Победители конкурса на лучший пост апреля

Брэдли Ву Катберт Кёрби
Активисты апреля

Активист: Георг Такер Постописец: Вивиан Ногарэ Постописец: Иолана Корсак



СВОБОДНЫЕ МИССИИ

Миссия 070, США
В международном аэропорте Даллес Мафия перехватила ведущего сотрудника лаборатории нейробиологии, который привез в Вашингтон из Берлинского штаба очень ценные образцы. Об этом происшествии штабу Вашингтона доложил помощник профессора, молодой лаборант, который видел похищение своими глазами. Задача агентов отследить, перехватить машину Мафии, спасти профессора и изъять образцы. В случае, если Мафия откажется передать в руки агентов ученого и образцы, агентам разрешено применение физической силы. Стрелять на поражение разрешено только в случае крайней необходимости.

Миссия 071, Мир Топи
Лаборатория нейробиологии подала запрос об отлове НЕХа Длинноножки. Живым и целым НЕХа в штаб доставлять не обязательно, хватит лишь нескольких небольших образцов. Также, если получится, стоит попробовать достать пару яиц этого существа.

Миссия 072, Мир Пустыни
Из отдела снаряжения поступила просьба получить и доставить в лабораторию образец панциря НЕХа Перекатыша. Агентам настрого запрещено убивать НЕХа, так как в противном случае есть вероятность спровоцировать агрессию другой особи.

Миссия 073, США
Звонок поступил от владельца ранчо близ города Дир-Лодж. Мужчина заявил, что у реки, недалеко от его ранчо, открылся разрыв. Мужчина также признался, что вначале не придал этому значения и решил не беспокоить штаб, а потому не заявил о случившемся, пока огромный черный монстр не растерзал парочку его коров. По описанию быстро стало понятно, что мужчина говорит об Охотнике. К моменту приезда агентов Охотник успел убить и других животных на ранчо; разрыв закрылся самостоятельно. Гражданский в момент прибытия группы находился в безопасности у себя дома.

Миссия 074, США
Пара испуганных туристов позвонила в штаб, сообщив, что в пещерной системе Па́рада́йз в леднике Парадис-Стевенс бродят большие ледяные кошки. Точное количество НЕХов неизвестно, также неизвестно и местоположение разрыва. Более того, в пещере все еще могут быть ничего не подозревающие люди, так как пещера тянется на многие километры вперед. К моменту приезда агентов вход в пещерную систему был оцеплен и перекрыт местной полицией.

НОВОСТИ

[17.05.19] Подведены итоги месяца! А также были запущены наборы в новые сюжетные квесты, спешите записаться! Места ограничены!

[01.05.19] Спешите познакомиться с самыми активными и самыми шустрыми на форуме! Также был составлен список отсутствующих, просьба отписаться админам всем, кто там засветился.

[28.04.19] Информация о НЕХах в Монстрариуме была дополнена! Появились новые изображения и были выведены краткие данные для удобства. Также были обновлены профили игроков - добавлена ссылка на личное дело!

[16.04.19] Совсем скоро состоится встреча агентов в Москве!

[14.04.19] Обновлен список Миров и списки НЕХов! Готовимся к открытию новых территорий!

[11.04.19] Подведены итоги марта! Что произошло за этот месяц, что нового и интересного? Читаем и плюсуем.

ВАШИНГТОН
РЕЙТИНГ: NC
ЭПИЗОДИЧКА
СПОСОБНОСТИ
12.18 / 03.19

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [12.02.2019] Коршуны пустыни


[12.02.2019] Коршуны пустыни

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

КОРШУНЫ ПУСТЫНИ

https://prowallpaper.ru/wp-content/uploads/2019/01/Solnce/00041659.jpg
- 056 -

Разрыв возник посреди тротуара, в него упали двое подростков. Один сломал ногу, неудачно приземлившись на песок, второй почти не пострадал. На их счастье они оказались недалеко от оазиса, где смогли укрыться от песчаных акул, но неизвестный ранее НЕХ – Гарпида - явно нацелился на ослабленную добычу.
От агентов требуется не только спасти гражданских, но и предоставить максимально полные данные о новом НЕХе.

Участники: Iolanta Korsak, Leon Monaghan.

Локация: Мир Пустыни.

Участие ГМ: нет

+1

2

Стопка папок с документами на столе Иоланты перестала расти. Женщина обратила на это внимание случайно, на то что скорость таяния требующих изучения материалов сравнялась со скоростью добавления новых.
Это было достаточно знаково. Эльм выжал всё, что мог, из Тёмного мира и мира Топи, и количество поступающей на изучение новой информации неуклонно сокращалось. В работу всё чаще поступали данные, которые были Корсак хорошо знакомы: их требовалось перебрать, переклассифицировать, подвергнуть некоторым минорным исследованиям – результаты которых самой учёной были очевидны, но к сожалению центр Преображения не мог принять такой их подачи.
Одним словом, время «великих открытий» активно перемещалось к следующему за ним этапу – времени «переваривания известной информации», трансмутации её во что-то более полезное, чем до этого. К несчастью, шансы на это были обычно невелики…
«Поразительно. Сколько веков нам потребовалось, чтобы изучить свой собственный мир – и за какое время силами одной, хотя и специализированной, организации мы узнали львиную долю основополагающей информации о целых двух других. О чём это может говорить? О сложности нашего? О продвижении к концу других? По крайней мере, Тёмный мир в самом деле выглядит угасающим, такое впечатление у меня появляется, стоит взглянуть в комплексе на все известные о нём данные…
А может, мы недостаточно глубоко копаем?..»
Откинувшись на стуле, Корсак запустила руку в волосы и прикусила губу. В такие моменты ей почему-то становилось… обидно. Казалось, что она читает захватывающую книгу – но пальцы уже ощущают, как всё меньше и меньше страниц остаётся до конца… И сколько не растягивай чтение – не остановившись, ты всё равно добьёшь этот разнесчастный десяток страниц.
А Иоланта не привыкла останавливаться.
Если бы не Вольген с её безумными задумками и идеями, подобная тоска посещала бы учёную гораздо чаще. Вольген – а вовсе не Центр Исследований Эльма – вот кто продолжал привносить яркость в дело, которому Ио поклялась посвятить жизнь, и которое так скоро… стало перегорать под её неуёмным давлением.
Хотя возможно… возможно всё дело в препаратах. Принимая их всё ещё в такой страшной дозировке, женщина не могла время от времени не задумываться – а не из-за того ли это, что какие-то процессы в её организме запустились с большей скоростью? Конечно, у неё пока не складывалось впечатления, что она как-то быстро стареет, или что-то внутри неё стирается… но…
Что если однажды «боевые» препараты не подействуют?
Она закрыла глаза. Мысль была жуткой. Мысль была неотъемлемой…
Она так долго занималась этим. Она так редко занималась этим, сейчас, когда они с Дайс…
Тихо пиликнувшее приложение вырвало женщину из меланхолии, заставив собраться.
«Так-так, что у нас тут… новые миссии. Хм-м… Погодите-ка. ХМ-М!»
Сердце пропустило один так, а затем как-то радостно ёкнуло, как подпрыгивает увидевший любимого хозяина заскучавший щенок.
«Экспедиция. Мир Пустыни. – Совсем недавно открытый, а потому исследуемый крайне осторожно, и даже Корсак со всей своей воинственностью не везде могла проскочить. Но раз миссии туда стали выкладывать в общий доступ… - Спасение малолеток… да какого чёр… СТОП!»
Она вскочила с кресла так импульсивно, что оно откатилось назад. Ещё раз быстро пробежала глазами по строчкам, чтобы исключить возможность ошибки.
«ДА! ЭТО. МОЁ».
Пальцы быстро набирают номер, а в голове только одна мысль – «Ответь поскорее, иначе кто-то же другой запишется! Ну же!..»
О ДА! Он откликнулся. С не меньшим, чем у неё, энтузиазмом.
Естественно, миссии подобного уровня требовали боевой поддержки. И её сил здесь, конечно, было недостаточно.
«Но… - Корсак азартно ухмыльнулась. - …здесь требуется также и жажда исследования. А я знаю не так много штурмовиков, которые обладают ей в той мере, чтобы подхватиться со мной на подобное дело в любое время дня и ночи».
- Алло? Леон? У меня есть предложение, от которого ты НЕ СМОЖЕШЬ отказаться…
Леон, с которым они так сработались за эти годы. Который научил учёную действительно хорошему владению оружием и рукопашному бою, буквально рванув её почти до уровня штурмовика.
- Замечательно! Пишу тебя, и тогда встретимся в холле – обговорим, что нам может понадобиться. Задачка-то действительно прелюбопытная…

+1

3

Леон стоит в холле. Ждет Иоланту. Прокручивает в памяти короткий диалог. Предложение отправиться в малоизученный Мир Пустыни, на которое он ответил согласием незамедлительно, а только после заглянул в список миссий, чтобы просмотреть, в чем именно она заключается. Не столь это важно.

Важно то, что они действительно отправляются в почти новый мир. Туда, где он еще не бывал. Слышал, но не бывал. И неудивительно то, что он максимально быстро примчался на зов, а теперь с трудом заставляет себя не расхаживать взад-вперед, представляя то, как все это будет выглядеть.

Услышь хоть кто о неуемном желании штурмовика исследовать новые миры, то, несомненно, рассмеялся бы и скажет, что это глупо, что это неправильно для солдата, который только и должен, что выполнять приказы. Возможно, такие найдутся. Вполне вероятно, что найдутся. Впрочем, это не столь важно – всеобщее мнение Монагана никогда особенно не интересовало. Есть те, кого он может спокойно назвать друзьями. Есть те, к чьему голосу он прислушается и, вероятно, призадумается. Есть и те, кого он уважает, но не более того. Но таких, чьи слова лишили бы его покоя и сна, нет.

И так – Мир Пустыни. И без того понятно, что там будет много песка. В своем уме он скоро перечисляет список всего необходимого, что нужно будет с собой взять. Таблетки, которые окажутся там полезнее всего.

Сверхсила. Телекинез. Что именно окажется нужнее всего? Леон решает захватить оба препарата, как наиболее проверенные для себя способы эффективного противостояния животным из иных миров.

Им нужно спасти подростков. Монаган задумывается о том, как именно они должны это сделать, и как именно должны совместить это с добычей информации о новом виде живого существа Мира Пустыни. Да. Будет весьма весело. Впрочем, он уверен, что им удастся выделить некоторое время на исследование.

Вернее, Иоланта выделит время, а он составит компанию, заодно поглазеет по сторонам и утолит свое любопытство. Правда, кажется, утолить его всего за одну вылазку не получится при всем желании.

К Миру Топи интерес он утратил лишь после нескольких экспедиционных миссий. И недостаточно нагулялся в Ледяном Мире. И во многих иных мирах.

- Привет, - слегка улыбается, завидев Корсак. – Кажется, задание предстоит интересное. Новый вид, да еще и в Мире Пустыни.

Свой восторг он не скрывает. Иоланта знает о его неподдельном интересе ко всему неизведанному, и может понять, что именно он тут ощущает. Не так много тех, с кем смело может делиться с подобным и не встречать недоуменного взгляда или, в лучшем случае, равнодушного кивка.

За столько лет они с Корсак отлично сработались. Леон все еще помнит о том, как натаскивал ее. Времени на это ушло много, но зато это того стоило.

- Да, знаю, нам нужно спасти подростков, которые туда попали, - предпринимает откровенно слабую попытку сделать вид, что он обеспокоен судьбой гражданских – они живы, если продержатся еще немного, то вернутся живыми. - Но все равно не каждый день появляется такое задание. Что нам нужно взять с собой? Какие препараты будут полезнее?

Спрашивает у Иоланты, так как сам слабо представляет, что может помочь им там. Лучше перестраховаться сейчас, взять то, что действительно окажется необходимым, чем носиться с ненужными таблетками и чертыхаться.

Ио посылает ответную улыбку и приветственно кивает. Воодушевление Леона не укрывается от неё и явно радует, собственно, как и всегда.

- Что взять из препаратов... - улыбка чуть меркнет в сосредоточенной задумчивости, но затем губы медика растягиваются в лукавой усмешке. - Знаешь, мы же с тобой не с Евой воевать лезем, верно? А изучать и добывать образцы? Ну, после того, как гражданские будут в безопасности, - из той же порядочности торопливо добавляет, - поэтому, исходя из того, что нам известно... хмм... думаю, силовые методы нам не понадобятся, а вот левитация и невидимость помогут подобраться поближе к диковинкам. - Зелёные глаза на секунду сверкнули жадным огоньком новых открытий... хотя может просто так упал свет. - Ну и они же помогут избежать неприятностей. Я из тех же соображений возьму апитеризм и ареометизм - спасать и защищать. - Лёгкая усмешка и вновь серьёзность. - Но тогда надо серьёзнее подойти к другому снаряжению и - вооружению, ну, на всякий случай. Вообще вроде под этот мир уже изготовили особые термокостюмы, я уже даже такой опробовала недели полторы назад. Ну и ещё нам понадобятся, пожалуй, контейнеры и сети... - Корсак запнулась и, кашлянув, заправила выбившуюся прядь за ухо, маскируя рефлекторную попытку поправить отсутствующие очки. - В общем, я займусь тем, что касается нашей... мм... исследовательской части. Позаботишься о нашем комфортном пребывании? В принципе можно брать данные о Сахаре, по крайней мере касаемо условий проживания она очень близка этому миру. Даже оазисы похожи.

- Значит, невидимость и левитация – неплохо. На всякий пожарный возьму сверхсилу. Силу может и не придется применять, но лучше уж подготовиться заранее ко всему, - согласно кивает, отметая те варианты, которые уже приходили ему в голову. – В Пустыне был бы полезен и гидрокинез, но генерировать воду будет не из чего, пока мы не доберемся до оазиса. Займусь нашим вооружением и всем тем, что поможет нам захватить животное. Оно будет нам очень радо, надеюсь. Дай мне час – полтора максимум, и выдвигаемся.

+1

4

Ещё одной причиной, по которой Ио нравилось работать с Леоном, была его немногословная готовность к действию, граничащая с деловитостью, но без лишней суеты. В штурмовике ощущалась отточенная исполнительность – та самая, которая впрочем и отличала лучших из них, – но в то же время его личность обогащал живой, любознательный ум, благодаря которому учёная уже давно ощущала его не как подчинённого, защитника или экс-учителя, но как коллегу. Или даже, наверное, как… друга, надёжного и готового сорваться на поиски, зная, что если ему чего-то не хватит – это восполнит гибкий и пытливый ум Иоланты.
Леон не подводил ранее – не подвёл и сейчас. Короткая деловая встреча, уточнение моментов по снаряжению, и без лишних разговоров – настрой на миссию в течение пары часов. Возможно, для других это было нормой, но Корсак не понаслышке знала, насколько ВНЕЗАПНЫМИ и несвоевременными могут оказаться задания, на которые тебя кто-то подписывает. А потому неизменная готовность мужчины следовать за рвущейся к новым открытиям учёной создавала незаметную со стороны, но столь удачную связь из доверия и надёжности между двумя агентами. В свою очередь Ио старалась тщательно отлавливать такие вот интересные задания и уже давно в первую очередь при их обнаружении звонила не Йохану – возможно, более близкому ей в определённом смысле человеку, но всё же не обладающему некоторыми нужными ей качествами, – а именно Леону, зная, что может на него положиться не меньше, и что предоставленное ему учёное то самое щекотливое «новое и неизведанное» также будет оценено по достоинству и воспринято со столь разделяемым ею восторгом.
…В итоге как и было условлено, через три часа – то есть около четырёх пополудни – команда из медика и штурмовика была уже возле обозначенного разрыва. Оба облачены в костюмы буро-жёлтых тонов, должные защищать тело от хлёсткого песка, пыли и зорких хищных НЁХов, и обвешаны каждый своей частью снаряжения. В случае Ио это были аптечка, уже ставшие привычными пара пистолетов и несколько контейнеров для образцов. Тяжёлую сеть она передала Леону сразу перед тем, как поделиться последней известной информацией, а также первоначальными планами.
- По известной от свидетелей информации, то было двое подростков – лет четырнадцати и шестнадцати примерно – которые носились, дурачась, по улице, но в итоге угодили в разрыв, и что с ними сталось – неизвестно. Ну, как неизвестно, - тут же поправилась женщина, поправляя завязки под горло и стягивая разрыв капюшона, чтобы песок не забивался в волосы и уши. – Заглянувшие в разыв сотрудники, определившие мир, не нашли следов тел, зато обнаружили присутствие НЁХов – песчаных акул. Скорее всего, парни попытались сбежать от них, ну и собственно нам придётся как-то их выследить.
- Боюсь, за прошедшее время следы уже замело песком, - заметил Леон, и это полностью отвечало предположениям самой Корсак, - а то и кости, если акулы оказались проворнее. В любом случае, придётся обыскать довольно большую территорию.
- Несомненно. – Не было смысла спорить с очевидным утверждением, поэтому учёная, беря на себя полную ответственность за циничное отношение к ситуации, которую не было смысла пытаться просчитать заранее («съели – не съели, вероятность всё одно 50%»), перевела тему в более интересное русло. – И кстати, такую вот акулку было бы неплохо заполучить для исследований. Об их поведении конечно есть более-менее точная информация, но меня они в данный момент интересуют с точки зрения биохимического состава.«Привет, Йохан, а я к тебе с рыбкой, и нет, не на ужин». – И неведомая тварь, кстати, тоже.«И с птичкой для того же, но увы, не для гриля».
- Постараемся поймать для исследований и акулу, в компанию новому монстру, - хмыкнул коллега, разминая пальцы. - Это задание, определенно будет интересным. Особенно если мы вместо двух гражданских притащим двух НЕХов.
Шутка звучит паршиво, и Леон всего-то пожимает плечами, тихо фыркая себе под нос. Однако компания у него соответствующая, этим двоим определённо само провидение велело ходить на задания вместе, так что Ио поддержала его глухой усмешкой.
- Отлично. – Она в последний раз улыбнулась, вкрадчиво и несколько хищно, прежде чем нижняя половина её лица скрылась за балаклавой, должной защищать рот и нос от пыли. Следом на глаза опустились очки, закрывая последний доступ к лицу учёной. – Тогда не будем медлить.
Переход из родного мира в пустыню характеризовался в первую очередь ощутимым перепадом температур. Корсак шумно выдохнула, когда вместо чуть знобящей февральской прохлады северного полушария её окунуло в кипящую атмосферу пустынного региона.
- Piekło! – крякнула женщина на родном наречии, подразумевая характерный для данного библейского места зной. Отступила в сторону, чтобы не мешать штурмовику пройти следом, и тотчас же нырнула взглядом за затемнёнными очками к запущенному приложению по обнаружению НЁХов. – О, а вот и искомая стайка песочных рыбок. Метров триста ту… да. – Она подняла взгляд и запнулась, наткнувшись на зелёные разреженные на фоне неба макушки на указанном расстоянии.
Оазис? Было бы неплохо. Неизвестно, бывают ли тут миражи, но если это и вправду маленький кусочек водной утопии на бескрайней сковородке иссушенного мира, то это был бы подарок и для них, и для подростков.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-02-27 23:21:41)

+1

5

Всего один шаг – и вот вокруг них расстилается океан со своей фауной, вынужденной приспособиться к подобному климату, и где-то, возможно, и флорой. Огромный мир, покрытый песком, сжигаемый палящей атмосферой. По известной информации – большая часть этого мира является пустыней, и это и поразительно, и в то же время заставляет невольно задаваться вопросами о том, что же случилось в этом мире, что именно изменило местный климат.

Вопросов, как всегда, много. Они возникают стайкой черных птиц и начинают виться в сознании, заставляя его мотнуть головой, смахнуть с очков первые песчинки, прилетевшие в лицо. Все потом. Сначала исследования и поиски двух подростков, оказавшихся не в том месте и не в то время.

Леон фыркает. Если бы он попал в такой разрыв в подростковом возрасте, то, наверное, места себе от восторга не находил бы. Насколько он помнит, то он едва ли не жил рассказами дяди об иных мирах. Интересно, эти подростки зажались в единственный безопасный уголок и прячутся, или пытаются осмотреться, если они, разумеется, все еще живы?

Не все люди такие любопытное – напоминает он себе. Ему везет. У него есть тот, с кем он может поделиться своим интересом ко всему, что можно изучить с различных ракурсов и вместе попытаться понять это что-то.

С Иолантой работать просто, даже легко. Монаган еще не пропустил ни одного задания, на котором удавалось поработать с ней. Разумеется, всегда есть возможность узнать что-то новое, столкнуться с чем-то неизведанным, но в компании это делать приятнее – можно поделиться впечатлениями на месте сразу же, или же можно просто молчать, но осознавать то, что рядом находится человек, который испытывает схожие чувства, смесь любопытства и детской радости от открытия.

- Ох… вот где нужно получать загар. Не хватает шезлонга и сверхпрочных удочек, которыми можно было бы рыбачить, - широко улыбается, замечая в нескольких метрах мелькнувшую акулу. – Но придется обходиться сетями.

Улыбки не видно. Все его лицо надежно защищено и закрыто, чтобы песок не проникал и не забивался туда, куда не нужно. Термокостюм пока справляется со своей задачей, хотя Леон почти чувствует то, насколько здесь жарко. Наверное, они оба изжарились бы, как караси на сковородке, приди сюда в обычном снаряжении.

Поправляет на себе сети, перехватывает автомат, который взят им больше для того, чтобы отпугивать местных «дружелюбных» животин, чем для того, чтобы их убивать. Оружие для галочки. Леон не думает, что от него будет много пользы. Тем более здесь, тем более когда они пришли исследовать.

Забавно звучит для штурмовика. Но именно это приводит его в тихий восторг, когда он готов носиться по миру и осматривать каждый камешек, который покажется странным и необычным. Глупо, конечно, быть может, но все же. А пока… рыбки.

Одну из них нужно будет изловить и доставить в лаборатории. Заодно он получит возможность посмотреть на них вблизи, а не только на картинках. Но самое главное – они будут искать нового монстра. Наверное, не стоит называть его монстром – это всего лишь животное. Неизвестное, вероятно опасное, но все же животное, которое не заслужило еще того, чтобы ему присваивали титул, называли чем-то, что нужно обязательно убить.

- Как ты думаешь, каким окажется новый НЕХ?

Задумчивая пауза.

- Хороший вопрос...учитывая, что место под землёй заняли акулы, а на земле - волчки и змеиные скелетики, более менее серьёзная тварь должна быть либо страшнее и тех, и других чтобы выживать в условиях конкуренции, либо освоить новую среду. А так как мы с тобой больше исследователи, нежели истребители, я искренне надеюсь, что новичок будет с крыльями. Но, в любом случае...

Из-под ткани послышался приглушённый смешок.

- Я надеюсь, что он будет интересным.

О, он будет действительно интересным. Все новое интересное, захватывает дух. А если он будет с крыльями…

- Да, я тоже на это надеюсь.

Леон поднимает голову, всматриваясь ввысь и надеясь узреть там нового НЕХ, парящего и наблюдающего за ними. Отличная вышла бы встреча. Могли бы поймать сразу. Или хотя бы попытаться поймать.

Да. Да. Он помнит про подростков. Ему не плевать на них, на их судьбы, он просто пытается быть реалистом. Может, это плохо – то, что он не желает себя обманывать и говорить себе, что ребята все еще живы. Вокруг один песок, вокруг куча песчаных акул. Это… жестоко, но штурмовик привык к тому, что не всегда гражданские остаются в живых в подобных ситуациях. В любом случае, он сделает все, что от него будет в силах, для того, чтобы отыскать бедолаг и вытащить, если те найдутся, но тратить надежды впустую не станет.

- И так – идем к оазису, - наклоняет голову, изучая манящий райский островок вдали. – Это единственный путь, по которому ребята могли бы пойти. А если по пути с нами пожелает познакомиться одна из этих милашек, то мы возьмем ее в компанию. Она, кстати, нужна живой или нет?

Акула… наверное, ее лучше будет ловить на обратном пути, чтобы весь путь не тащить за собой клацающую мощными челюстями рыбку. Ведь им еще искать неизвестного НЕХа, подростков и стараться при этом не погибнуть.

- Живой! - учёная заметно встрепенулась. - Определённо нам нужны живые образцы. Конечно, в первую очередь остаться бы живым самим, но кто знает, как быстро разлагается местная органика? Да и с её реакцией хотелось бы познакомиться.

Лицо за Балаклавой поворачивается к Леону, и женский голос с ноткой лукавости говорит.

- Ты ведь давно сообразил, как полезна нам будет твоя левитация, верно?

- Несомненно. Для ловли и новичка, и акулы подойдет просто идеально, - коротко смеется. – Не зря я захватил сверхсилу, кстати. Проще будет тащить двух упирающихся и злющих НЕХов в сетях на обратном пути.

Он уже представляет себе это зрелище – со стороны, наверное, будет выглядеть весьма эпично.

- Тогда вперед. А акулу поймаем уже когда соберемся идти обратно, а то она может доставить массу неудобств.

Отредактировано Leon Monaghan (2019-03-01 10:39:49)

+1

6

Не так-то просто справиться с капризным ребёнком в душе, который молотит ручками по cтрунам-нервам и верещит «Хочу акулу! Здесь и сейчас!!» Но Ио – взрослая женщина, которая может как признать справедливость аргументов напарника, так и угомонить орущее дитя, пусть даже порождённое только собственным сознанием. Хотя для этого немного узнавшему её штурмовику пришлось дважды тонко намекать учёной про более рациональную стратегию: сперва оазис, потом можно вернуться в пески.
«Ладно… Акула всё равно будет. Просто чуть позже. Вряд ли эта стайка стронется далеко отсюда, хотя было бы неплохо их ещё немного подманить, но… хм-м…»
- Слушай, какая у меня идея. – Глухо из-за ткани звучит задумчивый голос женщины. – Мне больно любопытно взглянуть на этих тварей поближе. Давай попробуем пройти рядом с ними? Я закроюсь энергетическими полями, а ты просто сможешь парить над ними. Там же и прикинем, как их ловить.
- Хорошо, - Леон без долгих раздумий соглашается с предложением Ио. – Мне самому хочется на них посмотреть поближе.
Получив согласие и пронаблюдав, как штурмовик плавно поднимается в воздух, Ио, хмыкув, решительно направилась к оазису, на пробу генерируя защитную сеть разной конфигурации – чтобы сэкономить силы. Сплошное поле мало того, что безостановочно расходовало телесные ресурсы, так ещё и из-за искрения могло помешать наблюдению.
Получалось неплохо, но, заработав на третьей попытке лёгкое головокружение за беспрестанной концентрацией, Ио свои эксперименты прекратила, остановившись на поле в форме чаши из частой ромбовидной сетки, какой в зоопарках обозначают вольеры с хищными птицами. С точки зрения парящего штурмовика идущая в этаком перевёрнутом абажуре медик наверное представляла себе забавное зрелище. Впрочем, настроение для шуток вскоре исчезло, как только неспешно рассекающие песок тёмные плавники метнулись друг к другу и выровнялись по направлению к чужакам. По-видимому, их внимание привлекло негромкое поскрипывание песка под ногами Корсак.
«А они чуткие. Сколько там осталось? Метров сто? Очень неплохо». – Учёная прищёлкнула языком, наблюдая, как плавники резко срываются с места по направлению к ним. Возможно, будь с ними кто-то ещё, на данном этапе он отчаянно бы матерился и грозил доносами – ведь, что ни говори, два агента мало что не спешили выполнять основное поручение, так и с весьма рискованным интересом подвергают себя опасности на сближении с явно грозными НЁХами. Но с двумя напарниками-друзьями не было больше никого, а по венам уже забродил знакомый азарт – напополам состоящий из адреналина и жадной любознательности. Ио могла поставить на кон собственные глаза, что то же испытывал и Леон – штурмовик даже снизился немного, удерживаясь теперь метрах в трёх над землёй.
Первый бросок объектов изучения не отличался оригинальностью, зато был достаточно эффектен. Сразу три твари вырвались из-под песка – красиво, сперва одна, центральная, и почти сразу ещё две по бокам. Ощеренные зубы и разведённые жвала уже готовились вспороть плоть чужака… однако вместо неё встретились с жгущейся концентрированной энергией преградой.
Под возмущённое верещание отлетевших назад и тут же юркнувших в песок тварей Ио даже вздрогнула, сбившись с шага. Быстро взглянула на Леона.
- А они шумные, эти подземные рыбки! – она сделала жест, будто прочищает мизинцем ухо. И в самом деле: изданный акулами звук очень чувствительно резанул барабанные перепонки.
Но дальше пошло гораздо веселее, Ио даже остановилась, чтобы без отвлечения насладиться разворачивающимся вокруг зрелищем. Акулы закружили вокруг, будто они были не в пустыне в родном мире, а Корсак спустилась под воду в родном в клетке, специально оборудованной для прогулок среди акул. То и дело кто-то из хищников решал, что подходящий момент настал, и бросался острой мордой на светящуюся бело-жёлтым энергетическую сеть, которая раз за разом огрызалась агрессивной жгучестью, заставляя тварей обиженно завывать. Впрочем, прыгали они на удивление высоко, так что вскоре Иоланта даже подняла границы сетки на метр. Сколь бы безбашенной не казалась женщина, жизнь она всё-таки любила, как и целостность всех своих конечностей.
Голоса их в самом деле были препротивные. Учёная не знала, как хорошо переносит их Монаган, но у неё само довольно скоро стало пренеприятнейше похрустывать в висках при каждом новой скрежещущем вое.
Чтобы отвлечься – ну и просто потому, что ей так хотелось – Ио окликнула штурмовика.
- Леон, смотри! У них есть черты рыб, насекомых и млекопитающих. Я думала, что после нашего утконоса меня уже не удивить – но этим симпатягам это удалось!
- Они явно ориентируются на действия друг друга, учатся на ошибках, и при том очень быстро, - комментирует Монаган, наблюдая за акулами, выпрыгивающими из-под толще песка. – Их шкура похожа на хитин. Мне кажется, нам придется постараться, чтобы поймать одного из них. - Мужчина с любопытством рассматривает животных, смелеющих и всё более ярящихся с каждой неудачной попыткой.
Ио, сосредоточенно нахмурившись после его слов, присела на корточки, рассматривая морду злобно оскалившейся в её сторону твари только что снова неудачно «поцеловавшись» с энергетической защитой.
- Слушай, а глаз-то у них нет. Даже бельм. Но места, где они должны были бы быть, остались… Хотя может, это какие-то специфичные образования, типичные для местной фауны… Ой-ой-ой!
Она подскочила, так как острое рыло ткнулось в щит прямо у её ног. Однако едва высунувшись, тут же исчезло, издав негодующий свист. Корсак вновь испытала желание прочистить заложившее ухо, на сей раз по-настоящему.
- Тьфу ты! Недоскримеры… - выпрямившись, девушка махнула напарнику рукой. – Ну что, идём дальше? Зверинец думаю нас не оставит, полюбуемся ещё в дороге.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

7

Облака пыли взмывают в воздух, когда песчаные акулы отточенным, тщательно выверенным движением вырываются из-под песков, избрав своей целью Иоланту, но встречают препятствие – щиты работают, делают свое дело. Монаган наблюдает за ними с безопасной высоты, стараясь подавить свое желание подлететь ближе, прикоснуться к одной из акул, а затем взмыть ввысь, избежав яростной реакции.

Странные желания штурмовика. Леон усмехается себе под нос, заглядевшись на животных, мечущихся вокруг Корсак. Кивает в ответ на предложение напарницы, забывая о том, что она не сможет увидеть его жеста, но тут же вспоминает и зависает рядом с ней в паре метров, изучая энергетический купол, который создала она, чтобы защититься от хищнического любопытства акул.

- Да, - произносит по гарнитуре. – Не будем задерживаться. С ними мы еще встретимся, когда займемся воздушной рыбалкой.

Штурмовик легко улыбается, вспоминая своего отца с удочкой - в детстве он считал рыбалку откровенно скучным занятием, во взрослой жизни тоже, но рыбалка в Мире Пустыни обещает оказаться крайне занимательной. Опасной, но интересной. Будет, что вспомнить. Будет ученым, что исследовать. А он заодно получит шанс понаблюдать за акулой еще ближе, чем сейчас.

И точно услышав его мысли, одна из «рыбок» выпрыгивает высоко в воздух, метя прямо в него. Леон буквально видит то, как песчинки скатываются с гладких боков акулы, видит глаза, о которых говорила Иоланта всего минуту назад, видит острые ряды зубов в ощерившейся пасти. Она приближается очень быстро, пока он на нее смотрит.

В сторону, живо!

- О, черт! – только и проговаривает Монаган, уходя резко вправо и поднимаясь чуть выше, а затем наблюдает за тем, как акула внизу уходит под песок, выныривает и издает противный свист, заставляющий поморщиться.

Спускается ниже, но старается быть осторожнее и внимательнее – попробовала одна до него дотянуться, попробуют и другие. Он видел четко – они учатся, быстро адаптируются к новым условиям. Иначе они не смогли бы выжить в Мире Пустыни – им пришлось в свое время измениться, чтобы выжить в новом климате. И новая жертва, парящая в воздухе, для них не станет особой проблемой. Или же это для них не в новинку…

Как-то быстро они этому научились. Вероятно, в этом мире есть летающие существа.

- Ты видела это? – довольно спрашивает у Иоланты. – Как высоко подпрыгнула. Она явно уже делала так раньше. Возможно, охотилась за кем-то, кто летает.

- О-о да-а! - голос женщины вздрагивает от жадного любопытства. Она следит за тем местом, откуда взвилась песочная хищница, словно надеясь, что та выйдет "на бис". Но тварь закономерно не остаётся на месте, и Корсак, поняв это, с нетерпением вертит по сторонам, надеясь за новыми "трюками" хищников заметить что-то, что дало бы пищу их с Леоном аналитическому складу ума.

При этих словах поднимает голову и смотрит на небо – там чисто. Никого и ничего. Только местное солнце продолжает испепелять пустыню, но тут до него доносится скрежет, мерзкий, звук идет со всех сторон. Барабанные перепонки готовы лопнуть, и Монаган крепче хватается за виски, пытается отлететь слегка в сторону. Наушники ничуть не помогают, заставляя его зашипеть едва слышно.

- У них мерзкие голоса, - проговаривает, когда акулы затихают. – Ты в порядке? Это было достаточно неприятно.

Иоланта останавливается и держится за голову, чуть шатаясь. Леон видит, как барьер вокруг неё начинает мерцать, как если бы собирался пропасть - но учёная встряхивает головой, и золотистая сетка восстанавливается.

- Всё нормально... гм, тебе не кажется, что этот вой - ещё одно их оружие? Как бы они не оказались более умелыми хищниками, чем предполагают в организации.

- Вполне возможно они используют свой голос как средство для дезориентации жертвы, чтобы облегчить себе охоту. Как думаешь?

- М-м... - Корсак трёт лоб через ткань, и штурмовику слышится, что она что-то приглушённо резко говорит... ругается? - Да уж, это похоже на... некоторых представителей нашего животного мира, только похоже, что повыше уровнем. Похоже, в них не только внешне объединены разные биологические классы. Это кстати интересно... Чёрт, теперь уши заложило!

Леон потирает виски, прикрывает глаза, слегка мотая головой. Голоса ужасны. Наверное, следовало захватить звуконепроницаемые наушники, но никто даже не предполагал того, на что акулы способны. Этот мир еще недостаточно хорошо исследован.

- Пойдем дальше. Если хочешь, я их отгоню. Попадать в них не буду… - тут он чувствует то, как что-то впивается ему в ногу, и он рефлекторно совершает кульбит в воздухе, сбрасывая акулу, едва ли не вцепившуюся в него мертвой хваткой. – Так. Спокойно. Вроде костюм не успела прокусить…

Ответ не успевает расслышать, так как тут же раздается невыносимый шум, который вынуждает его опасно снизиться. Старается оказаться рядом с Иолантой, но от бесперебойного свиста трудно сосредоточиться. Монаган пытается остаться в сознании, но при этом удерживать высоту становится все сложнее. В какой-то момент он падает на песок едва ли не плашмя.

- Леон?! - медик, смотревшая в другом направлении, услышала как сбилась речь напарника и вовремя обернулась. Последовавший за этим слаженный вой задел её меньше, чем ожидалось - но это потому, что направлен он был на парящего штурмовика.

Ноги Корсак автоматически пришли в действие, бросая её к Монагану, а рефлекторное движение руками заставляет силовое поле расшириться, чтобы он, во-первых, точно попал внутрь его границ, а во-вторых - сам не поджарился на переплетениях электрических нитей.

- Вашу мать, это уже не смешно!

Штурмовик держится за голову, чувствуя, как последствия атаки на него ослабевают, и только после он встает на ноги. Акул вокруг него нет, зато есть щит Иоланты, который надежно защищает его. Несколько морд «проплывают» мимо щита, наблюдая за агентами.

- Это, определенно, их оружие. Сильно похоже на то, что они направляют звуковые волны на выбранную цель. Не знаю, как еще это объяснить, - ждет терпеливо, когда звон в ушах затихнет. – Когда поймаем одну из них, напомни, что ей надо пасть перевязать.

- Или себе уши... - буркнула женщина, сосредоточенно нахмурившись. Мозг учёной уже явно завёлся от предстоящей для изучения задачки, и на какой-то миг даже новый, но пока невиданный НЁХ отошёл на задний план рядом с НЕХом вроде бы знакомым, но продолжающим поставлять сюрпризы. - Ты точно в порядке? - она приподняла ладони, заранее разогревая их мистической целительной энергией в случае, если другу понадобится помощь.

- Да, сейчас только в ушах перестанет звенеть, - кивает Иоланте и рефлекторно моргает глазами, точно это может ему помочь в этом деле.

Корсак с некоторой рассеянностью ободряюще хлопнула его по плечу, настороженно осматриваясь, словно снующие вокруг твари могли подкинуть новых сюрпризов.

- Отлично, тогда не будем больше задерживаться. Честно говоря, я бы немного, гм, обдумала то, что мы видели, в безопасном месте. И оазис на мой взгляд вполне претендует на это звание. - Ещё один хлопок - уже чуть крепче. Медик недвусмысленно намекает, ещё и тем, что сама понемногу начинает идти в направлении зелёных пятен на фоне жёлтого и голубого бескрайних полей.

Монаган согласен с ней, потому бросает последний взгляд на их новых «друзей» и идет следом за Иолантой. Пользоваться левитацией вновь сейчас не стоит – сбили раз, собьют во второй. Он уже проверил, что это не такая сложная задача для них. По этой причине он тоже пристально смотрит в сторону оазиса, к которому они направляются, сопровождаемые лучшим эскортом, который только может предложить Мир Пустыни.

Отредактировано Leon Monaghan (2019-03-07 23:32:18)

+1

8

Ио переводит дух только тогда, когда Леон самостоятельно поднимается на ноги. Даже позволяет себе осторожную усмешку, переходя на неспешный шаг и поглядывая то на напарника, то на кружащих подле них и временно притихших акул.
- Ну что ж, зато с почином тебя. Познакомился лично со здешней фауной. – Тонко улыбается она, хотя за балаклавой этого и не видно. – Хотя лучше бы она более приветливо виляла хвостиками, ну да это скорее из области фантастики. Хорошо что всё обошлось.
Щит ровно посверкивает вокруг агентов, время от времени вспыхивая, когда упрямые твари пытаются снова и снова то взять новые высоты, то пробить его простым и грубым методом тарана. Каждый такой удар отзывается у Корсак болью в виске, заставляя досадливо шипеть. Ещё дважды агентов пытаются взять звуковой атакой, и каждый раз защита начинает опасно сверкать из-за того, что у медика что-то аж простреливает в ушах, заставляя чуть меркнуть зрение – но, как оказалось, достаточно даже просто плотно прижать руки к ушам, чтобы несколько нивелировать эту бьющую по голове звуковую кувалду.
«Нужно будет обязательно доложить в Преображение. А ещё лучше – попытаться воспроизвести в его стенах», - мрачно решила женщина, с некоторым злорадством думая о предстоящей поимке живой акулы и неотвратимой мести в Преображении, которой она займётся л и ч н о.
Твари отстали метров за сто пятьдесят от крайних деревьев. Местная раскидистая флора отдалённо походила на пальмы родного мира – только с несколькими толстыми ветвями-стволами, отходящими на разных уровнях от главного, и несколькими распускающимися от ствола ободами зелёных листьев, из-за чего казалось, что в глазах двоится, а то и троится. Возможно из-за этого смущающего эффекта агенты и не сразу поняли, что их сопровождение осталось позади.
- Что? Куда они… - Корсак даже резко развернулась на сто восемьдесят градусов – и сразу чуть не поплатилась за невнимательность, споткнувшись пяткой о выпирающий камень. Леон вовремя подхватил её за руку, не дав упасть, и медик благодарно кивнула. - Ах-ха, спасибо…
Она остановилась и задумчиво ковырнула ногой песок. Раз, другой… на втором носок тяжёлого ботинка врезался во что-то твёрдое.
- Похоже, тут камень или грунт. Логично, что тут завелась растительность. А эти… гм, кажется, они не могут передвигаться в такой плотной почве.
- Что не может не радовать, - проговаривает Монаган, рассматривая скудную флору Мира Пустыни.
Корсак бросает задумчивый взгляд между перекрученных стволов иномирных «пальм».
- Интересно, есть ли здесь источники влаги, как у нас? Или эти деревья питаются иначе? – она шумно выдыхает с ноткой раздражения, вызванной так бы бы её побрал срочностью спасательной операции. - Чёрт, всё такое интересное!..
- Не могу не согласиться. Всё… новое… - протягивает Леон, проходя чуть дальше и крепко сжимая винтовку – интересно, всё верно, но не стоит забывать об осторожности. – Здесь гражданские вполне смогли бы спрятаться от акул, если бы, конечно, пробрались сквозь зону их обитания.
Женщина весело хмыкает и убирает барьер, открывая коллеге путь и неспешно идя следом. При этом она не забывает зорко оглядываться: кажется, здесь они пока в безопасности, но мало ли какие ещё «новые НЁХи» помимо объявленного могут таиться в столь малоисследованном месте?
В любом случае, теперь в первую очередь стоило поискать подростков. Оставалось надеяться, что им хватило ума не покидать оазис.
И что их отсюда не прогнало что-то ещё.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

9

Все действительно новое. Необычное. И неизведанное. Леон знает, что в Мире Пустыни до них уже бывали отряды, и, вероятно, они уже находили иные оазисы и изучали их детально, но он в таком месте впервые, а потому с любопытством осматривается, позабыв о том, что некоторое время назад его и Корсак донимали назойливые песчаные акулы. До них дойдет дело в свое время, а пока…

Он напоминает себе о том, какая у них здесь главная цель. Подростки. Несмотря на то, что он стремится в первую очередь заниматься своим делом, а интерес отодвигать на второй, а то и третий план, это не всегда у него получается. Особенно, если рядом находится кто-то, с кем его можно разделить.

Монаган продолжает сомневаться в том, что подростки добрались до оазиса. Они с Иолантой прошли сюда лишь при помощи способностей. Впрочем, двое детей – у них должна быть легкая поступь, их могли не услышать и не учуять. Они могли быстро пробежать отрезок пути, отделяющий их от спасительного островка жизни посреди враждебно настроенной пустыни. Могли, но не факт, что у них получилось.

- Наверное, мне стоит быть более оптимистичным, - проговаривает Леон, поворачиваясь и глядя на Корсак. – Как думаешь, они могли выжить?

Ему нужно услышать ее мнение. Хотя он и понимает, что ей эта спасательная операция не особенно важна. Ей нужна акула, новый НЕХ, сведения про них, про Мир Пустыни. Про себя Леон может сказать то же самое – он хочет увидеть что-то новое, а не бегать по пустыням, вытаскивая малолеток за шкирку из различных неприятностей.

Из-под балаклавы Корсак звучит глухое хмыканье.

- Нам п р и д ё т с я быть оптимистичными. - Не скрывая недовольства, поскольку его отношение она тоже прекрасно знает, отвечает женщина. - Если мы хотим и дальше иметь доступ к таким миссиям, приходится смиряться с сопутствующими неудобствами. Одно хорошо: решим вопрос с гражданскими, и срок жизни разрыва - на нашей совести. - Проговаривает она, непрозрачно намекая на то, что они могут вернуться и задержаться на неопределённый срок.

- Это единственное, что радует, - усмехается легко, ища зацепки вокруг себя.

Внимательно осматривает все, что оказывается в поле зрения. На земле чисто – никаких следов. Пальцы крепко сжимаются на винтовке, так как он понимает то, что такой лакомый клочок земли, с флорой, возможно, с запрятанным где-то источником воды, не может остаться без внимания. Здесь обязательно должен водиться кто-то.

Глубоко вдыхает, вглядываясь дальше. И идет вперед. Его не особенно волнует то, что где-то здесь и может прятаться новая особь, неизвестная и невероятно опасная, но разве не в этом ли весь интерес?

- Там за деревьями кто-то движется, - говорит шепотом, кивком указывая напарнице направление, и вскидывает оружие, целясь.

- Где? - вскидывается Корсак, впрочем, рассудительно не повышая тон сверх заданного напарником уровня. Проследив за жестом Леона, женщина чуть отступает за него, положив руку на пистолет, но пока что отдавая предпочтение наблюдению.

Движение было замечено в десяти метрах, и он направляется прямиком туда – если это враг, то они сумеют защититься, если те самые разыскиваемые ими гражданские, то замечательно. Какая-то часть дела будет сделана, и они смогут сосредоточиться на ловле НЕХов. Долго гадать не приходится – цель сама показывается на глазах.

- Эй! Мы здесь! Мы здесь!

Леон едва заметно дергается от неожиданности, когда двое мальчишек стремительно выбегает оттуда, куда он целился, и на всех парах несутся к ним. Один из них спотыкается, падает и поднимается, а второй уже рядом и чуть ли не прыгает от восторга. Слишком громко, слишком внезапно. Радостные вопли, которые они издают, могут легко привлечь местных хищников, и если не акул, которые неспособны передвигаться здесь, то новых НЕХов.

- Тихо, - резко бросает он, осматриваясь по сторонам. – Не надо кричать. Я думал, вы должны были это уже понять.

Неуверенно он смотрит на Иоланту, не понимая, как ему обращаться с детьми, которые довольно останавливаются рядом с ними. Чумазые, встрепанные, в царапинах, в порванных футболках – явно прошли через многое, чтобы выжить. И, если честно, то он сильно удивлен. Ему даже становится несколько стыдно за то, что он считал их погибшими.

Лица Корсак он не видит, зато хорошо слышит страдальческим вздох, за которым непрозрачно читается намерение держаться от переговоров с мелкими как можно дальше. Без особой нужды медик явно не собирается изображать курлычащую заботливую маму-наседку. Тут скорее вспоминается совсем другая, пёстрая лесная птица...

Монаган тоже вздыхает – ну, они знали, на какую миссию подписались, отправившись сюда. За возможность побродить по Миру Пустыни им предстоит расплатиться.

- Да! За нами пришли… Я же говорил! – не унимается младший из ребят.

- Так. Спокойно, - проговаривает он, пытаясь разобраться, с чего именно ему нужно начать. – Без повышенных тонов, иначе привлечете к нам ненужное внимание. Рассказывайте, как сумели добраться до оазиса. И… подготовьтесь – мы отведем вас обратно домой.

Паршиво выходит, но иначе он не умеет. Он даже не со всеми взрослыми людьми находит общий язык, что уж говорить о детях…

+1

10

Несмотря на то, что Иоланта тоже надеялась успешно найти провалившихся в разлом детей, не сказать, что она была без ума от встречи. Напротив: это воссоединение вызывало у неё не меньший подсознательный трепет, чем нахождение нового НЁХа. Но если во втором случае этот трепет был радостно-предвкушающим, то в первом…
"Боже, только бы они не были проблемными. Пусть просто дадут отвести себя назад и всё. И ВСЁ!"
Сложно передать, насколько смятенные чувства были у Корсак относительно детей. Эти маленькие клубки хаоса не вызывали у неё совершенно никакого благоговения, скорее наоборот: повергали в оцепенение, как если бы она оказалась в яме с ядовитыми змеями.
Хотя змеи по крайней мере не верещат и не портят вещи… По крайней мере, куда меньшее их количество, чем человеческие детёныши.
Конечно, сваливать переговоры с гражданскими на Леона было подло, и Иоланте было даже чуточку стыдно. Но не настолько, чтобы разделить с ним эту ношу. Она скорее готова была взять оружие наперевес и с видом цепного пса выполнять непосредственную работу штурмовика, отложив даже радость от столкновения с новой тварью, лишь бы не иметь дела…
Пронзительное верещание прервало её мысли, заставив вскинуть лицо. Этот звук не был похож ни на вопли песчаных акул, ни тем более на детские вопли, раздавшиеся как только оба пацана ринулись к Леону и испуганно вцепились в него с обоих сторон, надёжно парализовав возможности штурмовика к передвижению.
- Твою ж... В сторону! Живо! - штурмовик реагирует моментально, предпринимает попытку отцепиться и отпихнуть детей в более безопасное место. - Дети, что б вас...
Пока он возился с мелкими, Ио, находящаяся в более выгодном положении, на месте не стояла. Обежав Монагана, женщина бросилась прямо навстречу звуку, источник которого уже показался над деревьями, распластав на фоне нежно-голубого неба два грязно серых крыла.
- Ох-х… - только и сумела выдавить женщина, резко останавливаясь и опуская к земле дуло пистолета.
Тварь же, оборвавшая свой отдалённо даже похожий на человеческий вопль, дважды тяжело махнула крыльями, толкая тело вверх и вперёд – а потом сложила их и достаточно грузно приземлилась на песок в дюжине шагов от агентов и притихших от страха детей.
Что ж… тем в самом деле было чего бояться. Корсак пришлось это признать, как и то, что им чертовски повезло затаиться в кустарниках.
НЁХ был крупным, действительно крупным. Несмотря на явно птичье строение, включавшее грубое топорщащееся оперение и крепкий загнутый клюв на подобной стервятнику голове, передвигался он с упором на сгибы крыльев, как летучая мышь, и до отвратительности походил на ползущего на четвереньках анорексика. Это было настолько похоже и… непохоже на то, что знала Иоланта, что от восторга у неё перехватило дыхание.
- Ух-х, какая восхитительная тварь, - с придыханием выдала она полным благоговения голосом.
"Восхитительная тварь" повернула голову, взглянув на неё круглым и крупным глазом, и неспешно поползла кругом, соблюдая дистанцию. Через несколько метров она остановилась и окинула всю группу взглядом другого глаза, как будто прикидывала, с какой стороны лучше подобраться к добыче…
Какой добыче? Ясное дело – двум маленьким сочным детёнышам, к которым откуда не возьмись пришла подмога из двух более крупных особей.
- Леон, - не отводя взгляда от милейшего существа, негромко прошипела Корсак, - у тебя сеть наготове?
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

11

Восхитительная тварь – лучше прозвища не придумать. Леон не сводит взгляда с нового НЕХа, тщетно пытаясь отцепиться от подростков, схватившихся за него, точно за круг спасения. Наверное, так и есть. И это понятно – ребята, найдя кого-то, кто может их защитить, не желают отходить от него ни на шаг. Штурмовик мог бы почувствовать себя польщенным, мог бы ощутить себя героем, который пришел несчастным детишкам на помощь в трудный час, но… черт возьми… Перед ними новое существо, которое явно собирается на них напасть, а он тратит время на то, чтобы освободиться от их мертвой хватки.

- Так, детки, если меня не отпустите и не станете держаться позади, то живыми нам от нее не уйти, - произносит спокойно, выдыхая и успокаивая себя, а заодно и их.

Птеродактиль, а именно так мысленно окрестил НЕХа Леон, был потрясающим. Отчего-то, скорее всего с подачи Корсак, он начал относиться к ней, как к «ней». И он предпочел бы обниматься больше с ней, чем с двумя настырными подростками, несмотря на то, что та с высокой вероятностью попыталась бы им закусить на ужин. Наконец, мальчишки его отпускают, отходят чуть дальше, и Монаган получает шанс скинуть с себя рюкзак и стащить сети, которые были у него наготове и висели на плече.

- Невероятно… Она же…

Он не заканчивает свою мысль, вспоминая о заданном ему вопросе, и утвердительно кивает Иоланте:

- Ты хочешь поймать ее прямо сейчас?

Медленно произносит свой вопрос, наблюдая за тем, как существо, сильно смахивающее на птеродактиля, осматривает своих потенциальных жертв. Тот наклоняет голову, вглядываясь в детей. Те явно находятся в списке на десерт в первом месте.

- А если она улетит, пока мы будем мотаться до разрыва и обратно? - вопросом на вопрос отвечает Корсак.

Леон слегка наклоняет голову, понимая, что напарница права. У них нет права упустить ее, только не так глупо. Да, они играют здесь роль спасателей, но все же… Новый НЕХ тоже является приоритетной целью. Монаган хмыкает, готовясь взяться за дело.

- Хорошо, тогда...

Старается развернуть сеть, чтобы ее было удобнее бросать, но действует при этом медленно и неспешно, стараясь не спровоцировать тварь на нападение. Ясно, что та выжидает удобного момента для атаки, но если она заподозрит опасность, то нападет раньше, а это никому из них не нужно. Ее нужно сейчас же словить.

- Иоланта, прикрывай ребят полем, а я попытаюсь незаметно взлететь и… - недоговаривает, зная, что напарница прекрасно его поймет. – Попытаюсь поймать ее до того, как она атакует.

- О...кей, - женщина отзывается чуть заторможено, но в итоге кивает. - Только осторожно! - в этом импульсивном восклицании масса оттенков: и предупреждение не спугнуть, и просьба поберечься самому - ведь кто знает, какие у НЕХа могут быть сюрпризы, - и мольба не помять кажущуюся уж очень хрупкой (нет) животинку.

Леон кивает. Ему тоже хочется не покалечить новую подругу, а притащить в Эльм в целости и сохранности. Легче было бы повредить ее крылья, чтобы та не смогла улететь, но это уже живодерство, а таким штурмовик никогда не страдал и не будет. Хотя, конечно, риск того, что пострадает он сам, становится очень большим.

Взлететь незаметно не получается. Он пытается, пока НЕХ отворачивается и смотрит на другую цель, но та замечает его движения боковым зрением и моментально реагирует, широко распахивая крылья и взлетая, мощно отталкиваясь от твердой почвы. Видимо, решила, что добычу легче поймать в воздухе, в своих владениях, чем на земле, ведь там у нее есть огромное преимущество. И в этом ее нельзя упрекнуть.

Штурмовик чертыхается и набирает скорость, стараясь поднырнуть под тварь, пока та раскрывает клюв, готовясь укусить его. Получается, и он резко снижается, заставляя НЕХа вновь приблизиться к земле, а затем совершает какой-то акробатический трюк, оказываясь сзади летающей «подруги», пытающейся показать ему, как тут нужно летать, и набрасывает на нее сеть. Та, точно огромное одеяло, падает на нее, но не до конца накрывает, из-за чего ему приходится максимально приблизиться к ней, чтобы вручную подтянуть края сети.

НЕХу это все явно не приходится по вкусу, и она издает возмущенное верещанье и предпринимает попытку отмахнуться от назойливой человеческой особи с помощью крыла. Это не идет на пользу ей, так как они теряют высоту, но и Леону достается – крыло бьет его прямо по лицу, заставляя резко выдохнуть и вцепиться в нее.

- Хватит кричать и садись, - ворчит, пытаясь понять, где он находится, и получая в ответ злобное шипенье, судя по всему, означающее обещание убивать его медленно, мучительно и жестоко.

Проходит пара минут. Пара долгих минут или даже больше. Время летит незаметно. Сеть, наконец, оплетает НЕХа, и Леон осторожно тащит ее к земле. Хорошо, что он все же проглотил заблаговременно таблетки со сверхсилой. Иначе бы у него не было ни одного шанса против этой животины. Она хоть и выглядит субтильной, но достаточно сильна, что неудивительно – в этом мире выживают сильнейшие. Неторопливо заставляет ее вновь приземлиться и тут же начинает «плясать» вокруг нее, одновременно пытаясь увернуться от ее клюва и попыток зацепить его когтями на сгибе крыльев, и закрепить сеть на ней.

- А, черт… - восклицает, когда одна из попыток красавицы таки оканчивается удачей – у нее получается цапнуть его за локоть, когда он попытался проверить то, не порвала ли она путы. – Пожалуй, нужна еще одна сеть. Для верности, - проговаривает, стараясь отдышаться.

И ведь им еще ловить акулу… При мысли об этом Леон коротко осматривается, все так же крепко держа края сетей, и ищет взглядом Иоланту.

- Если что, то она, похоже, цела. Но, наверное, это и так понятно по ее буйному поведению…

+1

12

Леон вновь демонстрирует все те лучшие качества человека и агента, которые Корсак вообще могла оценить. Без лишних слов он быстро убедил гражданских держаться в стороне и всецело переключился на задачу ловли нового НЁХа. Притом предупреждения Ио, как она сама знала, были даже лишними: за время их общения Монаган выказал поразительную солидарность с ней по части трепетного отношения к изучаемым ими иномирным объектам. Притом, пожалуй, отношение самой женщины было даже более кровожадным, учитывая, что в своей лаборатории она вскрывала НЁХов с той же аккуратностью, с какой собиралась сейчас пленить одного из них.
Перебрасываясь со штурмовиком уточнениями, она медленно отступала к детям. Следовало убедиться, что они не помешают Леону в предстоящем деле.
- Держитесь поближе ко мне, и ведите себя тихо, - она положила ладони мальчикам на плечи и потихоньку потянула назад, - иначе у спасающего вас дяди будут проблемы.
- Вы… вы убьёте эту гадину, да?! – в обращённых на неё глазах плеснула такая восторженная надежда, что Ио даже стушевалась.
- Э… нет, не думаю. Не должны. М-м…
- Но почему?! – подобное разочарование на вытянувшихся лицах заставило её чувствовать одновременно раздражение и какой-то лёгкий стыд. Хотя она и прекрасно осознавала, что ничего не должна этим вообще чужим для неё детям, кроме их безопасной транспортировки на "большую землю", но подобные искренние и пылкие эмоции всё равно чем-то цепляли её. Как если бы она всю жизнь работала над созданием идеальных по внешнему виду искусственных цветов для украшения дома, а потом встретилась с оригиналом – трепетно-хрупким, но этим и завораживающим…
Корсак тряхнула головой, прогоняя наваждение.
- Потому что её, как и вас, нам нужно в целости и сохранности доставить в наш мир. – Суховато отозвалась она, переводя взгляд на Леона, уже ввязавшегося во впечатляющий воздушный бой. – А теперь помолчите и будьте готовы спрятаться, если вдруг моему коллеге понадобится помощь… что вряд ли…
Наблюдая, как Монаган произвёл профессиональный захват "птички" со спины, она только одобрительно присвистнула. Действуя точно и выверенно, он тем не менее демонстрировал образцовую аккуратность.
"Хах, если бы только можно было ходить на миссии только с ним. Ну и с Йоханом, и можт Кшиша для пущей стратегии прихватить. Хотя нет, он сам скорее выпустит твари мозги, не пойдёт..."
Мальчишки сзади оживлённо обменивались впечатлениями.
- Блин, а он крут!
- Ещё бы он не был крут, ты кого-нибудь знаешь, кто бы умел так летать?
- Пф! У меня дядя работает в организации, там их наркота и не такое позволяет. А вот как круто он борется с этой гадиной!
- Это да… ох! Чёрт, как она его!
- Да брось, смотри как он её круто стянул! Хах! Блин, надо сфотографироваться с ним на память, в школе все точно умрут от зависти!

"Господи, дети есть дети…" – Ио мысленно вздохнула, впрочем, без особого напряжения. Для неё было главным, что напарник действительно одерживал безапелляционную победу, после которой будет справедливо дать ему выдохнуть. Ну и… наверное, не будет ничего страшного, если пара детишек снимутся на фоне его и добычи. Губы учёной дрогнули под балаклавой в улыбке. На какой-то миг происходящее стало ей напоминать сюрреалистичную картину из какого-то альтернативного будущего. Двое взрослых и двое детей, выживающих на ограниченном клочке безопасности – острове в безбрежном и бесконечно опасном песчаном океане, который тем не менее должен их кормить, и…
Вспомнив, что им помимо прочего предстоит ещё и рыбалка, Иоланта окончательно развеселилась и закашлялась в кулак, маскируя смех, после чего направилась к снизившемуся с бьющимся НЁХом штурмовику. И как раз в этот момент тварь сумела невероятным образом извернуться и мстительно пропороть клювом костюм агента на локте.
- Леон! – нахмурившись, Корсак поспешила к нему. Судя по неловкому топотанью позади, дети не осмелились остаться одни.
- Пожалуй, нужна еще одна сеть. Для верности, - проговаривает штурмовик, и, судя по его тону, повреждение не несёт опасности.
"Если, конечно, эта крылатка до кучи не ядовита".
- Если что, то она, похоже, цела. Но, наверное, это и так понятно по ее буйному поведению… - Леон говорит, в то время как подоспевшая учёная помогает ему окончательно закрепить края сети на извивающемся НЁХе.
- Не сомневаюсь, я видела, что ты действовал с крайней осторожностью. Но вторая сеть, боюсь, нужна для… А ну, ты! – сама Корсак демонстрирует, что её терпение, в отличие от любознательности, конечно, ловким ударом кулака по клюву предотвращая нападение уже на себя. Тварь мотает головой, но вроде как намёк понимает и унимается.
- Да-а! Так её! – агентам синхронно приходится оторваться от своего дела, чтобы спешно перехватить воодушевлённых подростков и отволочь в сторону от спеленатой твари, поскольку мелкие явно собирались высказать своё отношение к ней парой пинков.
- Лежачих не бьют. – Строго замечает Леон, в то время как Ио старательно сдерживается от более крепкой отповеди. Чего стоили их с напарником потуги, если НЁХ пострадает от двух малолетних засранцев?
- Так, ладно, успокоились. Перекур. – Она первой подаёт пример, отпуская притихшего пацана помладше и от души потягиваясь. – Выброшу в пустыню того, кто приблизится к ней без моего или Леона позволения. - Она коротко, выразительно выдыхает и поворачивается к штурмовику. - Так… Леон, подойдёшь? Надо обработать твою царапину, мало ли что не так. Вы парни тоже если пострадали – говорите, я вас подлечу.
Учёная концентрирует меж ладоней мягкое золотистое свечение, которое почти незаметно в ярком солнечном свете. Но это вряд ли повлияет на действенность препарата, тем более что похоже травмы и в самом деле не очень серьёзны.
"А потом надо подумать, как будем "рыбачить"…"
- Сэр! - её мысли перебиваются решительным мальчишечьим голосом. - А можно с вами сфотографироваться, пожалуста, пожалуйста?!
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

13

Активное выражение недовольства плененный «птеродактиль» слегка умеряет, когда ему прилетает от Корсак прямо по клюву. Монаган довольно, с толикой мстительного удовлетворения, смотрит на притихшую тварь, а затем ему приходится с тяжелым вздохом оттаскивать подростков от нее. Он понимает их желание отомстить НЕХу, но ничуть не одобряет этого. И ему не нравится то, что он здесь параллельно со своей работой занимается еще и воспитанием, но перетерпеть это возможно, как бы ни было раздражающе.

Леон отходит в сторону, к Иоланте, которая напоминает ему о ранении. Он и не заметил того, что клюв НЕХа пропорол защитную ткань и поранил его. Смотрит на то, как напарница исцеляет, и хмыкает, думая, что на базе, тем, кто разрабатывает костюмы, придется поломать голову еще над тем, как усовершенствовать защиту. Хотя от такого клюва помогут только материалы вроде кевлара.

Он не сводит взгляда с НЕХа, которая внимательно смотрит в их сторону, видимо, пытаясь понять, как так извернуться, чтобы освободиться и напасть. Охотничий инстинкт может перебить лишь инстинкт самосохранения, а эта тварь явно уверена в себе – стремится обрести свободу, но не сбежать. Он не знает, почему ему кажется, что она хочет сделать именно так. По ее взгляду, который не сулит ничего хорошего, если вдруг сети порвутся, оказавшись недостаточно крепкими?

Вопрос старшего из подростков выводит его из размышления. Вопросительно смотрит на Корсак, интересуясь, не ослышался ли он.

- Ну, почему бы и нет, - жмет одним плечом, осматривая место, куда «птеродактиль» успел укусить. – Но на что вы снимать собрались?

Спрашивает с тихой усмешкой на губах, которая не видна под балаклавой, а вот довольное хмыканье ничто не скрывает, когда оба парня синхронно вытаскивают свои смартфоны и так же синхронно издают разочарованный вздох – гаджеты разрядились. Вполне ожидаемая проблема, учитывая то, сколько энергии современная техника ныне съедает. Впрочем, он этим только обрадован, только не показывает этого.

- Разрядился. А твой?

- Мой тоже.

- А я тебе говорил, что не нужно тратить заряд и пытаться позвонить маме.

- А кто знал-то?

- Ладно. По возвращении еще выдастся шанс, - приподнимает руку, успокаивая ребят, но с легким отголоском надежды добавляет: - Возможно.

Затем переключает свое внимание на обозленного НЕХа. В самом ее взгляде читается желание отплатить каждому из них, а после превратить их в лакомую закуску. Леон фыркает, понимая, что вторую сеть на нее не накинуть. Как и пыталась сказать Иоланта, но недоговорила, вторая нужна для акулы, которую еще нужно поймать. И это, кстати, тоже обещает быть не такой уж легкой, простой задачей, учитывая атакующие способности песчаных акул.

- Понадеемся на то, что сеть окажется достаточно прочной. Может, ей клюв перевязать? Будет безопаснее для нас… и для акулы, которую мы поймаем.

- А здесь водятся акулы? – младший подает голос, заставляя Монагана опустить взгляд и посмотреть на него. – Здесь ведь нет моря.

- Песчаные акулы. Вы, скорее всего, уже видели их. Или нет. Может, они вас не заметили, и поэтому вы сумели добраться до этого места.

- Мы видели их и бежали так быстро, как только могли. А едва добежали, на нас пыталось напасть вот это… - старший кивает на животину, сидящую в сети. – Мы спрятались в кустах под деревьями. Туда оно не смогло добраться.

- Любопытно, но почему так, подумаем об этом после.

И, все же, правда – детям повезло остаться в живых в чужеродном мире, наполненном различными хищниками, с которыми не так-то просто и справиться. С «птеродактилем» им удача улыбнулась. Теперь на очереди акула… И как ее ловить? А другой более важный вопрос – как их обоих тащить обратно?

Монаган поднимает голову, глядя на небо. Чисто. Вероятно, он может просто лететь с двумя НЕХами. Сверхсила и левитация дают такую возможность, а Иоланта будет охранять подростков. Да, ей это не особенно понравится, но иных выходов пока что он не видит.

- Примерно представляю, как мы будем тащить двух НЕХов обратно, - говорит он, подходя ближе к Корсак. – Будем ловить акулу, пока мы здесь, или же по дороге назад?

- Боюсь, с таким солидным грузом нам будет не до того. - Ио задумчиво хмурится. - Я думаю, что стоит оставить птичку и гражданских здесь ещё ненадолго.

- Не думаешь, что они… - кивает на мальчишек, - причинят ей вред? Или ты останешься с ними, пока я буду «рыбачить»?

Вопрос заставляет женщину стушеваться.

- А-а... э-э... не думала об этом. - Признаётся она, машинально потянувшись потереть лоб рукой. - Вообще, может... строгое внушение сработает? - она не звучит уверенно.

Монаган тяжко вздыхает и наклоняет голову вбок, чтобы оценивающим взглядом посмотреть на детей.

- Ребята, как насчет задания?

Вопроса хватает, чтобы оба парня подбежали к нему с любопытством. Страх перед тем, что они здесь погибнут, уже пропал. Они осмелели. Что не может не беспокоить – храбрость хороша, но если они решат куда-то не туда сунуться…

- Нам нужно поймать акулу, но вот ее, - указывает на «птеродактиля», - нельзя оставлять без внимания. Вы за ней проследите?

- А она нас не укусит, как вас?

- Если не будете близко к ней подходить, то она до вас не дотянется. И не трогайте ее, а то нам всем серьезно попадет. Не только вам, но и нам… Слушайте, если проследите и если у нас получится поймать еще и акулу, то фотографии будут еще круче. Представьте, вы двое, а на фоне целых два НЕХа. Как вам?

- А вы с нами не полетаете потом?

Леон со вздохом потирает переносицу, которая скрыта под балаклавой – дети наглеют, оно и понятно, что, в общем-то, не так удивляет. В их возрасте наглость то, что необходимо.

- Да, я с вами полетаю, - соглашается, смиряясь с тем, что они успешно сели на его шею. – Но уже дома. Не в этом мире.

Он смотрит на Иоланту, пожимая плечами. И надеясь на то, что ребята не будут рисковать, играясь с НЕХом. Это будет весьма обидно, если «птеродактиль» пострадает, или если пострадают дети, ведь это все же спасательная операция. Может, они с Корсак чихать на нее хотели, но командование их не поймет при всем желании.

- Ладно. Она связана, улететь не сможет. Дети… на своих постах, - наблюдает за тем, как те уселись в нескольких метрах на камнях у самых кустов. – Можем выдвигаться.

+1

14

Ио позволяет себе мысленно вздохнуть с облегчением. Леон снова подтвердил свою ценность, как партнёра на миссии, филигранно разрешив проблему с детьми.
«Коммуникативные навыки у него явно лучше, чем он сам считает», - улыбается она своим мыслям, пользуясь тем, что балаклава всё равно скрывает выражение лица. Дождавшись напарника, Иоланта направляется к краю оазиса туда, откуда они явились.
- Задачка, конечно, предстоит непростая. - Первой заговаривает она, прикидывая возможные варианты. - Проблема в их стайности. Если одну отдельную акулу ещё можно было бы выловить — в том числе и на живца — то с таким количеством хищников это чревато…
- Может, попробуешь схватить кого-нибудь своими полями? - выдвигает предложение Леон.
- Гм. Интересная идея. - После недолгих раздумий признаёт Корсак, выглядывая среди песков печально знакомые плавники. Их нет и она начинает хмуриться. - Так. Не поняла, а где..?
Она не успевает закончить, как прямо из-под песка вырываются два НЁХа, биологическими ракетами устремляясь на агентов. Будь на их месте неподготовленные гражданские — у псевдо-рыбьей стаи был бы долгожданный пир… Но рефлексы штурмовика и медика сработали на отлично: Монаган ринулся вправо, Иоланта влево, и две акулы, пролетев мимо них, не очень изящно шлёпнулись на грунт.
- Kur-rwa! - рычит учёная, проворно перекатываясь и поднимаясь. Леон тоже уже на ногах, но прежде чем агенты успевают что-то предпринять — НЁХи шустро вскакивают на лапки и, игнорируя предполагаемую добычу, быстро добегают до песка и скрываются в его толще, сопровождаемый только лёгким шелестом. - Ах вы… Нет, ну ты посмотри, какие хитрые засранцы! - со смесью негодования и восторга воскликает Ио, провожая взглядом затихающее волнение на песке и предусмотрительно отступая на несколько шагов.
- Не говори, - соглашается штурмовик, задумчиво глядя на место, где скрылась акулы. - Близко к себе они подойти не дадут, придется порыбачить на расстоянии. И, чую, когда мы будем возвращаться, они покоя не дадут. Нужно будет озаботиться безопасностью подростков. И самих себя.
- Гх-х, вот уж точно... - с лёгкой озадаченностью проговаривает женщина. Их план обрастает новыми сложностями, что, в принципе, ожидаемо — не может всё быть так легко и быстро. Но это скорее стимулирует мысленные процессы, нежели какое-то волнение. За спиной напарников немало и более замысловатых передряг. - Так… что тут можно предложить…
Она прикусывает губу. Нужная мысль появляется почти сразу, но даже при том, что с Леоном они в отличных отношениях и как люди, и как агенты, набирается смелости чтобы её озвучить медик не сразу. Новые миры и НЁХи, это, конечно, замечательно — но она слишком ценит этого человека, чтобы бездумно бросать его в угоду своим амбициям.
Но пока лучше плана нет, и, в конце концов, она будет его подстраховывать.
- Леон, - несколько смущённо начинает она, - боюсь, без приманки нам всё-таки никуда. И… гм… я могла бы снова сделать чашу, в которой ты будешь, пока наши акулки не попытаются тебя достать. Когда первая сможет преодолеть край — а они кажется уже догадались, как это работает… либо просто сделали вид, - она напряжённо усмехается, скрывая беспокойство, но тут же снова становится серьёзной, - в общем, тогда ты сможешь использовать сеть, а я подниму края чаши, чтобы больше никто не смог туда забраться. Ну а если что-то пойдёт не так… ты сможешь взлететь, например… Впрочем, решение за тобой. - Корсак придаёт своему голосу твёрдость. - Это опасно, учитывая их способности — в частности этот чёртов вой. Поэтому смотри, можно придумать другой план.
Монаган хмурится под балаклавой, обдумывая предложенный план Иоланты. Не сказать, чтобы у них было много вариантов выбора. Акулы не просто так выживали в подобных условиях – они достаточно умны и хитры, а потому и действовать нужно умнее и хитрее. И заманить их в ловушку, прикинувшись потенциальной жертвой… почему бы и нет.
- Можно попробовать. Надеюсь, я покажусь им достаточно аппетитным, - он усмехается, прекрасно при этом понимая, что все это опасное занятие, но и вся эта спасательная миссия, и ловля летающего НЕХа, и их работа – все несет опасности и трудности, так что не привыкать. – Давай.
«Чёрт, как же с ним приятно работать». - Чувствуя наплыв тепла к напарнику, Ио благодарно улыбается. Но тут же спохватывается, что оценить этот мимический посыл трудновато и вынужденно ограничивается кивком, решив компенсировать его невыразительность бодрым обещанием.
- Вернёмся — угощу, чем скажешь. - Шумный выдох. - Ну что, за дело?

[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

15

Монаган занимает свое место, чувствуя себя несколько неуютно – в роли приманки выступать, как ни странно, ему еще не приходилось. По большей части он, как и все штурмовики, был больше пушечным мясом, который идет в первых рядах, прикрывая собой остальных, и принимает на себя весь огонь. Забавно, но сейчас, в какой-то степени, он этим и занят – берет на себя весь риск, прекрасно понимая, что песчаная акула – опасный хищник, и он для нее – более или менее легкая добыча. И при этом он не испытывает раздражения, а только небольшое волнение – ну, а как же, сейчас встретится с еще одним редким НЕХом на крайне близкой дистанции.

- Я готов, - сообщает Корсак, осматриваясь вокруг себя. – А их что-то их пока нет даже на горизонте.

Разумеется, проблема временна. Акулы учуют их очень быстро, тем более, они уже знают, что где-то поблизости здесь находятся их потенциальные жертвы, которых вполне можно сбить с воздуха и закусить. Он не может сказать, что его это сильно радует, так как обратный путь из-за них в большей степени обещает быть тяжелым, но именно их разум в данный момент поможет им с Иолантой поймать одну из особей.

Ему любопытно, что скажут на базе. Удивятся, скорее всего. Не каждый день агенты притаскивают сразу двоих НЕХов, одного из которых никто толком не успел исследовать, а второй вообще никому неизвестен. Особенно, если эта команда состоит из всего одного медика и одного штурмовика. На такие миссии обычно отправляют полноценную команду, с координатором, с пачкой штурмовиков, увешанных тяжелым вооружением, тщательно прорабатывают экспедицию…

Забавно, как у них легко все выходит. Монаган отпихивает от себя мысли, не желая накаркать – сейчас он подумает, что очень гладко идет, а в следующую секунду они будут прыгать и скакать, стараясь остаться в живых. Это не то, чего он хотел бы, вот честно.

Акулы появляются на горизонте. Точнее, сначала одна, затем другая, и обе скрываются в песках, зарываясь в дюны очень быстро, не давая себя разглядеть, но успевая заметить приманку. Щита не испугаются. Леон помнит, как стая преследовала их до самого оазиса, где они уже не могли так резво передвигаться.

- Начинается, - проговаривает, немного нервно переминаясь с ноги на ногу – ожидание всегда бывает самым тяжелым в заданиях, ведь гораздо проще пойти на врага, чем ждать, когда тот соизволит напасть сам. – Ну, будет весело.

Это он уже говорит себе на полтона тише, проверяя свою экипировку. Оружие закреплено надежно, и если он взлетит, то оно не соскользнет. В любом случае… нужно подумать над тем, как бы не попасть действительно в зубы.

Первые акулы скользят по песку, кружат вокруг, проверяют на прочность щит, и только затем пускают в ход свое эффективное, как выяснилось, оружие. Их крики разносятся по округе, направленные точно на них. Леон оборачивается, глядя на Иоланту, чтобы проследить за тем, как она справляется со всем этим, но на это приходится затратить всего пару секунд – одна из акул прыгает совсем рядом с ним, очевидно, выясняя, как можно к нему пробраться.

- Похоже, клюнула рыбка, - произносит громко, пытаясь перекричать вопли, которые сводят с ума, и подготавливает сеть. – Готовься.

Сам же он готовится взлететь, желая взять в плен акулу тем же методом, как и птеродактиля – подняться выше, накинуть сеть, прижать к земле, надежно связать… и нельзя забыть о необходимости связать пасть. Это важно, иначе до дома никто живым не доберется, если она будет вопить во все горло весь путь.

Проходит две-три минуты. Во время этого акулы настойчиво кружат вокруг, выясняя, можно ли нападать, перекликаются и то и дело атакуют их при помощи голосов. Леон уже готов шипеть от нетерпения, когда одна из акул, наконец, удосуживается почти запрыгнуть к нему в чашу, но промахивается. Еще, и вот уже на третий раз одна из особей летит к нему навстречу, точно радостная родственница, с которой он не виделся долгие годы. И лучше бы никогда и не виделся.

Леон выставляет вперед сеть, успевая накинуть их ей на морду, и в обнимку с ней валится, надеясь при этом, что к ним в чашу не запрыгнут другие. Старается держать акулу за пасть, которая с характерными звуками щелкает прямо у его лица, капая слюной на него. Она извивается, колотит по нему лапами, царапается, пока он пытается перевернуться, чтобы суметь накинуть на нее сеть. Когти пока не прорвались сквозь защитные слои, но рисковать не стоит.

- Получилось. Ну, почти… Не подпускай остальных, а я пока… - кряхтит, приподнимаясь в воздух и скидывая с себя акулу. – Да уймись ты уже, а!

Леон не горит желанием подниматься выше – сеть-то осталась на акуле, и вот за нее он хватается, стараясь «закатать» в нее оказывающую весьма резвое сопротивление акулу, как в рулет. Не самая легкая задача, однако.

0

16

Иоланта следила за противостоянием человека и НЁХов с напряжённым вниманием и в меньшей степени – интересом, практически инстинктивным. В конце концов, как эколог, она должна была подмечать взаимодействие органической и неорганической сфер – между собой, внутри себя и против того, что вторгается снаружи.
Хотя в данном случае вполне уместно было бы сказать, что это местная фауна вторгалась в чужую среду обитания, как в глобальном смысле – вываливаясь из разрывов прямо на головы не ожидающим этого гражданским, – так и в местном, стремясь нарушить уединение штурмовика в огороженном вокруг него поле безопасности, которое было тут же дополнено до шара, как только первая же тварь "взяла высоту".
После этого плоскость борьбы несколько сместилась: Леон оказался озадачен тем, чтобы скрутить упорную зверюгу оставшейся у них сетью, в то время как Иоланте пришлось направить все свои ментальные усилия на сохранение щита. Дело в том, что, узрев, как их подруга подверглась нападению, остальная стая как с цепи сорвалась – таранные удары участились, искры сыпались водопадом. Не сказать, чтобы НЁХи получали с этого видимый результат, но "невидимый" был: к тому моменту, как Монагану удалось окончательно закатать добычу в обёртку из практически неразрывных волокон, учёную едва не тошнило от напряжения, в ушах звенело, а порывы головокружения заставляли слегка пошатываться и тихо цедить сквозь зубы сочные ругательства в адрес стайных тварей.
Наконец напарник поднялся с земли, деловито перебросив свою добычу через плечо, и довольно бодро направился к оазису. Поджав губы, Ио стронула защитное поле вслед за ним, кратко порадовавшись, что, кажется, ещё одна часть их эпопеи позади.
Но не тут-то было. Узрев, как их неслучившаяся добыча начинает удаляться прочь с одним из дорогих и любимых состайников, акулы подняли вой. В прямом смысле. Их на удивление слаженное "хоровое пение" заставило штурмовика пошатнуться и опуститься на одно колено, тогда как у Иоланты как будто кто-то протянул острую проволоку из одного слухового канала в другой – прямо через мозг. Однако она ухитрилась, по особому сглотнув, искусственно вызвать "заложенность" ушей, что значительно снизило интенсивность влияния звуковой атаки НЁХов.
А вот Леону это вряд ли бы помогло. Впрочем женщина вовремя сообразила, что, похоже, внимание всей стаи оказалось переключено на него, и это было как никогда кстати.
Воспользовавшись этим, она торопливо приблизилась к самому краю каменистой платформы – как раз туда, откуда на них и вырвались подземные диверсанты – и, закусив губу, вызвала появление внутри сферы ещё одной, поменьше, как раз чтобы охватить штурмовика с добычей. От этого усилия на обонятельных и вкусовых рецепторах осел неприятный привкус крови, но зато Монаган смог подняться и продолжить своё торопливое отступление к оазису.
По мере того, как он сокращал расстояние, Иоланта медленно отступала назад, туда, куда НЁХи вряд ли захотят выбираться из своих песков. Сейчас она была лёгкой мишенью, не имеющая возможности к активным передвижениям: свободно сформированные защитные поля занимали много внимания и сил.
Но точно также, как Леону хватило физической силы и выносливости добраться до прикрывающей его с безопасного места коллеги, так и Корсак в итоге достало силы воли додержать оба щита, пока она не смогла различить малейших заклёпок на форме приблизившегося коллеги. Только тогда учёная с шумным выдохом позволила опасть обоим щитам, чувствуя, как пот течёт по спине градом.
- Чёрт… экстремальную задачку мы провернули, ха-а? – усмешка прозвучала с хрипотцой, точно такой же, которую она уловила из-под балаклавы штурмовика. – Но зато… kurwa! Сзади!
Она неловко отпрыгнула в сторону, а Леон просто сноровисто обернулся на месте.
Они ушли достаточно глубоко к оазису, однако по всей видимости для стая потеря одного из членов была настолько болезненна, что кое-кто решился на отчаянный шаг.
А потому напротив агентов сейчас застыли, угрожающе ощерившись и размахивая хвостами явно в преддверии атаки, четыре акулы, выбравшиеся на "сушу" и вставшие на четыре конечности явно для продолжения начатого "разговора".
[icon]http://s9.uploads.ru/t/BQm7G.jpg[/icon]

+1

17

Звук ввинчивается в сознание, впечатывается, не оставляя никаких шансов на сосредоточение. Вся атака песчаных акул направляется на него, так как именно он забирает с собой одну из них. В мыслях у него мелькает, что они умные, очень умные, раз пытаются спасти одного из своих. И вот они преграждают путь, не позволяя вернуться в спасительный оазис, где они будут под защитой, более или менее.

Леон не отступает, мотая головой и приходя в себя. Вступать с ними в драку бессмысленно, ну или это единственный выход.

- Если мне и удастся поставить новый щит, то надолго его не удержу, - раздается голос Иоланты рядом.

И он вспоминает, сколько сил ей пришлось потратить на то, чтобы защитить его и выстоять против атак акул. Это не просто. Способность не означает того, что агент становится полностью неуязвимым и выносливым. Даже сверхсила не дает этого, что говорить о щите, который необходимо держать, прикладывать все силы…

- Я мог бы их раскидать, - предлагает он свой вариант, надеясь на то, что они за ними не последуют дальше.

Он задумывается о том, как же все это реально интересно. Они защищают своего. Они идут спасать своего. Они его не бросают. Почти как люди. Или как большинство людей. И, возможно, они даже лучше последних. Так или иначе, среди человеческого рода встречаются те, кто бросают сотоварища и спасают свою жизнь, а после даже не думают о том, чтобы вернуться и помочь. Вряд ли акулы занимаются подобными размышлениями – они просто делают это, несмотря ни на что. И это внушает уважение.

- Или лучше этого не делать…

Произносит, но задумчиво. Делает шаг назад, по направлению к оазису, и поворачивается к Иоланте, пожимая плечами. Он не знает, последуют ли акулы за ними дальше, и не думает, что хочет это проверять, но выбора особого у них нет. Они могут вступить в схватку, и тогда на помощь к ним успеют прибыть другие, а могут отойти и проверить силу их отчаяния. Пересилит ли желание вернуть друга инстинкт выживания?

У многих людей пересиливает. Насколько же умны и эмоциональны акулы? Ему любопытно. И ему жаль, что приходится забирать одного из них. Жаль, так как сейчас он видит, что для них это и правда тяжело. Они теряют кого-то близкого, а не просто одного из своих.

- Отступаем дальше. Посмотрим, пойдут ли они за нами следом, - проговаривает тихо. – Если последуют, то мне придется отбросить их назад.

Шаг один, затем второй. Леон не хочет вступать с ними в бой, не хочет калечить кого-то из них, не хочет убивать. Но это все равно придется сделать, если они не оставят им выбора. В конце концов, и они не желают погибать. И им нужна эта акула для того, чтобы лучше подготовиться, обрести более совершенную и новую защиту. Это тоже процесс выживания. А выживают всегда сильнейшие, как это ни было прискорбно порой.

Штурмовик бросает взгляд на Иоланту и укореняется в своем мнении – нужно отходить, а не влезать в бой.

- Идем. Мы не сможем с ними сейчас тягаться, а тебе еще нужны силы на обратный путь. И то нам нужна передышка для этого дела.

Так они назад не доберутся, и по этой причине Леон кивает Корсак, давая ей знак, чтобы она шла дальше, глубже в оазис. И он следует за ней, но все время оборачивается, стараясь не сбавлять ход. Акулы следуют за ними половину пути, а после… останавливаются и вновь издают звуки. Кричат, пытаясь их остановить, но не выходит, так как даже Монаган бежит, стараясь не потерять концентрацию.

Через некоторое время они доходят до места, где оставили детей и птеродактиля. Леон устало сваливает плотно укутанную в сеть акулу, проверяет то, крепко ли перевязана ее пасть. И опускается на одно колено, выдыхая. Препараты дают ему огромную силу, но не делают его абсолютно выносливым. И он уже знает, что будет, когда таблетки прекратят свое действие – ночь в лазарете ему обеспечена, так как побочные эффекты сверхсилы неимоверно тяжелы.

Рядом раздаются крики взволнованных подростков.

- Вы в порядке?

- Ух ты! Ее называют акулой?

- Какая же это акула, если у нее есть лапы?

- Воу! Рядом она… красивая.

- Ага, а как цапнет, мало не покажется.

- Спасибо, что приглядели за ней, - произносит Леон, морщась и глядя на обоих НЕХов, которые не на шутку взволновались от присутствия рядом друг друга. – Так. Надо отдохнуть. И идти назад. Надеюсь, с этими двумя проблем много не будет.

Будет, конечно – ему их еще по воздуху тащить. Хотя… одна висит внизу, другая лежит на плече. Неудобно, но что поделать.

- Иоланта? Ты как? Нормально? – обращает внимание на девушку, всерьез беспокоясь о том, как она пережила эту «рыбалку».

- Уфф, в норме! - Корсак показывает поднятый большой палец, но судя по подёргиванию самой руки и голоса, она всё ещё отходит от впечатлений. - Так...вроде всё сделали?

- Да. Ребят нашли, двух НЕХов поймали. Остается только до разрыва обратно дойти, - выдыхает, разминая затекшее плечо – сказать-то легко, а сделать намного сложнее. - Но сначала отдохнем. Тебе это точно нужно.

+1

18

Ио даже не озвучивает одобрение предложения Леона - только кивает и опускается на землю в тени пальмы-мутанта. Ей в самом деле не очень хорошо, хотя по её виду, да ещё и в скрывающим с головы до пят защитном костюме, этого не скажешь. Но не зря они с Монаганом прошли уже столько миссий, лимит ресурсов организма друг друга им отлично известен.
Рядом опускается и Леон, и агенты не особенно пристально, даже слегка апатично наблюдают за тем, как носятся вокруг пленённых НЁХов мальчишки, два не верещащие от восторга. Пленники тоже готовы были бы верещать, хотя и из-за совершенно иных впечатлений, но пасть акулы по-прежнему плотно стянута во избежание казусов, а гарпида просто предпочитает пока отщёлкивать клювом неосторожные поползновения в свою сторону.
Ио рассеянно рассматривает НЁХов издалека. Испытанное напряжение сумело притупить даже неиссякаемый любознательный запал, из-за чего женщина, даже зная, что научная страсть вернётся, чувствовала себя немного эмоционально-фригидной.
- А хорошие экземпляры нам попались, да? - задумчиво говорит она, наблюдая за тем, как старший из мальчишек пытается коснуться оперения на задней части тела гарпиды, а та неуклюже пытается отлягнуться от него когтистой лапой.
- Да уж. Здоровые и крепкие. Таких бы наблюдать в дикой природе, а не лабораторных условиях, - отзывается штурмовик, прикрикнув на шалуна.
Ио слабо улыбается. Ей бесконечно импонирует любознательный энтузиазм штурмовика. Он не столь фанатичен, сколь порой становится Корсак, но зато ровно-крепок, как генерируемое земным ядром тепло. Сидя рядом с ним плечом к плечу и глядя на двух чудовищ и двух мальчишек, медик неожиданно ловит себя на мысли, от которой ей хочется громко усмехнуться - и, возвращайся к ней силы чуть быстрее, она бы так и сделала.
"А ведь мы поразительно гармонично смотримся вместе. Крепкая, здоровая пара разнополых агентов и две растущие особи - правда, к сожалению однополые. И вот старшие уже нашли безопасное место для всей группы и даже условно раздобыли пропитание, хах. Миссию по выживанию в чужом мире можно считать успешно инициированной".
Конечно, это столько же забавная, сколько и дурная мысль. Ведь непонятно, воспримет ли их пищеварительная система мясо НЁХов, действительно ли они могут быть здесь в безопасности - да и необходимость ради "добычи пропитания" прибегать к помощи ограниченного количества усиливающих препаратов - такое себя для стабильного выживания.
Одним словом, шансы на счастливый исход у них на самом деле невысоки.
"А значит, следует понемногу закругляться".
- Скоро пойдём. - Негромко предупреждает она. - На ещё один переход меня хватит. Думаю, стоит просто идти в вместе, а я буду поддерживать вокруг щиты. Придержу подростков тогда, а ты... справишься с нашей дичью?
Леон выразительно хмыкает. Ио рада видеть, что он так быстро оживает. В конце концов, ему досталась большая часть работы с НЁХами, так же как досталось и от них.
- Справлюсь, не волнуйся. Не так уж и много осталось. А выкладываться в финальном рывке штурмовиков учат ещё с первых марш-бросков.
Корсак подумалось, что, не будь Эльм столь военизированной организацией, направленной больше на агрессивную оборону, нежели на исследования, то такие агенты, как Леон, ценились бы больше всех. Спокойный характер, пытливый ум и взрощенная сила - идеальный сплав качеств на взгляд учёной.
- Догадываюсь. - Ио легко хмыкает. - Притом, зная некоторых известных нам обоим инструкторов, - перед мысленным взором невольно всплывает широкий оскал Дайс, - я даже посмею предположить, что наше сегодняшнее задание попроще иных тренировок будет.
Монаган подтверждает её предположения смешком и первым встаёт на ноги.
- Кстати, - Ио поднимается следом, - думаю, будет проще, если ты пойдёшь вместе с нами. Левитация по сути уже не нужна, даже напротив - мне будет проще сделать компактное поле или даже два вокруг сплочённой группы.

[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-04-27 10:58:07)

+1

19

Монаган не без беспокойства смотрит на Иоланту, выслушав ее предложение. Он прекрасно осведомлен о том, что она способна, но, тем не менее, не особенно желает того, чтобы она перетруждалась. Помедлив, он кивает головой, решая, что для них всех будет безопаснее держаться поблизости друг с другом для того, чтобы в случае чего прийти на помощь.

- Хорошо, но только если ты уверена в том, что справишься, - произносит, обращая взгляд на подростков, носящихся вокруг НЕХов, и разминает пальцы.

«Птеродактиль» первой замечает то, что они с Корсак встали на ноги, и резко дергается, сконцентрировав все внимание на них. Леон смотрит на нее, затем на акулу, прикидывая как бы их схватить так, чтобы было удобнее тащить. Препарат, разумеется, позволяет ему без особого труда поднимать такие тяжести, но, если они будут мешаться, он может затормозить, а до этого лучше не доводить.

- Попробую пойти с вами. Если что, то полечу над вами на небольшой высоте. Первую подругу будет весьма тяжело закинуть на плечо, как вторую, а тащить ее волоком не хочется, - проговаривает, подходя близко к НЕХу, который тут же старается его цапнуть. – На всякий пожарный перевяжу и ей клюв.

Странный спасательный отряд из них выходит. Они должны были всего-то вытащить подростков из этого мира, спасти их и привести домой в целости и сохранности, по пути поискав что-то новенькое, что можно будет исследовать. В результате они тащат аж двух НЕХов, которые не особо обрадованы знакомством с ними. Леон вспоминает о том, что на базе такого явно не ожидают. В любом случае, это бесценная помощь для всех тех, кто исследует новые миры, но не имеет возможности часто выходить за пределы родного.

Перевязать клюв не так просто. Не получается, пока штурмовик не изворачивается и не подлавливает «птеродактиля», когда та отвлекается на подростка, опять подошедшего достаточно близко. Он связывает, проверяет, крепко ли все держится, и даже поглаживает животину по макушке. Взгляд у нее откровенно злобный, и он не может сказать, что не понимает ее.

- Ребята, выступаем, - смотрит на мальчишек, осматривает их царапины и решает, что они могут продержаться до разрыва. – Держитесь рядом с агентом Корсак. Наружу защитного поля не выходить. Если увидите песчаных акул поблизости, сразу же зажимайте уши, но вы это и так должны знать. Все понятно? Вопросы?

Вопросов нет, только согласные кивки.

Все это похоже на инструктаж. Хотя в какой-то степени это он и есть. Он просто хочет, чтобы малолетки боялись и находились там, где до них не доберутся враждебно настроенные обитатели этого мира, там, где он сможет быстро оказаться рядом и помочь. Последние несколько минут они носились вокруг, точно ошалевшие, и он уже начал беспокоиться о том, чтобы они и по пути назад не начали так же бегать.

Он быстро проверяет свое снаряжение и закрепляет так, чтобы оно не упало случайно. Оно ему уже вряд ли потребуется. Сейчас ему нужно сосредоточиться целиком и полностью на том, чтобы дотащить НЕХов до дома.

- Наши удивятся, когда мы притащим им такие подарки, - проговаривает, закидывая на плечо акулу, несмотря на все ее попытки вырваться. – Так, теперь ты…

«Птеродактиль» раздраженно вглядывается в него, стараясь извернуться так, чтобы его ударить. Ему приходится навернуть вокруг нее пару-тройку кругов прежде, чем получается ухватить ее и попытаться уложить на второе плечо. Да, это весьма и весьма неудобно. А еще тяжело. Несмотря на препарат, тяжесть прекрасно чувствуется, хотя и не так сильно.

- Кажется, я знаю, чем займусь, когда вернусь – свалюсь и буду отдыхать. Ну, после того, как препарат прекратит свое действие, - усмехается, глядя на Иоланту и следуя за ней и мальчишками, которые устремились за ней, то и дело бросая на него взгляды.

Он нагоняет группу и идет размеренным шагом, стараясь крепко держать сети, в которых извиваются и фыркают недовольные НЕХи. Выносливость пригодится, когда они будут атакованы. Немало сил уйдет на то, чтобы оставаться в сознании. Пока они в оазисе им ничего не угрожает, но стоит им лишь выйти… Акулы непременно пожелают вернуть своего собрата, а заодно перекусить птеродактилем и четырьмя наглыми двуногими существами. Не самая приятная участь. Леон надеется на то, что финальный марш-бросок окажется быстрым и не особенно болезненным.

Им, конечно, не привыкать, но два НЕХа и два подростка могут значительно осложнить простую задачу: «вернуться домой».

+1

20

Беспокойство Леона и проявленная им инициатива по инструктажу подростков уже добавляет сил, поистощившихся, но достаточных чтобы добраться до Эльма и доложить об успешно проведённой миссии. Правда, придётся ещё зашивать разрыв… Хах, ну значит придётся вызывать машину. Так даже лучше.
- Кажется, я знаю, чем займусь, когда вернусь – свалюсь и буду отдыхать. Ну, после того, как препарат прекратит свое действие, - обретя равновесие под тяжестью двух беспокойных НЁХов и неуловимо напоминая Атланта, держащего небо, Монаган даже нашёл силы усмехнуться.
- Как с языка снял, - Корсак ухмыляется и первой шагает в сторону выхода с оазиса, бдительно осматриваясь. Сейчас вся её бдительность собрана в кулак, так как штурмовику, занятому транспортировкой иномирной фауны, не до того, а дети… есть дети. Было бы непростительно легкомысленно полагаться на их внимательность. Тем более, что уже спустя несколько минут между ними завязался какой-то незначащий спор.
Иоланта строго указала им на необходимость соблюдать тишину. Подумав чуть ранее, она пришла к мысли, что активных атак рассерженной стаи они в этот раз могут не выдержать, а потому решила рискнуть временем и обойти место их засады по дуге. Конечно, сложно сказать, что надёжней – быстрый убийственный марш-бросок, или ненадёжный и выматывающий путь отступления, но… сейчас правда слишком много факторов играют не в их пользу.
"Простите, но третье свидание переносится на неопределённое время".
Обходить пришлось достаточно долго, она взяла хороший запас пространства. Но самым главным в результате было не потерять направление к разрыву, на чём она и сосредоточила свои мысли, обливаясь потом от напряжённого удержания щита. Даже если кажется, что опасности нет – сейчас они вряд ли смогут одновременно успешно отбиваться и защищать ребят, так что лучше перестраховаться.
Позади шумно дышал Леон. То ли эффект препарата начал ослабевать, то ли его просто добивала жара в совокупности с нерядовыми нагрузками. Впрочем, та же жара сейчас изводила и Корсак, но и она же заставила перешедших на шёпот подростков замолчать, тихо страдая от зноя.
- Повяжите футболки на головы, так хотя бы от теплового удара защититесь, - выхрипела она, понимая, что если кто-то из них упадёт, то волочь его придётся скорее всего ей.
Мальчишки проявили себя молодцом, без вопросов последовав совету. Женщина слабо усмехнулась. Всё-таки неординарно-забавная у них сложилась компания… Дай бог будет возможность обсудить её с Леоном в любимом кафе.
Шаг за шагом по аморфной песчаной массе скрадывали расстояние до выхода домой. Всё больше казалось, что идея Иоланты сыграла, и стая так и не догадалась о том, что добыча проскользнула буквально в полукилометре от них.
Правда, пришлось всё же справляться с приложением – но они сумели выбрать почти правильный курс, так что не прошло и четверти часа, как перед ними возникло неестественное образование в воздухе, сквозь которое просвечивала улица, откуда они шагнули в Пустыню.
Ребятня тоже это заметила и залилась слаженным радостным воем. Ио не отказала себе в удовольствии дать каждому по подзатыльнику, толкнуть к разрыву и пропустить следом Леона. Последнее, что она увидела прежде чем шагнуть в разрыв, был с десяток мчащихся к ним из отдаления плавников.
Шаг назад – и жар пустыни сменился практически студёным воздухом Вашингтона. Подростки снова восторженно вопили, прыгая вокруг свалившего свою бьющуюся ношу на землю штурмовика, а учёная, достав скоросшиватель, сноровисто принялась за штопку двери между мирами.
"Нападение стаи акул-мутантов? Не в нашу смену".
[icon]http://sh.uploads.ru/t/Z0dIN.png[/icon]

Отредактировано Iolanta Korsak (2019-05-01 10:44:35)

+1


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [12.02.2019] Коршуны пустыни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC