленно. Наверное, ответ на этот вопрос сам инструктор получит лишь от исследователей центра Преображения. Наверное. Штурмовик может только строить предположения. Он тоже смотрит на Ев вдалеке, а затем делает небольшой шаг в сторону, при этом задавая вопрос, но совершенно другой:
- Вы идете, сэр?
Ледяной мир вскоре останется позади, как кошмарный сон, просквоженный стужей и непроглядной, молчаливой угрозой. Миссия прошла очень гладко, просто, легко, но если поразмыслить, то невозможно не прийти в безмолвный ужас от того, сколько раз они находились на волоске от окончательного забвения – две Евы, десятки вариантов развития событий не в самую лучшую сторону, которые были обойдены благодаря способности О’Брайен… Остается только надеяться на то, что в следующий раз, если тот состоится, они будут гораздо лучше подготовлены и защищены.
- Ты чувствуешь это? - обернувшись, спрашивает бывший Наставник. Монаган прислушался к своим ощущениям, пытаясь различить хоть какие-нибудь изменения. Сердце забилось чуть чаще, но то, как кажется, было лишь беспомощным плевком, не долетевшим до цели.
- Они поют. Слишком далеко, чтобы задеть нас, но достаточно гневно, чтобы ощутить это на расстоянии, - пояснил инструктор, и в его голосе Леон различил какие-то странные нотки. Казалось, будто бы стенания двух белоснежных исполинов, обнаруживших пропажу, приводили Дайс в тихий, скованный рамками приличия, восторг.
- Если вспомнить, что Ева сделала с нашими агентами на прошлой миссии, думаю, ей воздалось сполна,  - мрачно произнес Монаган, понимая, что им не стоит задерживаться здесь. Пусть и на достаточном расстоянии от Ев, но все еще во враждебном и угрюмом мире бесконечных снегов и смертельно опасных случайностей. Вольген убрал руки за спину и направился к разрыву, причем так спокойно, будто бы бросал вызов непобедимым созданиям столь вызывающе прогулочным шагом.
- Сколько разрывов и сколько новых миров, а истина все та же, Леон. Ни в одном из них ты не встретишь существа более мстительного, чем человек.
- Охотно верю, - тихо отозвался Леон, после чего обе фигуры скрылись в разрыве.

+6


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив сюжетных эпизодов » [04.01.2019] Запретный плод: Изгнания из Эдема


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC