Миссия 090, Словения
Из закрывшегося разрыва недалеко от города попадает Сосулька, НЕХ, которого уже видели ранее при трагедии в Австралии. Агентов посылают оцепить территорию и не дать НЕХу дойти до города

Миссия 091, Франция
Звонок поступил от молодой женщины Абелии Лурье. По ее словам на улице Анатолия Франса внезапно образовался небольшой разрыв, из которого выбралась одна Пентепода. Существо вело себя очень агрессивно и в итоге начало атаковать случайных прохожих. Полиция и агенты ELM из штаба Франции прибыли на место действия уже через пару минут, взяв на себя эвакуацию, закрытие разрыва, а также оказание скорой помощи гражданским. К несчастью, до того как Абелия со своим сыном Жеромом успела добраться до безопасного места, Пентипода напала на них и утащила мальчика. На данный момент существо находится на Эйфелевой башне и медленно карабкается по строению вверх; мальчик по словам полиции еще жив, но находится в бессознательном состоянии. По какой-то причине НЕХ пока не причинил ему особого вреда. К прибытию агентов из Америки, территория в радиусе нескольких километров от Эйфелевой Башни была очищена от людей

Миссия 092, Лихтенштейн
Во время немецкого фестиваля реконструкторов рядом с туристическим городом Зилум открылся разрыв из мира Топи. Разрыв появился над головами ошарашенных гражданских, но почти сразу же закрылся. Поначалу все успокоились, ведь НЕХов не было видно, однако позднее, когда в толпе стали издаваться крики, люди запаниковали. По прогнозам от центра Истребления из разрыва могли выпасть Прозрачные, возможно даже пара. Агентов на миссию доставили уже через десять минут, когда операция по эвакуации шла полным ходом

[12.11.19] Были подведены итоги месяца! Также было опубликовано интервью с активистами октября.

[13.10.19] Открыта запись на квест! Мир Парящих островов ждет своих агентов!

[11.10.19] Были подведены итоги месяца! Также было опубликовано интервью с активистами сентября и запущен опрос по будущему сюжетному квесту. Если вы еще не успели в нем поучаствовать, то бегом читать инфу и голосовать!

[25.09.19] Были подведены итоги месяца! Также хотим напомнить всем о том, что амс и наш форум очень нуждаемся в ваших магических тыках по кнопкам ТОПа и в рекламе! Высокие позиции в ТОПах гарантируют приток новых игроков, так что не ленитесь, агенты!

[06.09.19] Просим минутку вашего внимания! Это очень важно! Планируется сдвиг актуальной игровой даты! Также были подведены итоги конкурса "Пей и не пьяней!"

[12.08.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[14.07.19] Подведены итоги месяца! Убедительно просим всех наших игроков уделить минутку вот этому опросу! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[13.06.19] Подведены итоги месяца! Также не забываем о нашем летнем баре! Спешите напоить своих коллег, друзей и знакомых!

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [20.02.2017] Lightning in the dark


[20.02.2017] Lightning in the dark

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

LIGHTNING IN THE DARK

https://img5.goodfon.ru/wallpaper/nbig/a/c8/noch-les-derevia-siluety-nebo-molnii-groza.jpg
- -

Миссия в Тёмном мире по добыче новых образцов не была бы такой напряжённой, если бы не два обстоятельства: страшная гроза... и распри внутри группы.

Участники:  Iolanta Korsak, Leon Monaghan.

Локация: Тёмный мир.

Участие ГМ: нет

+1

2

Такой сильной грозы  здесь Ио ещё не помнила.
Стоило им шагнуть в разрыв, как агентов просто оглушило раскатом грома, походившим на предвестника колоссального землетрясения... Впрочем, даже если среди них и был кто-то, кого пошатнул этот звуковой эффект - он скоро сообразил, что земля под ногами по-прежнему надёжно-непоколебима.
Иоланту волновало другое. С первых же минут стало понятно, что вспышки молний, на удивление частые и щедро освещающие всё вокруг сквозь безлистые ветви, на краткое время просто вырубают режим ночного зрения. Открытие неприятное и раздражающее, не меньше чем некоторые члены их группы...
На эту миссию выделили четырёх агентов. Ни больше, ни меньше. Хотя Ио предпочла бы всё-таки меньше. Но обоснование тому было достаточно серьёзно: рой, от которого им предстояло отхватить кусочек, мог невовремя поднять панику своим писком и спровоцировать затаившихся НЁХов более угрожающей категории. А от взбешённой твари один медик и один штурмовик могли бы не отбиться без потерь. Так что Корсак смирилась и понадеялась на лучшее, но - увы! - не все надежды готовы были оправдаться…
- Нет! Риск нецелесообразен!
- Ты это говоришь представителю Исследовательского центра, который работает с куда более опасными тварями?!
С ними и Леоном отправились ещё штурмовик и координатор. Штурмовик представлял из себя бодрую девушку лет двадцати, бойкую и не преминувшую построить Леону глазки перед заданием, но враз взявшую себя в руки и как будто забывшую об их разнице в поле, стоило опустить на глаза очки со встроенными режимами изменённого зрения. Ио оценила её собранность и деловитость, хотя и не спешила обрекать коллегу Монагана на свою симпатию. Но так или иначе, Ильма импонировала ей куда больше, чем Джо Тай - так звали их координатора, тощего парня азиатской крови лет этак двадцати трёх с лёгким намёком на невротизм и сухим лицом, лишённым всякого следа получаемого от жизни удовольствия. По сравнению с ним сама Иоланта, которая на миссиях обрастала коркой сосредоточенной устремлённости, казалась себе легкомысленной мечтательницей.
- Эта дрянь одна из самых безобидных, если не подпускать её к себе близко!
- И тем не менее, эта трепида не входит в число наших целей!
Но самым раздражающим в нём было то, что Джо, похоже, был из того разряда людей, которые чтобы меньше думать действуют строго согласно букве “ценных указаний”. Учитывая, что он был координатором, этот стиль избегания всякой инициативы грозился встать у деятельной Иоланты поперёк горла…
Учёная - УЖЕ учёная, хоть и ставшая полноценным сотрудником относительно недавно, всего около месяца назад - могла только порадоваться, что на её приглашение откликнулся Леон. Его невозмутимость действовала на неё, как недавно заметила женщина, не менее благотворно, чем рассудительность Йохана. Но если медик, грубо говоря, просто завораживал её словом, словно наигрывающий кобре на флейте укротитель змей, то штурмовик производил впечатление скалы - этакой надёжной опоры, куда можно уткнуться лбом и просто выдохнуть, когда хочется взорвать весь мир к чёртовой матери.
Возможно, это было неправильным - выходить на миссии преимущественно со своими знакомыми. Но Корсак было плевать. Сейчас в её жизни происходили волнительные события, связанные с первыми разработками - причём как явными, так и тайными, касающимися смежного отдела. Поэтому ради образцов, которые она могла кинуть в топку собственного экспериментаторского любопытства, она тщательно готовилась по исключительно ей удобному паттерну и была готова спорить даже с координаторами, если бы тем пришлось встать на её пути добычи новых данных.
Что, собственно, сейчас и происходило.
- Джо, - Ио уже почти рычала, - если бы все координаторы думали, как ты, то Эльм двигался бы вдвое медленнее в развитии!
- А если бы все координаторы были бы столь непредусмотрительны, как алчные сотрудники Преображения, то с миссий возвращалось бы в два раза меньше сотрудников! - Тай тоже упёрся рогом, и их небольшая вроде бы заминка грозила затянуться, в то время как бурно обсуждаемая трепида, не подозревая о том, причиной какого напряжённого спора стала, сонно бродила в полусотне метров дальше.
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

+1

3

Темный Мир встретил их не особенно благодушно.

Встретил оглушающей грозой, вспарывающими темноту стремительными молниями, неблагоприятной погодой, паршиво сказывающейся на приборах ночного видения. Встретил, точно желая прогнать непрошенных гостей туда, откуда те явились, или обещая им испытания, о которых сложно будет позабыть. Красиво. Зрелище несколько завораживающее, которое не столь часто можно увидеть здесь. Не радует лишь то, что местная живность запросто может подкрасться к ним, а они этого могут не услышать, но с другой стороны они и сами могут воспользоваться элементом неожиданности…

Леон ставит на то, что возможен скорее первый вариант. А все из-за того, что командующий их отрядом координатор, Джо Тай, оказался упрямым, следующим правилам досконально, парнем. Равно как и Иоланта, ничем тому не уступающая. Пока они стоят на месте и спорят, вполне вероятен тот факт, что их услышат и придут «поприветствовать», и по этой причине он внимательно осматривает территорию, выискивая приближающуюся угрозу.

Его не волнует то, чего хочет Тай – максимально быстро выполнить задачу, вернуться, сдать отчет. Желание координатора ему не особенно понятно, учитывая то, что подобное во время заданий не является чем-то выходящим за все рамки правил. Нет ничего такого в том, что Корсак желает получить образцы, и нет ничего такого, если пункт «достать образцы трепиды» отсутствует в изначальном плане, которому следует Джо.

Он видит то, как ей важно заполучить то, что она хочет. По этой причине он на ее стороне, несмотря на то, что штурмовик должен во всем подчиняться координатору.

- Труп трепиды может стать отличной приманкой для роя, - штурмовик спокойно вклинивается в спор, который затих на пару секунд, а он смотрит на координатора, возмущенно подобравшегося, чтобы обрушить свое негодование и на него. – Особь одна, и мы можем легко застать ее врасплох.

- Я, что, непонятно выразился? – координатор раздраженно разводит руками. - Риск не оправдан. И этого в нашем плане нет.

Ильма – второй штурмовик в их отряде – издает тихий смешок, проходя мимо них. Леон же раздосадовано выдыхает, бросая понимающий взгляд на Иоланту.

- А что насчет риска напороться на НЕХов опаснее, пока мы будем бродить здесь и искать рой? Легче устроить засаду и убить двух зайцев разом. Мы ничего не потеряем.

Джо Тай фыркает, нервно дергая плечом и глядя на Корсак, очевидно виня ее в том, что эта миссии застопорилась на ровном месте. Молния скользит по небу, ярко освещая окрестности, проливая свой свет сквозь ветви, вслед за ней следует раскатистое громыханье.

- Нет. Мы следуем нашей задаче – ищем рой.

- А трепида приближается к нам, - довольно объявляет Ильма, - вряд ли заметила нас, но…

Монаган обращает внимание на особь, которая медленно, точно задумчиво, бредет в их направлении. Не прямо к ним, но расстояние между ними неощутимо, но начинает сокращаться. Уголок губ приподнимается в легкой усмешке, когда Тай отворачивается, собираясь принять какое-либо решение. Они смогут спровоцировать трепиду, не шибко прятаться от ее ленивого взора. Они справятся с ней, а потому нет причин для беспокойства. Они сталкивались с существами куда более опаснее, в этом Иоланта права.

Возможно, когда-нибудь он расплатится за подобную самоуверенность, но вряд ли кара за это падет на его голову сегодня.

- Ну что, будем бегать по кустам от одной-единственной трепиды? - Корсак, весь диалог выдыхавшая в стороне и лишь источавшая мрачное злорадство в сторону координатора, которому пришлось теперь отдуваться в споре против другого члена команды, позволяет себе мрачную улыбку и изгибает бровь. - Супер! Представляю себе, как придётся рвать когти, столкнись мы с одичавшим тузиком или издыхающим ротазом.

Иоланта кипит, вызывает на миг у Монагана широкую улыбку.

Координатор сдается.

- Ла-адно, - под давлением сразу двоих и явным желанием Ильмы сохранить нейтралитет, Тай выдыхает сквозь стиснутые зубы, - группа, приготовиться! Сейчас я проверю, одна ли она, и атакуем.

- Похоже, тебе улыбается удача, - тихо произносит штурмовик, на шаг приблизившись к Корсак и не сводя взгляда с трепиды, размеренно переставляющей свои тонкие конечности.

Леон поправляет оружие. То же самое делает и Ильма, а затем застывает в выжидающей позе. А Джо использует свою способность, проверяя окрестности. Штурмовик внимательно следит за ним, готовый выполнять приказ, который тот отдаст. На проверку уходит чуть меньше минуты, а трепида стала к ним еще ближе.

- Она одна, - проговаривает координатор, даже не скрывая недовольство в собственном голосе. – Трепида ваша. Разбирайтесь с ней, а я прикрою вас сзади.

Штурмовик отходит в сторону, занимая выгодную позицию. Ильма привлекает ее внимание свистом, подступая к НЕХу первая, вскидывая руку и явно собираясь использовать на ней способность. Трепида же притормаживает, замечая возможную жертву, которой можно полакомиться, но пока медлит, точно гадая, откуда здесь взялся кто-то, но тут же подбирается, готовясь к нападению.

+1

4

Был ещё один момент, являющийся маленькой, но острой как игла причиной, которая проворачивалась внутри Иоланты и просто отказывала ей в возможности сдать назад. И то было, как ни странно, не ослиное упрямство. Нет, толика и этого бесполезного чувства порой действительно проскакивала в поведении учёной, но ныне в ней загорелся совсем иной маячок, ведущий к цели: личная заинтересованность.
Ио не любила трепид. Даже больше: ненавидела. С той поры, как одна такая тварь едва не выжгла ей разум, обеспечив почти две недели восстановления памяти, и то это произошло с посильным участием лучшего друга, а иначе - как знать, сколь долго Корсак оставалась бы умственным инвалидом? И не закончилось бы для неё на этой печальной ноте служение Эльму, а с ним - и надежда на посещение других миров?..
В общем, после того случая, несмотря на то, что трепиды в самом деле были одними из самых лёгких целей, встреча Ио с ними на узкой дорожке почти всегда заканчивалась одним и тем же: одним или несколькими НЁХами становилось меньше, а лаборатории получали свеженькие образцы.
Услышав решение координатора, учёная не стала добивать его ершистыми замечаниями - только цокнула языком и переключилась на цель. Благо, та уже прекратила бессмысленные блуждания и, завидев потенциальную добычу, направилась к ней.
"Отлично. Подойди поближе, моя хорошая..."
Ильма не выглядела напряжённой, что в принципе, было правильно. Им нечего было бояться - костюмы не пропускали импульсов конечностей трепиды, а коснуться небольших открытых участков ближе к голове этим существам не хватало мозгов. Одним словом штурмовик выглядела скорее опытной, чем глупой и неразумной, пойдя на сближение - тем более, что в её руках уже поблёскивали искры стихийного препарата... что не помешало ей крупно вздрогнуть и коротко, но смачно выругаться при звуке выстрела, совпавшего по роковой случайности со смачным высверком молнии, от которого трепида вздыбилась, затем припала на подкосившиеся "ноги", но затем всё же попыталась приподняться и попятиться - только чтобы словить под грохот грома ещё два цельнометаллических приговора в купающиеся в желеобразной плоти органы и обречённо рухнуть на землю, затихнув через несколько секунд.
Корсак хладнокровно опустила "беретту". Хищный оскал на её лице был красноречивей всех комментариев: это была её и ТОЛЬКО её добыча, и никакие другие люди и препараты не должны были остановить цикл функционирования её жизненных систем.
- Вот и всё. А ты боялся. - Со сложноуловимой агрессивной иронией бросила она Джо, спокойно направлясь к павшему НЁХу и на ходу доставая капсулы для образцов. - Дел-то на полминуты. Я материал буду брать дольше.
- Если бы только в этом было дело... - буркнул азиат, направляясь следом. - Ну посмотрим теперь, как эта штука будет привлекать рой.
На это учёная пожала плечами. Идея Леона в целом была неплоха, но Ио интересовала конкретно трепида. Было бы, конечно, неплохо, если бы она в самом деле привлекла эти мелкие писклявые комочки... Но, по сути, велик ли шанс того?
- Ладно, не парься. - Она осторожно набирала в колбы вещество из тела НЁХа и, судя по голосу, чувствовала себя гораздо умиротворённее. Что на самом деле соответствовало истине - своего она добилась, и далее была готова воздержаться от создания проблем даже такому человеку, как Джо Тай. По крайней мере, некоторое время. - В конце концов, лаборатории только спасибо скажут за свежий материал. Вы не представляете, как он им важен, даже если принадлежит вроде бы вдоль и поперёк иследованному НЁХу...
- Кстати о материале, а не он ли к нам летит? - с удивлением напополам с напряжением внезапно подала голос Ильма.
Три пары глаз мгновенно переместились на неё, а затем - по направлению её взгляда. Под пристальное внимание четырёх тепловизоров попал крошечный огонёк, робкими зигзагами в воздухе приближающийся к поверженной трепиде.
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

+1

5

Незваный гость спешит на пиршественное блюдо, свалившееся минуту назад от выстрела Корсак и даже не успевшее еще остыть. Рядом раздраженно фыркает координатор, напряженно вглядывается во тьму Ильма. Монаган приподнимает брови в легком удивлении – он знал, что на труп покусятся в обязательном порядке, но так быстро?
- Ротаз, - объявляет Ильма через несколько секунд разглядывания приближающееся пятно. – Остаемся или уходим?
- А вот это уже как скажет наш медик, - ехидно отвечает Джо Тай, поворачиваясь и глядя на Иоланту. – Нужны еще образцы? И что-то приближающегося роя я здесь не вижу. Как-то странно, не находите?
Последние две фразы Тай язвительно процеживает, сверля взглядом Леона. Штурмовик с насмешкой смотрит в ответ и отрицательно качает головой. Кто-то другой на его месте бросил бы в ответ нечто не менее колкое, но он не из того числа людей, которые не хотели бы оставаться в долгу. Для него это мелочи, выпады обиженного мальчишки, не желающего сдавать свои позиции чисто из принципа. Монаган настойчиво пытается удержаться от желания сказать Джо что-то наставническим голосом.
Здесь Тай – координатор. Он – штурмовик. И молодой возраст первого и обиды, свойственные молодняку, значения не должны иметь абсолютно.
- Образцы нужны, - нахмурившись, напряжённо отзывается Корсак, - только вот там, где один ротаз, должна быть и вся стая. А с ней нам не по пути. Предвосхищая дальнейшие ехидные замечания, напомню, что я учёный, а не самоубийца.
- Роя нет? Значит, идем дальше, - спокойно произносит, пожимая плечами и игнорируя злой взгляд Джо, и смотрит взгляд на Иоланту. – Как обстоят дела со сбором образцов?
- Я закончила. - Женщина поднимается, символически отряхивая руки. - Теперь нам лучше отступить.
- Отлично. Наконец-то здравая мысль, - коротко склабится Джо и подаёт рукой знак уходить в противоположном от ротаза направлении.
Леон фыркает, посмотрев на командира. Язык отчего-то не поворачивается, чтобы назвать того командиром. Скорее становится смешно, но такого он себе ни за что не позволит. Точно не на задании.
Они отходят на несколько метров в полной тишине. Только гроза разрезает безмолвие грохотом, давая знать о себе и заставляя команду морщиться каждый раз, когда приборы ночного видения отключаются на несколько секунд. Раздражает, но не более того, и не дает расслабиться, а это уже хорошо. Не стоит забывать о том, что Темный Мир – это Темный Мир, угасающий, находящийся на последних издыханиях, но полный опасностей и угроз. Здесь у Монагана было больше всего миссий, и за все время этот мир успел засесть в его печенках и стать чем-то… обыденным. Успокоиться и утратить сосредоточенность для него здесь очень легко и просто, и это ему не особенно нравится.
Эту миссию скрашивает присутствие Корсак. Рядом с ней он не ощущает себя одиночкой, как это обычно бывает. Ильма и Джо – хорошие агенты, как и многие другие, но они, как и прочие, не являются его друзьями или хотя бы приятелями. С ними можно общаться, но не более того. За пределами заданий он вряд ли с ними заговорит без особой на то нужды. А потому нет ничего удивительного в том, что он рад возможности работать с теми, кто ему знаком.
Еще один всполох молнии катится по черному чужому небосводу. Еще одно сотрясение воздуха. Еще раз окрестности на секунды две освещаются ослепительным светом. Прибор приходит в работоспособное состояние. Монаган идет впереди, крепко сжимая в руках свое оружие – оно может потребоваться тогда, когда меньше всего этого ждешь. Сколько раз так было? Он останавливается, когда замечает пятно в паре десятков метров от себя.
- Что-то впереди. Движется, - произносит Ильма, отступая в сторону, чтобы дать дорогу Таю, шедшему сзади.
Одинокий представитель роя летит мимо них прямо с той стороны, куда они отступают. Вертится вокруг, затем равнодушно, игнорируя команду, летит к трупу трепиды и исчезает в темноте. Ночной прибор позволяет наблюдать за крошечным пятном.
- Похоже, где-то впереди находится рой. Замечательно. Идем, не будем задерживаться. Выполним задание и прочь отсюда, - раздраженно цедит Джо.
Леон хмыкает – видно, что координатор хочет домой. И это не странно. Он тоже хочет выбраться из этого неприветливого мира, в котором бушует гроза, то и дело вырубающая нужную им технику и мешающая комфортно выполнять свою задачу. Штурмовик выдыхает и поворачивается, глядя на Иоланту, а затем продолжает движение.

+1

6

“Бывает ли аллергия на людей определённого типа? Наверное, бывает…” - иного объяснения тому, что у неё так чешется язык - пусть и не буквально, а в желании оспорить вывод Джо - Иоланта не находила.
Однако молчание - золото, в чём она и убедилась, задавив первые порывы. Переглянувшаяся команда вернулась было на прежний курс, как мимо них в том же направлении пролетели ещё два чёрных “ёжика”, делая предположения координатора более близкими к реальности.
“Ну вякни теперь мне тут, что эта задержка была напрасной,” - про себя мрачно поставила счётчик Корсак, но Тая похоже вполне устраивала сложившаяся ситуация. Махнув рукой, что под очередную вспышку молнии выглядело почти пафосно, он первым ступил в том направлении, откуда прилетела парочка от роя.
Выждав, пока придут в норму приборы ночного зрения, Ио поймала взгляд Леона и кивнула с благодарностью. Действия напарника вновь на каком-то интуитивно-опытном уровне принесли им всем пользу. А впрочем, это и неудивительно - по всему выходит, что Монаган тут всех старше и фактически, и по стажу выходов на миссии.
Ветра нет, как и ливня, но разговаривать без дела не хочется. Бывает, складывается компания, и в ней сразу налаживаются доверительно приязненные отношения. И, даже если это встреча на один раз - миссия в таком составе проходит легко, ненапряжно и в какой-то “своей” атмосфере.
Увы, это был не тот случай. Слишком нервный тощий координатор, слишком сосредоточена медик и неразговорчивы штурмовики. В каком-то смысле, наверное, это было тоже неплохо, по крайней мере группу, скользившую меж сухих стволов подобно стае сухопутных акул, вряд ли могло бы что-либо застать врасплох, даже несмотря на регулярные вспышки ослепляющего света. Да и сами агенты явно не тосковали. Образцовая, интровертно-ответственная группа.
По дороге им ещё дважды встретились кусочки роя - ещё один, а потом целых четыре. И уже после Джо притормозил и повернулся к остальным.
- Цель по курсу.
Иоланта прибавила шагу, поравнявшись с ним и выглядывая впереди то, что им было нужно.
Азиат не ошибся. В тепловизионном режиме стало видно срезвычайно плотное скопление точек, облепивших чью-то тушу.
- Никакого света, - предупредил координатор, снова вызвав в душе Корсак вспышку раздражения. Ах, какая неожиданность! Нёхи не любят свет! А отчего бы Эльму в противном случае набирать такую крепкую группу, скажите на милость… - Корсак, Флейм, прихватите сколько надо для лабораторий, а мы с Монаганом проследим за обстановкой.
Главное было действовать неспешно и максимально деликатно. В итоге девушкам пришлось повозиться, но три НЁХа растерянно забились о стекло герметичной капсулы размером с бутылку, которая в итоге заняла место на поясе у Ильмы.
- Мы всё. Можем возвращаться. - Иоланта замешкалась возле копошащегося роя, что-то её в нём смутило - но, решив, что дальше копаться в нём - себе дороже, поднялась и обратилась к Таю.
- Отличная новость. Тогда я сейчас прикину, как обойти ротазов - сбежавшихся, кстати, на ВАШУ трепиду - и двинемся... А вы кстати зачем ещё тут? Отправились бы за своими! - порядком расслабившийся от осознания, что основная часть проблем позади, Джо махнул ногой, собираясь шугануть несколько шевелящихся точек. Но, видимо не учтя погрешность тепловизионного зрения, промахнулся и вместо этого смачно въехал подошвой в то, что было облеплено роем.
Из-под его ноги прыснуло несколько мелких комочков, а оставшаяся стая... издала глухой рык. Заставивший агентов застыть на месте.
- Это... сказал не рой... - чуть охрипшим голосом выдала Корсак, с тихим ужасом перебирая в голове возможности того, ЧТО могло издать этот звук.
А оно уже шевелилось под облепившими его падальщиками и принялось подниматься...
- ЧЁРТ! - Тай шарахнулся в сторону и, игнорируя собственный же приказ, вскинул на вытянувшееся на двухметровую высоту нечто включённый фонарик - за сигналом очков было сложно понять, что перед ними возникло...
...но лучше бы он решил продолжить оставаться в неведении...
Потревоженный скачущим лучом света выводок мелких НЁХов издал тихий писк, который спустя мгновения был перекрыт уже куда более громким и разъярённым рёвом.
- Твою мать, охотник! - от истеричного выкрика Ильмы агенты шарахнулись в стороны - имя НЁХа служило прекрасным триггером для реакции "Беги, просто беги".
Вот только эльмовцам было известно, что от этой твари убежать было не так просто. А та, хоть и выглядела странно в облепляющем плаще из роя, сейчас опадающем как листья с дерева, явно поддалась раздражающему писку и была готова броситься - как только определится с одной из отступивших целей.

[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-06-20 10:19:32)

+1

7

Все происходит стремительно – вот Тай пинает то, что пинать не стоило, вот рой взметается, точно песчаный вихрь, почти затмевая взор, вот раздается угрожающий утробный рык, заставляющий замереть, начать анализировать… и вот посреди темного леса под темным небом, разрезаемом на лоскуты яркими вспышками молний, разворачивается поле боя – арена, на которой должны сцепиться хищник и агенты благодаря беспечности собственного командира.
Охотник поначалу странно пошатывается, оступается, осматривается по сторонам быстро, как только способен, и выбирает первую цель. Стрекочущая стрельба раздается рядом, но результатом становится лишь разъяренный рев. Видимость на нуле – мало того, что в Темном Мире, как следует из названия, всегда темно, и того, что гроза приводит время от времени в неработоспособность приборы ночного видения, так теперь рой максимально старается усложнить задачу, заполонив собой вокруг все. И рядом слышатся маты координатора, на которые Леон не обращает внимания.
Яркое пламя разгорается в метрах трех впереди – Ильма собралась и применила пирокинез, отлично работающий против большинства существ этого мира. Не самая большая опасность для такого хищника, как охотник, однако, это хорошо отпугивает его. НЕХ отпрыгивает в сторону, кидаясь в сторону Леона, который стреляет в него, метя в горло. Штурмовик промахивается, но успевает вскинуть руку и отбросить его при помощи телекинеза – тот врезается в дерево и падает, встает на ноги, рычит, облепленный роем, которого на нем становится все меньше и меньше, а затем вновь направляется в сторону Ильмы.
- Цельтесь в горло, - кричит координатор, приближаясь к ним. – Цельтесь в горло! Он ранен! Вот почему они его облепили!
Схватка идет быстро, окрашенная в зеленые тона, в которых видится мир через прибор ночного видения. Слышны приказы Джо, которые Леон почти не слушает, пытаясь стать целью для охотника вместо Ильмы или Иоланты. Напарники пролетают мимо, отбрасываемые мощными ударами. В какой-то момент и он сам летит в сторону, падает на какой-то пенек или камень, врезающийся в бок, игнорируя надетую защиту, а затем на него приземляется туша, которая не пронзает его своими когтями лишь потому, что он выставляет над собой телекинетический щит, который укрывает его и от ударов НЕХа, и от чьих-то выстрелов. Бессмысленно. Нужно метить в горло, но не так-то это просто, учитывая то, как тот быстро двигается, даже будучи раненным. Через полминуты НЕХ набрасывается на Тая, и тот выживает лишь благодаря тому, что Ильма отталкивает его в сторону.
Охотник ранен, взбешен, охотник борется за свою жизнь несмотря на то, что всего пару минут назад умирал, становясь пищей для роя. Его желанию выжить можно только позавидовать. Наконец, он замедляется, останавливается и падает, продолжая издавать щелкающие звуки, затихающий постепенно рык. Его тело содрогается несколько раз прежде, чем чей-то выстрел, может, Леона, а может, Ильмы, обрывает его жизнь. И вокруг сгущается настороженная тишина.
- Твою мать… - штурмовик морщится, опуская пистолет и хватаясь за ноющий бок. – А кто-то боялся трепиды…
Ильма смеется, но в голосе ее не слышно веселье. Смех облегчения, осознания того, что в очередной раз удалось остаться в живых. Каждый раз – это радость. Понимание того, что вот – ты поучаствовал в битве, в которой мог погибнуть, и выжил, несмотря на весь риск, – не может не радовать. И Леон понимает этот смех, хотя вместо проявления радости предпочитает глубоко дышать и прислушиваться к ощущениям своего организма. А Джо молчит, задумчиво глядя на труп охотника.
- Теперь точно домой, - произносит Ильма, как только успокаивается и она осматривается вокруг. – Нужно уходить, пока на шум не пришел еще кто-то…
Она замирает и начинает озираться. Монаган непонимающе осматривается вместе с ней, и только тогда понимает, что сейчас их трое. Корсак нет. Боль в боку немедленно оказывается несущественной, и он кидается в сторону, надеясь на то, что если он пройдет пару метров, то сразу увидит тонкую фигуру подруги, но ее нет. Джо Тай раздраженно шипит. Ильма, так же, как и он, осматривает окрестность.
- Иоланта! Иоланта!
- Тихо! Вы привлечете новых НЕХов, — это Тай, пытающийся выглядеть спокойным и непоколебимым несмотря на то, что сейчас старается не двигаться слишком резко.
Монаган раздраженно устремляет на него взгляд, бегая вокруг. НЕХов нет в поле видимости. Только рой, который всерьез начинает его злить, так как мечется перед глазами. Он водит лучом фонарика, пытаясь высмотреть Иоланту, но тщетно. Проходит минута, после которой штурмовик останавливается, тяжело дыша. Он почти не слышит слов Джо, который говорит о том, что им досталось, что Корсак, возможно, может быть мертва, что им необходимо вернуться, что пусть Эльм отправит другую команду на ее поиски… И он не слышит грома, который оглушительно раскатывается прямо над головой.
Мужчина качает головой – никто отсюда не уйдет. По крайней мере, он не уйдет, пока не отыщет Корсак. Он гневно смотрит на Джо, который все никак не замолкнет.
- Заткнись.
Тай, опешив, осекается. Ильма смотрит на него. Леон сжимает в руке пистолет, который не успел убрать в кобуру, и качает головой. Терять подругу он не намерен. Оставлять ее в Темном Мире одну тоже. И тявканье щенка, которого назначили координатором всего несколько месяцев назад, его не волнует. Вероятно, он нарвется, и тот по возвращении напишет на него жалобу, но ему без разницы. Злость закипает, поднимается урчащей волной.
- Заткнись, - рычит, поднимая руку и тыкая в него пальцем. – Ты всю дорогу ныл о том, что нам нужно следовать правилам. Считал себя предусмотрительным и самым разумным. В итоге ты беспечно, ни в чем не разобравшись, пнул кучу, на которой сидел рой. По твоей вине развязался бой, а теперь ты говоришь мне, что мы должны уйти и оставить Иоланту здесь?!
- Мы пойдем ее искать, она жива, скорее всего, - убежденно заявляет Ильма, вставая между координатором и штурмовиком, который подошел к тому слишком близко.
- Мы ничего не сможем сделать. Нас потрепало. Если мы останемся, то станем мишенью для других НЕХов, - произносит Тай, стараясь сохранить командный тон. – Мы уходим.
- Мы ищем Иоланту, - рявкает Леон. – И мне плевать на твои приказы. Можешь на меня пожаловаться начальству, но мы отсюда не уйдем.
- Спокойно, - повышает голос Ильма. – Тай, мы своих не бросаем. Монаган, держи себя в руках. Так мы ей ничем не поможем.
Мужчина отступает, прикрывает глаза и выдыхает, пытаясь успокоиться. Это чувство ему не нравится. Оно вцепилось крепко в затылок, холодит, вбрасывая его в отчаяние. Его злит все – то, что он не заметил, куда исчезла Иоланта, то, что им приходится сейчас стоять и ждать, что скажет координатор, то, что могло произойти все, что угодно… Воцаряется вновь тишина, и она практически невыносима. Если не считать рокочущей грозы, то все действительно тихо. В такой тишине проходит несколько секунд, а затем в ней раздается голос Джо:
- Ладно. Подождите, я попробую определить, есть ли поблизости кто-то. Может, она рядом.
Монаган дергает плечом, выжидающе уставившись на него, сквозь зубы цедит что-то в ответ. Затем начинает ходить из стороны в сторону в нетерпении. Он уже не раз видел, как его коллеги гибнут. Можно сказать, что он почти привык к тому, что подобное возможно. Но он не может и не хочет мириться с той мыслью, что такое может произойти с теми немногими, кто для него дорог. А Иоланта – друг, настоящий за многие годы. И он не хочет ее терять.

Отредактировано Leon Monaghan (2019-06-01 23:18:21)

+1

8

Возможно, в детстве Ио по неосторожности стукнули головой. Возможно, она сама неудачно упала на каком-нибудь занятии по физической подготовке, и что-то в её голове стронулось, сдвинулось, разомкнулось, заменив слово “страх” сочетанием “проблема, требующая решения”. Не “страх провала”, а “цель, путь к которой надо найти”. Не “страх пропасть без вести”, а “задача - подготовиться так, чтобы дожить до прибытия спасательной операции”.
Но на самом деле всё это было лишь потому, что Ио вело за собой её сознательное. Какой смысл паниковать, когда у тебя было достаточно времени на подготовку? Зачем трястись перед трепидой, когда за спиной - десятки часов изучения их внутренностей и поведения?
“Действительно… зачем бояться трепиды, когда смерть всё равно принимает вид охотника?” - пронеслась в голове у Ио отстранённая мысль, пока она сама, вернее, её выученное до рефлексов тело, отскакивало в сторону, вскинув “беретту” производило выстрел, после чего уходило от взмаха лапы перекатом и…
...поднималось аккуратно под новый взмах, от которого далеко не хрупкую женщину унесло в заросли. За которыми ничего не было.
Но это медик, ослеплённая болью в груди, поняла не сразу. А потом мир вокруг неё завертелся, скорее на уровне ощущений чем визуального восприятия. Её дважды ударило обо что-то твёрдое, один раз она чуть не вывернула руку, а открыв для болезненного крика рот тотчас же чуть не наглоталась прахоподобной земли.
“Kurwa mac!” - и ещё триста тридцать три выражения на нескольких языках (а в некоторых и единственно ей знакомые), промелькнувшие перед внутренним взором медика, пока она продолжала движение. Почему-то всё ещё продолжала… почему она не останавливается?!
И тут же, словно по заказу - болтанка стала прекращаться. Спустя несколько секунд у Иоланты возникло подозрение, что она остановилась - по крайней мере, так утверждало покоящееся тело, когда как в разуме всё ещё по инерции царил кавардак. Из-за него Корсак потеряла ещё минуту, пытаясь остановить раскрутившееся подобно гироскопическому тренажёру скопление мыслей.
А потом удар молнии пробился сквозь мрак пространства, залив картинку в очках белым светом. Медик передёрнулась всем телом и зажмурилась, чувствуя, как слезятся глаза. И, только переждав удар грома и не услышав за ним… ничего, решилась снова поднять веки и осторожно, одним только движением зрачков, обвести доступную ей панораму.
Чтобы понять, что с этой стороны лес ей даже близко незнаком, а её спутники…
Иоланта резко села, хотя мгновением спустя вынуждена была с шипением опереться на одну руку, и, лишь утвердившись на этой опоре, обвела взглядом окружение.
И почувствовала, как старые и затёртые, но по-прежнему липкие тенета страха оплетают сердце.
Вокруг, насколько хватало глаз, не было ни следа других агентов.
И только последовавший за очередной вспышкой гром нарушал сакрально-зловещую тишину места, где оказалась Иоланта Корсак.
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

+1

9

Гроза утихает – с каждым разом она сотрясает небо все слабее, а разряды молний все реже, но они продолжают выводить из строя приборы ночного видения. От них, впрочем, немного помощи – лес перед глазами кажется пустым, а окрашенный в темные зеленоватые оттенки еще более мрачным. Монаган поворачивает голову, глядя в том направлении, где находится их координатор – тот ведет их непонятно куда, ведет, заметив при помощи своей способности что-то, на что нельзя было не обратить внимание, но вот вопрос – ведет ли он их к Иоланте или к очередному НЕХу, с которым им нужно будет столкнуться и сразиться? В данный момент этого бы крайне не хотелось – им необходимо найти Иоланту, а затем возвращаться обратно, не задерживаясь, ведь велика вероятность того, что они привлекли шумом, и все еще привлекают, более крупных и опасных хищников этого мира.
И как бы не хотелось об этом думать, как бы не было неприятно даже строить предположения, вполне возможно то, что Иоланте необходима будет медицинская помощь.
Штурмовик смотрит на Джо и Ильму – они идут в стороне. Между ними несколько метров – так они смогут обхватить и осмотреть больше территории, но при этом они стараются не исчезать из поля видимости друг друга. Не хватало еще носиться по этому лесу и кричать, разыскивая каждого. Об этом Леон совсем не думает, все свое внимание направляя на поиски хоть каких-нибудь следов, которые могла оставить Корсак.
Они обыскали всю окрестность возле места схватки с охотником, которого растревожил Тай своим желанием покрасоваться. Ничего. Никого. Иоланты там точно не было и в помине, только то, по чему координатор ведет их, словно послушная натасканная ищейка. Зато там рядом был овраг – высокий, спускаться с него можно было только кубарем, ни о каком осторожном спуске речи и не могло идти. Монаган думал о том, что телекинез позволит ему проделать это без особых проблем, но наткнулся на яростное возражение, на этот раз со стороны Ильмы, не желавшей упускать из виду еще одного члена команды.
Мы найдем ее. Даже если придется остаться здесь и растянуть поход до…
Тай поворачивает, прерывая мысль Леона, но тем, что привлекло внимание командира, оказывается НЕХ, проскользнувший между стволов деревьев вдалеке. Они продолжают путь. Они пытаются оказаться там, где с вероятностью ста процентов могла оказаться Иоланта. Другая проблема в том, что они практически ни в чем не могут быть уверены. Они просто стараются идти так, как велит чертова логика.
Леон фыркает, поправляя на себе прибор. Он так и не выпустил пистолет из своих рук. Ильма продолжает держать наизготовку автомат. Тай делает вид, что ему все нипочем.
Но с каждым шагом они углубляются в темный лес, и впереди их поджидают опасности, для которых они не совсем подготовлены. Особенно после боя с охотником, едва не показавшим им небо в малине. Монаган не помнит этой части леса – может, он и был здесь, с другими отрядами, очень давно, но лес темного мира – это лес темного мира. Его сложно запомнить из-за вечного полумрака этого мира. Но в данный момент эти края кажутся совершенно чужими.
Тай дважды пытается намекнуть на то, что им здесь делать нечего, но никто ему не отвечает, сосредотачиваясь на поиске. Только Ильма устало вздыхает, показывая, что ей плевать на все его доводы. Монаган же молчит, продвигаясь вперед шаг за шагом.
Джо поворачивает еще куда-то, руководствуясь своим чутьем. Леон следует за ним, надеясь, что срок действия препарата координатора не скоро закончится.
То, что они все еще не нашли Корсак, его не волнует. Они найдут. Обязательно найдут. Иначе и быть не может. Ему даже не хочется думать, что они могут вернуться в родной мир втроем. Его подобный расклад не устраивает. Тем более, что есть веский, большой шанс того, что Иоланта жива. Она может за себя постоять, позаботиться о себе. Она отлично стреляет и прекрасно использует способности. И он верит в то, что она где-то живая и невредимая. Нужно лишь ее найти.
Когда агент пропадает, то выдвигаются спасательные команды, которые не прекращают своих поисков, пока либо не находят пропавшего, либо не получают подтверждения его гибели. Агенты не бросают своих. А если речь идет о друге… если речь идет о друзьях, то все становится еще сложнее, и к желанию банально найти одного из своих добавляется почти отчаянное нежелание терять друга. Это чувство и гонит вперед Монагана, заставляет осматривать каждый куст, несмотря на риск того, что в нем засела какая-то тварь, и идти, не останавливаясь.
Где-то там Иоланта. Они должны ее отыскать.

+1

10

Осознание всей злокозненности сложившейся ситуации наступило не сразу. Оно вкрадчиво подступало к Корсак со спины, готовясь накрыть её плащом паники, из плена которого будет не так просто вырваться…
Ио была упорным агентом и волевой женщиной. Но также она была ещё первоклассным знатоком всех превратностей Тёмного мира, и сейчас это оказывало её противоречивую службу. С одной стороны, она знала наперечёт все известные Эльму опасности, обитающие здесь, а с другой стороны…
Она СЛИШКОМ хорошо знала их все, чтобы реально оценивать свои шансы. Шансы одинокого агента без препаратов для атаки или избегания опасности. Самое большее, что она могла - это защититься ареометизмом, но это всё равно что оставить хищников томиться в ожидании медленно подающегося блюда… А когда действие препарата исчезнет, даже двойная доза апитеризма не спасёт её от стаи ротазов или ещё одного охотника, пусть даже трижды ослабленного.
Дыхание стало хриплым. Что-то внутри сжалось, мешая воздуху вентилировать лёгкие, и это была не только тупая боль в ушибленной грудине. Ио снова огляделась, стараясь двигаться медленно, хотя хищники здесь реагировали больше на температуру тела, нежели на резкие движения…
И это была ещё одна “отличная новость”.
Говорят, что тяжелее всего видеть, как падает близкий тебе человек и не иметь возможности ничем ему помочь. Однако если отбросить слащавый романтизм и взглянуть на человека, как на “существо в себе”, у которого в стабильном состоянии психики превалирует чувство самосохранения, то страшнее всего оказывается ситуация, когда ввиду смертельной опасности ты не знаешь, за какую из возможностей ухватиться - все они выглядят одинаково ветхо.
У Корсак оставался смартфон с функциями определения ближайших разрывов и обнаружением НЁХов. И это в её положении было единственным шансом немного сладить с безжалостной сутью слепого хищника под названием Тёмный мир.
Попытаться вернуться туда, где предположительно шёл бой с охотником? Но Ио не была уверена, что знает точное направление, да к тому же что если другие агенты пали или отступили перед самым грозным хищником этого беспросветного мрака? При мысли о Леоне, верном друге и единственном, в ком она была уверена на все сто сорок процентов, в груди что-то болезненно скрутилось, и женщина поспешила переключиться на более сухие мысли о других вариантах спасения. Изводить себя ещё и беспокойством за коллегу было не очень разумно в её положении.
Найти ближайший разрыв и последовать туда? Учёная сверилась с приложением. Пять километров. Пять километров неизвестной местности, и чёрт знает, кто может встретиться на пути… А если её группа всё же осталась жива и сейчас осматривает местность в поисках неё?
Иоланта напряжённо потёрла переносицу, рискуя отвлечься от визуального анализа окружения. Им тоже скорее всего неизвестно направление, куда могла подеваться медик. Она может прождать здесь… долго. В то время как хищники бродят по совершенно непредсказуемым траекториям.
В итоге напряжённого обдумывания всех трёх равно ненадёжных вариантов, Ио стала склоняться к первому, когда её внимание приковал к себе какой-то звук.
Она замерла. За уже слабым, но всё ещё звучным громом умирающей грозы ей послышалось рычание. Женщина медленно повернула голову и подняла взгляд туда, откуда она скорее всего скатилась.
Шевеление. Шорохов древесины и растений отсюда слышно не было, зато ей было видно, что там рыскает не одно и не два, а по меньшей мере полдюжина существ. Адреналин мгновенно насытил кровь, и Корсак стоило немалых трудов оторвать взгляд от мелькающих пятен и бросить его на экран смартфона.
Неопределено. То ли аппарат сбоит, то ли расстояние слишком большое. Да какая разница?!
Ио сглотнула, медленно отступая. По спине градом лил пот. Приложение показывало, что на всём радиусе его действия вокруг нету НЁХов, но учёной всё равно казалось, что кто-то сверлит её спину голодным взглядом. Колоссальных трудов ей стоило отступать медленно, без резких движения - хоть это и давало минимальное преимущество перед зверьём, которое реагирует не на повадки добычи, а на её существование.
“Господи, спаси…” - Корсак не была верующей, но молилась бы сейчас - если бы помнила наизусть хоть одну молитву. Ей сейчас неожиданно сильно, просто отчаянно хотелось жить. Не ради чего-то или кого-то - просто жизнь неожиданно стала казаться драгоценностью сама по себе.
Группа хищников ещё повертелась поверху, но постепенно стала смещаться в сторону. Следа Ио они то ли не учуяли, то ли их внимание привлекла добыча поочевидней. И, хотя учёная не хотела думать, что - или, вернее, кто - мог их привлечь, продолжить путь в том направлении она не решилась.
“И что мне делать?”
Последний раз где-то уже в отдалении проворчал гром - и всё стихло. Снова вечная ночь и зловещая тишина объяли Тёмный мир.
“Что мне теперь делать?!”
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

+1

11

Напряжение буквально звенит в темноте, сквозит в каждом шорохе, заставляя крепче сжимать пальцы на рукоятке пистолета, заставляя выдыхать осторожнее в ожидании новой атаки, заставляя прогонять ненужные в данный миг мысли… Шаг за шагом они уходят туда, куда изначально не должны были – туда, куда ведет способность Джо. Леон даже не знает, какой из них тот пользуется – все подобные мелочи вылетели из головы, сосредоточившись на поисках.
Невольно создается впечатление, будто они ищут иголку в огромном стогу сена. В чрезвычайно огромном стогу сена. Это неприятное ощущение бессилия. Чувство, которого не хотелось бы чувствовать от слова совсем.
Было бы гораздо проще, если бы они шли на верную смерть. Наверное. Глупое заявление, если подумать. Впрочем, такие мысли легко объяснимы – оказавшись в непростой ситуации, человек начинает считать, что любое иное испытание, даже более худшее и опасное, было бы более простым и легким.
Молчат. И Тай, и Ильма. И он сам. Не о чем разговаривать, как не о чем шутить или спорить. Первый хотел бы вернуться на базу и свалить все на спасательный отряд, который неизвестно когда доберется хотя бы до этого места. Вторая… Монаган практически не имеет понятия, что Ильма за человек, чтобы утверждать, чего ей хочется в данный момент, но ему хочется верить в то, что раз она поддержала его в споре с координатором насчет поисков, то она тоже желает отыскать Корсак. А он сам… он сам просто хочет найти подругу, не терять ее в этом умирающем, погрузившемся во тьму мире, не бросать ее здесь на волю судьбы, положившись на фантомную удачу. И все они молчат, просто продвигаясь вперед.
Штурмовик постепенно теряет терпение, и начинают появляться вопросы о том, сколько времени прошло, каковы шансы Ио… Неприятные вопросы, которые лезут в голову сами собой, точно вереница пауков. Невольно приходит и тот, который заставляет размышлять на тему того, что произойдет, если они не найдут ее.
Монаган останавливается на пару секунд, выдыхая и передергивая плечом – липкий, мерзкий холодок прокатывается по затылку, вызывая желание врезать самому себе за такие мысли. Они найдут, непременно найдут, и в этом не может быть никаких сомнений, ведь иначе и быть не может.
Должно быть, так думает каждый. В сознании у каждого есть свой список «не я» - «не я погибну в том или ином задании; не я стану жертвой того или иного случая; не я потеряю друзей; не я испытаю боль; не я…». Не я. Каждый верит в то, что у него есть некий сверхъестественный иммунитет против элементарных вещей и случайностей, и никто до последнего не верит, что именно с ним случится что-то неприятное – что-то, что в момент вырвет его из терпко-сладкого плена иллюзии защищенности и окунет в реальность. Интересно, применимо ли это к нему самому?
Он сам думает так про всех, с кем он оказывается в одном отряде – спокойно смотрит на ребят, которые веселятся и шутят, и задается вопросом о том, действительно ли они забывают об опасностях и верят, что они защищены изменчивой фортуной от неприятностей, или таким образом отгоняют от себя прочь дурные мысли. Он сам с оттенком высокомерия смотрит на парней и девушек, которые и правда верят в то, что они удачливее всех, и что они сумеют обмануть судьбу, и теперь он задается вопросом – сам он не один ли из них?
Вероятно, это так и есть.
Сейчас он говорит себе, что он не будет сегодня оплакивать единственную подругу, что не он сегодня понесет потерю. Говорит себе, что такое может произойти с кем угодно, но только не с ним, и только не с Корсак. Она выживет. Насколько он знает, она сумеет продержаться достаточно долго. А они прочешут этот лес вдоль и поперек, сколь бы широк и огромен тот ни был. И ему не будет дела до возражений координатора, который вызывает лишь желание врезать ему в лицо со всего размаху. Он верит в то, что они не потерпят сегодня поражения в поисках. Кто угодно, но не они.
Леон останавливается, когда Тай приподнимает руку, и поворачивает голову, желая узнать, что привлекло его внимание. Ильма вскидывает оружие – вдали пробегает быстро какой-то монстр. Приложение на смартфоне дает знать, что НЕХ поблизости, и не один. Впрочем, это не так удивительно – они сейчас находятся там, куда лучше бы не следовало идти. Они возобновляют движение, когда приложение затихает, – животные уходят дальше и не должны их побеспокоить. Однако их появление заставляет Монагана собраться и отбросить все мысли – им нужно поскорее найти Иоланту, пока очередная тварь не сделала это раньше них.
Они идут, правда несколько медленнее из-за опасности нападения. И это злит. С каждым шагом темнота становится точно гуще, насыщеннее, приобретая все новые и все более зловещие краски. И теперь кажется, что в каждом темном уголке прячется что-то, что обязательно захочет их всех убить. И то, что это более, чем просто вероятно, ничуть не утешает. Впрочем, его в данной ситуации волнует не то, что на них нападут, а то, что нападут на Ио.
Монаган поворачивается, пытаясь понять, где они находятся. Вроде они сейчас должны быть где-то внизу. На дне оврага, с которого Иоланта, скорее всего, и скатилась. Исчезнуть было больше некуда. Джо поворачивает возле какого-то камня и идет дальше, ведомый своей способностью, и Леон следует за ним, но медленно, чтобы осмотреть все.
— Впереди что-то есть. Вдалеке. Возможно, НЕХ, - слышится ворчливый, но притихший голос Тая. — Быть наготове. Чуть дальше есть еще кто-то.
— Приложение молчит, - подает голос Ильма, как бы говоря, что если бы это был НЕХ, то оно дало бы об этом знать.
— Подойдем ближе, узнаем, - отвечает координатор, направляясь в ту сторону.
Монаган не подает голоса, не встревает в короткий диалог, в котором от него участие не требовалось, а просто устремляется вперед, опережая Тая и идя почти наравне с Ильмой. Свет фонарика немного освещает путь, а прибор помогает разглядеть, что находится вокруг. То, что там находится, и к чему навстречу они направляются, не дает о себе знать, хотя они практически не прячутся – не стараются идти тихо, не выключают свет фонарей, так как прекрасно понимают, что если на них что-то пожелает напасть, то оно нападет, какие бы меры для защиты они ни предпринимали.
Внезапный шорох впереди заставляет их всех вскинуть оружие и вглядеться в зеленоватый полумрак. Леон практически сразу опускает пистолет, едва завидев тоненькую фигурку впереди, бегущую в их сторону, и без лишних слов бежит к ней, моментально заключая ее в объятия, проявляя свое нежелание терять ее больше и удостоверяясь, что это действительно она, что она здесь, живая и целая.
— Иоланта… Я знал, что ты жива!
— Как ты? – рядом слышится голос подбежавшей к ним Ильмы.
Тяжело выдыхая, Монаган отпускает Корсак, судорожным взглядом окидывая ее и проверяя то, ранена ли она.
— Ты в порядке? Не ранена? – про себя отмечает то, что она трясется, и от этого тревожится лишь сильнее. — Иоланта? Все хорошо. Ты с нами.

+1

12

Ждать, что не говори, страшнее всего.
Ждать объявления итогов экзамена. Ждать результатов анализов. Ждать новостей от родных, оказавшихся в зоне катастрофы. Или ждать, пока тебя найдут в средоточии мира, просто-таки призванного убивать. Как себя, свою фауну и флору, так и бесцеремонно нагрянувших вторженцев человеческого рода.
Учёная в итоге приняла это решение. Ждать. Упорно ждать, по крайней мере те несколько часов, пока у неё остаётся надежда. А затем - двигаться к разрыву или штабу, смотря что окажется ближе.
Нельзя было сказать, что она оказалась в безвыходном положении. Природа этого мира была безжалостна - но у неё были и другие заботы помимо охоты на одного потерявшегося медика. К тому же, оказавшись на дне оврага, пусть и довольно широкого и почти открытого, Ио оказалась чуть прикрыта от хищных глаз тем, что была от них на другом уровне. Что люди, что животные привычнее смотрят по сторонам, чем вверх или вниз. Это делало шансы Корсак хоть на малость, но лучше изначальных.
Что, впрочем, не помешало стать проведённому времени часами, отсчитывающими приближение безумия. Время здесь текло медленно, как смола по стволу дерева. Тишина вокруг нередко разбавлялась шорохами блеклой растительности, поскрипыванием качающихся стволов и редким, но громогласным отщёлкиванием веток. Каждый такой звук сбивал сердечный ритм, отчётливо отдающий из-за напряжения в ушах. Что уж говорить о более шумных событиях, которые, к несчастью, не преминули поиграть на струнах-нервах медика…
Когда под перебивающий друг друга пронзительный писк несколько кровососов перелетали с одного края оврага на другой, Корсак едва успела скользнуть за иссохший ствол дерева. Похожие на мутировавших летучих мышей твари затихли вдали, скрылись с экрана смартфона, а женщина всё никак не могла найти в себе силы оторваться от наблюдения за разбитой на квадраты уменьшенной картой окрестностей и просто оглядеться.
Скользнувший спустя некоторое время в овраг когтец заставил Иоланту задержать дыхание - справиться с НЁХом у неё не было ни оружия, ни способностей. И, как будто отреагировав на исчезновение того колебания воздуха, которое производило дыхание женщины, членистоногая тварь неожиданно замерла, а потом повернула к ней…
Кто знает, что случилось бы, не атакуй хищника в тот момент себе подобный. Расширенными глазами Ио наблюдала уникальное зрелище - борьбу когтецов за территорию. Но, видит бог, она многое отдала бы, чтобы подобный эксклюзив прошёл бы мимо неё. Приблизившийся после этого “обнюхать” Корсак очередной рой казался образцов безвредности, и Иоланту нервировало только то, что из-за него пришлось выключить на несколько мучительных минут светящийся экран с приложением. Тихонько попискивали летающие комочки, образцы которых надо было доставить на базу, а Ио мечтала только, чтобы за их тихим шумом не скрывался кто-то более непритязательный к своей добыче…
Венцом злоключений почти слившейся с корнями дерева женщины стала стая тузиков, пронёсшаяся мимо за какой-то стремительной добычей, похожей на вытянутые сгустки света, стремительно скользнувшие по противоположному склону наверх и вдаль. В другое время учёная несомненно заинтересовалась бы данным феноменом - но сейчас всю её любознательность перебил азартный рык, раздающийся со всех сторон, и глухой топот десятков лап. Невероятной удачей было, что трёхмордые псы столь по-земному увлеклись охотой, что не учуяли и следа сжавшегося в комок медика. Которой потом пришлось отдать ещё несколько метров собственных метров на растерзания адским звукам, состоящих из торжествующего рыка, воя и лязга челюстей - свою добычу тузики всё-таки настигли.
Тёмный мир отгрызал от чужаков кусочек за кусочком, и если не мог сделать этого на физическом уровне - делал на моральном. Ио уже и думать забыла о том, что она собиралась пробираться к штабу или порталу: смерть столь демонстративно бродила рядом, что женщина почти слышала довольное пощёлкивание её плюсен.
Ей пока везло, невероятно везло. Но вместо воодушевления всё, что она могла чувствовать - это слепое ожидание. И уже не спасения, а того, когда и кто всё-таки достанет учёную в её ненадёжном укрытии.
Она почти уже смирилась с таким исходом. И потому сперва приняла фигуры, рыщущие по земле лучами фонариков, лишь за очередных предвестников гибели. Которые - как знать? - на сей раз окажутся личными герольдами старухи с косой…
Смысл того, что отдалённые голоса - не плод её распухшей от напряжения фантазии, а реальные звуки, издаваемые приближающимися фигурами, дошёл до Иоланты не сразу. Но, зато пробравшись таки в сознание, буквально подбросил Корсак на месте… чтобы уронить носом в землю. Конечности безбожно затекли, но у учёной не было времени на жалость к себе. Силой воли накрыв ноющую боль колпаком терпения, бодрящей дробью заряженного самоненавистью польского мата она сумела таки подняться на ноги и, сперва пошатываясь, но затем всё увереннее и быстрее, побежала навстречу агентам.
Ох и был бы пир у НЁХов, догадайся кто из них эволюционировать в имитаторов облачённых в чёрное высоких вторженцев с фонариками… Однако зверью Тёмного мира пока не приходили в голову такие хитроумные маневры, и люди оказались действительно людьми. А уж различив в голосах знакомые нотки, Иоланта и вовсе почти потеряла рассудок от охватившего её счастливого неверия в такую удачу. В результате она влетела в раскрытые объятья Леона и, сжав его в собственных, словно неумелый борец, спрятала лицо на груди мужчины.
- Иоланта… Я знал, что ты жива! - голос штурмовика наверное лучше всего уверил Корсак, что она действительно наконец оказалась среди своих.
Женщина стиснула зубы, почувствовав непрошенную влагу в уголках губ и мелкую дрожь по телу, хотя от Монагана исходило предательское в этом мире, но столь родное тепло. Ио ощущала себя маленькой девочкой, которая потерялась в дремучем лесу и спустя долгое время была найдена взрослым опытным другом…
Что ж, пожалуй, так оно на самом деле и было.
- Как ты? - женский голос. Ильма… Учёная слышала её так же отчётливо, как и своё сиплое дыхание, как и сердцебиение Леона, оказавшееся тоже неожиданно громким. Но ответить не могла: крохи здравого разума предупреждали, что стоит ей расцепить зубы, и через них вырвется отчаянно-болезненный вой, полный пережитого отчаяния и страха.
- Ты в порядке? Не ранена? - обеспокоенный голос штурмовика, по счастью, не сопровождался попытками отцепить от себя перепуганного медика, чему бы она яро противилась. Вместо этого он избрал стратегию узнать всё от неё… тоже, впрочем, оказавшуюся не очень плодотворной. - Иоланта? Всё хорошо. Ты с нами.
Корсак всхлипнула, потёршись о костюм на груди мужчины лбом в отрицательном жесте. В нём было всё: и ответ на каждый из заданных вопросов, и выражение сомнения в том, что они на самом деле тут, рядом, и извинение за вызванное этим страхом нежелание отцепляться.
- Ну… это, двинули уже что ли. - Прогудел откуда-то со стороны голос их координатора. Слова казались невнятными и какими-то неуверенными, похоже Джо собирался “приветствовать” пропавшую торжествующей едкой тирадой, но её плачевное состояние поколебало и его сухость. - М-м… ты идти-то хоть сама сможешь?
- А ты как думаешь, дурак?! - на Тая неожиданно коршуном обрушилась Ильма. - Ты хоть видишь, что с ней?! Сейчас на себе потащишь, или молчи и дай хоть человеку в себя придти!
Но склоки их второго штурмовика и растерявшегося и неловко отбивающегося от неё координатора Ио не трогали. Она дышала в грудь Леону, чувствовала его тепло и успокаивающее поглаживание по спине, и понемногу - очень понемногу - переставала дрожать. Монаган, как чувствуя, что так и надо, больше не тревожил её разговорами. И в этой тишине между двумя агентами, отсечённой от шумно ругающегося мира кольцом мужских рук, что-то в душе Иоланты потихоньку расправлялось. Дыхание, не принуждаемое выходить вместе со словами, выравнивалось - как и мысли, сейчас впрочем способные сформировать только одну, но зато крайне упрямую мысль:
“Больше я в Тёмный мир ни ногой!”

...Нужно ли говорить, что эту клятву она нарушила уже очень и очень скоро...

+1


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [20.02.2017] Lightning in the dark


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC